Сеттинг: The Elder Scrolls: Skyrim
Система: эпизодическая
Рейтинг: 18+
Текущая дата игры: 205 4Э
Место действия: Все старо в старом Королевстве: норды опять бьют старых ушастых врагов, изгои прячутся в скалах, волшебники раскопали очередные руины, а соратники нашли очередное приключение. Новый король держит страну в кулаке, народ счастлив, ярлы ворчат. Вампиров разбили, так новые твари завелись, то волколак какой дитё утащит, то некромант костями гремит на погосте. Присаживайся, путник, положи свой меч рядом - здесь ты найдешь и выпивку, и работу, и отдых.

Ульфрик Буревестник - националист, тиран.
Эйла Охотница - легендарный стрелок.
Элисиф Прекрасная - любитель шуб и бардов.

Скайрим: Возрождение

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Скайрим: Возрождение » Текущее время » Память и камни. (Хаафингар 28.06.205)


Память и камни. (Хаафингар 28.06.205)

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

http://s7.uploads.ru/WlI05.jpg
1. Название эпизода: Память и камни.
2. Краткое описание эпизода: Юниона рассказывает Слышащему о подземном ходе ведущем за стены Солитьюда. Прошло не мало времени с тех пор, когда Тёмное Братство последний раз пользовалось им. Исследователей подземелья могут поджидать непроходимые завалы, ловушки, встреча с опасными лиходеями, но Слышащий считает что игра стоит свеч и в компании тёмного брата и сестры отправляется в каменные недра.
3. Участники: Сартайдес, Аркасис, Айрин Рене/Юниона
4. Тип эпизода: Сюжетный  Тёмного Братства
5. Примечания: Возможна смена очерёдности ходов.

                      – Побудьте здесь. Если там не опасно, я свистну.
– А если опасно?
– Заору.

Отредактировано Сартайдес (2018-02-10 13:37:56)

+3

2

На краю горизонта собирались кучевые пепельные облака и медовое солнце лениво оседало в них, как пышная томная дева в кадку мыльной воды на вечернем омовении. Прозрачные оранжевые лучи острыми стрелами тянулись в тёмный лес, и пронзив его прихотливо золотили всадников, вспыхивая на медных бляшках лошадиной сбруи.
Неприметная дорога, почти затерявшаяся среди лесных трав, окончательно рассеялась возле неровных гранитных ступений.
   - Я когда то бывал здесь, - проговорил Сарт ни к кому явно не обращаясь, останавливая Тенегрива и спешиваясь, - Заблудился пытаясь сократить путь, и в итоге пол ночи просидел клацая  зубами, между камней, пережидая метель. Пытался отыскать ход глубже, но ослеп от снега, заледенел и плюнул к даэдра.
   Массивные каменные глыбы обрушенного свода в несколько рядов перекрывали то место, которое судя по расположению ступеней когда-то служило началом коридора. Выглядело всё непроходимо прочным. Щедро присыпанное по щелям лиственным перегноем, покрытое цепкими накипными лишайниками пастельных оттенков – незыблемое и просевшее в землю.
   Слышащий коснулся затянутой в перчатку рукой равнодушного монолита. Вверх от нагроможденья хоронившего лестницу уходила почти отвесная скала. Разве можно быть уверенным в памяти мёртвой женщины?..
   - Сестра, - обернулся данмер  к Айрин, ещё сидящей в седле, и нерешительно озиравшейся, - Что говорит тебе…. – тут у него чуть не сорвалось с языка "Вторая", но он вовремя подловил себя, - Юниона? Это то место, о котором она рассказывала?
   Тенегрив вёл себя спокойно, значит опасности по близости не было. Слышащий подошёл к нему, пока Рене внимала словам ассасинки в своей голове, снял притороченную дорожную сумку с тем, что могло пригодиться в подземной дороге и взвалил на плечо. Вопросительно глянул на Аркасиса, любопытствуя что думает брат о скалистом тупике, куда завели их сомнительные указания Юни.

Отредактировано Сартайдес (2018-02-07 23:55:38)

+2

3

- И мне это место знакомо, - оглядываясь по сторонам, Айрин вспомнила, как бывала тут с Марком, еще в детстве. Глаза скользили по каменным глыбам, разрушившим каменный свод у входа к древнему алтарю и сваленных в огромную кучу бесформенных обломков от скал, возвышающихся исполином над головами путников.
  - Да, вход здесь, - коротко ответила данмерка, врываясь своими мыслями в воспоминания Айрин о детстве, - прости девочка, но тебе придется отдохнуть немного, дальше поведу я, - и не дожидаясь согласия чародейки, тут же начала оплетать ее разум своей паутиной, обволакивая и проникая в каждый уголок ее тела, забирая контроль на себя. Разум Айрин тут же начал гаснуть окунаясь и постепенно погружаясь во тьму. За все время, она впервые была не против отдать свое тело под контроль ассассинки. Сейчас Рене вряд ли могла чем-то помочь своим братьям, в отличии от Юнионы. Перед тем, как полностью кануть во тьму, бретонка бегло скользнула взглядом по своим спутникам, задержав взгляд на Шепоте и его, как обычно, хмуром выражении лица и невольно улыбнулась, а после растворилась в темноте угасшего разума, ощущая лишь пустоту.

  ***

  Юни глубоко вздохнула, набирая полные легкие теплого воздуха - прогретого за весь этот долгий день, жарким июньским солнцем.  Как же было приятно снова ощутить его ласкающие лучи на лице, хоть и не своем. Женщина молча прошла мимо Слышащего, не отрывая взгляда от разрушений которые предстали перед ее взором.  Оглядывая внимательно некогда целый постамент, ныне полностью разрушенный и заваленный каменными глыбами, данмерка подошла к одному из камней и нежно скользнула пальцами по шершавой поверхности камня.
  - Я помню это место другим, - тихо ухмыльнулась Юни сама себе, стараясь спрятать печаль в голосе, что ворвалась в ее душу, едва стоило коснуться связанных с этим местом воспоминаний. Они всколыхнулись подобно мути, взбаламученной неосторожным движением, а прежде осадком лежащим на дне реки, - здесь раньше был алтарь какому-то божку, но по воле судьбы, а может и по воле смертных, его погребли обломки этой скалы, -  Юниона с некой грациозностью обернулась к братьям, картинно разводя руками, - но на наше счастье, нам он и не нужен. Вход в подземелье был спрятан тут,- женщина указала кивком на монолит с вырезанной  в камне гримасой "неизвестного", наполовину стертого временем, ветрами и непогодой, - но придется поднапрячься, кажется его слегка завалило, - данмерка лукаво улыбнулась и жестом пригласила братьев, освободить от завала скрытый от посторонних глаз вход.

Отредактировано Айрин (Вчера 10:24:18)

+2

4

Шепот легким кивком поприветствовал Юни, заметив смену поведения. Сделав знак Сарту, чтобы он поглядывал вокруг. Кто знает, вдруг кому-нибудь приспичит к ним наведаться. Быть застигнутым врасплох не самая лучшая перспектива. Лучше было бы Аркасису вести наблюдение, но так вышло, что в их группе два мага и всего один силовик. Вот и приходится Шепоту отдуваться за всех. "Хотя..." он посмотрел на магов. В его голове появилась заманчивая как маги под его чутким руководством разбирают завал и почему-то у него в руках была плетка. Хмыкнув абсурдности этого видения, нордлинг покачал головой и поймал лукавый взгляд сестры. Девушка озорно ему подмигнула и изобразила губами поцелуй. В ответ Шепот хмыкнул, а по губам скользнула невольная скупая улыбка, в ответ на откровенные заигрывания. Покачав головой, нордлинг направился к завалу, чтобы более внимательно осмотреть и подумать как его разобрать.
В принципе ничего страшного там не было. Да и весь завал разбирать не требовалось, достаточно проделать лаз. Все действо заняло около получаса, во время которого нордлинг сноровисто откидывал средние и мелкие камни, и с помощью рычага, в роли которого выступала толстая палка, более крупные. Наконец небольшой лаз на верхушке завала был готов. Аркасис разжег с помощью кресало факел принялся спускаться сильно пригибаясь, предварительно подав знак, что сначала осмотрит что внутри.
А внутри было сыро, переход и спуск были относительно безопасными, если не считать острых краев камней, покрывшихся мхом. Пламя, волнуемое сквозняком, неуверенно разгоняло сгущающиеся тени, вырывая шершавую поверхность рукотворного прохода. Каменная поверхность была обработана грубо, но обещала прослужить еще приличный срок. Кое - где свет вырывал слегка подгнившие деревянные распорки, покрытые вездесущим мхом и люминесцирующими грибами. Под ногами иногда хлюпали мелкие лужицы дождевой воды. Проход шел под небольшим уклоном вниз и в сторону Солитьюда. Оставшись довольным проведенным беглым осмотром прохода, Шепот вернулся к выходу, закрепив факел в обнаруженной изъеденной ржавчиной стойке для факелов на стене.
Оказавшись снаружи, нордлинг утвердительно кивнул ожидающих его брату и сестре. Сняв с лошадей небольшие походные сумки с минимально необходимыми вещами, снедью и водой. Шепот кивнул на сумки и подхватив самую тяжелую, а вместе с ней и небольшой запас факелов, направился ко входу. Уверенно проникнув внутрь, он помог остальным принимая груз и страхуя товарищей.

Отредактировано Аркасис (2018-02-11 11:29:34)

+2

5

Данмер наблюдал как Айрин сладко вздохнула и повела плечами, словно отряхивая тончайшую паутину, налипшую к телу. По капле вязкой крови налилось в её янтарных глазах, покрывая вишнёво иллюзорным бельмом от века до века, обозначая открывшееся зрение мёртвой эльфийки – так во всяком случае воочию виделось магу. Или мерещилось. Кто рискнёт оспаривать точность восприятия, когда речь идёт о Слышащем, запредельное, не человеке?
    Взвесив серьёзность преграды, отделяющей белый свет от подземного хода, обещанного Юни, Сарт не стал лезть брату под руку. Согласно кивнув на его знак он принялся озирать окрестности. Лицо, изваянное в камне бесчисленное количество лет назад неизвестным резчиком, не столько умелым, сколько старательным, настойчиво притягивало внимание мага. Словно рот, скорбно сложенный под витыми усами, ещё шептал что то, зовя и упрекая. Вглядывавшемуся в резкие черты Сарту казалось, что он видит то кого то из ожесточённых атморцев, то одного из Принцев, запечатлённых фанатичным северным скульптором. Подняв голову маг различил наверху в нише ржавые обломки погребальных урн. Оставив себе заметку в памяти об их осмотре, он перевёл внимание на лаз, освобождённый Аркасисом.
    Тёмный брат успешно разворотил помеху на их пути в достаточном объёме что бы туда, без мучений, протиснулись люди с чистой совестью, ладными седалищами и необременительным скарбом.
Привязывать Тенегрива не имело смысла. Забрав с него притороченную дорожную сумку Слышащий погладил отродье Обливиона по крутой шее и доверительно сказал:
    - Меня не будет сутки, может быть больше, дожидайся по близости. Не зверствуй. Приглядывай за другими, - и, дружески взъерошив конскую гриву оставил вороного свободным в компании лошадей Арка и Айрин.
    Миновав лаз Сарт зажёг плавающий рядом огонёк- магическую сферу. Это освобождало ему по крайней мере одну руку от занятости факелом. Если задуматься о расположении ступений на поверхности, то тёмные родичи оказались справа и немного вниз от того пространства или крипты, куда эти ступени когда то величественно вели. "Продолбить бы немного стену", - подумал примериваясь взглядом Сарт, - " И осмотреть... "
Его не отпускала мысль о возможном святилище, куда собственно ступени и должны были доводить паломников или жрецов, а возможно и жертв тайного культа, - Отец знает.
    Когда Айрин, или вернее её лукавое воплощение – Юни, оказалась рядом, под каменным сводом, маг тронул пространство, отправляя импульсную волну.
    - Недовольных мертвецов нет, - бесстрастно произнёс он, - Из живых - двое, не больше собаки, двигаются в нашу сторону.  Думаю это оголодавшие злокрысы. Учуяли нас, свежатинку, и бегут... брат, обернись, уже рядом, сейчас напрыгнут!

Отредактировано Сартайдес (2018-02-14 08:44:07)

+2

6

[nick]Юниона[/nick][status]Душа, обретшая вновь тело[/status][icon]https://pp.userapi.com/c841430/v841430451/49c27/zhYCDBaRub0.jpg[/icon][info]Ассассин Темного Братства[/info]Вторя Слышащему, Юниона и не подумала мешаться Шепоту, пока тот освобождал проход. Да и взглянув на ухоженные и нежные ручки Айрин, решила, что портить их мозолями, будет ужасным кощунством. Прислонившись к камню, данмерка лишь наблюдала за братом, то и дело вылавливая его взгляд и отвечая озорной улыбкой. Ее так и подстегивало подойти и завести с ним беседу о былых временах, но решила повременить с этим, для более удобного момента. Нужно было дать парню выговориться, ибо она помнила, как он был опечален ее побегом и сорвавшимся свиданием. Женщина ухмыльнулась этой мысли и вернулась к жеребцу Айрин, забирая походную сумку с провизией и необходимыми вещами для опасного путешествия. То, что путешествие обещало быть опасным Юни даже не сомневалась. Ее чутье редко подводило и вот сейчас ее разум словно кричал «будь осторожна» «берегись» и тому подобные слова, предупреждая о возможных проблемах. Юни всегда с удовольствием прислушивалась к подобным предупреждениям. Хотя как оказалось, все же один раз не прислушалась, а иначе до сих пор, топтала бы эту землю своими данмерскими ногами, а не ногами изнеженной бретонки.
  Оказавшись внутри, женщина поморщилась вдыхая затхлый сырой воздух. Хотя чему она удивлялась? Это же подземелье, ему по всем канонам положено быть таким мрачным и неуютным. Обычно в таких полно всякой дряни и живности, готовый отхватить добрый кусок свежей плоти. Едва стоило подумать о возможных неприятностях, Сарт тут же подтвердил ее догадки. От первого кинувшегося злокрыса Шепот ловко увернулся, сосредотачивая внимание на втором. Первая же тварь, по инерции от резвого прыжка, пролетела дальше мимо своей намеченной жертвы и с мерзким визгом упала наземь, поднимая фонтан брызг из лужи на полу, всего в паре шагов от Юнионы. Женщина хмыкнула и подошла к грызуну, выхватывая на ходу кинжал из ножен. Данмерка наступила ногой на шею, с силой придавливая мерзкую тварь к земле, не давая той подняться и снова броситься на путников. Лысый хвост зверя, буквально кнутом начал биться о каменный пол, а истерично бьющаяся тушка зверька под сапогом женщины, так и норовила вырваться из плена и повторить атаку. Юниона не стала дожидаться пока злокрысу все же удастся освободиться и точным движением, воткнула кинжал в шею у основания черепа, заставив ту конвульсивно дернутся, отдавая последний вздох в объятия смерти. Женщина обтерла кинжал от крови о свалявшуюся шерсть и  убрала кинжал обратно в ножны. С ухмылкой кивнув братьям, давая понять, что с грызуном покончено, женщина поднялась и продолжила свой путь, бросив брезгливый взгляд на вторую тушку, мертвого животного.
В памяти Юни, то и дело всплывали отголоски из ее памяти, выхватывающие те или иные моменты из того времени, когда она была тут в последний раз. Но по большей степени, моменты эти были обрывочны и туманны. Отчетливым было лишь лицо мужчины, когда-то сопровождающим ее. Она помнила каждую родинку на его лице, каждую морщинку, изгиб его бровей и надменную улыбку, хищный взгляд и тихий смех от воспоминания которого, до сих пор бежали мурашки по ее коже. Она помнила его лицо так отчетливо, будто кем-то давно нарисованный портрет висел в ее воспоминаниях, как постоянное напоминание, разве только этот портрет был живым и слишком часто ей улыбался, заставляя сердце сжиматься от боли. Данмерка встряхнула головой, отгоняя печальное воспоминание и обратила свой взор на затылок брата идущего впереди. Коридор уходящий вглубь обещал быть длинным, а до разветвлений требующих ее внимания, было еще довольно далеко. Решив не скучать в пути, женщина прибавила ходу и поравнялась с Шепотом.
  - Рада снова видеть тебя брат, - усмехнулась Юни, обращаясь к Аркасису, одарив того лукавым взглядом,  - я между прочим уже успела соскучиться, а ты будто не рад меня видеть, - девушка протянула руку и скользнула по плечу мужчины мягким прикосновением,-  Я ожидала более страстного приветствия, особенно после того, что между нами было, - данмарка едва сдерживала смех, умело балансируя на грани насмешки и искренности, - кстати, будь внимателен брат, скоро будет поворот, скрытый от невнимательного взгляда, нам главное не пропустить его в потемках, - с этими словами женщина принялась и сама бродить взглядом по стенам выискивая щель скрытую каменным выступом, с новым ответвлением коридора уходящий в нужном направлении.
  - Этот тоннель уводит глубоко,- женщина сделала пас рукой, указывая на стены, -  однажды мы… - тут данмерка споткнулась о слово «мы», но собравшись, тут же продолжила свой рассказ не желая заострять внимание на своей слабости. Женщина повернулась к Сарту, привлекая и его внимание к рассказу, - однажды мы пытались исследовать этот тоннель. Мне было любопытно куда он ведет и как глубоко уходит. Но вернулись ни с чем. Без проводника, который скорее всего канул в лету, знающего каждый поворот и ответвление в этом лабиринте, рискуешь заблудиться и до конца времен остаться пленником этого места, а твой иссохший труп, так и будет сторожить эти каменные стены.

Отредактировано Айрин (Вчера 20:41:56)

+2

7

Увернувшись от первого злокрыса, Шепот сильным ударом ноги встретил второго. Животное пискнув отлетело к стене шмякнувшись об оную, но не успело оно вновь подняться на лапы как голова была придавлена к полу. Переметив вес на ногу, Шепот с силой надавил. Послышался хруст позвонка, тушка до этого пытавшаяся выбраться конвульсивно забилась. Писк быстро сошел на нет, как и трепыхание тельца. Сделав размазывающее движение ногой, нордлинг убедился, что существо мертво и как не бывало двинулся дальше, краем уха уловив предсмертный писк второго злокрыса.
Мужчина продвигался медленно, внимательно осматривая куда он наступает. Факел в его руке освещал пространство перед ним, то и дело приближался к боковым стенам поросших мхом, разгонял тени под потолком или же опускался к полу, отблесками играя в грязных лужах. Пока все было чисто, но Шепот знал, что это может быть обманчиво. Поэтому предпочитал не спешить. Каждые десять шагов, он делал насечку на стене, на уровне глаз.
- Мы с тобой поговорим позже, сестра, - внимательный взгляд мужчины изучал лицо девушки, отмечая разницу в мимике и поведении между Айри и Юни. - Наедине, - губы Шепота тронула ухмылка, и он добавил. - Если снова не убежишь.
Кивнув на указание Юни, нордлинг принялся более внимательно всматриваться в стены, чтобы не пропустить указанный проход. Краем уха слушая слова девушки, отметив ее заминку при произнесении "мы". Но никак не стал комментировать или расспрашивать, но на будущее сделал себе пометку.
Нужное, со слов Юни, ответвление, мужчина чуть было не пропустил. Расщелина настолько заросла бородатым мхом, что сливалась с настенным собратом, образуя практически монолитное полотно. А каменный выступ отлично маскировал и без того укрытый проход. И если бы Шепот не делал засечки на камне стальным кинжалом, так бы и прошел. Нож вспорол мховый занавес и не встретил ожидаемого каменного сопротивления. Мужчина переложил кинжал в другую руку и завел ее в сторону по дуге, призывая спутников остановится. Его ладонь легла на грудь позади идущего и судя по выпуклости, грудь была женской. Пару раз жамкнув для уверенности в своих предположениях, хоть броня и не располагала к таким действия, кое-что нащупать все же удалось. Мужчина повернул голову и встретился с крайне лукавым и заинтересованным взглядом янтарных глаз со вздернутой бровью.
- Проход, - коротко объяснил Шепот и передал девушке факел. После, поправив походную сумку на спине, принялся расчищать расселину, ловко орудуя кинжалом и руками, при этом не забывая об осторожности.

0


Вы здесь » Скайрим: Возрождение » Текущее время » Память и камни. (Хаафингар 28.06.205)