НОВОСТИ
Уважаемый игроки и гости - у нас новый дизайн, новый сюжет, новые эпизоды. Приглашаем вас окунуться с головой в приключения любимого сеттинга, хлебнуть крепкой нордской медовухи и вдохнуть аромат свежего морозного воздуха. "Скайрим: Возрождение" - возродился опять.

Скайрим: Возрождение

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Скайрим: Возрождение » Прошлое » Нежданная гостья (Винтерхолд, 22.05.204 4Э)


Нежданная гостья (Винтерхолд, 22.05.204 4Э)

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

http://sd.uploads.ru/8Ifmu.jpg
1. Название эпизода: Нежданная гостья
2. Краткое описание эпизода: Скайрим место не ласковое, хотя казалось бы - так недалеко от дома, если просто посмотреть на карту. Но нет, непогода настигла данмерку и загнала под уютные шатры стоящего у города цирка.
Остаётся надеяться, что циркачи проявят милость и не прогонят странницу.
3. Участники: НПЦ-Бейта Фир (Нейтанмар) и Мар’крин
4. Тип эпизода: личный.

Отредактировано Нейтанмар (2018-07-22 17:22:40)

0

2

    Жуткий сырой холод пробирал беднягу до самых костей, а ветер дёргал и трепал собранные в косы волосы. «Кажется ещё немного и я стану похожа на вон тот сугроб!» - думала она плотнее кутаясь в плащ и стараясь быстрее перебирать ногами. Но правда была в том, что плащ давно уже не был способен согреть её, а ноги устали так, что уже и не думали двигаться хоть чуточку быстрее независимо от того, как сильно Бейта этого хотела.
    И это Месяц Второго зерна? И это конец весны? И это место которое нарды называли столицей? Во истину суровый народ! Ибо лишь самые крепкие могли жить в этих землях. И что же им в итоге оставалось кроме как стать твёрже стали, чтобы просто выжить здесь? «Ничего, мы не хуже. - Мысленно отвечала она своим наблюдениям. – На долю моего народа тоже выпало не мало горестей, которые нас закалили. И, раз уж на то пошло, на мою тоже. И эта метель не самое тяжёлое, через что мне пришлось пройти! Слышишь, ты? Тебе меня не сломить!»
    Этот мысленный диалог, эта борьба со стихией и самой собой придала Бейте сил. Когда впереди замаячил город она шла уже во многом опираясь на свою выдержку и упрямство. И пусть вид гостеприимных стен радовал её сердце, но на деле не оказал никакой мистической поддержки, благородя которой она пустилась бы в бег. Вам так же может быть интересно почему данмерка брела пешком, а не наняла повозку или не присоединилась к каравану. По её одежде, не самой роскошной, но весьма добротной и далеко не изношенной, можно было сказать, что золото у неё водиться, да и путь от Виндхельма до Винтерхолда далеко не короткий, не безопасный и ей явно потребовалась бы поклажа побольше, чем та, что могла влезть в отощавший рюкзак за её спиной. Чтож, повозка на самом деле была… но в силу неких обстоятельств до Винтерхолда она не доехала… Зато Бейта всё-таки добилась своего, она добралась до города!
    «Как же холодно!» - очередной порыв ветра сбил с неё капюшон вынуждая уже в который раз нахлобучивать его заново. Преодолевая последнее отделявшее её от города расстояние, она не знала какую роль в её дальнейшей судьбе сыграет обыкновенная усталость, ведь именно она в конечном счёте вынудила её сменить направление и вместо ворот направиться к стоявшему на порядок ближе цирковому шатру. В мыслях данмерки она уже добралась до своей цели и едва ли что-то помешает ей войти в ворота города через несколько часов или даже завтра по утру (день клонился к вечеру), так что смысла мучиться и дальше она не видела.
    «Погоди, они ведь бродячие артисты, наверняка они попросят что-то взамен…» К концу своего путешествия данмерка прониклась тяжёлой участью скитальца как никогда прежде, так что она взяла на себя труд ненадолго остановиться, снять с плачей рюкзак и выудить оттуда единственный оставшийся и прибережённый напоследок сладкий рулет. Старательно прикрывая его от непогоды, она подошла к шатру и так уж вышло, что первым ей встретился тот самый каджит. Поймав его взгляд Бейта, несмотря на всю свою усталость, тепло улыбнулась и на мгновение могло показаться, что её лицо засияло тем же искрящимся белым цветом, что и облепившие её капюшон и плечи снежинки, а улыбающиеся жутковатые налитые кровью алые глаза выглядели так же безобидно как два огромных рубина. То была искренняя радость от близкого ощущения возможности отдохнуть, обсохнуть, присесть и просто от тепла коснувшегося кожи.
    - Доброго вам вечера! – её обычно молодой и звонкий голос в этот раз прозвучал чуть ниже от усталости, но в этот раз это было лишь на пользу, добавив некоего мёда и упрочнив ощущение невинности и добродушия нежданной гостьи. Однако вот так просто отдавать свой рулет Фир не намеревалась. – Простите меня за вторжение, но до города ещё так далеко, а я так сильно устала, а ваш шатёр выглядел так пёстро, так тепло и приветливо посреди всей этой невзрачности и серости сурового края, что ноги сами понесли меня к вам испросить разрешения задержаться ненадолго, согреться и подсушить хотя бы плащ. Скажите, возможно ли это?
    Данмерка безусловно всё ещё была хороша собой, так что вполне уверенно рассчитывала на снисхождение со стороны циркачей, хотя ветер истрепал её волосы, да и возможности обыкновенно подкрасить свои длинные бледные ресницы и брови у неё не было, но на её стороне оставалось обыкновенное природное обаяние и, конечно, эта добрая-нежная улыбка которой она встречала и грела путников, заглядывавших в Тель Фир.

+1

3

Промозглая, серая ночь. Снег валит с тёмных небес сплошным сероватым потоком. Ветер завывает в горах и кронах обледеневших деревьев. В такие ночи мнительным людям начинается казаться, что к утру вокруг не останется ничего, кроме обледеневших камней и замёрзших, скорчившихся трупов. А те, кто поумнее да попроще, запирают ставни и двери, разжигают камин и наслаждаются далёким воем ветра в тепле и уюте. Мар’крин по этой шкале находился где-то посередине. Ему хватало здравомыслия не забивать голову всякой ерундой, но усидеть внутри шатра каджит не сумел.
И сейчас вор стоял неподалёку, закутавшись в меховой плащ и сверкая зелёными глазищами. Что он высматривал? Уж точно не одинокую путницу, чудом выбравшуюся из заснеженной глуши к обитаемым местам. Но право, путница ли это? Нет, из мрака ночи навстречу Мар’крину выступило ледяное привидение, белое с серым и с глазами, налитыми кровью. Хвост каджита мгновенно стал дыбом, шерсть на загривке встопорщилась, а в уме замаячили лихорадочные мысли вроде: «вот тебе и сходил подышать свежим воздухом!» и «сейчас сделаю перекат, сброшу плащ, и скорей-скорей в шатёр, к огню!».
К счастью для обоих, Бейта заговорила прежде, чем замечтавшийся вор успел дать дёру. Справедливо рассудив, что ледяные призраки не разговаривают, Мар’крин немного остыл и принялся пристально изучать нежданную гостью. Напряжённость из его позы никуда не пропала, каджит был готов в любой момент разорвать дистанцию и дать дёру. И не мудрено: некоторые смертные бывают похуже всякой нежити, а в такую ночь в дорогу рискнёт пуститься только отчаянный храбрец или умалишённый. Ни первых, ни вторых вор особо недолюбливал.
Большую часть данмерки скрывали одежды и снег, но то, что увидел каджит, ему вполне понравилось. Спасибо ночному зрению, иначе он бы ещё долго гадал, что за чудо принесла к нему пурга. Наконец, после минутного молчания, вор счёл гостью не слишком опасной и достойной ответной усмешки.
- Этот приветствует тебя, отважная и безрассудная путница!
Продемонстрировав ряды острых зубов и выждав краткую паузу, каджит нахально продолжил:
- Глаза тебя не обманули, тёмная. Там за этим пологом горит жаркий огонь и льётся хмельной мёд из нордских погребов. В караване доброго Мар’крина всегда рады хорошим гостям. Мар’крину интересно, хочешь ли ты узнать, каких гостей Мар’крин считает хорошими?
Блефовал каджит хорошо, почти на уровне инстинктов. Конечно, нечестно было дразнить замёрзшую путницу, но какой уважающий себя авантюрист упустит такую возможность? К тому же, ему было банально интересно узнать, что эта данмерка делает одна посреди метели. Очередной порыв холодного ветра бросил в лицо горсть песка. А впереди так заманчиво колыхался полог большого шатра.

+1

4

    К несчастью глаз Бейты в этот момент не был так остёр как обычно и даже в близи она не обратила внимание на то, что напугала несчастного кота. Данмерке даже в голову не приходило, что со стороны её можно принять за призрака! Эта мысль казалась настолько дикой, что она расхохоталась бы осмелься кто её озвучить. Сейчас её куда больше интересовал огонь и тепло скрывавшееся от неё за плотной тканью шатра и разрешением хозяина, которого ещё предстояло добиться.
    «Это было ожидаемо…» - с сожалением подумала Бейта услышав последнюю фазу каджита. И всё же где-то в глубине души она надеялась, что над ней сжалятся у строят допрос после того как проведут к тёплому костру, дадут горячего питья, угостят едой и проявят такое гостеприимство, за которое стыдно было бы не заплатить. Но судя по всему эти странники (или как минимум конкретно этот кот) были куда умнее.
    Очередной порыв ветра заставил её поёжиться и прикрыть ладонью сладкий рулет, который пурга норовила засыпать снегом. Что совершенно не пошло бы на пользу его вкусу!
    Горя откровенно, на миг она усомнилась в том, что перед ней стоит хозяин каравана. Могло ли ей вот так с ходу свезти? Ну… учитывая тяжесть пути, который она проделала Бейта не удивилась бы, сделай судьба ей такой подарок. Но, зная этот народ и здраво оценивая вероятность того, что первый попавшейся ей у шатра каджит окажется хозяином этого самого шатра, она засомневалась. Но выхода не было, оставалось делать вид, что верит на слово.
    «Или…» - внезапно голову данмерки посетила весьма авантюрная идея.
    - Умеющих вкусно печь? – со смехом и улыбкой предположила она, протягивая коту сладкий рулет. – Дайте мне только руки отогреть, и я приготовлю вам такой ужин, который вы будете поминать добрым словом и через год!
    Отдав угощение данмерка скромно спрятала руки за спину и переступила с ноги на ногу как бы лишний раз намякая на то, что снаружи жуткий холод, а она ужасно замёрзла. Но всё это было лишь уловкой. Поводом освободить руки и сказаться милой поправшей в беду девушкой, в то время как спрятав руки за пределами видимости она живо сотворила иллюзию.
    Едва Мар’крин закончил размышлять над предложением, от которого сложно было отказаться, раздался далёкий волчий вой. И вой этот был воистину жутким. Он пробирал до костей лучше, чем ветер и казался воем не зверя, а демона. Злым, голодным. А в подлесье, из которого он доносился почудились крупные волчьи фигуры и сверкнули золотом круглые зрачки. Напуганная данмерка тихо охнула.
    - Они меня, всё же, догнали!
    В это мгновение из темноты показалась особенно крупная фигура вожака волчьей стаи.

Отредактировано Нейтанмар (2018-07-25 16:29:16)

0

5

Как известно, каджиты – известные сладкоежки. Это общепризнанный факт, широко распространённый… и абсолютно надуманный. В словосочетании «лунный сахар» ключевым словом для любого уроженца Эльсвейра было первым, а второе – лишь приятный презент. Сейчас это суеверие играло на руку Мар’крину, позволяя легко прятать истинные мотивы за примитивными желаниями. Чего он хотел? А банально узнать что-нибудь интересное. Ему было скучно, а скучающий каджит – это катастрофа почище падения Министерства Правды и извержения Красной горы.
Услышав предложение Бейты, каджит мгновенно сориентировался, сделал большие влажные глаза и театрально сглотнул слюнку.
- Слааадкий рууулет… он шагнул вперёд, с видимым изумлением рассматривая кондитерское изделие. – По рецепту от самого Дядюшки Сладкая Доля! Я всегда узнаю его особый, дивный вид. Обворожительно…
Казалось, каджит готов то ли повалиться в экстазе от одного вида сладкого рулета Бейты, то ли наброситься на кондитерское изделие и пожрать его в единый миг, точно удав. На деле же, он воспользовался близостью к данмерке, чтобы мимоходом обшарить её в поисках лёгкой наживы. Мар’крин особо не увлекался, но если что-то ценное окажется легкодоступным и само запрыгнет ему в лапу, кто он такой, чтобы возражать?
- Великолепно! Этот считает, что ты будешь замечательной гостьей в нашем шатре! Пойдём, пойдём скорей…
«Пока нас не сожрали…».
Поддерживать маску очарованного сладким рулетом фанатика было непросто, особенно, когда во тьме зажглись многочисленные волчьи зенки. Каджит попробовал было поиграть с волками в игру «Кто-кого застращает глазищами», но быстро бросил это дело и обхватил Бейту за талию, продолжая ненавязчивые поиски.
- Этот просит пойти с ним прямо сейчас! Все должны увидеть это чудо!
С этими словами, он потянул девушку ко входу в шатёр.

Отредактировано Мар’крин (2018-07-25 16:54:32)

+1

6

    Реакция на предложенный Бейтой сладкий рулет была… пугающей. И неожиданной. Тем более неожиданной, что проявилась она во всём своём великолепии только после того, как лакомство было предложено (к слову автора рецепта он угадал), хотя и в первый момент она его совершенно не скрывала. Это являло собой некую нестыковку, тем более, что кот словно бы переигрывал… но с таким пылом, с такой отдачей, так профессионально, что Бейта ему поверила, изящным и быстрым движением (пока пальцы не откусили) передала рулет и не без труда удержала на лице прежнюю дружелюбную улыбку, а в уме концентрацию на сотворённом заклинании.
    К сожалению, за всем этим Бейта совершенно не могла уследить за кошельком. Небольшой и тощий кожаный мешочек висел у неё на поясе. Не на самом видном месте – от посторонних глаз его обычно прикрывал плащ – но каджиту не составило бы большого труда потихоньку снять его. Хотя, как опытный вор по внешнему виду и одежде Бейты он мог догадаться, что этот кошель был, так сказать, «для воров». Бейта завела его в своё время чтобы держать небольшие суммы под рукой и не светить всё что есть. К тому же обычные воры, сорвав этот кошель оставляли жертву в покое. А вот где она хранила основное богатство так и осталось тайной. В остальном же на данмерке была ровно одна интересная вещь – изящное золотое кольцо с несколькими драгоценными камнями. То был один из первых подарков её потерянного мужа. Но она не предоставила коту ни малейшей возможности стащить его, просто потому, что то и дело потирала руки друг о друга и держала вместе, пытаясь хоть как-то согреть с трудом шевелящиеся пальцы.
    Благо разрешения каджита войти избавило её от подобных уловок. Едва Бейта пробралась внутрь её сразу окатило волной тёплого воздуха в первый миг показавшегося ей горячим. Щёки данмерки раскраснелись, а глаза наполнились рыжими бликами от ярко пылающего огня. Она с такой неожиданной силой обрадовалась теплу, что даже не стала возражать против рук, лапающих казённое имущество (был бы тут Дивайт…! Словом, Мар’крину повезло, что его не было). Но долго это не продлилось. Едва осмотревшись она мотыльком выпорхнула из его хвата и оказалась у огня протягивая к нему руки.
    - Клянусь я и забыла, что такое тепло пока пробиралась сквозь эту метель! Ах, какое же это счастье – просто иметь костёр под рукой и крышу над головой, когда снаружи царят непогода и холод! Ой, простите мне мою невежливость, я Бейта!
    С неохотой оторвавшись от горячих языков пламени, которые чуть ли не лизали ей пальцы данмерка оглядела всех присутствующих и поклонилась им с достоинством и изяществом, в котором, что удивительно, не чувствовалось того высокомерия, которым аристократы наполняли каждый свой жест стремясь подчеркнуть собственную важность. Бейта никогда этим не занималась, ей попросту не было нужды подчёркивать свой статус такими «дешёвыми трюками» и она едва ли страдала от неуверенности в себе.
    - Добрый господин Мар’крин позволил мне войти и немного погреться с вами у огня, - объявила она с благодарной и тёплой улыбкой глядя на каджита. – А я взамен пообещала приготовить славный ужин. Если только… - спохватившись данмерка поглядела по сторонам. – Если только меня не опередил с готовкой местный повар.

+1

7

Шатёр приветствовал вошедших гулом голосов, натопленным очагом, запахом шерсти и курева. Собравшаяся вокруг очага, выложенного из собранных поблизости булыжников, на две трети состояла из усатых и хвостатых, остальная треть являла собой дикий интернационал. Люди, меры и зверолюди живо обсуждали десяток разномастных тем, ничуть не смущаясь царящего вокруг галдежа. Кто-то из мохнато-пушистой братии развлекал народ фокусами, в другом конце шатра усталый бард наигрывал меланхолично на струнах лютни. В общем, тот ещё притон.
Поначалу, на Бейту обратили мало внимания. Но когда данмерка заговорила, вокруг воцарилась тишина. Заинтересованные взгляды ощупывали Фир со всех возможных ракурсов. Кажется, толпа ожидала, что та сейчас скинет плащ и примется глотать двемерские алебарды, одну за другой. Слова эльфийки были встречены гулом оваций. На её плечи обрушился град поощрительных хлопков, а упомянутый повар в засаленном фартуке мгновенно материализовался рядом и с поклоном водрузил на голову Бейты белый остроконечный колпак. В общем, народ воспринял появление данмерки тепло, и та легко была принята в коллектив.
Мар’крин? А что Мар’крин? Нашарив на поясе данмерки тощий кошель каджит бегло оценил его содержимое, состроил кислую гримасу и так же незаметно вернул его на пояс Бейты. Правда, вор решил подшутить над странницей, и кошель безропотно перекочевал на другой её бок. Пусть теперь хватается за пояс и охает, это может выйти забавно! К тому же, кошель стал чуть тяжелее обычного, а среди холодных и тусклых септимов затерялся кусочек яркого лунного сахара. Кто сказал, что ворам не свойственно великодушие? Закидайте этого наговорщика тухлыми котлетами!
Каджит остановился позади данмерки, на расстоянии нескольких шагов. Он ещё не успел замёрзнуть и не рвался к огню. Тем более, в его руках стремительно исчезал аппетитный сладкий рулет. Съев примерно половину и слизнув крошки с усов, акробат обратился к пузатому каджиту, развалившемуся на подушках и потягивающему через трубочку дымчатое зелье из крупного сосуда. Это был учредитель цирка, уважаемый кот и, по совместительству, троюродный дядюшка.
- Джажо илитен во ахзисс. Родж се залви али ахзирр джажз тенурр - пропел он на Та’агра.
Здоровяк в ответ лениво потянулся и указал на Бейту пухлым пальцем:
- Во келиджа?
- Во акениби.
- Акениби… Ха! Дат се наба до! Ан до сарефи!*
Кивнув, Мар’крин вновь облизнул усы. И в этот раз причиной тому были не крошки, но чувство глубокого внутреннего удовлетворения от славно запланированной шутки. Осталось её славно осуществить. Оглядевшись, он застал Бейту в компании подвыпившего орка, который на родном наречии увлечённо втирал данмерке о красотах Орсиниума, до которого отсюда было, как он выражался, буквально рукой подать. Вряд ли Фир знала оркский, но говорившего это ничуть не смущало.
Похлопав данмерку по плечу, Мар’крин c усмешкой произнёс:
- Согрелась? Я поговорил о тебе с остальными, и знаешь что? Они все хотят твой сладкий рулет! Здесь каждый первый гурман, и все без ума от твоих кондитерских прелестей. Ты готова их поразить? Попасть в самое сердце, ошеломить и покорить их умы, чтобы они вспоминали тебя до конца их серых дней? Тогда сделай это по-каджитски!
В глазах каджита блестели изумрудной зеленью искры веселья. А он-то собирался провести эту ночь за чтением “Подлинной Барензии” и светскими беседами! Но Хенарти, кажется, не собиралась дать своему последователю помереть от скуки. И это было хорошо.

*Условный перевод (транскрипция ещё более условная):

Эта самка со мной. Она будет танцевать для нас этой ночью.
С ножами?
С огнём!
С огнём… Это будет славное зрелище! И славный подарок на мой день рождения!

Отредактировано Мар’крин (2018-07-30 15:40:31)

+1

8

    Услышав хлопки и одобрительный возгласы в свой адрес Бейта разулыбалась и залилась краской (хотя, возможно, дело было в костре). Предложенный ей колпак данмерка приняла словно корону – откинув копошён назад и слегка поклонившись, дабы повару было удобнее его нахлобучивать. В конечном счёте они все играли здесь какие-то роли. Игра вообще хлеб артиста.
    Однако выяснить где именно находиться кухня ей как-то не удалось – повар растворился в толпе, Мар’крин ещё быстрее смешался с калейдоскопом пушистых кошачьих лиц и пёстрых нарядов, а попытка вызнать направление у стоявшего неподалёку орка привела к тому, что тот, не дав бедняжке вымолвить и слова, принялся соловьем заливаться на орочьем наречье. О чём именно она не имела ни малейшего понятия, заметила только, что история весьма увлекала самого рассказчика и так как Дивайт Фир приучил её к вежливости Бейта просто стояла и слушала решив, что стоит дать орку возможность сли не поговорить, то хотя бы высказаться. Вообще никогда не стоит недооценивать благодарность, которую может испытать человек, получив возможность высказать все свои мысли. Потому она стояла, молчала, слушала, стояла, улыбалась и опять слушала…
    К тому моменту как Мар’крин вернулся и спас её, она даже немного прониклась своей ролью, но всё равно была рада, что её увели от словоохотливого орка. «Стоит его запомнить и держаться от него на расстоянии. Казуса не вышло, но кто знает, как всё сложиться в другой раз,» - думала данмерка.
    - О! Я очень рада, что им понравилось и я сделаю всё от меня зависящее, чтобы моя кухня их не огорчила, - начинало казаться, что улыбка не сходит с лица Бейты вообще и в принципе. – Я даже знаю несколько рецептов из каджитской кухни! Если только у вас есть всё необходимое, то, думаю, я смогу напомнить вам о тёплом доме посреди этих холодных белых песков.
    Тут она громко хлопнула в ладоши и растёрла согревшиеся руки.
    - Ну, думаю я готова. Веди меня на кухню!

0

9

Наблюдая реакцию Бейты, каджит и сам расцвёл, аки фикус-мухоловка. В его понятиях, эта милая красноглазая мышка только что сунула голову в мышеловку и вежливо поинтересовалась: "а тут не занято?". "Тут" как раз хватит места для одной усталой путницы. Осталось подогреть её и начинать приготовление.
- Пойдём за мной - заговорческим голосом произнёс Мар'крин и сделал большие страшные глаза. - Следуя законам каджитского гостеприимства, я разделю с тобой все дары этой ночи!
Сцапав данмерку за рукав, он потащил её в дальний угол шатра, где обнаружилась пёстро расшитая занавеска. Синие, красные и зелёные узоры причудливо переплетались, образуя изображение довольной кошачьей морды. Остановившись перед пологом, Мар'крин коротко поклонился скалящемуся коту и заявил:
- Ты должна знать, что мы высоко ценим твоё рвение. Редкий герой согласится готовить в ночь Скумного Кота. Мы воистину польщены твоим рвением!
С этими словами, он распахнул перед Бейтой полог, открыв её взгляду небольшую импровизированную кухонку с очагом и разномастным поварским инструментарием. В крупных корзинах покоилась еда, на полках стояли горшочки и бутыли, с балок связали пряности. В целом, это была хорошая походная кухня, которой пользовались те, кому редко приходится ночевать под родной крышей. Тут всё было отлажено, расставлено по местам, и всё имело своё назначение.
- Ты знаешь, приготовление пищи - это лишь половина дела. Не менее важно её правильно подать... Вина с пряностями?

+1

10

    Каджит живо провёл её к пологу, в узоре которого то и дело мерещилась призрачная кошачья морда, обнажившая зубы в широкой улыбке. При чём работа эта была то ли столь искусна, то ли невероятно хаотична что нельзя было понять – это вышло случайно или было сделано нарочно. Исключительно из природного любопытства Бейта наклонила голову на бок, желая проверить, а не сложиться ли узор во что-то ещё и действительно – перед ней предстало нечто сильно напоминавшее обнажённую диву, а лёгкий сквозняк заставлял её тело словно бы извиваться в танце… нет не совсем. «М-м-м…. это мог бы быть славный подарок. Если только ты планируешь кого-то разыграть…» Улыбнувшись она хотела было склонить голову на другой бок, но как раз в этот момент Мар’крин быстрым движением отбросил ткань в сторону и перед её глазами предстала кухня.
    О, это была славная кухня! Она давно уже не видела добротной походной кухни, так давно, что почти забыла, как те должны выглядеть. Но при виде этой прелести воспоминания её начали живо возвращаться, а где-то в глубине души всё сильнее и сильнее разгоралось желание поскорее приступить к работе. «Ах… если бы только мой муж и сёстры были здесь…» - с тоской подумала она, глядя на сверкающие в свете костра сковороды, ложки и ножи.
    - Уже чувствую себя здесь как дома! – воскликнула она перешагивая импровизированный порог кухни. – Скажите, есть ли у вас пожелания или я готовлю то, что сочту нужным? О! А у вас есть лунный сахар, верно? Я бы приготовила вам эльсвеерское фондю! Меня научил этому рецепту один каджит. Ах, это был такой славный малый, понимаете, он заплутал в болотах вокруг нашего дома и мой муж согласился его принять… - судя по всему данмерка и впрямь чувствовала себя как дома. Не особенно заботясь о том слушают её или нет, она продолжала и продолжала щебетать, прыгая по кухне и открывая-закрывая шкафчики, заглядывать в мешки и ящики, доставать продукты и выкладывать их на стол. – …и тогда я спросила его: что же вы едите в своём эльсвеере? а он ответил, хитро так прищуривая левый глаз: много всякого, но есть одно блюдо которое мне очень нравиться… О! Боюсь у нас нет воды. Прошу. Не могли бы вы оказать мне такую милость? – взяв в руки пару больших кастрюль птичка порхнула к коту и прежде, чем тот успел хоть что-то сообразить вручила ему обе. – Прошу, сходите для меня за водой! А я пока почищу овощи! Ох, моей благодарности просто нет предела!
    Довольная и раскрасневшаяся, забывшая о своей усталости и вспомнившая былое время Бейта на радостях невинно чмокнула Мар’крина в пушистую щёку.
    - Вы такой милый! Спасибо вам за вашу доброту, – с этими словами она развернулась и вернулась в своё кухонное царство мелодично напевая что-то себе под нос и словно бы пританцовывая.

0

11

Каджит не был в числе самых совестливых обитателей Тамриэля, но даже его шкодливую душонку кольнуло что-то вроде смущения. Уж больно беззаботна и радостна была данмерка, оказавшаяся в уютной кухонке каджитского карвана. Более того, она была ужасно, до отвращения, мила. Настолько, что прожжёный до самой селезёнки вор и обманщик чуть не отбросил свой коварный план. Ему хотелось крикнуть: "Беги, дура, беги!", но именно в этот момент Бейта перестала щебетать и решила загрузить его домашней работой. Мар'крин, всю жизнь слонявшийся по тавернам, ощутил как на него выливают ушат с холодной водой.
Помотав головой и фыркнув, словно и впрямь угодил в реку, каджит сцапал предложенные данмеркой кастрюли и выскочил прочь. Оказавшись на свежем воздухе, он первым делом рухнул головой в сугроб. Ощутив, что умилительное воздействие Бейты сошло на нет, каджит отряхнулся, отплевался и крепко призадумался. Нет, ему доводилось добывать воду посреди заснеженных лесов и гор Скайрима, но что-то подсказывало ему, что истоптанный вокруг Виндхельма снег не подходил для кулинарных изысков данмерки. А до колодца идти далекоо...
Оценив бушующую вокруг метель, делавшую тёмную ночь и вовсе непроглядной, и припомнив горящие волчьи глаза, каджит решил проблемму самым простым и естественным способом - взял воду там, где она была в избытке. Ему пришлось совершить круг почёта по шатру, прежде чем обнаружилась искомая бочка, на две трети заполненная питьевой водой. Набрав обе катрюли, Мар'крин поспешил обратно в кухню. По пути он размышлял, как поизощрённее воплотить в жизнь те тёмные мыслишки, что роились у него за ушами после снежных ванн.
Кастрюли с драгоценной жидкостью сами собой принялись подпрыгивать в ловких руках акробата, и сквозь полог он шагнул, вовсю жонглируя импровизированными снарядами. Вода в посуде булькала, подпрыгивала, накатывала волнами, но за край не выливалось ни капли.
- Этот принёс путнице воды. Этот справился бы быстрее, но по пути пришлось отбиваться от настырных волков. Глупые пёсики - и каджит выдал самую шикарную и очаровательную улыбку из своего арсенала. - Фондю с лунным сахаром? Это будет сладкий пир для всех нас! Но знает ли беловолосая данмерка о том, как сделать угощение ещё более вкусным и приятным?

+1

12

    Увлёкшаяся готовкой Бэйта не придала большого значения испортившемуся настроению Мар’крина, попросту списав это на то, что кот не хотел покидать тёплого шатра и выходить на мороз. Что ж, ей тоже не очень хотелось высовывать нос на мороз, но кто-то же должен был принести воды, а раз уж ей предстояло готовить… Словом, ничего страшного в этой небольшой перемене данмерка не углядела и чинно-мирно продолжила порхать по кухонке и, сама того не замечая, принялась напевать любимую песню Дивайта.
    К моменту, когда храбрый боец с иллюзиями вернулся, Бейта умудрилась сделать так много, что в пору было удивиться. У девушки не было воды, но она умудрилась уже почистить и нарезать кучу овощей, просеять муку в большую тарелку, добыть тщательно запрятанный лунный сахар, что-то там замесить, что-то спассировать и начать что-то жарить. Может быть, пока Мар’крин ходил вокруг шатра, данмерка своим очарованием заставила поработать ещё пару-тройку усов? Если и так, то к его возвращению от таинственных помощников не осталась и шерстинки, а кухонка вся ожила, наполненная шкворчанием, стуком ножа о деревянную доску, пением и вкуснейшими ароматами.
    - А вот и ты! – увидев кота Бейта бросила пение и вновь заулыбалась. – Я уже успела соскучиться. Не составит ли тебе труда водрузить кастрюли на огонь? Вот сюда. Спасибо огромное!
    Не желая подолгу ожидать, когда же наконец закипит вода, тем более, что у неё уже всё было готово, данмерка прибегла к магии. Протяну к холодному и кусачему металлу свои пальцы она тихо на распев прочла заклятье и чугунные бока кастрюли порозовели от её прикосновений, словно какой-то юнец, а вода живо вскипела.
    Раз-раз и кастрюли уже наполнились картошкой, пассированными луком и морковью, мясом, сушёной зеленью и прочими ингредиентами.
    - Не только фондю, - мягко поправила она. – Не могла не заметить, что вокруг в достатке и других рас, так что решила приготовить «морской суп» для них. Его очень любит одна из моих сестёр, думаю, и вам он придёт по нраву. Правда для него мне понадобились креветки, осьминог и пара сортов рыбы, чего у вас не нашлось, но не берите в голову – я ловко заменила их, так что суп точно хуже не станет. – Ей (и это было видно) так много хотелось сказать каджиту, что, казалось, она вовсе не слышала его вопроса, хотя, конечно же, это было не так. Тут в пору было подумать, что Бейта уже очень давно ни с кем не говорила и истосковалась поэтому. Её так же позабавил рассказ о том, что кот боролся с наколдованными ею волками, но поймать эту её хитрую и весёлую улыбку, различать и понять в череде огромных множеств других было практически невозможно, тем более, что она почти не стояла на месте бесконечно вертясь туда-сюда. – Что ж, бесстрашный рыцарь и охотник, у меня есть для вас награда, - шутливым и весёлым тоном объявила она. – Мне не хотелось оставлять моего благодетеля без должной благодарности и покуда вы ходили за водой я состряпала специально для вас кое-что интересное. Это, конечно, не фондю, но я старалась.
    О, и это была истинная правда! Ей стоило не малого труда за всеми этими приготовлениями успеть ещё и состряпать тарелку обжаренного мяса с овощами которую она и протянула Мар’крину. Блюдо ещё дымилось и было приправлено так искусно, что и у сытого могли навернуться слюнки. И именно благодаря тому труду, который ей пришлось приложить чтобы успеть вовремя приготовить кушанье, её глаза наполнились пронзительным и беспокойным блеском, а лицо приобрело одновременно радостное и смущенное выражение. Вне всякого сомнения, она волновалась по поводу того, что скажет каджит о её угощении и ждала, когда же он опробует его той деревянной ложкой, которая была предусмотрительно воткнута в лакомство.
    - И не думайте, что я упустила из внимания ваш вопрос, - чуть погодя добавила она. – Мне без сомнения интересно, как же можно сделать блюдо вкуснее. В конченом счёте я была бы плохой хозяйкой, если бы меня не интересовали подобные вещи. Но, припоминая моего дорогого мужа, скажу, что у вас это выйдет куда лучше, чем у меня… - сказав это она загадочно улыбнулась весело, сверкая рубинами глаз.
    Здесь на этой кухне, вернувшей её в прошлое, Бейта на удивление легко нашла ответ, который могла и не найти в других обстоятельствах. Разве не говорил ей её почитаемый и уважаемый отец, её любимейший муж и страстный возлюбленный, что её пение, истории и иллюзии делают трапезу ещё более сладкой? И о чём же ещё мог думать бывалый артист и циркач, кроме как не о том же самом?

+1

13

Увидев, чего добилась новоявленная хозяйка кухни за прошедшие минуты, Мар’крин на пару секунд обратился в статую, изумлённо вращающую глазами. Ничего не скажешь, навык не пропьёшь. Скорость, с которой случайная гостья управлялась с кухонным инвентарём, просто ошеломляла. Пройдя к очагу и опустив кастрюли на плиту, каджит наконец вырвался из полузабытия и вспомнил о том, что у него, вообще-то, имелись коварные замыслы относительно этой серокожей красавицы. Коварные, беспринципные и не терпящие отлагательств. Ну разве что совсем чуть-чуть, чтобы попробовать протянутое данмеркой угощение.
- Морской суп… И что, ты действительно охотилась на осьминога? – спросил он, активно работая челюстями. – Я слышал истории о гигантских кальмарах, топящих корабли у берегов Хаммерфэла, но никогда не был в тех местах.
Каджит воспринимал еду, главным образом, на вкус. Говорить о еде или слушать о ней было для него так же нелепо, как прятаться от мышей. Зато ему всегда нравились интересные истории, да и требовалось занять чем-то словоохотливую путницу, пока он уплетал лакомство. Услышав последнее высказывание, каджит едва не подавился, но сумел проглотить очередную порцию и воскликнул:
- У Мар’крина?! Нет, что вы, откуда такие мысли! Хотя, если столь прекрасная и искусная в кулинарном деле девушка составит Мар’крину компанию, он готов устроить для гостей и близких настоящее представление. Тем более, ночь соответствует. Ночь Скумного Кота – это ночь дурачеств, забав, танцев и представлений. И раз Шеггорат привёл вас сюда к нам, этой ночью… Почему бы не потешить бога хорошим представлением?
Сделав вынужденный перерыв, каджит проглотил последний кусочек, тщательно переживал и аж заурчал от удовольствия.
- Этот доволен. Этот давно не ел ничего столь же восхитительно вкусного… - промурлыкал он, пожирая данмерку глазами. – Так что скажет милая данмерка? Она поможет Мар’крину развеселить его людей этой ночью? Сыграет в очередной главе спектакля, который караван Мар’крина играет каждый год, этой ночью, уже на протяжении пятидесяти трёх лет?
Глаза каджита поблескивали лукавой зеленью в свете очага, огромные, бездонные, неотразимо-притягательные. Они звали забыться, броситься головой в омут сомнительных развлечений, забыть о правилах и отдаться безумию этой ночи. Казалось, сам старина Шео благословит этот взгляд, потворствующий шагу в пропасть с улыбкой на лице. Каджит протянул ладонь, сильную и слегка потёртую, покрытую коротким песчаным мехом, с пятью ухоженными чёрными когтями. Жест столь символический, что небеса вздрогнули от хохота Эт'Ада, видевших эту сцену.

+1

14

    Бейта заразительно засмеялась, услышав фразу об осьминоге, тем самым давая исчерпывающий ответ. Однако через пару секунд которое понадобились ей, чтобы снять с супа пенку, она задумалась.
    - Конечно же нет… Обычно нам доставляли всё необходимое из города… Но, если бы мне в то время предложили отправиться в Хаммерфелл и вступить в опасную и неравную схватку с подводным монстром, я бы согласилась не раздумывая! Ах… В то время я могла лишь мечтать о том, чтобы покинуть стены родного дома и семью… а теперь, обретя полную свободу, делаю всё возможное, чтобы вернуть всё как было. Жизнь странная штука… - Поймав себя на слишком печальной, для Ночи Скумного Кота, ноте данмерка заставила себя встряхнуться и улыбнулась. – Впрочем, не счесть скольких интересных эльфов я встретила на своём пути и какими интересными вещами мы с ними занимались. Ну и не только эльфов, - задорно подмигнула Бейта, словно никакой грусти и не было в помине.
    Предложение кота было заманчивым.
    Действительно заманчивым.
    Бейта была лёгкой на подъём и с радостью поучаствовала бы в пёстрой цирковой постановке. Только представьте! Пёстрый шатёр, орава каджитов с их блестящими глазами и экзотическим акцентом, атмосфера цирка, огромный пылающий костёр в центре, и она в чужом платье играющая роль! Фир могла бы с упоением рассказывать эту историю смакуя каждую деталь, начиная от созданных иллюзией волков! Будь рядом муж она едва ли устояла бы перед соблазном, но… его не было, он на это не посмотрит и не улыбнётся. А в его отсутствии компанию Бейте составляла въедливая и мерзкая данмерская подозрительность. Да вы только посмотрите на эту мордаху! Люби Бейта котов чуть иначе, чем это дозволено нормами приличия или будь каджиткой – то немедля пала бы в руки этого усатого лавеласа. Сила его мужского обаяния была так велика, что её практически можно было потрогать. И коту это даже понравилось бы! Но вместе с тем, она предполагала, что Мар’крин наверняка тот ещё прохвост, хоть он ей ничего такого и не сделал. А значит стоило быть осторожной и не давать поводов… Но помимо этого была ещё одна причина.
    Усталость.
    Обыкновенная, скучная и обыденная. Несмотря на весь тот смех и веселье, которое источала Бейта, на деле данмерка довольно вымоталась – за её спиной был долгий путь по глубокому снегу в течении нескольких дней, она сильно замёрзла пока шла, ей ещё предстояло довести до ума суп… «Суп…»
    Бейта вздохнула.
    - Ох, мне бы хотелось, но я не могу оставить кухню вот так – пара минут и фондю сгорит. Однако я бы посмотрела на эту постановку! – эльфийка вновь легко перепорхнула с печали на радость, точно так, как порхала по кухне пару минут назад. – О чём она, кстати?

0

15

А данмерка оказалась не так проста, как могло показаться на первый взгляд. Ещё минуту назад Мар'крин готов был поставить собственный хвост за свой успех. А сейчас не дал бы за это и ломанной мышиной лапки. Уж больно хитро его потенциальная жертва уклонилась от участия. Минимум внешних колебаний, никакой неловкости, мягко и спокойно. Впору было сворачивать пьессу и довольствоваться вкусным ужином. Тоже неплохо, если задуматься. Не так часто его баловали кулинарными изысками.
Каджит немного пораскинул умом, прикидывая так и эдак, но чуйка подсказывала ему, что подступиться к этой фанатичной кудеснице скалки и сковороды будет ой как не просто. Логика пасовала, и каджит решил смириться с неизбежным.
- Как жаль. У этого были на ваш счёт большие надежды. Но как знать, не пошутил ли старина Шеггорат над Мар'крином, направив вас, идеальную исполнительницу роли...
Каджит говорил с великим унынием, столь несвойственным его энергичной натуре. Аж усы поникли. Но таков был навык убалтывания этого хвостатого индивида, что даже смирившись с неудачей, он продолжал, на чистых рефлексах, вешать Бейте лапшу на симпатичные острые ушки.
- И какой роли! И в какой сцене! Уверен, "Подлинная Барензия" никогда не знавала лучшего исполнения! И ведь это не скучное вступление с обилием грибов и трагических смертей... хотя, их и в остальной серии хватает.
Расхваливая потенциальное действо, Мар'крин и сам не заметил, как увлёкся, разогрелся и распушился. Логика пасовала перед кухонной аргументацией? Прекрасно, все женщины совершенно нелогичны, и эта - не исключение! Пусть скорой двуколкой ихх беседы правят эмоции, и пусть старина Шегги аплодирует его изощрённой нелепости и нелепой изощрённости!
- Это гранд-финал! Тронный зал Императора, паутина хитроумных интриг раскрывается подобно цветку кувшинки. Перед королевой предстаёт тиран и тиранов, их беседа, их страсти, ах, ты не представляешь, с какой радостью я бы представил тебя своим друзьям в роли...
На секунду каджит замялся, разрываемый на части вихрем внезапных идей.
"А что я теряю?" - резонно прикинул он, и с пафосом закончил:
- Джагара Тарна!
В конце-концов, кто не рискует - но не пьёт мацт.

0


Вы здесь » Скайрим: Возрождение » Прошлое » Нежданная гостья (Винтерхолд, 22.05.204 4Э)