НОВОСТИ
Уважаемый игроки и гости - у нас новый дизайн, новый сюжет, новые эпизоды. Приглашаем вас окунуться с головой в приключения любимого сеттинга, хлебнуть крепкой нордской медовухи и вдохнуть аромат свежего морозного воздуха. "Скайрим: Возрождение" - возродился опять.

Скайрим: Возрождение

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Скайрим: Возрождение » Текущее время » Мёртвый сезон (Хаафингар, 11.09.205 4Э)


Мёртвый сезон (Хаафингар, 11.09.205 4Э)

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

МЁРТВЫЙ СЕЗОН

https://c.radikal.ru/c26/1803/b1/3fb2eb198d05.jpg

Краткое описание эпизода:  Волшебники никогда не пользовались на скайримской земле большим почетом, и вину за все масштабные беды неясной природы молва издревле приписывала магии, столь далекой и непонятной простому народу. Но Великих Обвалов более не случалось, король Ульфрик прагматично снарядил армию зачарованными доспехами, а в Коллегию все чаще приходят новые ученики. Но все же и обузданная магия способна выйти из-под контроля, являя миру свою разрушительную сторону, и едва предотвращенная катастрофа с Оком Магнуса успела нарушить тонкий баланс.
Окрестности Хаафингара, одного из богатейших Владений страны,  с недавнего времени постигло настоящее бедствие – нашестве крыс. Погублен созревший урожай, а вспышки болезней черной волной прошлись по бедным кварталам Солитьюда. Но все было бы не так тревожно, если б в столь странной плодовитости вредителей не была замешана магия, возвращающая их к жизни. Некромантия однажды уже осквернила самую страшную страницу в истории Владения, и кто знает, не последует ли за крысами нечто более страшное.

Участники:
Рагнеда (Архимаг, ГМ)
Роанок Весельчак (маг КВ, НПЦ, ГМ)
Нейтанмар (маг КВ)
Карандил (учёный КВ)
Элен ДюБуа (ученик КВ)
Дж'зарго (ученик КВ)

Тип эпизода: фракционный сюжет Коллегии Винтерхолда

Примечания: без птицы-тройки, ГМ: Рагнеда, Ульфрик Буревестник.
Очередность отписи в порядке перечня участников. Срок постинга - до 4-х дней, пропуск хода при отсутствии. Возможна косвенная отпись действий персонажа Гм-ом в случае отсутствия игрока, когда оно влечёт затруднения в написании постов другими участниками. При длительном отсутствии в сюжете возможен вывод персонажа.

0

2

Вереница из телег и пеших людей растянулась, казалось, на несколько лиг. Йорлуф Железнобокий, командир караульной службы Солитьда, натужно сопел в поседевшие усы, распрямляя сутулую спину последними усилиями воли. Он уже успел позабыть, когда в последний раз по службе так надолго покидал город, а уж тем более верхом. Рядом с ним скрипела телега, прям в унисон с его коленом, и только гомон ребятни, набившейся в повозку, заглушал эти безрадостные звуки их общей старости. Несколько деревень в окрестностях бывшей столицы cпешно похватали свои самые ценные пожитки и, затолкав в казенные повозки мешки и домочадцев, бежали в сторону Драконьего Моста. И он, командир Йорлуф, должен был проследить, что люди добрались благополучно - словно простой патрульный салага. А все они. Крысы.
Впервые о них заговорили в городе прошлым месяцем. Ходили слухи, что ферму Бьорна, что стоит на Западном тракте близ городских стен, одолели грызуны, и бедолага был вынужден укрыть семейство у соседей. Дочь Бьорна, Хульда, девица редкой красоты и истеричности, обивала пороги управляющего ярла и с поистине бардовской экспрессией вела рассказы, как от городских сточных канав отделился отдельный «ручеек» из дохлых крыс, заполонивших их огород и погреб. Девицу отправляли помолиться в Храм Всех Богов, пытались свести с душевным лекарем, но она никак не унималась, а все трое нанятых крысолова сбежали с фермы впереди собственного визга. Такая новость, воспринятая остро на окраине, передавалась из уст в уста и добралась до городского рынка уже в виде разбавленной домыслами байки, а до Дворца и вовсе сущим анекдотом, которым развлекалась стража в караулках. Однако когда крысиное нашествие перестало помещаться в пределах одной фермы, орда грызунов перекинулась к соседям и стала подступать к ближайшей деревеньке. Вскоре на пороге управляющего галдела целая толпа крестьян, грозя перерасти в шествие с факелами и вилами. Народное недовольство обрушилось на его голову невыносимой мигренью, и разобраться с ситуацией поручили сторожевой службе.
Йорлуф отлично помнил тот день, когда он с группой своих ребят шел к Западным воротам вдоль ветхих домишек бедняков по раскисшим переулкам, затянутым дымом от горящего в канавах мусора, и полыхал ничуть не меньше от столь унизительного распоряжения. Что за напасть для стражи носиться по дорожкам и рубить мечами крыс, высекая искры из брусчатки? На городском рынке каждый сандас и без них хватало потешных представлений. Однако за городскими стенами было тихо и чуть подванивало от сточных каналов. Йорлуф потоптался на тракте да сплюнул в бороду, направив свой отряд к деревне и готовый первым отвесить старосте хороших тумаков, однако по мере приближения неприятный запах лишь усиливался, хотя смрадные воды оставались все дальше позади.
- Капитан! – один из молодых стражников застыл на петляющей тропе и указал рукой в сторону. – Поле… оно шевелится.
- Это ветер.
Колосья пшеницы дергались и изгибались, а до ушей долетали звуки невнятной возни, и Йорлуф не рискнул проверять свое утверждение. Вблизи раздался шорох, и на дорожку из высокой травы выползла небольшая вереница примечательных крыс. Полностью игнорируя остолбеневших стражников, твари неспешно направились вверх по дорожке; одна из них отстала, запутавшись лапкой в собственной размотанной кишке, волочившейся вторым гладким хвостиком, у другой не было головы, а у некоторых – всей шкурки. Йорлуф вздрогнул от небольшого тычка и посмотрел под ноги: в его сапог на бегу врезался крысиный скелетик и, растеряв пару костей из своего набора, обогнул досадное препятствие и заспешил следом за собратьями. Мужчину пробил холодный пот.

- Потема восстала!
- Боги разгневались.
- Принцы даэдра насылают видения!
- Кто-то воскрешает дохлых крыс из сточных каналов! – Сибилле Стентор пришлось повысить голос, чтоб взбудораженные стражники притихли. – Это некромантия. Но… слишком странная.
Ярл Брюлин нервно барабанила пальцами по ручке кресла, метая на все стихийное собрание столь тяжелые взгляды, словно снаряды требушетов.
- Всех из деревни и окрестных ферм нужно срочно вывозить. Снарядите повозки и отправьте их куда-нибудь… в Драконий Мост. В стенах Солитьюда они мигом посеют панику, а это ни к чему. Объявите жителям, что в этом году сильно расплодились крысы, и ни слова больше.  Йорлуф! – растерянный мужчина резко вздрогнул, скрипнув доспехом. – Ты отвечаешь за безопасность пострадавших. И срочно перекройте все подходы к деревне. Сибилла! Найди источник этой мерзости и призови… я не знаю, кто там у нас мастер по убийствам нежити? Дозорные? Призови Дозорных. Сегодня крысы, а завтра что? Армия мертвецов?
- Я думаю… - голос Сибиллы чуть дрогнул, но в следующее мгновение ее нервозность прихлопнулась недюжим самообладанием. – Я думаю, Дозорных звать не стоит, мой ярл.  Здесь нужны умы, ученые магическим наукам. Это не просто некромантия – ни одному волшебнику этой мерзкой школы не под силу разом поднимать такие полчища пусть даже всего лишь крыс, тем более эти твари слишком самостоятельны.
- И что ты предлагаешь?
- Когда к управляющему впервые стала ходить та девица с фермы, я решила упредить исход событий и написала обо всем ученым из Коллегии, которых знаю… Скоро они прибудут, и я уверена, мы быстро разберемся и без охотников за нежитью.
- Коллегия? – Йорлуф чуть подавился собственной слюной. – От их ворожбы весь город поглотит Море Призраков, как Винтерхолд.
- Или поглотит море дохлых крыс!
- Довольно, - Брюлин порывисто поднялась с места, прервав зарождающуюся перебранку. – Йорлуф, тебе был отдан приказ вывести людей. Сибилла, у тебя с твоими магами неделя.

Столь неприятный день все еще вертелся в памяти Йорлуфа, когда он, лихо пришпорив лошадь, захотел обогнать растянувшуюся процессию из унылых повозок, вот только его старая кляча энтузиазма не оценила. С раскатистым ржанием лошадь встала на дыбы, и ее дебелый всадник отчаянно вцепился в гриву, запутавшись в стременах и потеряв точку опоры. От столь внезапного маневра у стражника ощутимо прихватило поясницу, а придорожная канава стала стремительно приближаться; рухнув аккурат на больное колено, он зажмурился от боли и впервые потерял из виду и мыслей удаляющиеся серые мазки башен городской стены на тусклом небосклоне. Дети задорно засмеялись, а где-то под его кирасой в последний раз пискнула придавленная мышь-полевка.

+2

3

[nick]Роанок Весельчак[/nick][status]Мистер Черный Юмор[/status][icon]https://a.radikal.ru/a23/1804/60/a4f74a7c65d5.jpg[/icon]
Метис любил Солитьюд несравненной, искренней любовью, сравнимой с пылкими чувствами юноши к молодой соседке-прачке, которая раком плещет одежду в воде, подоткав платье до середины бедер, и мокрая ткань плотно облепила попку, и грудь от движений так дыньк-дыньк, а ты сидишь в кустах и выдохнуть боишься, чтобы не лопнуть. Любил не за культуру, которая от снобизма бывшей столицы скрипела на зубах. Любил не за легкий бретонский налет, из-за которого очередной надушенный нордлинг в шелках казался нелепым и смешным. Нет, он любил за пиво! 
- Эй, хозяин, а теперь плесни-ка темного! - Весельчак с удовольствием снимал урожай пива, которое опять ручьем потекло после открытия торговых ворот Хаафингара бретонским и имперским купцам. Темный как ночь имперский биттер, ячменное вино откуда-то из бретонских холмов, да и свой нордский эль, светлый, крепкий, как это разнообразие не могло радовать волшебника? Да еще и на закуску сушеный лосось и копченное мясо, хэй! Вся его нормерская душонка, как часто в шутку называл себя сам Роанок, билась в экстазе от вкусного пенного. Да, таверна была что надо, не портовый клоповник с пьяной матросней, в которую разве что мамкины сыночки да мутные личности заглядывают, чтобы за сиську пьяной шлюхи подержаться, а достойное, статусное заведение. Вот тебе бард-девочка нежно мурлычет под голос про влюбленных, которые нимфа и хоркер, и не суждено им быть вместе. Вот тебе венки из веток и трав по углам, для антуража и приятного запаха. На полу никто не дрыхнет и достопочтимым людям отдыхать не мешает. И людей этих, не смотря на сонный полдень, вполне себе хватало. Роанок радостно отсалютовал кружкой группе имперских служак, с виду, простых торговцев и телохранителей, цедивших вино и бросавших косые взгляды на сверкающего, что начищенное серебро, метиса.   
- За дружбу народов! - он ослепительно улыбнулся, охнул, крякнул, сделав пару глотков, только кадык задергался, вытер тыльной стороной ладони пенные усы. Да, официально метис направился в город, чтобы разузнать последние слухи, но кто или что при этом запрещает ему отведать пару таверн? Эльф, спасибо Шору, не вьюный студент тайком от архимага бежать по борделям стручок свой пристраивать, не одаренная личность по набережной Солитьюда бродить да стихи читать, добрый народ пугая. В конце концов, если финансы позволяют, почему не опрокинуть пару кружек? А они позволяли, и архимаг подкинула деньжат на его диссертацию (как она умудрялась постоянно вытряхивать с бородатого венценосного скряги золотишко, Рок не знал, но шутки про Рагнеду и картошку по Коллегии гуляли знатные), и он сам помог богатому нордскому крестьянину разобраться с проблемой в-виде отца, который месяц как упокоился, но, вдруг, повадился ночью к сыну наведываться и в дверь скрестись, охая да постанывая. Нет, нормер уважал покойников и обычно не грешил в этом направлении, но что поделать, покойник был тем еще старым козлом, да и про сына упоминали плевком в пол и фырком "сукин", потому немного шуткануть, да еще и заработать на этом денег, сам Исмир велел. "Хе-хе-хе." Закусывая рыбкой пиво, метис доверительно наклонился к хозяину таверны, методично драившего стойку тряпкой. 
- Ну-с, уважаемый, что слышно-то в последнее время? 
- Интересуешься магическими науками? Говорят, Коллегия... 
- Катись в бездну, старик, какая Коллегия?! - Роанок громко расхохотался, ткнул большим пальцем себя в грудь, мол, вот перед тобой сидит Коллегия, хватит чушь нести. Хозяин, порядком полысевший нордлинг с пышными усами, хохотнул в ответ, грузно опираясь на стойку. 
- Могу тебе еще рассказать про святилище Азуры, ваш брат его отгрохал, будь здоров. 
- Был уже, ничего интересного, кроме сисек. Какие в городе слухи ходят? Слышал я, с крысами у вас проблемы..., -  волшебник не сводил своих красных глаз с северянина, потягивая пиво. Тот, впрочем, в лице не изменился, махнул рукой, опять начал драить столешницу.   
- Бабские склоки. Вряд ли тебе будет интересно, как старая Хульга нашла своего старика у рыжей Фрюгульд и гоняла его по всему борделю, или как стражники Хрондмунд и Сколь нажрались какой-то дряни и распевали в обнимку на крыше Синего Дворца, отбиваясь при этом ногами от желающих их снять..., - волшебник понимающе кивнул, ему самому случалось напиваться до свинского визга, да и с рыжей Фрюгульд он был знаком еще тогда, когда ее ласково называли Фрюгги, и драла она за свои услуги куда больше. Впрочем, это никак не приближало его к разгадке происшедшего. 
- Точно ничего больше?   
- Нет. Мертвый сезон.     
- Ну ладно. Заверни пару бутылок темного, - Роанок рассыпал по столешнице сверкающие септимы, чуть-чуть пошатываясь; как ни как, какой уже по счету погребок с пивом, в котором он пытался разнюхать нужные ему слухи. Нет, метис ни капельки не жаловался, даже если язык начал несколько заплетаться, когда еще будет такая возможность. Увы, к Винтерхолду свежее пиво добиралось не часто, местные норды бодяжили крепкий медовый самогон, который глушили и стар, и млад, так что глупо было пропустить такую возможность.   

     А Солитьюд цвел и пах, не смотря на отношение метиса к нему - сновали люди, визжали и хохотал дети, путаясь в ногах, скулили собаки, бряцали оружием стражники, звенели жестяными тарелками инвалиды, старики, греющиеся на солнце, кивали головами в такт неторопливой беседе, в которой кто-то точно "голова, палец в рот не клади!". На рыночной площади, куда завернул волшебник, во все горло торговались, били рука об руку, сплевывали, хватались за сердце, голову и мошну, кто-то визжал "лови вора", кто-то проклинал эльфов, и даже его серая физиономия не вызывала особого интереса. Выудив с сумки пару обломанных септимов, метис бросил их продавцу сладостей и лично, не смотря на попытки этого самого продавца ему помешать, выудил самую увесистую палочку с орехами в меду - гулять так гулять. Уж если его занесло в Солитьюд, расположенный на другом конце страны от Винтерхолда, то нужно насладиться им полностью - кто знает, когда он еще здесь успеет побывать. Проводя улыбками местных красоток, которые, впрочем, побольше носы кривили от его сверкающих алых глаз, откусывая сладкие медовые орехи, прилипающие к бороде и усам, бросив пару монет безногим солдатам, без разницы, за империю или за Ульфрика проливавшим кровь, Роанок не торопясь возвращался в Мрачный Замок, ставший приютом для магической экспедиции. Да и зачем торопиться? Рагнеда, как почетный гость и архимаг, должна еще сидеть на приеме у ярла Брюлин, остальные волшебники скорее всего разбежались, как дети малые, радоваться неожиданной свободе - самые умные по книжным, самые нормальные по тем же тавернам да злачным местам. Это позже они будут искать виноватых в воскрешении сотен крыс, разгадывать загадки магических флюктуаций, а может, и вступать в волшебные дуэли, а сегодня архимаг разумно дала всем выходной. Что, впрочем, подчеркивало всю разумность решения выбора именно ее на управляющий пост, а не очередного гениального и бестолкового.   
- Виват! - метис одарил улыбками скучающих стражников, несущих нудную и еще более тяжелую в теплый погожий день службу. Бывшая резиденция Имперского легиона, королевская тюрьма, арсенал и караульные казармы, первое пристанище ярлов Хаафингара, мрачный слом старых эпох, который упрямо игнорировал культурное легкомысленное кокетство самого города, раскинувшегося у его каменных корней. Волшебникам Коллегии выделили ряд помещений, для студентов - узких и мрачных, для наставников и экспертов - побольше и получше, вроде бы и близко к дворцу ярла, с другой стороны, под надзором стражников, а то вдруг что вычудить решат... Дверь в спальню Рагнеды, которой единственной выделили бывшие офицерские покои, светлые и широкие, была приоткрыта, и метис без толики сомнения ввалился к женщине, звеня бутылками и источая флюиды самодовольства. 
- Ну как? - архимаг, сложив руки на столе и уткнувшись в них лбом, выглядела определенно забавно; видать, встреча с ярлом прошла не так уж весело. Весельчак звякнул бутылками, устраивая свой подарок на небольшом комоде, вытянулся в кресле рядом, забросив ноги на стол и сладко потянувшись. Рагнеда что-то промычала про нос, даже не поднимая головы, махнула рукой, дескать, ничего нового. Для постороннего человека подобное поведение могло показаться дикостью, как же, самый важный человек среди волшебников, для Рока же подобное было обычным - они с северянкой были знакомы еще с самых ранних студенческих времен; что говорить, когда он, деревня, с открытым ртом таращился на залы Коллегии, она поставила ему подножку. И в такой дружбе были свои плюсы, метис был уверен, что его не сдадут королевским властям за практику некромантии, Рагнеде же было на чье плечо опереться в случае необходимости. Как сейчас, когда его потащили в экспедицию именно как видного эксперта некроманта.   
- Два часа трепались ни о чем. Судя по всему, ярл не хочет нагнетать паники среди придворных, и потому все это время делала вид, что ее больше волнуют налоги, чем полчища поднятых мертвых крыс, - женщина принялась яростно расплетать косы, что-то ворча под нос, данмер негромко присвистнул, закладывая руки за голову. Ситуация в самом деле была нестандартная, нелепая, дурацкая, ну кому в голову придет воскрешать толпы крыс? Даже самый безумный некромант, и то прекрасно понимал, что крыса - слабое, ничтожное, бесполезное животное, что любой полуразложившийся зомби в разы практичнее, а крысы... Все походило на дурацкий розыгрыш, который неожиданно вышел из-под контроля, но вот только кто станет в здравом уме шутить с помощью некромантии? Нет, волшебник знал только одного такого человека, и был до последней капли крови уверен в его алиби -глупо же подозревать себя! А теперь им, волшебникам, придется хоть с шкуры вылезти, но найди виноватого, который целую деревушку с парой ферм рядом завалил крысиными зомби, потому что на кануне - дружба ярла одного из богатейших холдов со всеми вытекающими.   
- Даэдра с ними... Аванс они заплатили?
- Сибилла передала ларчик. Она останется в Синем Дворце и будет помогать оттуда. Сказала, если нам потребуется помощь стражи, она договорится, - Рагнеда не глядя протянула руку к комоду, цапнув оставленный подарок, приложившись к горлышку. - Я смотрю, твой день был куда приятнее. Удалось выяснить что-то полезное?
- Полезное... Ну, поговаривают, что Брюлин и ее советничек - любовники. Как тебе новость, а? - метис весело расхохотался. Естественно, архимага интересовали явно не такие сплетни, и она прекрасно знала, что свой массивный нос с горбинкой Роанок совал не только в пивные кружки.
- Единственный вариант - подземная клоака, на мили располагающаяся под городом. Строили ее давно, полна стоков и нечистот, временами там кто-то, да пропадает. Обычно виноваты местное ворье да контрабандисты, но лучшего места нам не сыскать. Слушай, завернем вечерком под Три Дуба? Там великолепная ветчина. 

...

Пару часов спустя, вконец надышавшись парами свободы, прибывшие волшебники собрались вместе в небольшом зале, где некогда была оборудована оружейная для караульных, а ныне располагалась переговорная комната гостей из Винтерхолда. Рагнеде требовалось ввести всех в курс дела, и после короткого экскурса в произошедшее она зачитала всем показания пострадавших фермеров, которыми с ней поделилась стража Синего Дворца.
- Изначально крысы стали появляться из городской канализации, - мысли опережали слова, и на лице Рагнеды замелькали выражения брезгливости и мрачной обреченности. - судя по всему, кто-то провел там ритуал, а потом либо потерял над ним контроль, либо этот кто-то настолько силен, что я не удивлюсь скорому нашествию саранчи, жаб, кромешной тьме и Шор знает чего. Теперь крысы шастают по всей округе, но в каналах могли сохраниться какие-то следы исходного ритуала. Соберите необходимые вещи и будьте готовы к тому, что придется спуститься в клоаку.

+2

4

    В первые просто услышав о нашествии крыс-мертвецов Нейтанмар весьма живо заинтересовался темой. Обойдя всю Коллегию и ненавязчиво побеседовав едва ли не со всеми магами, он умудрился собрать, вероятно, всю находящуюся в общем доступе информацию, а под конец недолго думая заявился к архимагу и уже открыто объявил о своём интересе.
    - Если Коллегия заинтересована в решении данного вопроса, я бы хотел принять в этом непосредственное участие, - прямо заявил метис.
    Удивительного в подобном рвении ничего не было. Нейтанмар может и не таскал тяжёлые корзины за каждую проходящую мимо старушку, но в прошлом уже не раз проявлял заинтересованность и желание помочь, когда дело касалось какого-либо бедствия. Взять хотя бы тот же опыт с драконами. И отказать ему было не так-то просто – он в достаточной мере знал школу Восстановления, чтобы суметь пригодиться в борьбе с некромантом, и умел постоять за себя и защитить ближних, на что тотчас же не постеснялся указать, предупреждая возможный отказ. А получив желанное приглашение в экспозицию выразил свою искреннюю благодарность за оказанное доверие, справился о строках, выяснил кто ещё отправиться в Солитьюд и выспросил разрешение на доступ к книгам в библиотеке на соответствующую тематику.
    После о нём долго не было ни слуху, ни духу.
    Обложившись книгами по некромантии маг дни на пролёт проводил в библиотеке. Едва ли он мог глубоко вникнуть в столь сложную тёмную магию за короткий срок, но с Роаноком в экспедиции это и не требовалось, требовалось другое – как можно полнее представить себе масштабы происходящего, возможную силу некроманта, чего от него можно ожидать и как лучше всего защищаться. К тому же изучение данного предмета шло из рук вон плохо. Метису едва ли не физически было больно вникать в подробности столь мерзкой «науки». Казалось бы, от кого следовало ожидать объективности – так это от Нейтанмара. К этой мысли в нём располагало практически всё – от внешнего вида, до манер и говора. Он создавал впечатление разумного и объективного мера вполне способного понять столь простую мысль: труп он труп, ему, в сущности, уже не важно, что с ним делают. Всё-равно остаётся только разлагаться, а раз так, почему бы не послужить живым? Эта в высшей степени разумная точка зрения со всеми исходящими из неё выводами может и была понята метисом, но данная ей морально-этическая оценка, будь она высказана в слух, едва ли пришлась бы некромантам по вкусу. Нет. Перелистывая страницы мрачных томов и шурша свитками пергамента маг всё больше и больше убеждался в том, что будь он у власти в соответствующее время и в соответствующем кругу выступил бы на стороне запрета некромантии.
    В итоге счёте сумев представить себе масштабы проблемы он сосредоточился на методах защиты и занимался этим вопросом до самого отъезда и даже позже в пути, не забыв прихватить с собой несколько книг, и позже, когда они разместились в Мрачном Замке.
    В общем и целом, натура Нейтанмара в которой как-то уживались спокойствие и деятельность, требовала от него некоей активности. Коль уж они оказались на месте следовало провести время с пользой – поговорить с местными, а ещё лучше – с пострадавшими, взглянуть на наполненные крысами фермы, изловить пару штучек для опытов. Можно было придумать много всего интересного. Но метис удержал себя на месте понимая, что в этом не будет никакой пользы – слухи наверняка дошли до города в таком виде, что правда в них неотличимо сплелась с народным словесным творчеством, а идти на территорию некроманта (или некромантов) группой в сопровождении эксперта по данному вопросу, было куда разумнее, чем геройствовать без страховки и нужды в одиночку. Вот и вышло так, что всё свободное время метис решил провести в выделенной ему комнате, в компании всё тех же книг, вполне обыденно, нудно и скучно. Находивший мало радости в обычных мирских развлечениях и практически выросший в Даггерфолле – то есть привычный и к столице, и к большому городу, - он тем более не ощущал острого соблазна куда-либо выходить… но… будучи всё-таки существом из плоти и крови, а не двемерским центурионом он в какой-то момент ощутил желание просто встать и заняться чем-то другим. Впереди их ждала серьёзная работа и если маги и могли позволить себе честны отдых, то только сейчас, тем более, что погода весьма располагала к прогулке, а атмосфера Мрачного Замка, всецело оправдывая название этого сооружения, лично у него вызывала желание поскорее покинуть эти «гостеприимные» стены.
    В конечном итоге он провёл оставшееся свободное время в поисках редких и интересных книг и даже отыскал кое-что что могло бы на его взгляд заинтересовать Рагнеду. Вернулся Нейтанмар, что называется – не рано и не поздно. Ему как раз хватило времени убрать купленные книги и тщательно упакованный подарок в рюкзак, проверить свой внешний вид и прибыть в оружейную в числе первых.
    Внешне метис оставался верен себе – облачённый в приталенную «вытягивающую» фигуру чёрную мантию строгого и жёсткого покроя, он излучал холодность, собранность и строгость делавшую честь любому учёному. Заняв один из стульев поблизости от архимага он, сцепив пальцы в замок молча прождал пока все соберутся, затем внимательно выслушал речь Рагнеды и задержал взгляд на Роаноке. Но эксперт по некромантии промолчал из чего можно было сделать вывод, что он уже успел переговорить непосредственно с архимагом и прибавить к сказанному было уже нечего. Новость о предстоящей прогулке по стокам, если и была ему неприятна – то показывать он этого не стал. «Что же, если и другим нечего сказать, то остаётся только собрать вещи и отправляться…»
    С этой мыслью он скосил взгляд на двух других присутствующих магов.

+2

5

Время до собрания у архимага Карандил провел так, как ни он сам, ни кто-либо другой от него не ожидал - в "Смеющейся крысе", за кружкой эля, со старым другом детства. Впрочем, истины ради, надо уточнить, что эль пил только Сваринг - Карандил, покашливая, цедил приторно-сладкий фруктовый чаек, - да и вряд ли можно называть дружбой отношения кучки изгоев, когда-то в детстве державшихся вместе, чтоб не оставаться в одиночестве.
- ...Утред теперь торгует с Хай Роком, - разомлевший от тепла и выпивки Сваринг сонно перечислял знакомых им обоим ровесников. - Дела у нее хорошо идут, недавно они семьей в новый дом въехали... Похорошела она, кстати говоря, годы ей к лицу - теперь уже никто не зовет ее Злокрысихой Утред... А вот бедняге Лодвиру не повезло: толкнул кого-то по пьянке, а тот неудачно упал и помер. В бегах теперь Лодвир, говорят к разбойникам примкнул - то ли до сих пор где-то мается, то ли уже повесили...
Карандил подумал, что Лодвира не жалко, что тот и раньше не знал удержу в драке и с головой не сильно дружил,  но промолчал.
- ...А Брокки и Рондир - помнишь, были друзья не разлей вода, - оба погибли на войне, - продолжал Сваринг. - Один пошел к Братьям Бури, другой - в Легион. Эх! - норд тяжело вздохнул.
Карандил тоже вздохнул и угрюмо уставился в свою чашку, где плыло его искаженное отражение с огромным носом и крошечными глазками.
- Жаль, - сказал он, не зная, что вообще тут можно сказать.
- Да, жаль, - эхом повторил Сваринг.
Карандил опасался, что товарищ детства начнет сейчас говорить про беды Скайрима и ужасы братоубийства, виной которым, конечно, подлые эльфы. Но Сваринг вдруг улыбнулся:
- А ведь весело нам бывало, помнишь? - сказал он. - Как призрачного барда на заднем дворе Коллегии вызывали - помнишь?
- И потом появился Брокки в простыне...
- Ох, и бежали мы оттуда, ох и голосили...
- Ты бежал и голосил, а я сразу понял, что они с Рондиром нас разыгрывают...
- И ты, дружище, бежал еще как - в ночи, как солнце, сверкали твои золотистые пятки!..
Сваринг захохотал в голос. Люди за соседними столами стали оборачиваться на них. Карандил тоже засмеялся, но захлебнулся в приступе кашля.
- А помнишь, как мы ночью с тобой ходили в коллекторы? - вдруг спросил Сваринг. - Искать сокровища? А?
Карандил хлебнул было чаю, чтоб успокоить свой кашель, но от этого вопроса поперхнулся и закашлялся еще больше:
- И наш... кхе-кхе... нашли кучу... кхе-кхе-кхе... дерьма и старый... кхе-кхе... старый сапог...
- Левый сапог от легкого легионерского доспеха! - поднимая палец вверх, уточнил Сваринг, и оба они воскликнули:
- Кровавый Легионер!!!
Кровавый Легионер был легендой среди солитьюдской детворы с незапамятных времен. Некоторые взрослые, впрочем, тоже верили: в коллекторах под городом обитает мстительный призрак солдата. Рассказывали, будто он приехал из самого Сиродиила и влюбился в рыжую, как лисица, красавицу-нордку - которая оказалась заправилой у местных контрабандистов. Потерявший разум от любви, бедняга стал пособником преступников и долгое время помогал ввозить в город скууму и лунный сахар, вывозить краденое. Когда же все вскрылось, красотка с приятелями ушли из города через коллекторы, оставив простодушного легионера расплачиваться за общие грехи. О том, что произошло в дальнейшем, не было единого мнения. Согласно более старой версии, легионер бросился в погоню, но заблудился в лабиринте тоннелей и, умирая от голода и жажды, воззвал к самому Молаг Балу, обещая свою душу в обмен на возможность отомстить. Лорд якобы откликнулся и превратил страдальца в могущественную нежить, обязав при этом скитаться в коллекторах до того момента, пока он своей рукой не убьет свою обидчицу и ее друзей. Были и другие мнения: мол, легионера-контрабандиста заживо замуровали в коллекторах свои же сослуживцы, чтоб не опозорить знамя Легиона, или же ему удалось догнать возлюбленную, которая нежной рукой всадила ему нож между ребер и бросила, раненного, умирать... Всякое придумывали. Но все рассказчики сходились в одном: Лорд Порабощения заключил сделку с неудачливым влюбленным, и с тех самых пор Кровавый Легионер, не зная покоя, не помня себя, не чувствуя времени, блуждает по коллекторам в поисках рыжеволосой красавицы-нордки и ее подельников.
- Слушай, ну а теперь-то ты сам маг, - Сваринг с горящими глазами придвинулся поближе. - Теперь-то ты что скажешь? Существует Кровавый Легионер или нет?
- Конечно, нет, - скривился Карандил. - Некромантия - наука строгая и даже приземленная. Сами по себе... кхе-кхе... сами по себе мстительные мертвецы не восстают, а те, кого к этому принуждают, имеют не больше интеллекта, чем двемерские анимукули.
- Чем двемерские акули... что? - норд разочарованно нахмурился, но в следующую секунду упрямо помотал головой: - Причем тут некромантия, его ж сам Молаг Бал... Ай, ну вас всех, магов растреклятых. Один вред от вас. История вон интересная, и даже ее своей наукой испортить хотите. "Не существует". Тю! Как не существует, если на прошлой неделе его опять видели?!.

Встреча с другом детства вышла на удивление приятной. На общий сбор в бывшую оружейную Карандил заявился последним, тихо чему-то про себя улыбаясь. Речь архимага, впрочем, он выслушал очень внимательно, изредка тихо кашляя в скомканный платок, и только последние слова Рагнеды заставили его фыркнуть:
- Ритуал? В канализации? Это... кхе-кхе... информация от кого-то из местных? - скептически поинтересовался он и покачал головой. - Я вырос в Солитьюде. Здесь всегда любили придумывать байки про ужас из коллекторов. Как бы нас не направили по ложному следу, пока настоящий некромант занят своим делом совсем в другом месте.
Впрочем, упираться Карандил не собирался. У него все равно не было других предложений. Поэтому он тяжело поднялся с места, в упор посмотрел на архимага и с коротким вздохом сказал:
- Хорошо. Я готов идти прямо сейчас, у меня все с собой.

+2

6

До исправления

]Солитьд обрушился на Элен, едва она въехала за ворота. Шум-гам-тарарам большого города атаковал со всех сторон; безбрежный океан звуков, ярких цветов и городских запахов ошеломил её и сбил с толку.
Впрочем врождённое честолюбие заставило девушку сохранить отстранённый вид и довольно быстро оправиться от потрясения.
Подготовившаяся загодя, она всё же только теперь поняла, как долго пробыла вдали от мира. Детство - на отшибе в медленно умирающем замке, юность - в тихих и строгих стенах Коллегии. Лишь иногда ей доводилось окунаться в город, словно прыгая в ледяное озеро, - когда караван пускали за ворота. Тишина была её спутником большую часть жизни, и вот теперь...
- Потема восстала!
- Боги разгневались!
- Проходим, проходим, не задерживаемся...
О, дважды повторять не пришлось: как только Элен поняла, что перед общим собранием пройдёт ещё какое-то время, она тут же прошла, не задерживаясь, прочь из замка, с удивлением ловя себя на том, что громкие звуки уже начинают её раздражать.
"Слишком долго я просидела в тишине. На попе ровно. Придётся привыкать заново..." - горестно думала она, слепо идя, куда глаза глядят.
Униформа Коллегии не оставляла неясностей, однако меч Элен всё же оставила в оружейной, чтобы не нервировать и без того обеспокоенных горожан.

Как только магам стало более-менее ясно, с чем придётся иметь дело, Элен последовала примеру старших товарищей и засела за книги. Но что толку, - рассуждала она - если все будут знать одно и то же? Справедливо полагая, что всё, касающееся некромантии, ей объяснят старшие, Элен пришла в Арканеум со списком, в котором значились "Тактика сводных отрядов", "О важности места", "Ночь приходит в Сентинель" и даже "Книга Кругов".
Не то чтобы ей хотелось повоевать. Но она знала, что другие члены коллегии в случае опасности полагаются только на магию, и раз она единственная, кто может положиться на меч - почему бы нет?
"Тем более, что тот, кто за это в ответе, и так уже мёртв или близок к смерти, так что это вовсе не убийство" - успокаивала она себя, тщетно пытаясь примириться с воображаемой картиной крови на своём клинке.

Припоминая прочитанное, Элен и сама не заметила, как ноги принесли её в наиболее подходящее для неё место - на рынок. Не то чтобы это был островок спокойствия в бушующем море - скорее даже наоборот - просто рыночная атмосфера была ей гораздо более привычна. Цвета стали чётче, запахи уже не просто витали в воздухе, а имели физические носители, а шум стал упорядоченным и понятным. Словно очнувшись от тяжёлого простудного сна, бретонка принялась глазами искать знакомые морды. В течении первого получаса неторопливых поисков Элен поняла, что на неё смотрят: причём смотрят не какие-то опасные хмыри, а обычные скайримские молодчики. То тут, то там она выхватывала из толпы заинтересованный взгляд прохожего, и это заставляло её приятно краснеть.
Знакомых морд Элен так и не нашла, однако незнакомые всё же присутствовали. Уже пожилой каджит стоял за мясным ларьком, обделённый вниманием покупателей, и зло бормотал мурчал под нос грязные ругательства.
- А, пррошу, мадемуазель: свежее мясо, только что из лесу. - на автомате начал он, как только Элен приблизилась к прилавку.
"Мадемуазель! - с улыбкой подумала Элен. - Много ездил котяра, нашего брата за версту отличит. Да ещё и углядел, что я не замужем. Глаз, значит, намётанный."
Тем временем, заметив робу Коллегии, каджит осёкся на полуслове. Пауза немного затянулась: Элен на ходу пришла идея расположить торговца с помощью его родного языка. Как только бретонка собралась это сделать, она поняла, что не знает, как на та'агра будет "крыса".
- Много денег потеряли на этих крысах? - спросила она сочувственно, решив всё-таки перейти на скайримский, чтобы не позориться.
- Пфах! Спррашиваешь! - торговцу явно некому было выговориться последние несколько дней. - Клиенты рразбежались! Боятся. У этого ррядом со складом - канализационный люк: оттуда вся эта погань и лезет. Уж и ловил их, и трравил, и что только не делал - без толку! Бегают только, пугают наррод. И не жррут ничего, понимаешь? - казалось, каджиту было бы легче, если бы крысы ели его товар. - И ничем их не прроймёшь, воскрресают - и снова здоррово.
- Так-так-так, погодите-ка. Канализация?
- Да! Засел там какой-то... джекосиит, и теперь...
Раздосадованный торговец принялся снова жаловаться, Но Элен уже только делала вид, что слушает.
"Значит труп, не будучи разрушен до конца, может быть воскрешён неограниченное количество раз. И эпицентр всего этого - в канализации Солитьюда. Даже не знаю, что хуже..." - мрачно думала она. Из раздумий её вырвал голос торговца, характерно повысившийся в конце фразы: он задал вопрос.
- Э, что, простите?
- Вы ведь из Коллегии? Послушайте, должен же хоть кто-то...
- Азирр иксез ваба. - "мы это исправим" успокоительно улыбнулась Элен, наконец сумев построить фразу. Сейчас был найлучший момент, чтобы развернуться и уйти, иначе болтливый старый кот отнимет у неё ещё массу времени.

Новые сведения не добавляли оптимизма, но теперь девушка хотя бы чувствовала себя уверенней. Срезая путь закоулками, она увидела на дороге чёрное пятно: приблизившись, Элен поняла, что это крыса. Крупный облезлый экземпляр уставился на неё отсутствующими глазами; правая передняя лапка была вырвана из тела - возможно тем самым разгневанным торговцем - но животное не испытывало явных неудобств. Оно даже не пыталось бежать: тупо смотрело. Элен передёрнуло: до сих пор она не видела ничего более отталкивающего.
- А что, живых крыс тут уже не осталось? - раздражённый возглас был обращён ко всему мирозданию в целом. А крыса продолжала выжидающе смотреть.  Уняв первый испуг, Элен оглянулась, нет ли свидетелей, подняла руку и испепелила крысу. Это немного восстановило её душевное равновесие.
- Воскреси это. - с вызовом сказала она и продолжила путь. Ещё пару раз она оборачивалась: ей казалось, что маленький пепельный смерчик преследует её.

Услышанное Элен в оружейной не стало для неё новостью. В уме она уже прикидывала, как подготовиться, и попросила только времени на сборы.

+2

7

Дж'зарго ненавидел крыс.
Отвратительные создания, злобные, кусачие - цапнет такая, а потом лапа неделю опухшая. На плантации, где Дж'зарго жил и работал в детстве, крысы были привычной напастью. Они уничтожали урожай прямо в поле или шныряли по амбарам, уменьшая драгоценные запасы, разносили болезни. С ними боролись все, кто мог, в том числе альфики и сенчи - и боролись успешно. В Скайриме же ни альфиков, ни сенчей не было - к счастью для них, к сожалению для местных фермеров. Вот уж кому не повезло, так это им. Дж'зарго не понимал, как промерзлая, каменистая земля северной державы может вообще что-то взращивать. Должно быть, неблагодарный, тяжелый труд. С вершин Коллегии легко смотреть с сочувствием на тех, чьи хлеба, потом и кровью собранные, привозят на телегах в Винтерхолд. Спуститься, чтобы помочь им - дела куда более тяжелое. Но Дж'зарго благородно решил помочь жителям Хаафингара, о чем и объявил однажды утром Онмунду и Брелине.
Была еще одна причина, более тайная, более постыдная и мелочная. Джз'арго считал, что задержался в учениках Коллегии. Пора бы уже идти по лестнице вверх, если он хочет вообще чего-то добиться в жизни. Но не выпрашивать же повышение! Пусть архимаг посмотрит на него в действии, восхитится решительностью, мастерством и интеллектом, а там уже решит поощрить Дж'зарго. Да-да, так и будет!
Но об этом Дж'зарго Онмунду и Брелине не говорил. Что зря воздух сотрясать... Вот вернется полноценным магом - другое дело. Так думал Дж'зарго, привычным жестом застегивая свой тяжелый, теплый плащ, спасающий уроженца Эльсвейра от морозного воздуха зимнего владения. Путь предстоял неблизкий, а лошади не было.

Солитьюд располагался ненамного южнее, чем Винтерхолд - Дж'зарго видел на картах - однако климат отличался разительно. В Винтерхолде пахло снегом, морозом и соленой горечью с Моря Призраков. В Хаафингаре - нагретыми на солнце камнями, мхом и одуряющим ароматом горноцвета. В Винтерхолде все было серым, даже алые ягодки снежноягодника казались подернутыми туманной морозной пеленой. В Хаафингаре яркие краски брызгали в лицо, слепили глаза. В Винтерхолде ветер выл днем и ночью, как потерянный волчонок. В Хаафингаре воздух полнился клекотом птиц, шелестом листвы, говором крестьян, которых здесь было больше, чем населения во всем зимнем городке под Коллегией.
"И почему Коллегию построили не здесь, среди цветов и зеленых скал?.. Лапам каджита было бы куда теплее ступать по земле Хаафингара."
Под высокими стенами Солитьюда раскинулся обширный лагерь каджитского каравана. Здешние палатки - теплые, покрытые шкурами в несколько рядов - были совсем не похожи на жилища пустынных кочевников, но в груди Дж'зарго потеплело. Он, даже не доходя ворот Солитьюда, направился к каравану.
- Пусть луны воссияют над вами, братья, - поздоровался он на та'агре. Заметил каджитку в стальной броне, ярко сиявшей на солнце, добавил: - И сестры.
Его радостно приветствовали, пригласили к костру, вручили миску остро пахнущей южными пряностями похлебки и завели долгий разговор. Дж'зарго и сам не понимал, насколько истосковался по та'агре и по обществу нормальных лиц - шерстистых, с усами и стоячими ушками. Вокруг долгое время были только безволосые тощие морды, некоторые при этом еще и остроухие. Нет-нет, Дж'зарго ни в коей степени никого не осуждал, не всем же выпадает счастье родиться каджитом! Просто он соскучился по дому.
Говорили долго. Обсуждали сложности с доставкой писем в Эльсвейр. Сожалели, что во время войны торговля была опаснее, но прибыльнее. Обменивались опытом. Дж'зарго флиртовал с охранницей каравана - ее, кстати, звали Ра'жинда - и хвалился тем, что учится в Коллегии Винтерхолда, описывая это здание на краю света так, как он его видел - величественным, красивым, полным древней таинственной магии. Караванщики, однажды побывавшие в Винтерхолде с целью поторговать там, только молча кивали, позволяя Дж'зарго говорить.
- Что ж, мне пора. Я обещал архимагу проверить кое-что в городе, - наконец завершил разговор котяра, поднимаясь на задние лапы. - Пусть дорога приведет вас в теплые пески.
- И тебе того же, - ответствовали караванщики.

У ворот города возникла еще одна заминка. Стражник, видевший, как Дж'зарго оторвался от группы сородичей-караванщиков, отказывался пускать его в город, мотивируя отказ тем, что каджиты в городе не торгуют.
- Я не торговец, я маг Коллегии Винтерхолда! - громогласно возмущался Дж'зарго.
- Ага. Зачем бы тебя там держали, мышей ловить?
- На мне коллежская роба, ты не видишь?
- Робу ты мог купить или снять с какого-нибудь незадачливого волшебничка. Чем докажешь, что ты - маг?
- Я - адепт школы разрушения. Мои молнии такие сильные, что у тебя усы дыбом встанут просто от их вида!
- А вот подстрели какую-нибудь птицу, тогда поверю. Достали уже, галдят целыми днями.
Дж'зарго с гордым и независимым видом вскинул руки, прицелился и запустил молнией в ближайшего ястреба, в бреющем полете кружащего над городом. Полыхнула молния, внушительная даже при солнечном свете. Ястреб рухнул камнем и скрылся за рядом могучих хаафингарских сосен.
- Ну ладно-ладно, верю. Проходи, только не вздумай кого в городе подпалить. Зачем тебе, кстати, в Солитьюд-то?..
- Я пришел спасти ваш город от крыс.
- Я ж говорил - тебя там держат, чтоб мышей ловил...
Дж'зарго фыркнул, подавив мысли о том, как аппетитно бы стражник изжарился в своей кольчуге, и прошел в приоткрытые ворота.

Он был отходчивым котярой и вскоре позабыл про стражника с его глупыми шутками, увлекшись Солитьюдом. Город этот оказался... внушительным. В несколько раз больше несчастного Винтерхолда, который Дж'зарго только и лицезрел последние несколько лет. Напоминал чем-то северную и дикую копию Имперского города, только без знаменитой башни. Вместо башни здесь был Синий дворец, чьи купола вышеобозначенного цвета мерцали над городом, выделяясь даже на фоне неба. Трепетали на ветру флажки, со скрипом раскачивались вывески. Дж'зарго не хотел идти в таверну, чтобы приступить к заданию на трезвую голову, а в один из многочисленных магазинчиков заглянуть ему не позволяли пустые карманы. Порыскав немного по городу в поисках крыс и не найдя ничего, каджит устремился к точке сбора; одним из первых он вошел в оружейную. Указания он выслушивал спокойно, распушив длинные усы, и уверенно рыкнул по завершению:
- Дж'зарго готов идти хоть куда, только чтобы избавить город от крыс!

+2

8

Несмотря на все попытки ярла оградить от огласки нарастающую проблему и участие магов в ее разрешении, удалось ей это лишь отчасти, и часть эта оказалась не самой удачной. Внутри городских стен нашествие крыс по-прежнему считали достоверной новостью лишь скучающие между салочками дети и особо впечатлительные женщины из кварталов,  где располагались входы в легендарные подземелья, но зато о визите магов Коллегии и их планах молва разнеслась в форме самых разнообразных сплетен. Рагнеда не могла взять в толк, кто первым запустил в народ свою догадку – быть может, стражники Синего Дворца, слышавшие их разговоры с Сибиллой, или же сами придворные, взгрустнувшие без волнительных историй. Зато эффект был впечатляющим: на рыночной площади уже успели сорвать овации новые пьесы городских скоморохов, в которых наряженный крысой дородный здоровяк-актер под хохот зрителей преследовал тщедушных “магов” с какими-то двусмысленными намерениями. Матери семейств вовсю обсуждали воображаемые нюансы магической крысоловли и ее недостатки перед проверенными дедовскими методами, а возле Мрачного Замка мялись на ногах торговцы крысиным ядом, предлагавшие волшебникам проверенные методы, “чтобы не опрозориться перед народом со своей бесполезной магией”. Не желая собрать хвост из зевак по мере своего продвижения ко входу в коллектор, Архимаг назначила их вылазку на поздний вечер.
План сработал, и на них даже почти не показывали пальцами редкие прохожие, смаковавшие еще по-летнему теплый вечер праздно и подшофе. Из-за пазухи женщины выглядывал край свитка с начертанным планом канализации, который она попросила перерисовать для каждого из своих спутников. Однако при взгляде на результат ей закралось подозрение, что юные дворцовые писари слишком торопились на вульгарное театрализованное представление: если главные ходы каналов были указаны четко и одинаково на каждой из копий, то мелкие и тупиковые ответвления были прорисованы наспех и петляли, словно пьяные. «Надеюсь, нам не придется залезать в каждый закоулок и растеряться по дороге». Когда Рагнеда замерла перед ступеньками, ведущими к решетчатой двери подземелья, она поймала себя на мысли, что даже вход в проклятые курганы отзывался в душе куда большим энтузиазмом.
- Здесь у нас центральная часть, а наружу крысы лезли со стороны сточных каналов у западных ворот. Начнем отсюда и двинемся на запад – быть может, найдем какие-то следы, или источник, вынуждающий их сбиваться в организованную стаю. Издалека бы такое заклинание не сработало.
За время сборов Рагнеда уже успела расспросить Карандила о поверьях и слухах, поколениями витающих в Солитьюде вокруг зловонного подземелья, и пусть большинство из них заставили ее красноречиво закатывать глаза и неодобрительно цокать языком над народным простодушием и недалекостью, сейчас она все же воровато натянула капюшон, скрывающий такие опасные для этого места рыжие косы.
Характерный запах, сперва неприятно щекотавший ноздри, нарастал по мере продвижения магов по выложенным камнем выступам, обрамлявшим потоки воды из притоков городской реки, и вскоре глаза стали слезиться от едкой вони.
- Роанок, - слабо шепнула она, не в силах более сделать ни вдоха. – Дай-ка свой рукав. Я сейчас с ума сойду.
Волшебница прижала к носу его запястье и глубоко вдохнула; сие фраппирующее действо, которое более пристало деревенскому пьянице, чем образованному ученому, не принесло, однако, желаемого эффекта, и она оттолкнула руку обратно, скривив губы.
- Лучше бы в Коллегии так часто робы менял.
Над головами шедших друг за другом магов витали призванные светящиеся сферы, отчего тоннель был освещен, как в солнечный полдень, а в стороне изредка шныряли крысы – на беглый взгляд вполне живые и сытые. Обычный коллектор большого города – Рагнеда даже скинула капюшон, пока все переговаривались и старались не соскользнуть с узкого выступа. Протоки проносящихся вод задорно журчали, но все чаще на пути попадались выбоины, забитые чем-то, о чем думать совсем не хотелось; сзади кто-то выругался, угодив ногой в вязкие канализационные отходы, а перед глазами возникла небольшая развилка.
- Кажется, оба хода ведут  в сторону западных стен, - Рагнеда вертела пергамент с планом, стараясь не перепутать направление. - И чуть дальше снова соединяются в один проход. Чтобы не обшаривать здесь каждый угол, кто-нибудь пусть пойдет по этому небольшому ответвлению, и чуть дальше мы встретимся.

+1

9

[nick]Роанок Весельчак[/nick][status]Мистер Черный Юмор[/status][icon]https://a.radikal.ru/a23/1804/60/a4f74a7c65d5.jpg[/icon]
Роанок думал, что процессия магов, гуськом топчущих камни мостовой, привлечет много внимания, но жители Солитьюда толи привыкли к подобным зрелищам, толи просто были достаточно культурны, чтобы не тыкать в магов пальцами или там камнями бросать. Он даже языком цокнул - что уж говорить, цивилизация. Или же дело было просто в том, что аборигены натешились волшебниками - их день высмеивали уличные кривляки, с пониманием пытались всучить отраву местные алхимики, прятали улыбки в усы да бороды стражники. В общем, демонстрировали поддержку на всю широту нордской души. 
- Как думаешь, насколько верный этот план? - метис наклонился вместе с архимагом над клочком бумаги после хороших полчаса ходьбы по смердючим тоннелям, который якобы был составлен лучшим картографом со всего Хаафингара. Насколько же Роанок был знаком с суровой действительностью, карту скорее всего рисовали ученики или подмастерья, пока тот самый лучший картограф пьяным дрыхнул в постели или же зажимал в углу особо аппетитную служанку. Рагнеда, естественно, вытрусила копии с единственной карты, но метис давно как засунул ее в голенище и не торопился вытаскивать: во-первых, он пролил на нее пиво, и разобрать что-либо было крайне затруднительно, во-вторых, воротник у северянки был развязан ниже милой ямочки под шеей, и да, посмотреть было на что, знай только следи за взглядом женщины, чтобы уж слишком сильно не наглеть.  Рагнеда, к счастью, слишком была погружена в рассматривание каракулей, чтобы заметить наглость волшебника; только заворчала что-то под нос, с народного, нордского. Будь метис вьюношей, залился бы краской до самых кончиков острых ушей, а так просто с пониманием хмыкнул - ничего, бывает. В конце концов, мало кому нравится ползать по канализации.
   Солитьюд, как уважающий себя древний город, обладал внушительными, как на взгляд неофита в строительстве Роанока, катакомбами: толстые колоны поддерживали своды пробитых в камне тоннелей, пол был предусмотрительно разделен на бурлящий стоками канал и пешеходную площадку, на которой, с определенными усилиями, могли втиснуться двое человек. Впрочем, поражало не столько это, сколько стойкая, въедливая, до тошноты ужасная вонь; конечно, срали же всем городом, от малого до старого. Казалось, смрад отходов даже клубился вокруг сфер-светил волшебников мутным туманом, и, время от времени мелькающие люки для стоков в сводах не так уж сильно облегчали их положение. "Не зря никто с местных не согласился пойти с нами..." А ведь канализация жила своей жизнью - он наслышался за последнее время не только страшных историй про мертвецов, призраков и прочую злую силу, которая только и жаждет, что схватить за задницу во время процесса, хм, дефекации, так и вполне здравых рассказов о контрабандистах и ворах, которые с подходом "деньги не пахнут" устраивали в подобных местах свои притоны. Что сказать, он бы и сам поперся в канализацию, зачешись ему устроит логово некроманта, но вот место уж точно выбрал бы получше - поближе к борделям или пивнушкам. Нет, слышал он истории про извращенца-колдуна, который присовывал призракам, дескать, несравнимое ощущение, но Весельчак в этих вопросах был более консервативным. 
- Давай, наколдуй-ка нам аромат роз вместо отходов, тыжархимаг, - к занюхиванию своим рукавом амбре от говен метис отнесся снисходительно, но вот на фырк по поводу робы возмущенно фыркнул сам. Нашла чего возмущаться, коза такая, как построить бани в Коллегии, то места нет и не больной ножками в городок прогуляться, а как он, ну может и такое случится, увлечется экспериментами да забудет портянки сменить, то "фу, мужланище." Метис даже подумал, не стоит ли ткнуть ее пальцем в бок, но не решился подрывать авторитет архимага в глазах подчиненных, так и серьезно опасаясь, что северянка попросту навернется в канал с говном, и ему же придется ее обратно вытаскивать. Тяжело вздохнув, он ткнул концом посоха трупик крысы, уже без какого-либо интереса - крыса была абсолютно, ну напрочь мертва, без следов волшебного воскрешения. 

- Разделимся, так будет проще прочесать каналы.
- Я читал книгу, где поступили так же, ничем хорошим это не закончилось.
- Весельчак, а катись-ка ты в Бездну, дорогой мой.

- Что скажешь?
- Посвети-ка, - метис завернул в узкий, как совесть имперского торговца, проход, едва помещаясь в нем своими широкими плечами, поддавшись резкому и странному чувству: будто холодная когтистая лапа скользнула от ягодиц к лопаткам и толкнула в его темный проем, без какого-либо права на сопротивление. Крайне неприятное чувство, но, все же Роанок был честен с собой, без его помощи он вряд ли бы заметил скрытый темнотой и грязной рядниной вход в келью. Места, правда, почти не хватало, и потому он тихо выругался, когда Рагнеда вжалась ему в спину, едва не свалив с ног.
- Кажется, мы нашли... это, - он прищурился от мельтешащего над головой рыжей яркого шарика, указывая посохом на помещение. Келью. Пещеру некроманта. Естественно, были огарки свечей, даже пара черных, щербатый человеческий череп, косые полки с гримуарами разной тематики (Роанок довольно хмыкнул, заметив "Некроминимум" своего пера) и не самыми дорогими алхимическими ингредиентами, несколько крохотных черных камней душ, пустых грязных бутылок и колченогий стул. А еще едва заметные, начерченные мелком круги на полу с даэдрическими символами.
- Не толпитесь, деточки мои, или тресну, - Весельчак фыркнул в сторону волшебников, пытавшихся втиснуться вслед за ним и архимагом, присел на корточки, вздохнул, почесывая густую бороду. Рядом так же хмурилась Рагнеда в той же позе, к вящей радости некоторых студентов - уж явно можно было понять, что там обтягивает ее мантия. 
- Ну, хотя бы понятно, почему крысы. Он полный профан. Видишь, - метис ткнул посохом в ряд символов, второй, - здесь ошибка. Этот идиот пытался с помощью кругов призвать, эммм, могильного духа, даже череп откуда-то стащил, но напортачил с символикой. Значит, он настолько криворукий, что хорошо если щекотуна своего может поднять при виде голой бабы, не то что полноценного зомби с могилы, - метис закряхтел, с помощью посоха поднялся, задумчиво покусывая губу да поглядывая на архимага. В этот раз его мысли занимал не вырез ее мантии, а как раз работа. Крысы, да, стал бы воскрешать только самый неопытный некромант, полноценный неудачник и самоучка, и в этом даже не было ничего постыдного - Роанок сам начинал с них, и материал доступный, не с лопатой на кладбище гарцевать, и сложность контроля волшебства минимальная. Сюда же и то, что крысы поперли с канализации, видать, очередной начинающий практик запрещенной на Севере магии, до Коллегии слишком далеко, а на людях как-то с некромантией и некрасиво возиться. Вопрос был в другом - в количестве. Видать, женщину занимали те же мысли, потому что слишком задумчивым был ее взгляд, поднятый на метиса:
- Роанок, скажи, а скольких бы ты смог поднять крыс?
- Контролируя их? Десяток-полтора. Если просто для развлечения, то больше двух, - он развел руками, давая понять, что даже эксперту колдовства не просто перейти через ограничения, накладываемые законами волшебства. А вот этому неизвестному некроманту это как-то удавалось, вопреки всему. "Шорровы кости..." Роанок тяжело выдохнул, опираясь подбородком на голову резного "дракона", украшавшего посох. Раз в десяток поколений, если ему не изменяла память, рождались подобные "аномалии", которые обладали невероятными запасами магии, и, если им удавалось получить должное магическое образование, превращались в легенды. Шалидор, величайший человеческий маг. Маннимарко, достигший могущества владык даэдра. Галерион, основатель некогда великой Коллегии магов. Дивайт, один из самых известных данмеров-волшебников. И если такой бесценный, но еще не огранённый драгоценный камень появился в Скайриме, Коллегия обязана его найти и получить. И по причине воспитания. И ради своей выгоды. И, да, чтобы не попал в плохие руки, потому что в противном случае всех сил волшебников и хваленных нордских воителей не хватит, чтобы остановить его.

+2

10

    Собрание продлилось на удивление недолго. Рагнеде удалось лаконично и логично описать ситуацию и дальнейший план действий, а после такого, как известно, вопросы возникают не часто. Вот и у присутствующих они не возникли – все как один изъявили желание отправиться в канализации. Карандил даже готов был отправиться тотчас же. Услышав его слова Нейтанмар уже принялся мысленно извлекать из походного рюкзака необходимые зелья, припоминая где которое лежит, и складывать их по карманам, а также по ходу дела пытался представить, что ещё может пригодиться в липкой и зловонной тьме канализационных стоков.
    Благо столь спешного выхода архимаг не потребовала, отложив вылазку до вечера, что метис счёл весьма мудрым решением по целому ряду причин: во-первых, так они и впрямь привлекут к себе меньше внимания, во-вторых, у них было больше времени на подготовку, в-третьих… от чего-то ему подумалось, что Рагнеда могла нарочно назначить собрание столь рано учитывая, что-то могло и затянуться (чего греха таить – маги любили долгие собрания и обсуждения, особенно магии-теоретики, и не всегда было важно касается это их теорий или нет). Что было на его взгляд весьма и весьма мудро. И было бы весьма глупо с его стороны не воспользоваться подаренными архимагом возможностями.
    И он воспользовался. В очередной раз покинув Мрачный замок – и на выходе столкнувшись с торговцами ядом, которые может и явились с благородными намерениями, но умудрились завернуть их в по меньшей мере не самую учтивую обёртку, так что встреча с ними оставляла на душе неприятный, хотя и привычный, осадок, – Нейтанмар вновь отправился по магазинам. Вернулся он с недорогой мешковатой серой мантией и потёртыми кожаными сапогами здраво рассудив, что даже пахарь не выйдет в поле в своей лучшей одежде, а только в рабочей. Конечно у метиса была ещё одна походная мантия, но он имел манеру носить вещи аккуратно и даже учитывая пройденный путь её по-прежнему было жаль одевать для предстоящего дела. После всего проще будет выбросить её вместе с сапогами и купить новую, чем вывести канализационный смрад, а это обошлось бы ещё дороже. Да и случись что – носить не слишком приятно. Так же в число его покупок вошёл небольшой пучок мяты, который весьма пригодился, когда они оказались в тоннелях.
    Можно было обладать сколько угодно богатым воображением, можно было хорошо осознавать, что в стоках воняет, можно было даже быть подробно знакомым с составом воды и облепившей стены и пол субстанции, но полноценно представить себе и осознать стоящую здесь вонищу было попросту невозможно. Казалось разум разрывался от обилия оттенков въедающихся в нос ароматов и каждый из этих оттенков был исключительной мерзостью. Запах резал глаза, травил лёгкие точно ядовитый газ, от него в животе образовывался комок и подступала тошнота. О… вся его хвалёная альтмерская выдержка наткнулась в этих стенах на смертоносного врага. Благо метис намеренно не принимал никакой еды перед выходом, иначе точно не совладал бы желудком. Будучи выходцем из знатной семьи, он конечно успел попутешествовать и в пути претерпеть достаточно трудностей и лишений, но всё же оказался недостаточно суров для подобного места. Всё же ему достало мужества достойно держаться, хоть он и заметно побледнел, а также то и дело прикладывал к носу свежие листья мяты чей резкий запах был способен перебить мерзкую вонь и ослабить тошноту. Оставалось лишь надеяться, что со временем он привыкнет или лишиться нюха – что-то из этого уж точно должно было произойти. Каково было идущему рядом Дж'зарго и представить страшно - бедняга небось проклял свой чуткий кошачий нос ещё на подходе к канализации. Да и юную Элен было жаль – вот уж впрямь не место для девушки.
    Недолго думая Нейтанмар разделил пучок и предложил каждому имеющуюся у него мяту. Тем более, что Рагнеда уже сама кинулась занюхивать этот кошмар чужими рукавами. А замечание про розы и «тыжархимаг» вовсе заставило метиса подать голос.
    - Признаться, я бы мог попробовать внушить нашим разумам, что мы блуждаем по канализации пропитанной ароматами цветущего даггерфоллского луга или более привычной северной свежести, но нас здесь много и боюсь я быстро останусь без сил. Хотя это и может ненадолго облегчить страдания.
    Было весьма разумно ожидать, что это предложение отвергнут даже толком не рассмотрев – в конечном счёте по тем же причинам он сам выбрал пучок мяты за место магии. Ведь от мага без маны толку не больше, чем от выдохшегося воина. У Нейтанмара, конечно, был при себе меч, которым он умел орудовать, но от его заклятий толку выйдет на порядок больше.
    Предложение ненадолго разделиться заставило метиса вновь задаться вопросом о целесообразности данной затеи. Едва получив в своё распоряжение карту, – за что он поблагодарил Рагнеду, коротко отметив, что теперь случись что отбившийся от группы сможет надеяться на возможность выбраться самостоятельно (а потом увидел, как Раонок пролил на свою пиво и несколько подкорректировал свои выводы), - и хорошенько её осмотрев пришёл к мысли, что их поиски могут здорово затянуться. Если бы они разделились прочесать катакомбы можно было бы раз в шесть быстрее но… некромант мог быть не один, мог расставить у логова ловушки, поднять действительно опасных мертвецов, кроме того здесь точно были контрабандисты, преступники, канализации любили секты даэдропоклонников, канализационные хоркеры. Словом, куча всего того, с чем не только одиночка, но и группа магов не совладает. Однако спокойно отреагировал на предложение архимага и направился по противоположному тоннелю хорошенько всё осматривая.
    Хотя видят восемь, не первый раз в его голове возникал вопрос, а не слишком ли они перестарались с освещением?...
    А ведь подобного рода осмотр мог продлиться довольно долго, логично было ожидать, что их поиски продляться долгие и мучительные дни, но аэдра распорядились иначе и заветное логово было найдено до смущающего быстро.
    - Это точно его настоящее убежище? – обронил волшебник, оглядываясь по сторонам.
    От чего-то слова о некомпетентности некроманта лишь усиливали охватившее метиса смущение, но очень быстро Нейтанмар напомнил себе, что давно уже не живёт в Хай Роке и подобные хитрости и многоходовки отнюдь не являются нормой для местного населения.
    Так что всё и впрямь могло быть вот так вот просто.
    Но почему такой простой человек вдруг занялся такой непростой наукой? Какая цель привела его к грязной и тёмной магии поперёк самого закона и страха наказания? И… к несчастью на его стороне оказался редкий талант. Возможно даже не один.
    Хотя он же мог его и спасти.
    - Можно устроить засаду. Здесь мои способности придутся как нельзя кстати, хотя острой нужны применять магию я не вижу – заве что для слежки и наблюдения. – Нейтанмар склонился над кругом, но приметил лишь пару более-менее грубых ошибок. Толку от него в этом вопросе было разве что сказать, что круг некромантический и выполнен не особо искусно, но это и так было всем понятно, так что он переключился на «предметы интерьера», надеясь через них узнать немного больше о некроманте. – Если он наведывается сюда по ночам, что наиболее вероятно, то долго ждать хозяина не придётся. Вот только… если он городской, то наверняка уже слышал о нашем приезде и, позвольте мне сделать предположение по поводу дальнейших его действий: если он пуглив и нуждается во всех этих руководствах и книгах, то заявиться сюда сегодня же ночью и под покровом темноты попытается унести всё ценное, либо, если он более осторожен – выждет какое-то время и заявиться сюда в совершенно неожиданный день, либо, чего я более всего опасаюсь, он окажется как минимум хитёр, как худшее – умён и попросту бросит логово даже не пытаясь наведаться сюда ещё хоть раз и заляжет на дно, а то и вовсе выждав покинет город оставив нам лишь призрачную возможность найти его. Например, при помощи этих самых книг. Боюсь, при должной настойчивости он может возникнуть вновь, но уже куда более опытный и опасный… Мастер Роанок, меня беспокоят его цели, не могли бы вы предположит для чего этому юному адепту тёмной магии потребовался могильный дух? Для каких целей их чаще всего призывают? Не могли же все эти нападения на фермы быть обыкновенной разминкой, он наверняка преследует некую цель, - обычно бесстрастный голос метиса на этот раз изменил ему, выдав беспокойство и заинтересованность своего обладателя. – А если и была, то некромант поступил крайне глупо, что, впрочем… укладывается в общую картину.
    И всё-таки какую большую роль может сыграть страна: норды были весьма разными и сильно отличались друг от друга – спорить с этим Нейтанмар бы не стал, - но между тем они в большинстве своём были простым народом. Стоило признать, что ловить этого же некроманта родись и вырасти он в Хай Роке могло оказаться на порядок сложнее.

+1


Вы здесь » Скайрим: Возрождение » Текущее время » Мёртвый сезон (Хаафингар, 11.09.205 4Э)