Сеттинг: The Elder Scrolls: Skyrim
Система: эпизодическая
Рейтинг: 18+
Текущая дата игры: 205 4Э
Место действия: Все старо в старом Королевстве: норды опять бьют старых ушастых врагов, изгои прячутся в скалах, волшебники раскопали очередные руины, а соратники нашли очередное приключение. Новый король держит страну в кулаке, народ счастлив, ярлы ворчат. Вампиров разбили, так новые твари завелись, то волколак какой дитё утащит, то некромант костями гремит на погосте. Присаживайся, путник, положи свой меч рядом - здесь ты найдешь и выпивку, и работу, и отдых.

Ульфрик Буревестник - националист, тиран.
Эйла Охотница - легендарный стрелок.

Скайрим: Возрождение

Объявление

Введите здесь ваше объявление.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Скайрим: Возрождение » Прошлое » Об Ульфрике и Коллегии. (16.02.203 4Э) Винтерхолд.


Об Ульфрике и Коллегии. (16.02.203 4Э) Винтерхолд.

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

1. Название эпизода: Об Ульфрике и Коллегии. 16 месяца Восхода, 4Э203. Коллегия Винтерхолда.
2. Краткое описание эпизода:Инаугурация Ульфрика была большим событием. Однако никто из членов Коллегии не был приглашен. Видимо, никому уже нет дела до старого замка на краю мира. Нет, ими не пренебрегли, их не хотели оскорбить. Их всех просто забыли. События не далекого прошлого напомнили всем о Коллегии: в один день в Винтерхолде вдруг стали летать странные огоньки. Но кто, из живших в этом забытом месте, не видел на своем веку странные вещи, которые то и дело иногда случаются вокруг мрачного замка над обрывом?
Да, людям запомнилось, как в один момент все маги эвакуировались из замка, часть жителей "города" даже последовали за ними по их требованию. Но вскоре все вернулось на круги своя. Коллегия, как всегда, молчала.
Новый архимаг решил, что их ордену пора открыть свои двери в действительный мир, полный событий. Первым шагом было встретиться с новым королем Скайрима, Ульфриком Буревестником. Маги решили, что лучше всего пригласить короля к себе, ведь тот никогда еще не посещал Коллегии.
В дворец Виндзельма прибыл старый маг-норд, он был одет скромно, но его пустили на аудиенцию. Он представился перед Королем, как Толфдир - чародей Коллегии Винтерхолда. Короля пригласили. И тот согласился.
Действия начинаются с того, как Ульфрик прибывает в город Винтерхолд.
3. Участники:
Ульфрик Буревестник, Варлакано, Толфдир, Фаральда.
4. Тип эпизода: Сюжетный - Коллегия Винтерхолда, Политика Скайрима.

0

2

Приближаясь к Винтерхолду, король уже видел виднеющуюся толпу, одной разношерстной массой высыпавшей ему на встречу; его визит был для жителей захолустного в целом-то городишка событием, которое будут еще внукам вспоминать. И в это же время лица его телохранителей, его свиты, окружившей со всех сторон Его Величество, были весьма унылы и постны - как же, здесь тебе ни хорошей выпивки, ни развлечения, деревня-с. Даже сам Ульфрик не мог их в этом обвинять. Да, когда-то Винтерхолд был процветающим портовым городом, столицей, где собирались кошельки и умы со всего Скайрима; теперь он был развалиной с трущобами, нищими жителями и безнадегой в будущем. Здесь жили не будущим и его возможностями, нет, только былой славой. Крестьяне, ковыряющие мотыгой скудную землю, ремесленники, киркой и молотом обрабатывающие железо - их держали только былые времена, которые вот вот должны были вернуться по знаменами нордского владыки. И, как со вздохом признавал сам король, им всецело считали его - Буревестника. 
- Эрик, старина, - Ульфрик жестом подозвал к себе нордлинга, выделяющегося среди массы тел в стальных доспехах пышными рыжими усищами и крайне угрюмым взглядом, - проследи, что бы парни особо не хвастали и местных не задирали. Мы здесь с визитом, а не в поисках драки, понял? - рыжий молча кивнул и вернулся на свое место в кавалькаде, негромкими командами одергивая особо молодых и зарвавшихся телохранителей, а король, задумчиво прикусив губу, ударил коленями своего серого коня, вынуждая шагать быстрее. Не то что бы он торопился встретиться с слепым ликованием и радостными возгласами, но его в самом деле привели на отшиб королевства дела. И это был отнюдь не Винтерхолд с его пустыми надеждами.   
Подняв голову, Буревестник тяжелым взглядом скользнул по тонком шпиле Коллегии, которая даже на таком расстоянии поражала, сколько бы раз он не приезжал в столицу холда. И, как обычно, попросту понял, как тяжело в тени Башни живется простым горожанам, что, ощущая на себе все горделивое превосходство магов, они не могут им простить их отличие, их нищую гордость, их кичливость своими знаниями, часто непригодными в жизни, но все равно своими, личными. И это в купе с нордским суеверием и недоверием к волшебству. "Тяжело будет. Тяжело." Со времени коронации ему некогда было за делами государственными заняться теми, кто постоянно был за границей восприятия нордлингов, де-факто вне их законов и социума, но, при этом, оставался грозной силой. Маги. Мужчина причмокнул губами, не отрывая взгляда от волшебной крепости Коллегии, от ее крутого, зависшего в воздухе моста, впечатляющего на расстоянии, но, увы, заметно обветшалого вблизи. Конь заржал, топнул ногой, угрожающе зарычали его собаки на поводках, сытые, холеные звери, при виде местных блохастых шавок. Толпа, как водится, взревела, подбрасывая шапки в воздух. "Король, король, король. Х-хе." Он улыбнулся, горделиво, направляясь во главе отряда к группе богатых горожан с ярлом.   
- Мой король, - Корир склонил голову достаточно, что бы дать понять, что он признает власть Буревестника, но и не настолько низко, что бы ущемить свою северную гордость. В этом и были все норды, пусть под щитом дырявые штаны и стоптанные сапоги, но щит - блестит, и герб на нем играет красками, и кто посмеет бросить кривой взгляд, мигом охватит по зубам. Правда, на ярле не было никаких дырявых вещей, и выглядел он весьма процветающим на фоне более обнищалых подданных, да и его свита пестрела богатой одеждой и меховыми шапками; в Виндхельме их сочли бы простыми купцами, здесь же они были знатью. Некоторые даже с хускарлами, чьи разбойничьи рожи отсвечивали кривыми носами, щербатыми улыбками и внушающими уважение шрамами. "Хех." Король легко, будто не сидел последние пол-дня в седле, спрыгнул на землю и, более панибратски, стиснул в рукопожатии ладонь Корира. Временами стоило давать понять, что пусть он уже владыка Севера, но все еще помнит те времена, когда он был простым ярлом. 
- Мои верноподданные, - Буревестник махнул толпе рукой второй раз, опять вызывая бурю эмоций, опять человеческая масса заколебалась, то подаваясь вперед под напором чувств к королю, то откатываясь стеснительно обратно (и не без помощи крепких тумаков стражников). Да, популизм, но норды любили широкие жесты и ярких фигур, а Ульфрик, при всех его недостатках, был личностью броской. Потому ему со всех сторон улыбались, кланялись и, в общем, демонстрировали преданность. 
- Ваше Величество, что же ты не предупредил меня заранее? Только как кухарки приступили к готовке, придется скоротать время в приятных разговорах за рогом горячего мёда, - ярл, правда, не казался особо сконфуженным, куда больше его заметно волновала повозка с несколькими тяжелыми сундуками, оцепленная сопровождающими солдатами. Винтерхолд был холдом, прикормленным Ульфриком, и сегодня опять он привез им серебро; не с любви, а с отчетливого понимания, что за верность надо платить. Талос Талосом, а кушать хочется, да и к чему усугублять нищету, а с ней и бедность жизни простых поселян. Да, половину прикарманит ярл с его дружками, но часть оставит на оплату стражникам или помощь нуждающимся.   
- Корир, друг мой, - Его Величество опять улыбнулся, скрывая иронию столь фамильярного обращения, - я никогда не отказывался ни от горячего мёда, ни от хорошей компании, но сегодня в Винтерхолд меня привели другие дела. Успеется еще, - он хлопнул местного царька по плечу, сжал его, всем видом давая понять, что и выпить, и на танцы поглазеть, и старое "эх, помнишь, как имперцев мы трахнули" будет время. Но потом. Впрочем, и ярл особо не рвался под руку вести короля в свой дом, и, стоило было стражникам сгрузить сундуки, как заметно потерял все желание продолжать свои светские беседы. Чего Буревестник и добивался. Потратив еще с десяток-второй минут на поклоны, кивки и властно-приветливое "да, слушаю", он, в окружении десятка только самых верных и надежных телохранителей, протолкался сквозь толпу, которая стремительно редела по мере приближения его к месту назначения - воротам в Коллегию.
- Король Ульфрик, к Архимагу, - тон Буревестника был вежлив, но сух, что бы альтмер в одеяниях волшебника, выполнявшая обязанности привратника, сразу поняла - это не просто процессия любопытных нордов. И что, не смотря на свое желание или его отсутствие, его стоит провести напрямую. "Он примет меня, даже если я без катапульты, даже если он сейчас с голыми студентками играет в зверя с двумя спинами, даже если, подобно предыдущему архимагу, он решил запереться за непроницаемой стеной недоверия и высокомерия, сделав вид, что все хорошо и так." Северянин не просто ждал, он давил своей фигурой и атмосферой суровой северной земли, чьим воплощением вполне мог считаться. И, как мог надеяться, волшебница-эльф не станет демонстрировать характер, понимая, чем чревато пререкаться с ним. Он пришел, что бы навечно решить вопрос волшебников и людей, магов и простого народа.

0

3

День в замке начался с того, что Архимагу доложили о приближении короля к Винтерхолду. Ульфрик, видимо, принял приглашение посетить их заведение.
  Вся коллегия переполошилась – они готовились к встрече главы государства. Архимаг, заняв этот пост, сделал уже многое с того момента для внутреннего обустройства, хотя работы все еще непочатый край. Одно из первых его решение – прислуга. У магов не было денег нанимать тех, кто стирал бы, убирал, мыл и готовил для них. Раньше этим занимался каждый, особенно попадало ученикам младших кругов. Они подметали, драили, стирали одежду и даже готовили еду почти для всей Коллегии. Как результат – замок всегда был грязный. Варлакано всегда удивляла эта странность: владеть такими возможностями, но не пользоваться ими. После прихода к управлению, альтмер организовал новым быт. Было призвано двадцать скампов. Все они были привязаны к особым зачарованным камням, которые удерживали их в Нирне словно якори. Эти камни помещены в особый сейф. Эти даэдра не способны навредить, так как им это не позволяют чары. Они подчиняются всем магам, которые хотя бы сносно разбираются в Колдовстве. Таким образом, ими командуют преподаватели, а так же ученики средних и выше уровней. Скампов моют, кормят – не самые прожорливые существа. В день прибытия Ульфрика все они убирали, мыли и готовили еду для столь ценного гостя.
Кстати о Миддене. Это подземелье когда-то опустело. Там заселилось множество всякой нечисти, все обветшало и промерзло. Архимаг читает, что не использовать эти помещение – растрата. Мидден был очищен от всяких тварей, его заселявших, очищен от грязи, его покрывавшей и некоторые комнаты были даже обогреты. Теперь там располагаются лаборатории и мастерские, в которых трудятся волшебники. В одном из помещений находится комната прислуги, где поселены скампы.
Коллегия наблюдала со стен, как король прибыл в город. Люди его любили, их восхищенный гул был слышен даже в замке. Когда же он направился к мосту, было скомандовано занять свои места: преподаватели выстроились в линию лицом к воротам. Середину занял Варлакано. По бокам в несколько рядов выстроились ученики.

Странный обычай выставлять «дозорного» у входа на мост Варлакано отменил. Ему казалось не гуманным оставлять кого-то зябнуть и проводить долгие часы без пользы. Если кто-то хочет связаться с Коллегией – он может подойти к воротам через мост. Но не так уж и много было тех, кто к ним вообще приходил.
Но сегодня был особый случай. Ульфрика встречала сама Фаральда. Он сдержанно поприветствовала короля поклоном.
-Ваше Величество, добро пожаловать в Коллегию Винтерхолда. Пройдемте за мной, - женщина осмотрела толпу телохранителей, которые его сопровождала. – На мосту помещается лишь один в ширину, будьте осторожны.
Эльфийка развернулась и пошла по холодному камню. Мост был очень страшным. Во-первых, он парил в воздухе, не было никаких подпорок, которые удерживали бы его физически. Он был старым, а в одном месте бортик даже отломался и можно было бы с легкостью полетесь в обрыв.
-Боюсь, мы так и не успели привести этот мост в порядок, милорд, - оправдывала это место Фаральда. Конечно, Ульфрик не знал, что произошло в Коллегии. Он лишь слышал, что в один день замок окружили агрессивные живые огонь, а потом маги все выбежали из своего замка разом. Потом вернулись. Ни весточки, ни объяснений. Лишь недавно они оповестили короля, что у них новый архимаг. Доложили они ему об этом как раз в тот момент, когда пригласили к себе.
Вся эта вереница вошла во двор. Их встретили обитатели этого старого места. Линия магов, с Варлакано посередине. С двух сторон несколько линий учеников. Фаральда покинула гостей, присоединившись к коллегам.
  Архимагом оказался альтмер. Он был одет в очень объемные одежды, сверху была накинута магия с отличительным знаком его статуса. Он был выше короля. Полы одежды странным образом качались, лежа на земле.
  Преподаватели, вместе с архимагом, поклонились. Очень сдержанно. Следом так же сухо поклонились и ученики.
- Добро пожаловать в Коллегию Винтерхолда, король Ульфрик. Мы тепло приветствуем тебя, - на улице было очень холодно. А лица магов были еще холоднее. Но не презрительными или пренебрежительными к королевской особе.
- Примите этот дар, как знак начала долгого содружества. Пусть этот щит обережет вашу семью в трудный час.
Один из преподавателей вышел с большим ростовым щитом из темного дерева и укрепленного железом. Вещь была не самая легкая, но под стать сильному воину. Другой маг встал перед первым. Страшный поток огня вдруг вырвался из рук волшебника и направился прямо в ростовой щит, за которым спрятался бретон. Казалось, что тот должен сгореть заживо вместе с этим жалким щитом. Но нет, после того, как огонь иссяк, щит, как и тот, кто за ним прятался, остались не просто в живых, но и целее всех целых. Вся Коллегия ждала ответа Ульфрика.

+1

4

Ульфрик был согласен отдать волшебникам должное - они умели удивлять. Он лично был готов к упрямому нежеланию его впускать и переругиванию с архимагом через ворота под улюлюканье дворни; нет, его вежливо приняли и без сопротивления, в самом деле как короля, пропустили внутрь. Обычно слухи про магов ходили другие. "Интер-р-ресно. Посмотрим, что будет дальше." Буревестник кивнул своим телохранителям, два с которых заняли позиции возле прохода, молчаливо скрестив древки копий над проходом к мосту - нечего, что бы в то время, как Его Величество будет вести переговоры, кто-то шастал вокруг. Сам король, во главе своих "троллей", степенно направился за волшебницей, задумчиво рассматривая ее сухую фигуру и осторожно шагая по камням. Вблизи мост, дугой зависший в небе, как поражал, так и пугал еще больше. С одной стороны, он отлично демонстрировал мощь магии, древней магии, еще рук самого Шалидора, который и основал Коллегию. С другой старые, вытертые тысячами ног, щербатые, треснувшие камни, скользкие от наледи, которую некому было сбивать, они подчеркивали то сложное положение, в котором оказались северные волшебники. Буревестник не брался судить, какими были предшественники нынешнего архимага, но их явно меньше всего волновал быт и богатство - и это на фоне имперских магов, которые даже слишком ярко блистали. "Северный аскетизм, хех." Король мог язвить про себя, мог, как норд, не доверять магии, но нищета Коллегии была существенным ударом по  его репутации как монарху; маги магами, а нельзя было позволять волшебникам так существовать. 
Придерживаясь рукой за холодный каменный поручень, Ульфрик оглянулся назад, с ноткой восторга ощущая, как немеет от высоты сердце; нечто подобное он чувствовал давным давно, когда с высоты Хротгара смотрел на раскинувшийся под ним Север. Винтерхолд под ногами, белые пики гор в таких же белых облаках, небо, настолько голубое и холодное, как может быть только в Скайриме, зимой. Кто знает, не эти ли виды толкнули колдунов закрыться за воротами подальше от приземленного грязного мирка внизу? Король покачал головой под оправдания Фаральды, направляясь за ней дальше и отгоняя ненужные мысли, да и телохранители вежливо сопели рядом.  В конце концов, пунктуальность была вежливостью королей, и меньше всего Его Величество хотел оскорбить магов после столь дружеской встречи. 
Волшебники продолжали его удивлять. Не альтмером-архимагом (да, не норд, король успел повздыхать еще в Виндхельме), который встречал его в первых рядах, и не холодными физиономиями, а тем, что его приветствовали все; естественно, Ульфрик не знал каждого в лицо, но сомневался, что какой-то с старших волшебников или студентов забился в угол, только бы не попасться ему на глаза. Не менее удивительной была и демонстрация как волшебного могущества, так и подарка, подготовленного самому королю. Когда с рук волшебника вырвались струи жаркого пламени, ощутимого даже на расстоянии, даже Буревестник напрягся, его же телохранители дружно скрипнули доспехами, сжимая рукояти оружия; когда же поток пламени прекратился, даже самые стойкие с его солдат не смогли удержаться от удивленного ворчания, самые же молодые и вообще среагировали красными словцами.
- Спасибо за приглашения, Коллегия, - король поклонился, вежливо, но с гордостью, - воистину это королевский дар. Я польщен, - он выровнялся, сдержанно улыбаясь. Щит был великолепен, а нордские мастера-бронники чеканкой превратят его не только в ценный комплект доспеха, но и в произведение северного искусства; достойный пример, что волшебники и простые люди могут успешно существовать. Кто знает, не будет ли этот щит красоваться в качестве украшения самого Верховного короля Скайрима, или, быть может, станет ценным подарком его генералам и семейной реликвией, которая десятилетия спустя его правления будет передаваться от отца к сыну. Но даже не это было причиной его улыбки, совсем нет. "Какая впечатляющая мощь заклинания." Ульфрик, все еще с улыбкой, сделал несколько шагов на встречу архимагу, всматриваясь в его сухое эльфийское лицо, скрестив руки на груди:
- Увы, мой дар более прост и банален. С вашего разрешения, архимаг, немногим позже мои телохранители принесут несколько сундуков. Менее броский, но, уверен, приятный подарок, - норд замолчал, но не надолго. Окинув присутствующих взглядом, Буревестник продолжил, негромко, но отчетливо чеканя слова, без обычного для его выступлений пыла, но достаточно резко и открыто:
- Ни для кого не секрет, ни кому не покажется тайной факт, что между мной, моим народом и вами, чародеи, волшебники и колдуны, годами как тянется враждебность. Я не пришел искать виноватых, но, как король Севера, я хочу, что бы все мои подданные жили в мире и согласии. Включая вас, всех вас, - Ульфрик обвел жестом присутствующих, демонстративно не делая разницы между эльфами и нордами, кошколюдом и человеком. Хотя, в душе, он питал любовь только к нордлингам, своим дорогим суровым северянам, но отчетливо понимал, что в мире волшбы расовый вопрос не столь важен, как выгода от магов.
- Я жду, что каждый среди присутствующих здесь, не зависимо от своего происхождения и веры в богов, услышит мои слова. Что вы приложите все усилия, что бы вернуть дружеское расположение людей там, внизу, - он ткнул рукой в сторону Винтрехолда, и, в целом, всего Скайрима, - как сделаю все возможное я, что бы имя Коллегии опять звучало в каждой стороне моей земли. И это моя воля, короля Ульфрика, - мужчина замолчал так же резко, как и начал. Он на самом деле сомневался, что его слова так уж затронут магов, что они мигом бросятся по мосту вниз с объятиями нараспашку; нет, он собирался только подготовить почву, внести в нее первые семена, что бы продемонстрировать как решительность, так и честность своих намерений. А детали он будет обсуждать уже сам на сам с главой Коллегии.
- Архимаг, не очень хочу признаваться, но здесь у вас порядочно морозно. Угостите своего короля горячим мёдом в более уютной атмосфере?, - Буревестник, засунув руки в теплые рукава шубы, ничем не напоминал замерзающего человека, но не вести же им личные разговоры при всех.

0

5

Архимаг чуть поклонился королю, когда тот сказал о холоде. Следом поклонились все остальные: сначала учителя, а после и ученики. Стройные ряды вмиг растаяли, потеряли свои четкие линии и обратились сначала в чуть скученную толпу, а затем все обитатели замка направились по своим делам, словно никакого короля и вовсе нет.
   «Король Ульфрик, буду рад принять вас в нашем скромном доме», - Варлакано подошел к королю, развернулся так, что они оба смотрели на статую Шалидора, которая хранила спокойствие внутреннего двора. Волшебник направился по каменной дорожке к главной башне, Залу стихий. Ближе к дверям маг заговорил, видимо до этого он о чем-то думал: « Как долго вы будете у нас? Мне бы хотелось показать вам как можно больше всего того, чем мы можем похвастаться», - Варлакано лишь слегка улыбнулся в конце, как бы выражая свою шутку о слове «хвастаться».
   Внутри было значительно теплее. Зал пустовал, но были расставлены стулья. В этом помещения дают лекции. Маг завернул в сторону, на крутую лестницу, которая взлетала винтом вверх. Они стали подниматься, эльф двигался крайне неестественно: полы его одеяния волочились по камню, а сам же он не раскачивался вверх-вниз, как то делают все, когда поднимаются по ступеням, но лишь плавно скользил, равномерно двигаясь дальше. Они поднялись до покоев архимага.
   Это был просторный круглый зал. В центре в глаза бросалась большая клумба, в которой росли разнообразные растения. Даже маленькое деревце. Помещение было освещено волшебными огоньками, которые были чуть ли не всюду. Они излучали теплый приятный свет, который, однако, не грел, хотя в зале и так было тепло. За садиком стояла полукруглая стена, которая скрывала от глаз гостей приватный сектор покоев. Свод зала было очень высоким. Ульфрик мог увидеть деревянный балкон, который располагался кольцом над всем залом. Еще выше были балкончики поменьше, они были расположены совсем под потолком покоев. Возможно, архимаг использовал какую-нибудь приставную лестницу, чтобы туда попасть, хотя это было довольно странным решением в целом. Но внизу их ждал стол, два стула. Стол уже был накрыт, осталось лишь дождаться, когда принесут еду.
   Варлакано подошел к стулу, но не сел, дожидаясь, когда король сядет сам. Волшебник передвинул каким-то образом огонек, висевший поодаль от них так, что теперь это освещало стол над их головами.
«Ваше Высочество, прошу, будьте добры с моими верными слугами», - просьба была довольно странной. Но все стало понятно, когда эти слуги появились. Они вышли из полумрака, неся с собою небольшой поднос с мясом, запах которого уже давно будоражил фантазии желудка гостя. А так же они несли большой кувшин с медовухой. Но интересно было не то, что слуги несли, а то, кем они являлись. Они были даэдра. Скампы. Они не казались злобными, у них было довольно спокойное выражение мордочки, даже «приветливое», но это были определенно даэдра. Варлакано полагал, что они первые даэдра, которых увидел Ульфрик в своей жизни. Они подошли близко, предлагая королю отрезать ломоть мяса, а один из них, который держал кувшин, уже наливал в бокал с другой стороны.

0

6

Маги, что характерно, никак не отреагировали на его речь - молча поклонились и разошлись. Было ли это отрицание его слов, пренебрежение ими или простой страх перед переменами, король не знал; рано еще было делать выводы, особенно в свете независимой жизни Коллегии. Многие с волшебников вообще могли его право власти не воспринимать, привыкнув к вольготной жизни в стенах магической гильдии. Но, как старый хитрый медведь, Ульфрик и не ждал от них всплеска энтузиазма прямо сейчас. Это была только предварительная вспашка почвы и внос удобрений. 
Архимаг был предельно учтив и сдержан, естественно для разговора с королем. Ни лишних фраз, ни жестов, даже бровью не повел - сама вежливость. Буревестник, впрочем, был ему благодарным, потому на его речи отвечал так же - спокойно и с толикой уважения. Даже голову задрал выше, рассматривая потрепанную многолетней стужей и ветром статую Шалидора:
- Благодарю, архимаг. В Винтерхолде я проведу  пару дней, или..., - он задумчиво прикусил губу, - пока мы с Вами не решим вопросы. Все вопросы, - король последовал за альтмером, а с ним и парочка его стражников; остальные остались с капитаном, повинуясь властному жесту Буревестника. Во время длительного перехода по запутанным лестницам Коллегии, Ульфрик молчал, рассматривая все вокруг, блеск  и нищету волшебников. Гильдия магов Скайрима долгое время оставалась закрытой даже для его вездесущих шпиков-воронов, и, теперь, получив возможность изучить ее изнутри, норд не считал зазорным или постыдным любопытно вертеть головой. Во-первых, что бы в самом деле оценить жизнь волшебников, во-вторых, как старый солдафон, просто изучая маршрут. Сопевшие позади телохранители, видимо, были заняты тем же, так как  ни каким словом не выдавали своего присутствия, даже когда видели что-то сверх необычное для нордского сердца. К примеру, кабинет архимага, который удивлял даже после демонстрации зачарованного щита и прочих фокусов колдунов; Ульфрик негромко присвистнул, удивленно рассматривая и крохотный парк в центре, и застывших волшебник светляков. "Недурно." Стражники, повинуясь его жесту, вышли наружу и закрыли за собой дверь, оставив короля и главу магов лицом к лицу. И вовремя.
Когда к Буревестнику, присевшему в предложенный стул, с полумрака поковыляли три уродливых карлика, ему пришлось сдержать вспыхнувшие чувства, призывая все свое самообладание. Он был знаком с даэдра, и не с лучшей стороны для них - во время Великой Войны талморцы часто призывали себе в помощь нечисть, злобных рогатых солдат с пламенными мечами, уродливых огромных монстром с пастями полными острых зубов-кинжалов, мерзких женщин-пауков. И все они были чудовищно сильны, успевали забрать с собой многих солдат, прежде чем гибли сами или призвавшие их альтмеры. "Надеюсь, Коллегии хватает ума не призывать их снаружи, или я никогда не примирю их с народом." Лицо Буревестника казалось каменным, когда он отрезал себе кусок протянутого окорока и принял кубок с тощих когтистых лап, но ни жестом, ни грубым словом он не высказал своего недовольства; по старым законам гостеприимства, он откусил мясо, запил его медовухой. Пусть он и был королем, но был и нордом, а потому уважал обычаи своего народа. 
- Архимаг, давайте на чистоту, - Ульфрик отставил в сторону кубок и поднял свои холодные синие глаза с скампа на волшебника, - в последнее время в Коллегии дела обстоят неважно. Ваш предшественник, может, и был великим магом, но плохим политиком. Коллегия не поддержала меня во время гражданской войны. Коллегия стала причиной магической катастрофы, которая подорвала и так хрупкое доверие и слабый достаток Винтерхолда. Коллегия все еще остается государством внутри государства. Я не доволен этим, - он замолчал, откидывая на спинку стула и сплетая пальцы в замок на животе. 
- Колдуны-ренегаты, сбежавшие с Коллегии, причиняют под час больше беспокойства и вреда, чем целый отряд разбойников; этим под силу напасть на бедного путника, чародеи же призывают демонических тварей, подобных этим, - он сухо кивнул в сторону скампов, - или воскрешают мертвых, разоряя при этом деревни. Что бы выкурить разбойников, мне хватит и отряда стражников, против магов я посылаю целый полк - и потери они несут побольше, - Ульфрик нахмурил светлые брови, проворачивая большие пальцы вокруг друг друга, играя ими. Он не собирался сделать архимага виноватым, нет, но проблем с ковенами некромантов, как и очередным чудовищем из Пустошей, хватало. И, в отличие от тех же разбойников, они не сдавались до последнего, зная что их ждет на плахе. И, если Коллегии не под силу контролировать своих бывших учеников, то почему они должны быть проблемой властей? 
- Глупо будет отрицать, но Коллегия зависит от Скайрима. Какими бы могущественными не были ваши волшебники, на пустой желудок и в холодной келье сложно колдовать. При этом вы не платите налогов. Не признаете авторитет Короны. Не желаете сблизиться с государством. Что прикажете мне с этим делать? Закрывать глаза на вас, как делали короли до меня?, - Буревестник выровнялся, оперся локтями об стол, положив подбородок на пальцы, сверля задумчивым взглядом собеседника. Диалог был сложен и начался несколько агрессивно, но такой уж была его властная натура; оставалось надеяться, что архимаг был менее вспыльчив.
- Я не языкатый имперский дипломат, что бы рассыпаться в ветвистых лукавых речах, потирая рученки. Я нордский король, а значит простой старый солдат, привыкший к языку стали и войны, но не к интригам. И я не пришел требовать Вас, дорогой архимаг, взять на себя грехи предшественников. Но я хочу диалог с двух сторон, и видеть, что обе стороны заинтересованы. Могу на Вас рассчитывать, Варлакано?

0

7

Собеседник отрезал несколько кусков мяса себе, достаточно много, настоящую тарелку.
-Король, я думаю, что дела могу подождать до того, как мы отужинаем, - эльф продолжил трапезу, словно ничего Ульфрик и не говорил. Люди, по мнению архимага, всегда торопятся, безумно бегут за временем, наивно полагая, что у них это выйдет.
   Одновременно с этим, волшебник подозвал пальцем одного из своих слуг. Тот быстро подбежал и стал всматриваться в лицо эльфа, находясь при этом очень близко к нему. Мужчина негромко сказал что-то вроде «принеси с моего стола» и провел рукой по большому уху, как бы подгладив. Скамп быстро сиганул за стену, в личные покои и тут же вернулся со свитком.
- В этом свитке есть большая часть всего.
  Ульфрику передали свиток.

Свиток

Политическое устройство.
1. Коллегия является политическим субъектом.
2. Коллегия руководится Советом и Главой Правительства (Архимагом).
3. Совет и Архимаг содержат исполнительную, законодательную и судебную власть.
4. Коллегия обладает своим собственным сводом законов.
5. Коллегия независима от других государств.
6. Территория и замок Коллегии принадлежит Совету и Архимагу. Общее имущество Коллегии принадлежит Правительству, личное имущество неприкосновенно.
7. Члены Коллегии находятся под властью Совета и Архимага, и никого другого.

Взаимоотношение с короной Скайрима.
1. Коллегия является сателлитом королевства Скайрим.
2. Коллегия выплачивает налоги короне Скайрима.
3. Королество Скайрим обязуется защищать Коллегию от других государств и крупных нападений.
4. Коллегия обязуется объявить войну государствам и организациям, которым королевство Скайрим объявило войну.
5. Члены Коллегии, находящиеся за пределами территории Коллегии, попадают под юрисдикцию судебной власти Скайрима и только судебной.

Экономические соглашения.
1. Коллегия предлагает услуги зачарования по особым ценам для армии Скайрима. Выполнение крупных партий зачарования оружия и амуниции для всей армии. Зачарование особой сложности для личной армии Короля по особым ценам.
2. Заключение договоров о поставках провианта из Данстара и Вайтрана.

Манифест.
1. Коллегия готова принять магов Скайрима в свои ряды. Они должны поклясться в верности Архимагу и присягнуть власти Совета и Архимага. Взамен они получат протекторат и поддержку Коллегии. Жизнь на территории Коллегии не обязательна.
2. Коллегия публично выражает свое открытое противостояние практической некромантии. Изучение и применение этой магии разрешается лишь в стенах Коллегии после личного разрешения Совета и Архимага.
3. Коллегия требует у Короны «Привилегию на Призыв».
4. «Привилегия на Призыв» - члены Коллегии имеют официальное разрешение от Короны на призыв даэдра на территории королевства Скайрим.

Волшебник дождался, когда Ульфрик закончит чтение.
-Что же касается других магов, с которыми вы имеете проблемы… Большинство из них не имеют никакого отношения к Коллегии. Это те, кто освоил магию другими путями. Как вы заметили, ваше Величество, мы были очень закрытой организацией: тут все знают друг друга и мы осведомлены о всех, кто покинул это место – ренегатов из нашего числа крайне мало. Это не значит, что среди них нет наших ренегатов. Совет так же, как и вы очень обеспокоен их действиями. Коллегия создает отряд противоборства с опасными магами. Возможно, если у них будет шанс на спасение, они будут сдаваться. Те из них, кто не несет самой тяжелой ответственности за свои преступления - воры, мошенники, грабители, будут находиться под нашей протекцией. Они не помилованы, они будут заключены на территории Коллегии и обязуются работать. Что-то вроде ваших «сослать на рудник», но только «рудник» будет «магическим». А те, что повинны в самых тяжелых преступлениях или откажутся на заключение… Мы их убьем на месте, как то делают ваши отряды. Разница лишь в том, что нам будет проще с ними совладать. Однако это не безвозмездно – вы сообщаете нам, где обнаружен ковен. Вы платите нам деньги, а мы его зачищаем. Ваши солдаты целы – разве не этого вы хотите больше всего, Ваше Величество?
-Корир, этот неприятный тип. Ситуация зашла слишком далеко. Вряд ли мы сможем объяснить ему, что магия – не источник всех бед. Но у нас есть некоторые соображения по поводу перемирия. Если вы нам поможете… Нам известно местонахождения одного древнего артефакта, Шлема Винтерхолда. Мы намереваемся подарить этот шлем ярлу, как знак желания начать переговоры. Если бы вы показали свое «положительное отношение» к Коллегии перед народом, нам было бы проще наладить дружбу. У нас есть целители, которым, я думаю, будут рады в холде. Но люди боятся магии, даже такой. Ваша харизма, возможно, помогла бы людям избавится от страха перед любыми проявлениями чар.

0

8

От слов и поведения архимага брови Ульфрика поползли вверх, а на скулах заходили желноки; ему, королю, указывают, что делать и сколько подождут дела. Как будто это не Его Величество приехал спасать магов, а они милостиво решили его принять в своей процветающей великолепной сверкающей, как золото, Коллегии. "Даэдра, что он себе позволяет?!" Буревесник нахмурился, но сдержал недовольную речь, не желая нарушать все те же правила гостеприимства - пусть гильдия магов была на его земле, фактически он не распространял на нее всю свою власть, разве что только с катапультами, а до подобного поворота событий король доходить не хотел. Он отлично понимал, что с магами стоит жить в мире, потому остаток ужина, мысленно проклиная альтмера, нордлинг провел в холодном молчании. Впрочем ему было чем занять свои мысли, когда один из даэдрических уродцев по указанию архимага вручил ему свиток. "Шоровы кости, они издеваются?" Чем больше Его Величество углублялся в чтение, тем более мрачным (хотя, казалось, куда больше), становилось его лицо, тем плотнее он смыкал губы и, казалось, жег взглядом несчастный лист бумаги. Ему, королю, почти что ставили условия. Ульфрика перестали волновать маги-ренегаты, некроманты, призванные даэдра и прочая чепуха, нет, он зловеще сузил глаза, сдерживая свой нарастающий гнев:
- Варлакано, когда я говорил, что не хочу королевства в королевстве, я не думал, что наши мысли настолько разойдутся? Подчинение членов Коллегии только Вам? Суверенитет? Политическую свободу? Может еще и драконью корону мне одолжить Вам на время, а?, - он сжал кулаки, властно и горделиво вскидывая подбородок, продолжая испепелять альтмера взглядом.
- Коллегия Винтерхолда стоит на нордской земле, и все ее маги, без исключения, подданные нордской Короны. Мои подданные! Корона в моем лице уважает магов, но не стоит думать, что вы не под моей властью, архимаг!, - Буревестник, все еще надменный, откинулся на стуле, продолжая сжимать кулаки. Он не знал, что думал и чего ожидал альтмер, но подобный плевок со стороны архимага был почти что оскорблением его власти; а Ульфрик чертовски не любил, когда его оскорбляли. Ряд нордских политиков и талморских эмиссаров поплатились за это.
- Итак, пункт первый - все члены Коллегии Винтерхолда, не зависимо от их статуса в Коллегии, подчиняются законам Скайрима - законам предков, обычаев и короля. Воровство и убийство, надругательство и разбой, нечестивые опыты - запрещены. И наказывать их будут так же, как наказывают простых горожан и крестьян. Но, - нордлинг выдохнул, шумно, стараясь выпустить с воздухом и вскипевшую злость, - Корона признает статус Коллегии и предоставляет ей право самоуправления в пределах замка; вы сами определяете своих руководителей, сами наказываете виноватых и преступников, если их злодейства не вышли за пределы Коллегии. Если же какой-то маг, со злым умыслом или нет, совершит преступление и заденет этим простых людей - вы передаете его в руки ярлам. Что бы все видели, что закон един для всех. Дальше, … - король выдохнул, потянулся за кубком, промочил пересохшее было горло.
- Коллегия будет верной Короне. Вы платите налоги. Вы не принимаете у себя иностранных магов без разрешения Короны, с Хай Рока они будут, Сиродиила или, упасти нас Талос, Доминиона. Особенно с Доминиона. Если Корона объявит войну - вы ее поддерживаете. Короне объявят - аналогично. Взамен вы - мои маги. А, значит, если Синод, Шепчущие, да хоть даже исчезнувшие почти что Псиджики, - Ульфрик ухмыльнулся, давая понять, что даже он, дремучий норд, несколько знаком с миром волшебства, - посмеют проявить любую агрессию в вашу сторону, за магов встанет вся Дружина Скайрима. И я лично. А, что бы нам было легче доверять друг другу, в Коллегии будут постоянно проживать два моих королевских мага, которых вы будете посвящать в свои дела. Уверен, они не займут много места. Это пункт второй, - Ульфрик опять залил в себя порцию мёда, уже успокоившись, но рассуждая все еще резко и прямо, в свойственной ему привычке. 
- Пункт третий... Пункт третий - вы можете колдовать что угодно и как угодно, но в пределах стен Гильдии. Снаружи никакой некромантии ни в каких целях, никакого призыва даэдра в городах - мои подданные простые, несколько наивные, забросают камнями. Только в том случае, если жизни мага напрямую угрожает опасность, и никак иначе ее не избежать. Точка. Взамен, что бы подсластить горечь моей власти, Коллегия будет единственной, кто будет зачаровывать вещи моей армии. И, как знак признательности, я сундуках, принесенных моими нордами, не только серебро, но и доспехи генералов. Заколдуете их мастерски - получите заказ на всю дружину. Несколько лет работы, архимаг, и немалые деньги. Смекаешь?, - Буревестник сузил холодные глаза, тоном подчеркивая, какую золотую жилу он откроет Коллегии. Да, пусть идеально заколдовывать будут доспехи только генералам, простые солдаты обойдутся слабыми чарами, да, пусть несколько лет, но это явно в разы больше тех заказов, которыми снабжают Коллегию торговцы да ярлы.
- И последнее. Мои нордлинги отлично справляются с копьем и топором, нет нехватки умельцев стрельбы и фехтования, но вот магов - мало. А вот у моего потенциального противника почти каждый солдат владеет магией. Да, - Ульфрик вздохнул, - моих верных северян поздно и бессмысленно учить волшбе. Потому я отдам приказ создать отряды боевых магов, а с Вашей стороны, дорогой архимаг, я жду содействия в этом. Пусть те с ваших магов, кто не боится сражений, присоединяются ко мне. Есть что добавить?

0

9

Варлакано слушал то, что ему говорили, безотрывно, но довольно отстраненно. Иной реакции альтмер не ожидал, но все-таки новый король его порядком разочаровал. Свиток был дан для того, чтобы его читать. А судя по речи Его Величества, он его читал очень плохо. Видимо, выхватывал те слова, которые ярче всего врезались в глаза, а остальное же пропускал. Так решил для себя эльф.
- Король Ульфрик, ваши методы прекрасно работают с ярлами, но вы забыли, что я – не ярл. К каждому замку нужен свой ключ, но если хорошенько размахнуться, то можно просто сбить его молотом. Не думаю, что этот способ подходит к нам, хотя он неплохо работает с другими, - Эльф встал, учтиво пригласив все еще неровно дышащего короля пойти вместе с ним. Лицо волшебника стало мягче, даже добрее. Поведение Варлакано было таким, словно никакого разговора о политике и не было, словно ничего нет. Вот он, вот Ульфрик, они просто есть в этом месте и о чем-то беседуют. Мужчина направился к садику, присев на каменный край.
- Ваше Величество,  я прожил одну сотню шестьдесят восемь лет. А это дерево было высажено, когда мне было пятнадцать лет. Большинство из жителей этой обители очень молоды, срок их короткий, но среди них немало тех, кто живет тут очень давно, - мужчина стал трогать некоторое растение. Зеленое, приземистое, очень похожее на мох, но еще более мягкое.  Потом провел рукой по лепесткам  белого цветка, который красовался рядом.  – Этому цветку уже тридцать лет. Вот уже двадцать из них он раскрыл свой бутон и ждет, пока пчела не встретится с ним, дабы дать будущее его детям. Но она так и не прилетает, и вот уже сколько лет я вижу, как он ждет… Видимо напрасно, - эльф посмотрел на Ульфрика.
- Коллегия была основана самим Шалидором, статую которого вы могли видеть, когда мы направлялись в мои покои. Ее поставили ученики после того, как тот бился с Кланом Руркен, что пришли с Вварденфелла. Это была одна из величайших персон всего Скайрима. Маги всех земель очень благодарны ему за тот вклад, который он принес в искусство арканов. Он был первым Архимагом Коллегии и мой титул когда-то носил он. А сейчас несу я. Великий Шалидор был равен королям и королевам Скайрим, или любого другого места. Что же, я – не Шалидор, но и вы не Харальд. Но наши титулы – и бремя ответственности – берут начало от них. Именно по этому праву Коллегия была столь независима. Арен Савос, ныне покойный мой предшественник, нарушил эту традицию и, как не прискорбно, расплатился за это жизнь, подвергнув нас всех опасности.
  Эльф протянул руку к столу. Свиток, волшебным образом взлетев в воздух, быстро влетел в руку Варлакано. Эльф его раскрыл и стал смотреть на то, что там было написано, хотя он прекрасно помнил содержание.
- Мы являемся, простите за альтмерис, «политическим субъектом», потому что непосредственно влияем на политику. Иначе бы вас, Ваше Величество, здесь не было. Вы не приезжаете к кухарке или прачке именно потому, что они – не «политические субъекты».  Коллегией руководят Совет и Архимаг – так было заведено с самого начала, и вы не сможете это изменить. Совет ответственен за большую часть внутренних дел, а я – за самые крупные и  важные, хотя в нынешнем положении мы все занимаемся всем.  Мы принимаем законы, мы притворяем их в действие и именно мы следим, чтобы они соблюдались. И именно нам приходится наказывать тех, кто их не соблюдает. У нас есть собственные правила. Вы легко можете их прочитать. Они крайне похожи на те, что существуют в Скайриме: не убивай, не воруй, не бей и прочее. Но есть там и особые пункты. В основном они касаются магии: у нас очень много правил пользования магией. Вы думаете у нас тут анархия? Что любой студент может палить огнем во все стороны, а мы его только поцелуем за это?
   Архимаг указал своим скампам уйти, так как они стали скучать. А если скампы скучают, то в их маленьких глазках появляется огонь азарта, их ручонки так и тянутся напроказничать.
- Король Ульфрик, вам придется смириться с тем, что мы – почти что государство внутри вашего. И это не я вам диктую, а «традиции предков», о которых вы говорили. От нас двоих лишь зависит то, какими будут отношения между. Коллегия действительно хочет войти в политическую жизнь Скайрима, начать сотрудничать и с Короной, и с остальными сторонами. Но она не готова разрушить свою самостоятельность и независимость. Мы остались почти единственной магической независимой организацией, если не брать в расчет темные объединения еще более темных магов. Да, свобода многого стоит.… Не так ли, Ульфрик?! – эльф очень многозначительно промолчал после этой фразы.  Но, специально не дав королю что-то ответить, резко перешел на текст свитка:
- Раздел взаимоотношения с Короной, пункт пятый: «Члены Коллегии, находящиеся за пределами территории Коллегии, попадают под юрисдикцию судебной власти Скайрима и только судебной». Это значит, что если маг убил, украл, обозвал и так далее, вне Коллегии, - эльф развел руками, указывая на как бы здание. – То его судит ярл, по законам Скайрима, которые были созданы вами, Король Ульфрик. Если этот злополучный маг скроется в замке Коллегии, то его судит ярл по законам Скайрима, так как преступление произошло не на территории Коллегии. Если кто-то извне совершит преступление на территории Коллегии, то мы его будет судить подобным же образом.  Но после этого пункта, там, за столом, вы мне говорили то же самое, но так, словно этого не было написано. 
- Коллегия готова выплачивать налоги. Но лишь в обмен на те свободы, которые были обозначены выше. Наше обоюдное военное соглашение так же было указано в свитке. Прием иностранных магов – наше дело. Вы думаете, что мы тут заговор будем против вас устраивать? Зачем? И вашего шпиона в наших рядах мы не примем. У нас уже был один советник-шпион из Талмора. О недавнем инциденте до сих пор говорят, спросите жителей Винтерхолда. Не переживайте, он мертв.
- Мы официально заявили, в свитке было указано, о том, что являемся противниками некромантии. Что же касается вызова даэдра – здесь дураков нет, мы знаем о страхах ваших подданных. И наши маги еще подумают, прежде чем сотворить какую-либо магию на глазах какой-нибудь деревеньки. Но нам нужны гарантии, что в случае призыва даэдра членом Коллегии, которые имеет разрешение от Совета на это, то есть, он достаточно умелый в этой магии, чтобы не вызвать плачевных последствий…  В случае призыва даэдра его не будут судить, не будут иметь право судить за это и только за это. Люди боятся магии, но если ничего не менять, то ничего не изменится.
- Единственное, с чем у нас, Король Ульфрик, не возникло проблем, так это с вопросом денег, - Варлакано улыбнулся, посмотрев на норда. – Как и было указано в свитке, мы предлагаем армии свои услуги. Коллегия заинтересована в том, чтобы Талмор проиграл. Моя семья заинтересована в том, чтобы Талмор проиграл, - последнюю фразу Варлакано сказал уже без улыбки, немного тише, чем все остальное. Это было знаком, что для него эти слова не являются пустыми.

0

10

Чем дальше, тем больше архимаг вел себя, как один их тех обычных альтмеров, с которыми Его Величество имел дело на продолжении всей своей жизни - плохо скрываемые спесь и высокомерие, нежелание отвечать на поставленные вопросы и удивительная уверенность, что он владеет ситуацией; и это в то время, когда весь Винтерхолд был не против с вилами и факелами прогуляться по мосту. Обычная наивность для волшебника, который и носу не показывал дальше моста Коллегии, но весьма ошибочная для главы, который решил вернуть блеск гильдии магов. Демонстративная небрежность в жестах, брошенная бумажка, которую король, о, негодяй, посмел не подписать с первого же взгляда, и предсказуемые длинные мудрые речи, которые должны его усовестить. Ульфрик фыркнул, достаточно громко, в ответ на рассуждения альтмера:
- Вы заблуждаетесь, Варлакано. Да, вы не Шалидор, верно, но я - Верховный король, ничем не уступающий Харальду или Олафу, мое имя так же известно, как имена Исграмора или Потемы. Кто ваши подчиненные? Горстка нищих магов? Эти, - Буревестник скривил губы, кивая головой в сторону даэдра, - призванные уродцы? А под моей рукой сотни и сотни тысяч. Вы ошибочно решили, что Коллегия сможет обойтись без Скайрима? Нет. А вот Скайрим без Коллегии жил очень долго. И проживет еще, если мы не договоримся, - он выдохнул, шумно, как взаправдашний норд. Претензии альтмера на власть были смешны, как и требования независимости магов. Что бы он, Ульфрик, признал очаг вольнодумства возле своей столицы? Позволил кому-то, пусть так, протестовать против его власти? "Как бы не так."
- Архимаг, я могу закрыть врата в Коллегию. Запретить под предлогом надругательства над нордскими обычаями и святынями поводить раскопки курганов, так любимые вами. Перенести волшебный центр в Виндхельм, собрать под своим крылом тех волшебников, кто покинул Вас, дать им условия, деньги, цели, оставив вас всех и дальше прозябать в нищете. Вы решили что единственные, кто умеет накладывать чары на броню? Думаете, мир сошелся только на Коллегии? И, в то время, как я приезжаю к вам всем, что бы закончить вражду, которую вы и ваши предшественники раздували годами, не желая признать, что время Шалидора Шалидором и закончилось! Варлакано, прошло царствование мягких Верховных королей, которые жили на золото Сиродиила и ничем не интересовались, вернулась эпоха старых, как само человечество, жестких и бескомпромиссных владык Севера. Как Харальд, которого Вы вспомнили, как Олаф, лично пленивший дракона, так и я, вернувший свободу своему народу, - король опять откинулся на стуле, скрещивая руки на груди, человек-камень. Архимаг почему-то отказывался принять один простой факт - Буревестник в самом деле не шутил и не торговался, он знал цену и силу своей власти. Да, Его Величество не угрожал своими верными Дружинами, чьи тысячи копий и топор были преданы ему до последней капли крови, он не давил тем фактом, что один приказ - и жители Винтерхолда перестанут торговать с Коллегией и она, расположенная на отшибе мире, быстро потеряет свое значение до конца. В конце концов, даже куда более влиятельная сиродиильская Гильдия магов оказалась распущена и расколота, превратившись в две грызущиеся за императорские блага организации, так с чего альтмер решил, что в Скайриме будет по другому? 
- Но опять же я, только я могу, как раньше заметил, направить к вашей гильдии поток из казны королевства. Дать вам королевское разрешение на исследование руин. Вернуть вам величие и благосостояние. Я не слепец и вижу, в каком плачевном положении оказалась Коллегия и, сколько бы вы лет еще не прожили, сколько десятков не прибавили, много только своими усилиями не добьетесь. Так стоит ли Вам, Варлакано, спорить со своим законным королем? Или лучше войти в анналы истории Коллегии как архимаг, который вернул Гильдии ее первоначальный вид и силу?, - Буревестник тоном подчеркнул последнюю фразу, давая отчетливо понять, что есть границы, за которые не стоит заходить даже великовозрастному альтмеру. Да, пусть он вполне мог знать прапрадеда Ульфрика, и может увидит праправнука, в данный момент сила, а с ней и правда, была на королевской стороне. 
- Поэтому, если мы желаем закончить этот диалог на положительной ноте, прийти к совместному решению, не мне - Вам придется признать, что я приехал не просить - диктовать. Что королевские дотации стоят признания моей власти, которая, впрочем, не будет Вас ограничивать. Что мои королевские маги, вежливо наблюдающие за всеми вами как моя совесть, явно лучше Талмора, который лезет во все щели. Что для Вас лучше - процветание или голодная гордыня?, - король замолчал, давая архимагу хорошенько все взвесить и вспомнить, что, не смотря на все высокие идеи, эксперименты и изыскания, живут они простым хлебом. Что народ их совсем не любит, так как народу не по карману заколдованные вещи, жрецы исцеляют даром, а любые раскопки гробницы - надругательство над захороненными предками. И что да, Буревестник не любит церемониться с теми, кто против его воли. 
- Или, Варлакано, вы считаете себя лучше, чем мои подданные? Вам претит мысль, подобно моим танам, преклонить колено перед человеком, который диктует свою волю одной шестой Тамриэля, чей род столь стар, что теряется у истоков пяти сотен? Думаете, что вы выше, чем мои генералы и советники? Отказываетесь принимать иностранных магов без моей протекции, что бы иметь выход за границу? Скажите, архимаг, Вы в самом деле уверены, что сможете проворачивать дела без моего ведома?, - Его Величество прищурил глаза, сцепляя пальцы на животе в замок. Он не шутил, задавая вполне простые и прямые вопросы, он ставил акцент сразу и, как подобает королю, хотел понять - не возгордился ли за годы своей долгой эльфийской жизни архимаг, раз так отмахивается от руки, протянутой ему самим Ульфриком. В то время, как купеческие гильдии и обычные ремесленники сами выходили на поклон к нему, маги, не смотря на свой подарок, предпочли ожидать его лично в Винтерхолде - а теперь еще и отвергать его помощь.

0

11

Эльф уже успел упрекнуть себя за то, что мог даже помысли о другой реакции от Буревестника. Варлакано, безусловно, не знал всех тонкостей и поворотов жизненного пути короля, но он знал достаточно, чтобы сделать неутешительные выводы не в пользу нордлинга.
   Бравада – вот то слово, которое приходит архимагу на ум, когда он думает о новом короле Скайрима. Сын своего народа, реваншизм и эпический героизм. Но что с обратной стороны этой монеты? Полнейшее ослабление Империи, разрушенный Скайрим, ухудшение дел не-нордов. «После нас хоть потоп».
   Варлакано получил ценнейшую информацию: Ульфрик – это диктатор до конца, никаких назад.  Классический автократ, как по учебнику. И цели его ясны архимагу – слава. Может быть, простой народ и верит в его доблестное сияние, но маг видел его насквозь. Что от него ожидать? Очень простого – он станет все сильнее и сильнее стяжать к себе власть, потому что будет бояться ее потерять. Но почему он боится ее потерять? Все еще проще – не малая часть его королевства ненавидит своего короля за то, что он вел гражданскую войну и убил их предыдущего короля. Но даже не убийство короля является главной причиной их ненависти. В своих военных похождениях ему нужны были подкрепления: еда, одежда, дерево, оружие, боеприпасы. Если Империя имела прекрасную систему обеспеченья, то Братья Бури имели всего два источника. Неохотные получения от союзных холдов, что вызывало недовольство среди бондов, а следом и головную боль ярла. А второе, более интересное, это фураж с земель про-имперских холдов. И все понимали, что те бондари и ярлы явно не хотели, чтобы их грабили и обрекали на голодную смерть и болезни. И может быть сейчас ярл лоялен Ульфрику, а может быть там и вовсе новый ярл, но простой народ помнит, как к ним приходили «храбрые и достойные» Братья и отнимали последний хлеб, ведь «кто не с нами, тот против нас». И возможно эти раны можно было залатать, переженить всех между собой и забыть все, как страшный сон… Но этого не произойдет, потому что Ульфрик будет отнимать власть у всех холдов и создавать личную армию для защиты себя. Что делать западны Скайрима более просвещенный, он будет желать лучшего образования, свободы для культуры и искусства, торговли и роскоши. Получат ли они этого от Ульфрика? Нет. Сможет ли Элисиф вечно удерживать западных ярлов? Нет.
   Что же на востоке? Может быть, местные ярлы и дальше будут поддерживать Ульфрика, пока будут слабыми и экономически неразвитыми. Но исход будет лишь одним: они либо разовьются и потребуют свою власть и свободу обратно, либо Ульфрик будет не давать им развиваться, что вызовет такое же недовольство. Исход один: потеря лояльности. И никакие сундуки не покроют эту дыру. Еще более опасным станет национальный элемент.
   Данмеров назвали «ворами и убийцами» и на основании этого провели страшную чистку в квартале Серых. Может местные норды и съедят такое с удовольствием, но этот фокус не пройдет с Коллегией, она-то прекрасно знает, что там творилось. Данмеры не хотели ассимилировать – естественное чувство. Они не платили налоги – им не из чего было платить. Они не хотели работать, и были ленивыми эльфушкам – им не давали работать без тотальной ассимиляции. Меры живут долго. Тем страшнее бывает их месть, ведь они не торопятся, как неды, а выжидают нужного часа, как учит их Боэтия. Они явно не простят Ульфрику зачистку и еще сильнее не простят ложь.
И еще много много других мыслей одной молнией пролетели в голове Варлакано. Но важно была вот какая мысль: борьба ярлов в Скайриме будет. Ульфрик сейчас нежный цветок по сравнению с тем, чем он станет уже через несколько лет. Надо укрепить Коллегию, чтобы она выдержала. В этот раз она не сможет остаться в стороне.
-Хорошо… Ваше Величество, Верховный Король Скайрима, Ульфрик Буревестник… Коллегия соглашается на ваш диктат, - эльф, в шутку для себя, даже заинтересовался тем, кто будут те маги-надзиратели. Скорее всего, с ними не будет особых хлопот, хотя теперь придется считать каждое свое слово. Однако, вполне возможно, что они будут из бывших учеников и проявят лояльность больше к Коллегии, чем к Ульфрику.
«Надо написать Учителю. Думаю, он сможет мне подсказать, что делать», - подумал украткой Варлакано, подразумевая господина Нелота. Они до сих пор изредка переписываются. Этот факт для Варлакано – большая честь. Это значит, что Нелот думает о нем, а значит хоть немного, но признает, как мага и интересную личность. Правда, чуток. Но их отношения стали чуть проще и мягче с тех пор, как Варлакано занял пост архимага. Альтмер получил даже письмо с «поздравлениями» от Нелота: «Тяжелые времена пришлись на Коллегию. Надеюсь, ты не сделаешь хуже». С принятием должности их общение увеличилось, вот уже несколько писем за месяц пришли из Тель Митрина. Сказать, что Варлакано удивлен - ничего не сказать. Используют они, кстати, довольно простой метод как "Призыв Гонца".

0

12

Пока Архимаг таинственно и недовольно молчал, король не сводил с него пытливого взгляда. Естественно, Ульфрик мог попросту рассказать ему о том, как впервые за сотни лет северный народ воспрял, всей грудью вдохнув свободу, которой был лишен уже тогда, когда Талос, сам Исмир, отказался от нордской природы, сменив свое славное имя на имперское прозвище. Мог душевно показать волшебнику тот мир вокруг Коллегии, которого последний мог быть лишен, довольствуясь обычными сплетнями и пересудами, приносимыми с города. Но зачем? Варлакано вряд ли жаждал породниться с Скайримом. Буревестник мог бы ему открыть ему простоту и доброту нордского народа, который наконец-то обрел своего бога, короля и независимость, но к чему? Архимаг был мером, да что там, альтмером, и было наивно пытаться донести ему мысли, противоречащие его желаниям. О, Его Величество часто видел эти взгляды, предрекающие многое - и быстрое падение его государства, и недалекость власти, сколько раз он слышал сплетни, про голодающих нордов, недовольных танов, возмущенных его якобы чудовищными поборами горожан. С тех пор, как он весь в мыле упал с коня перед мостом в Виндхельм и на последнем дыхании после дикого галопа прошептал Галмару "созывай солдат", его обвиняли во всех смертных грехах - в убийстве, геноциде, в предательстве, ха ха, Империи; варвар, мясник, тиран, королеубийца, как только не изгалялись в своем пустобрехстве его противники. И, тем не менее, все как на подбор великолепные стратеги, поклонники лучшей в Тамриэле сиродиильской военной тактики, спрятавшиеся за спины легиона, знатоки сельского хозяйства, не умеющие отличить картошку от моркови, великие ремесленники, в жизни не державшие топор или молот, предвещавшие его быстрый конец, или сбежали на юг, или первыми склонились перед ним - спрятав именно такие взгляды. Так к чему ему распекаться перед этим эльфом? За время Великой войны, в пылу боя или в пыточной Талмора от очень хорошо познакомился с альтмерами, что бы оспаривать их высокомерие. За годы правления ярлом отлично познал лень и презрение к честному труду данмеров, чтобы ждать от них благодарности. Даже босмеры, которые, казалось, жили в мире с нордами, и то норовили забраться в угодья ярлов в охоте на оленя, нарушая законы. Стоит ли ему пытаться доказать свою правоту волшебнику? Нет. Хватит того, что его король донес ему свою волю и свой приказ, а личные мысли колдуна короля уже не касались. Как бы не распускали сплетни имперские агенты, за мысли еще никого не казнили, а архимаг был слишком ценным и, как не странно, уважаемым в обществе северян, чтобы ему ставить вольнодумие в вину. В конце концов, у вождя нордов была своеобразная репутация, что бы не ожидать некоторого сопротивления и недоверия у волшебника. 
- Архимаг, Вам стоит понять одну мысль - у нас общая родина, и, нравлюсь я Вам или нет, сейчас только мне под силу вернуть Скайриму могущество, не как захудалой жалкой провинции, но сильного богатого государства. И я не потерплю любого, кто станет на моем пути к этой цели. Коллегия - часть Скайрима, центр и сердце всего волшебства Севера, и я хочу, что бы она не создавала преграды, а сияла яркой магической звездой в короне моего государства. Надеюсь, вы уловили мою мысль, - король вздохнул, опуская широкие, темные, в крохотных шрамах ладони на столешницу, продолжая сверлить взглядом собеседника. Ему уже осточертел этот разговор, как и строптивость архимага, но кто знает, вдруг тот боялся за свой авторитет, так и не поняв, что, реши Ульфрик захватить власть в Коллегии, он предпочел бы слову топор.   
- Волшебники, которых я пришлю, достаточно опытные и зрелые в искусстве магии, что бы не отвлекать Вас и ваших учителей от повседневных занятий глупыми вопросами; пусть они и будут наблюдать за экспериментами и лекциями, но не как надсмотрщики, а как дорогие гости - Ваш авторитет, Варлакано, не будет подорван. Я прошу только с гостеприимством отнестись к ним, разместить в вашем крыле для наставников и, как они с уважением будут относится к Коллегии, так и ее прошу учтиво принять их. А, учитывая несколько плачевное состояние здания, с ними же прибудут повозки с камнем и деревом - уверен, Вы сможете употребить их для ремонта, - Буревестник поднялся из за стола и медленным шагом направился вдоль шкафов и витрин, рассматривая книги, артефакты, экспонаты и прочие безделушки, которыми забивают полки что короли, что маги.
- Права Коллегии будут соблюдены и учтены. Хотя моя власть протянулась над всем Севером, здесь, у моста, она будет заменена вашей; до тех пор, пока Вы будете верны Скайриму, я буду относиться к вам как к старшему товарищу, чья стезя - магия и чары. До тех пор, пока вы будете служить верой и правдой Северу, ни один  не посмеет упрекнуть вас в том, что посох и свиток, а не меч или пила - ваши инструменты. Внутри Коллегии Вы, архимаг, будете олицетворять власть, но с пониманием, что король - и друг, и монарх. На этом закончим наш спор, я позже пришлю писцов, и мы на бумаге запишем то, о чем говорили последних полчаса. Меня сейчас интересуют несколько другие мысли, - король по кругу обошел симпатичный крохотный садик, мысленно задумываясь, как волшебнику удавалось в каменном холодном замке выращивать подобный гербарий. "Интересно, а для простой земли и посевов сможет гильдия придумать что-то подобное? Было бы неплохо хоть магией, хоть чем прогревать мерзлые земли северного Скайрима."
- Норды - великие мастера копья, меча и топора, но, к несчастью, магия практически не распространена среди моих дружинников. А мой враг, как и Ваш, с магией очень близок..., - Ульфрик прикусил губу и, закончив наконец-то рассматривать цветы, грибы и прочие растения, повернулся к Варлакано лицом. Начинался не менее важный для него момент переговоров. 
- Я хочу, с помощью Коллегии Винтерхолда, создать отряд боевых магов. Мастеров огня и молнии, исцеления и изменения, которые смогут выступить в рядах моих Дружин. С моей стороны они будут обеспечены жалованием, не уступающим офицерскому, Корона понесет стоимость их содержания, пропитания, транспорта. Со стороны Коллегии я жду добровольный отбор талантливых студентов и практиков, я надеюсь, что она не станет мешать моим волшебникам проводить рекрутский набор. Да, я мог бы просто собрать всех волшебников наемников, но, - Его Величество махнул рукой, - мне нужна идейность. Понимание того, что сражаться будут не за золото и королевскую благодарность, а за свой народ, за отеческую землю. Могу я в этом рассчитывать на Вас, дорогой архимаг?, - Буревестник скрестил руки на груди в ожидании ответа.

0


Вы здесь » Скайрим: Возрождение » Прошлое » Об Ульфрике и Коллегии. (16.02.203 4Э) Винтерхолд.