Сеттинг: The Elder Scrolls: Skyrim
Система: эпизодическая
Рейтинг: 18+
Текущая дата игры: 205 4Э
Место действия: Все старо в старом Королевстве: норды опять бьют старых ушастых врагов, изгои прячутся в скалах, волшебники раскопали очередные руины, а соратники нашли очередное приключение. Новый король держит страну в кулаке, народ счастлив, ярлы ворчат. Вампиров разбили, так новые твари завелись, то волколак какой дитё утащит, то некромант костями гремит на погосте. Присаживайся, путник, положи свой меч рядом - здесь ты найдешь и выпивку, и работу, и отдых.

Ульфрик Буревестник - националист, тиран.
Эйла Охотница - легендарный стрелок.
Элисиф Прекрасная - любитель шуб и бардов.

Скайрим: Возрождение

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Скайрим: Возрождение » Текущее время » Прошлое должно остаться в прошлом (Солитьюд - 01. 07. 205)


Прошлое должно остаться в прошлом (Солитьюд - 01. 07. 205)

Сообщений 1 страница 25 из 25

1

1. Название эпизода: Прошлое должно остаться в прошлом
2. Краткое описание эпизода: «Незаконченные дела, нужно завершать» - именно так подумала Айрин перед тем, как отправиться в дом своего покойного мужа, дабы найти и уничтожить все его записи и дневники по экспериментам. Но какого же было удивление девушки, когда она узнала, что ее супруг все еще жив и ищет ее. Тем не менее, незаконченные дела, нужно завершать, а когда на помощь приходит тот, кого совсем не ждешь, удивления становится еще больше.
3. Участники: Аркасис/Семуэль Рене, Айрин Рене/Юниона
4. Тип эпизода: Личный
5. Примечания: Без оформления. Возможно совместное написание постов.

Отредактировано Айрин (2018-02-03 17:48:47)

0

2

Солнце припекало, достигнув зенита. Но это было лучше и приятнее сырого и затхлого подземелья, которое было покинуто им на днях. Лето во всю хозяйствовало в Скайриме, лишь высокие пики увенчанные вечными снежными шапками и опоясанные кучерявыми облаками стойко выдерживали поползновения тепла.
В лесу в это время полно зелени. Глаз радуют цветение разнообразных цветов и трав, а также порхание бабочек. Воздух наполнен какофонией звуков жизни, как и богатейшим букетом запахов. Жизнь бьет ключом во всех уголках страны и во всех ее проявлениях. Шепоту нравилось это время года, хотя, если быть откровенным, он в любом сезоне находил свое очарование. Между тем, мужчина накинул на уже не совсем лысую голову капюшон, чтобы уберечь свою макушку от немилосердно палящего солнца.
Чего не скажешь о городах, но и тут были свои изменения. Солитьюд как и всегда жил своей жизнью. Воздух сотрясал людской гомон, что доносился с торговой площади. Носа то и дело касался приятный аромат свежей выпечки или же блюд, что готовили в тавернах. Но этот приятный запах частенько перекликался с менее очаровательными тонами, что вызывало некое недовольство на лице Шепота. Со временем к этому привыкаешь, но сейчас, после "домашнего" воздуха, обоняние резал такой контраст. Но это не мешало ему продолжать свою деятельность. Чем он был занят? Его глаза следили за стройной, женской фигуркой, что петляла впереди среди людской массы.
Когда Айрин высказала желание отправиться по личному делу в Солитьюде, братья ничего не молвили против. Они вообще ничего не сказали, лишь кивнули. Девочка она не маленькая, сама разберется. Но стоило сестре скрыться из виду, как Шепот отправился следом. Одним словом "Присмотрю," объяснив старшему брату, вопросительно вздернувшему бровь, что, зачем и почему.
Сесть Айрин на хвост не составило труда. В городе было немного сложнее, чем на природе, вести наблюдение или выслеживать "дичь". Ограниченный обзор и высока вероятность потерять преследуемого. Приходилось сокращать расстояние, и повышать риски быть обнаруженным. Девушка часто оборачивалась, будто желая убедиться в том, что никто не следует за ней. Вертела головой, будто выискивая кого-то, но потом вновь продолжала путь. Это заставляло норда проявлять чудеса сноровки и маскировки. Ведь нужно было остаться не обнаруженным для Айрин, но и не вызвать подозрений у остальных обывателей или же стражи. Шепоту сложно было ответить, что двигало им. Любопытство, сомнение в сестре и ее подготовке или же ему было скучно, поэтому так решил развлечься? Всего понемногу. Как наставник, Аркасис был недоволен подготовкой девушки и не был уверен в ее "готовности", как охотник - проверял не притупились ли его навыки, в общем, если коротко, ему выдался шанс развеяться и "погулять" с пользой для себя. Коим он и воспользовался.
Шепот не собирался вмешиваться в дела подопечной. Скорее просто приглядеть и удостовериться, что сестра не вляпается в передрягу. Между тем, видимо девушка достигла своего пункта назначения. Мужчина нырнул в проулок и, скрываясь в скудной тени, наблюдал.
Дом, к которому привели девушку стопы, был каменный в полтора этажа. Увенчанный грубой черепичной шапкой, он не выглядел зажиточным, скорее крепким середнячком среди остальных таких же. Огражден куцей живой изгородью с небольшим палисадом, поросшим дикими травами, внутри.

Отредактировано Аркасис (2018-03-21 15:58:02)

+1

3

Солитьюд – город в котором она выросла, город в котором она знала каждый закоулок, сейчас же он казался ей чужим и каким-то нереальным. Тысячи людей сновали по улицам по своим ежедневным делам, порой сталкиваясь друг с другом, завязывая разговоры или просто молчаливо проходя мимо. В детстве, Айрин часто любила наблюдать за суетой горожан, смотреть за нами со стороны, как суматоха обыденной жизни, занимает все время и пространство вокруг них.  В последний раз она была здесь всего пару месяцев назад и вот спустя такой короткий срок, город изменился в глазах девушки. Распрощавшись с братьями, бретонка пробиралась сквозь толпу безликой серой массы. Она смотрела в лица и пыталась вызвать у себя хоть какие-то эмоции к окружающим, но все было тщетно. Неужели все, что с ней произошло за этот краткий срок, так сильно изменило женщину, делая ту бесчувственной к окружающим. Ей было все равно кто они и куда спешат. Хотя кого она обманывала, она начала меняться уже очень давно. Просто изменения за последнее время, чувствовались особенно сильно. Новая жизнь изменила ее, а потому старую следовало оставить в прошлом. Но для этого нужно было закончить последнее дело.
  Для начала она решила навестить деда и убедиться, что с ним все в порядке. А после… после, она наведается в дом Семуэля и найдет все его записи. Эти опасные знания нельзя было бросать тогда. Следовало забрать все это еще в ту роковую ночь, когда она сбежала - испугавшись того, что натворила. Но как бы то не было, записи все еще были там, по крайней мере она на это надеялась, а следовательно несли опасность. Конечно был риск, что в дом уже наведались и нашли тело ее мужа, но Сем был не глуп и не оставлял бы важное на виду, а значит, записи могут до сих пор лежать в одном из тайников в их доме.
Она сомневалась не совершила ли ошибку - разделившись с братьями. Возможно стоило все рассказать и попросить помощи, но сейчас было уже поздно. Из раздумий девушку вывело странное чувство, словно чьи-то глаза пронзительно наблюдали за ней из толпы. Чародейка резко обернулась и осмотрелась по сторонам. До дома Марка оставалось недалеко, но странное чувство преследования не покидало ее и решив убедиться в отсутствии слежки, Рене свернула в ближайший проулок, уходя от дома деда в сторону. «Может это всего лишь паранойя разыгралась?» - подумала Айрин, после того как петляя по городу, так и не обнаружила слежки, хоть это чувство так и не покинуло ее до конца. Больше не было смысла терять время, выискивая мнимых преследователей, так что пожав плечами и отгоняя навязчивую мысль, она поднялась по ступенькам, ведущим ко входу в ее отчий дом.
  Чародейка достала ключ, который до сих пор хранила у себя и осторожно провернула его пару раз в замочной скважине, дверь отварилась приглашая девушку войти. Марк уже ждал нежданного гостя у входа, в боевой позе. Она улыбнулась деду приветствуя его, девушка даже не удивилась реакции старика - военный до мозга костей, всегда готовый обороняться и защищать свое. Даже такой ворчун и брюзга как Марк, искренне радовался встречи с внучкой. Заваливая ту вопросами - на большинство которых, она не могла ответить ему честно. Впрочем ему хватало и заверений, что все образовалось к лучшему и теперь она в безопасности, а недуг ее, хоть по прежнему с ней, но теперь под контролем. На что Юни, всего лишь недовольно хмыкнула, но решила оставить подобное заявление без комментариев.   После радости от встречи на лицо Марка легла жесткая тень горечи и то, что он поведал Айрин далее, ударило по ней словно молния, лишая ту дара речи.
  В гостях пробыла она не долго. Не прошло и получаса как Айрин распрощалась с дедом, пообещав вскоре написать письмо и затворила за собой входную дверь. Она прижалась спиной к двери и руками закрыла глаза, вряд ли ее лицо могло выдать всю бурю чувств и эмоций, что сейчас ураганом терзали ее душу. Семуэль жив и ищет ее. Но зачем? Отомстить или продолжить свои страшные исследования? Не запрет ли он ее в клетке, как подопытного кролика, едва только найдет. Но вдруг он раскаялся и правда ищет прощения, как и пытался заверить Марка. Нет, в раскаяние мужа верилось с трудом. Сем никогда бы не отказался от своей идеи и Айрин как никто другой знала об этом. «Нужно положить всему этому конец и жить дальше» -  четкая мысль сформировалась в ее голове.
  - Юни, если почувствуешь, что дело плохо, ты мне поможешь? – впервые девушка просила свою соседку о помощи. Еще никогда, она не была так одинока как сейчас и еще никогда так не нуждалась в чьей-то поддержке. Сейчас Айрин нужна была хоть чья-то помощь, а кроме Юни никого не было рядом. Старика она точно не хотела впутывать во все это. И снова Рене с сожалением вспомнила братьев, возможно стоило попросить их помощи, но тут же отмела эту идею. В конце концов это ее дело и не следовало впутывать еще и их, в конце концов ей они ничем не обязаны, да и предыдущие приключения порядком потрепали их всех. Айрин вновь огляделась по сторонам, странное чувство - пристального чужого взгляда вернулось, но источника этого ощущения она так и не обнаружила. «Это точно паранойя»
  - Девочка, мы с тобой одно целое. Думаешь мне станет легче, если ты погибнешь или попадешь в лапы этому выродку? И будь я на твоем месте, я бы рвала когти подальше от этого городишки и подальше от твоего муженька. Но ты ведь все равно не послушаешь меня!? -  Юни как-то горько усмехнулась. Даже у нее, не было желания сейчас издеваться над Айрин, - Так что, да… я помогу. Конечно же, чем смогу,- девушка уверенно вздохнула, даже этих слов хватило для ободрения и она быстрым шагом направилась к городской конюшне.
  До семейного гнездышка, Айрин добралась когда на улице уже начало смеркаться. Оставив коня поодаль - привязав того к дереву, Айрин крадучись подобралась к дому, стараясь быть незаметной. Она предпочла понаблюдать за зданием из тени деревьев и выяснить, живет ли в нем хозяин. Особняк остался таким же, как и в тот день, когда она его покинула. Тогда чародейка была уверена, что больше не ступит на порог этого дома, но порой судьба решает все иначе. Дом казался пустым и безжизненным.
  До этого, девушка боялась увидеть тлеющее тело Сема на полу, там, где его оставила умирать. Теперь же, она боялась встречи с ним, лицом к лицу, живым и озлобленным. Решиться войти в дом, было особенно сложно. Ей не хватало уверенности и силы духа. Почему вдруг сейчас все это покинуло ее? Ответ на этот вопрос был очевиден, хотя признаваться самой себе в этом не хотелось. Все дело в Шепоте. Айрин, изо дня в день смотрела на своего наставника, видя его стойкость, жесткость и решительность, порой восхищаясь им в глубине души. Он и в нее вселял подобные чувства, просто своим присутствием.  Неожиданно для себя, девушка поймала себя на мысли, что хочет, чтобы он сейчас был рядом, чтобы помог решиться сделать опасный шаг.

Отредактировано Айрин (2018-03-21 11:34:39)

+1

4

Не зная сколько девушка пробудет в доме, а если брать в расчет то, что попала внутрь она явно с помощью своего ключа, мужчина решил совместить приятное с полезным. Шепот стоял под навесом, отсюда был хорошо виден дом, и жевал жаренное мясо с пряностями, купленное неподалеку. Мясные кусочки были хорошо прожаренным и буквально таяли во рту. А запивать его холодным морсом было просто божественно. Он мог себе позволить утолить голод и побаловать чрево вкусностями. Кто-то скажет это не профессионально. Но Шепоту было глубоко безразлично на чужое мнение по этому поводу. Он был слишком голоден. Тщательно пережевывая еду, мужчина бродил ленивым взглядом по окрестностям, всегда удерживая дом в поле зрения. И кое-что любопытное попалось ему на глаза. За домом приглядывал еще один человек.
Изначально Шепот подумал, что это щипач. Уж больно ловко он подрезал пару чужих кошельков. Ловко и избирательно. Но вор далеко не уходил, а крутился возле наблюдаемого дома, то и дело поглядывая на входную дверь. Нордлинг не стал заострять внимания. Лишь лениво мысленно перебрал возможные варианты из разряд:  может щипач приметил сестру и посчитал ее легкой добычей? А может давний воздыхатель? "Девушка она видная, все может быть," пожал Шепот плечами закачивая бесполезные мысленные дебаты сам с собой. Придет время и все прояснится.
Он закончил с едой как раз в тот момент, когда его подопечная вышла из дома и прислонилась к двери спиной, прикрыв лицо руками. Поза девушки, выдавало сильную взволнованность и напряжение. Это несколько заинтересовало Шепота. Но ответа на вопрос о причине беспокойства Айрин у него не было. Бросив взгляд на второго соглядая, мужчина убедился, что у того тоже есть интерес к сестре. Вор оживился и стараясь не отсвечивать подобрался ближе.
"День перестает быть томным и скучным," мысленно усмехнулся Шепот и, сливаясь с толпой, проследовал за девушкой и новым действующим лицом. Держась позади, он мысленно благодарил богов, что они, Аркасис и Айрин, надели плащи без меховой подбивки. Иначе изжарились бы под палящим солнцем.
До конюшен добрались без проблем, как и с транспортом. Только Шепот не стал брать лошадь из конюшен, ибо своей не имел. Вместо этого, напросился попутчиком к пожилому фермеру на пустой повозке. Наверное будь старик более трезв, вряд ли согласился. Но он был в таком состоянии, в каком обычно все любы и дороги. Вполуха слушая не совсем трезвый треп фермера, изредка поддакивая и задавая уточняющие вопросы, Аркасис внимательно следил за далеко впереди петляющей сестрой и ее преследователе, что держался на почтительном расстоянии от нее. Так и ехали, пока Айрин не свернула на боковую дорожку, а за ней следом и преследователь. Распрощавшись со стариком, Шепот спрыгнул с повозки и пошел по боковой тропе, куда ранее свернули сестра с щипачом.
Шепот очень сомневался, что сможет угнаться за двумя верховыми на своих двоих. Все же две ноги - это две ноги, а четыре - четыре. Оглядев местность пристальным взглядом, потом также внимательно осмотрев едва различимые на сухой, утоптанной тропе свежие следы лошадиных подков, мужчина двинулся по следу легкой трусцой, держась ближе к зарослям.
Не успел он уйти далеко по следу, как услышал конский топот. Плавно скользнув в кусты, нордлинг припал к земле и стал выжидать. Всадник вылетел из-за деревьев стрелой и столь же быстро скрылся в стороне основной дороги. Этот момент сильно насторожил Шепота. Быстро подобравшись, он поспешил в сторону откуда прискакал городской вор.
К усадьбе Аркасис вышел минут через двадцать. Не привлекая возможного внимания, он двинулся вокруг двухэтажной усадьбы. Было видно, что дом не жилой или без постояльцев. Прилежащая террирория некогда ухоженная, сейчас поросла сорной травой, которая сплошным ковром накрывала и тропинки, и небольшой сад, и огород. Дикий плющ жадно вгрызался в каменную кладку. Деревянные ставни просели под своим весом и нет-нет поскрипывали под слабым ветерком. Темные застекленные окна скрывали в себе пустоту. Жилой дом быстро хиреет без хозяина. Так и тут. Шепот случайно заметил Айрин, которая притаилась в тени деревьев, судя по завязи, плодовых.
"Вот было бы смешно, случайно выйди я на нее в лоб," хмыкнул мужчина смещаясь в сторону, пригибаясь к земле. Что-то обещало произойти. Раз девушка тут и жива, а всадник преследовавший ее куда-то умчался. Заняв удобную позицию с прекрасным обзором, Шепот достал разобранный лук и принялся его настраивать. Возможно, сестре понадобится помощь, и его стрелы будут как нельзя кстати.

+1

5

Солнце неуклонно стремилось за горизонт. Последние предзакатные лучи - яркой вспышкой, приласкали лицо чародейки в последний раз блеснув из-за гор и скрылись, чтобы завтра появиться вновь. Что ж, медлить больше не было смысла, она и так проторчала в кустах слишком долго. Ожидая снаружи проблему не решить, а раз она одна, то и разбираться со всем тоже должна сама. Девушка медленно вышла на заросшую тропинку и осторожно подкралась к крыльцу дома. Странное чувство щемило в груди, неужели она тосковала по этому месту. Нет, это было похоже на бред. Она сбежала отсюда борясь за свою жизнь, при чем дважды. Глупо же тосковать по месту, где едва не погибла или это была тоска по человеку, с которым мысленно связывала это место, но который с годами превратился в чудовище. Чародейка плотнее сжала губы, выбрасывая из головы все ненужные сейчас сентиментальности, не для воспоминаний и ностальгии она пришла сюда.
  Рене, ступая как можно тише поднялась по каменной лестнице ведущей к главному входу и дернула дверь, но та оказалась запертой. Нырнув рукой в подсумок на поясе, девушка выудила оттуда, небольшой металлический ключ. Вот и второй пригодился. А ведь она давно собиралась выбросить его за ненадобностью, но не сделала этого, сама даже не знала почему. Сколько раз она крутила его в руке, примеряясь бросить его в речную воду, чтобы больше не найти, но ее словно что-то удерживало и каждый раз она снова клала его обратно в карман.
  Дом встретил девушку тишиной и спертым запахом. Здесь явно никто больше не жил. Все мебель осталась стоять на своих местах, разве только покрылась слоем пыли. Она досадно вздохнула вспоминая, как когда-то давно, ходила по этим коридорам еще будучи счастливой и влюбленной. Айрин поморщилась, снова отгоняя непрошеные воспоминания и уверенно направилась в подвал. Туда где и произошло все то, что изменило ее жизнь и перевернуло с ног на голову. Перед тем как открыть дверь - ведущую в кабинет Сема, девушка на секунду замешкалась, а вдруг Марк ошибся и на полу по прежнему лежит истлевшее тело ее мужа. «Нет, что за бред» -  она усмехнулось, нелогичности собственных страхов
- С чего старику понадобилось бы обманывать? Сем жив, но сейчас его явно тут нет - отпустив все сомнения Айрин толкнула дверь и вошла внутрь комнаты. Тусклая свеча найденная ею в гостиной и зажжённая еще наверху, высветила просторную комнату. А вот тут, явно чувствовались изменения. Комната была пустой. Раньше она была заставлена мебелью и всем необходимым для исследований и проведения опытов, алхимический стол и рабочий стол мужа. Сейчас же на нее смотрели лишь пустые шкафы, прежде заставленные множеством книг. Бретонка словно ошпаренная кинулась к тайнику, сокрытым за одним из шкафов. Приложив некоторые усилия она с мерзких скрежетом отодвинула стеллаж, но полка, скрытая от чужих глаз, была пустой. Женщина выругалась себе под нос и со злости стукнула кулачком об деревяшку. Надежда обнаружить записи Сема, еще была, в доме были и другие тайники. Но в разуме Айрин, червем уже изворачивалась навязчивая мысль, что все ее поиски окажутся тщетными. Если он вывез все, что было необходимо для исследований, то какой смысл было ему оставлять и записи? А еще это значило, что он действительно врал, когда пришел к Марку, якобы найти жену и вымолить у нее прощение. Сем и не собирался прекращать свою работу, а она была нужна, лишь как опытный образец для его исследований и утоления жажды его больной фантазии.
  Пройдя по дому и осматривая все возможные места, где по ее мнению могли храниться важные записи мужа, девушка подтвердила свою догадку – он их забрал. А что мешало ей найти их иным способом? Ясновидение могло помочь решить эту проблему. Она тихо вздохнула сосредотачивая мысль на дневниках Семуэля и тут же почувствовала, как невидимая энергия вокруг нее заплескалась волнами, собираясь в единый поток и указывая ей направление. Ниточка вела к выходу.
  - Ну здравствуй, девочка моя. Ты не представляешь, как я рад тебя видеть! - тишину разрушил знакомый, пропитанный ядом и издевкой голос из-за спины, совсем рядом. Этот голос она ни с кем бы не перепутала. По спине тут же прогулялись мурашки, пробираясь по позвоночнику и заползая под волосы.

Отредактировано Айрин (2018-01-24 14:47:25)

+1

6

[nick]Семуэль Рене[/nick][status]Все, за воплощение моей мечты![/status][icon]https://pp.userapi.com/c841120/v841120133/62f91/bVMeFre_Waw.jpg[/icon]
С момента побега жены прошло достаточно времени, чтобы Семуэль Рене успел набраться сил и подготовиться, расставив силки. Рана на животе затянулась, оставив напоминание в виде рваного шрама. Если бы у него не было при себе зелья "сильного лечения", скорее всего он умер бы там же, в своем кабинете, где все и произошло. Но нет, он выжил, ему еще предстояло закончить свои изыскания и наконец воплотить свою идею в жизнь. Поэтому рано ему, Семуэлю, оканчивать свой жизненный путь.
Эксперимент над Айрин явно дал понять, что все получится именно так, как он и задумывал. Но также необходимо было минимизировать возможные побочные эффекты. А они были, однозначно были. По другому объяснить нападение на него его кроткой и послушной женушки невозможно. Ох, он бы многое отдал, чтобы она вновь была рядом, в его руках. Ему не терпелось изучить ее как можно тщательнее, чтобы понять где допущена ошибка.
Старик, дед Айрин, попытался взашей выгнать его, как только Сем появился у него на пороге. Самоуничижение и заверение в собственном раскаянии не тронули ветерана. Хуже того, старикашка схватился за меч. Пришлось утихомирить "успокоением", убивать его было не с руки, пока. Однако удалось вычленить из брани деда, что женушка подалась в бега. Что ж, рано или поздно, но Айрин к старику наведается. Она слишком привязана к этому старому вояке. Вот тогда то он не упустит своего шанса. И когда Семуэль изловит свою жену, тогда обязательно займется и дедом. Ему будут нужны "добровольцы" для воплощения его идеи в жизнь.
Лабораторию в усадьбе пришлось перенести. Теперь она располагалась в заброшенном форте немного южнее пруда Чистых Сосен и северо-западнее от Драконьего моста. Да и фортом это было сложно назвать, уместнее было описать это место нагромождением нескольких больших каменных блоков и относительно неплохо сохранившимся подвалом. Этого для целей Семуэля было достаточно на первое время. От Солитьюда было далековато, но лучше лишний раз не рисковать. Кто знает, вдруг его женушке придет в голову рассказать кому не следует о его исследованиях. Пришлось выложить крупную сумму за перемещение лаборатории, отсутствие лишних вопросов и найма соглядатая, на случай визита Айрин к своему деду.
Он не раз жалел, что не изучал "Ясновидение" также хорошо как его жена. Иначе бы поиски беглянки проходили бы в разы легче. Каждый раз сплетая заклинание "Ясновидение" он получал крайне слабый и размытый отклик. А дорожка, которая должна была вести заклинателя буквально сразу же обрывалась. Поэтому приходилось полагаться на менее надежные методы.
Еще с пробуждения его преследовало навязчивое желание отправится с придорожный постоялый двор, недалеко от Солитьюда и всего в двадцати минутах езды до его усадьбы. Место встречи со своим информатором. Не смотря, что день был не "визитным", мужчина собрался и отправился в путь. В этот день, Семуэлю сопутствовала удача. Наконец, наконец его женушка появилась! Об этом сообщил взмыленный вор, который отвечал за наблюдение. Правда пришлось провести в трактире почти весь день, но новость того стоила. Расплатившись, мужчина вскочил на коня и во весь дух помчался к своему, некогда, милому дому. Его губы искажала жестокая улыбка, она вернулась и была одна. Да это подарок небес!
Но не смотря на снедаемое его нетерпение, Семуэль не бросился сломя голову внутрь. Солнце уже почти скрылось за горизонтом бросая последние солнечные лучи, окрашивая небосвод в бардовые тона. Еще немного понаблюдав, подмечая в окнах одинокий блуждающий огонек свечи, мужчина пригнувшись быстро засеменил к входной двери, предварительно привязав поводья коня к дереву. Поочередно наложив на себя заклинание "Приглушение шагов" и "Невидимость" проник внутрь. Блуждать долго не пришлось. Следуя за отблесками света, он быстро настиг свою жену в гостиной.
Она что-то искала и он догадывался, что именно. Он прямо физически ощутил как в нем закипел гнев. Ей нужны были его записи! Решила убить его и забрать все себе?! Силой воли подавив в себе желание накинуться на девушку, Семуэль решил для начала попробовать сыграть на чувствах девушки. Лучше пусть она пойдет мирно, ну а если не захочет, то всегда можно и по плохому. Сменив злобный оскал на добродушную улыбку, он подошел к ней со спины. Как раз закончилось действие наложенных заклинаний и он проявился за спиной у своей жены.
- Ну здравствуй, девочка моя. Ты не представляешь, как я рад тебя видеть! - нарушил он тишину, добавив в голос яда и издевки.
Айрин тут же замерла, по тому как она дрогнула и напряглась, Сэмуэль заключил, что его не ждали. И она все еще его боялась. Мужчина видел страх мелькнувший в глазах девушки, когда она медленно повернулась.
- Семуэль, - дрожащим голосом произнесла Айрин. От его глаз не укрылось, как девушка внимательно его оглядела. Что-то в ней изменилось, он чувствовал это, но что?
- Я рада что ты жив, Сем, - тихо сказал девушка и кротко улыбнулась, изображая послушную девочку.
Глаза мужчины сузились, что в купе со зловещей улыбкой, делали его лицо злым и отталкивающим. Он чувствовал фальшь, но почему бы им не поиграть. Будто по мановению волшебной палочки, маска злобы сменилась маской радушия. Если не знать человека, все это можно было бы списать на игру теней, что разгоняла слабый свет свечи, одиноко стоящей в стороне сбоку от них.
- Да, милая моя, я жив, - мягко улыбнулся Сем, однако взгляд его был холоден и пронзителен. Не такими глазами смотрит после долгой разлуки любящий человек, совсем не такими. Таким взглядом смотрят на неодушевленный предмет, прикидывая как можно его (предмет) использовать для своих нужд. - Мне тебя не хватало, любимая. Я все надеялся, что ты вернешься ко мне. И вот ты здесь, - его голос ласкал, но теплоты во взгляде не прибавилось ни на каплю. Он видел, что его голос все еще теребит струны ее души и радовался этому. У него все еще сохранялась некоторая власть над ней.
- Прости, но я думала ты мертв. Только сегодня узнала, что ты выжил, - она сделала шаг на встречу ему, при этом плавно уходя вправо, чтобы выйти из западни угла, в которой оказалась. Ее рука тихонько подергивалась, выдавая намерение в любой момент выхватить кинжал на бедре.
- С трудом, но мне удалось выжить. Ведь я всегда ношу с собой зелье "сильного лечения", - его губы исказила ехидная усмешка, которая сразу же сокрылась под мягкой улыбкой. - Мне было больно признать, что ты бросила меня умирать, девочка моя, - в его голосе зазвучала скорбь, а рука легла на место, где под одеждой скрывался шрам от ее кинжала. Но это не помешало ему сделать шаг в сторону, сводя маневр девушки на нет. Он не собирался выпускать ее из своих рук. Она была ему нужна, ведь он так близко подобрался к разгадке, и ключиком к успешному завершению дела всей его жизни была девушка, стоящая перед ним. Сем не делал резких движений, он чувствовал себя хозяином положения. В ладони второй руки уже было подготовлено заклинание "успокоения".
- Я была уверена, что ты покинул дом. Что ты тут делаешь? - спросила она вновь отступая назад.
- Как видишь, я и правда его покинул, - мужчина слегка склонил голову, добавив в голос грусти. - Здесь было слишком одиноко без тебя, девочка моя. После того как ты оставила меня, - в голосе зазвучала тоска, надежда, грусть, трепетное ожидание человека, наконец встретившего родную душу и главное, обещало прощение.
- Я испугалась, - почти выкрикнула Айрин. Она  больше не могла сдерживать спокойное выражение лица. Слова Сема - пропитанные заботой и любовью, возымели эффект и всколыхнули все то, что она так тщательно прятала на дно своей души, стараясь забыть все, что их связывало, - это ведь ты сделал меня такой, - она нервно сглотнула. К горлу подступил ком обиды, а душившие ее слезы, которые так и остались непролитыми, грозились прорваться именно сейчас. Она не знала как ей быть, как простить человека, который оказался жестоким, растоптав все любовь к нему, что она бережно хранила в сердце.
Внутри, Семуэль упивался душевными метаниями девушки, это слишком маленькая цена за то, что она подняла на него руку. То ли еще будет, осталось дожать совсем немного.
- Ты не оставила мне выбора, родная. Мне пришлось так с тобой поступить, - в мягкости тона проскальзывали жесткие нотки, приправленные тоской и горечью, создавая впечатление раскаяния о содеянном. Для пущего эффекта мужчина даже тяжело вздохнул, прикрыв глаза, будто неприятные воспоминания нахлынули на него. - Но сегодня судьба вновь свела нас вместе. Так пойдем же со мной, любовь моя. Забудем обиды и снова будем вместе, как раньше.
Мужчина наблюдал терзания жены, но в какой-то момент она будто успокоилась, не совсем, но она перестала метаться. Это не ускользнуло от глаз Семуэля, но сейчас разбираться было не место и не время. А вот потом...
- Куда... -  голос Рене слегка дрогнул, даже не смотря на все попытки хранить хладнокровие, по прежнему выдавая ее боль, - Куда, ты хочешь меня отвести? - она осталась стоять на месте, настороженно смотря на него.
- Куда? - в голосе появилось удивление, Сем даже поднял брови в изумлении. - Туда где я смогу тебе помочь, - его губы вновь расплылись в мягкой улыбке.
- Помочь? О чем ты? - внутри все похолодело, теперь она точно была уверена, что она нужна ему только как подопытный кролик, которого непременно стоило изучить,  проанализировать, а затем избавиться как от ненужной вещи. Чародейка плотно сжала губы, а ее взгляд  стал жестким и пронзительным. Ей надоела вся эта фальшь на его лице. Неужели он считал ее настолько глупой? Неужели думал, что она купится на все его ложные заверения в любви и заботе. Хотя кого она обманывала, девять лет она действительно была глупой дурой, надеющейся на ответную любовь. Но она стала другой и больше не позволит манипулировать собой, - Ты действительно думаешь, что я поверю тебе? Думаешь я пойду с тобой? -  как бы она не пыталась  быть уверенной и бесстрашной, Айрин все равно не смогла спрятать свою горечь, что терзала ее и, в голосе эта горечь и обида  буквально кричали, перемежаясь со стальными нотками злости , - Ты едва меня не убил и говоришь, что у тебя не было выбора? Выбор всегда есть и ты сделал свой, а теперь уйди с дороги, - она снова двинулась на встречу ему, обходя мужчину с права. Рука уверенно легла на рукоять кинжала.
- Что ж, видят боги, я хотел все решить по-хорошему, - с лица мужчина мигом слетела маска благожелательности. Вместо нее проступила холодность, жестокость и злоба, что исказили его губы в хищном, почти зверином оскале. Он развеял приготовленное заклинание "Успокоения", сначала он ее хорошенько проучит. - Я заставлю тебя пойти со мной, вне зависимости от твоего желания, Айрин, - он буквально выплюнул ее имя. Семуэль вскинул правую руку и с его пальцев сорвалось заклинание призыва. Прямо перед девушкой на полу проявился круг призыва из которого с рычанием материализовался большой, призрачный волк. В глазах зверя, направленных на девушку, плескался голод и лютая злоба.

Отредактировано Аркасис (2018-02-03 16:35:59)

+1

7

- Успокойся Айри и держи себя в руках. Он же играет с тобой, глупая. Неужели ты до сих пор ничему не научилась и не слышишь, что его слова пропитаны ядом? - видя, что Айрин потеряла всякое самообладание, Юни попыталась привести чародейку в чувства, понимая на сколько сейчас было плохо девушке. Ровно с того момента как Рене узнала от старика о том, что Сем жив, она не переставала представлять их встречу. То, что встреча рано или поздно случиться Айри даже не сомневалась. Но сейчас, оказавшись перед ним, лицом к лицу, бретонку захватил водоворот чувств, всколыхнувший все, что раньше связывало супругов. Но связывала их не только любовь, но и ненависть, которая все больше и больше крепла в их семье за последние годы. Вот и сейчас она терялась в своих чувствах, с одной стороны, в глубине души она и правда была рада, что он выжил, но с другой, захотелось тут же всадить кинжал ему в сердце и посмотреть, как жизнь покидает его тело, упиваясь его страданиями, за все то зло, что он причинил ей.
  По началу было просто, чародейка решила подыграть мужу и не кидаться сразу в бега, она просто изобразила себя прежнюю - кроткую и послушную жену, такой, какой он привык ее видеть. Но держать себя в руках долго все же не смогла. Эмоциональная стена, что она кропотливо возводила вокруг себя, наконец рухнула, давая обиде на мужа пролиться на свет и только слова данмерки отрезвили девушку, успокаивая ее. Конечно, она ведь и сама давно знала, что все сладкие речи Семуэля были лишь игрой, призванной достигать поставленных целей. Вот и сейчас он затеял лишь очередную игру, а все заверения в любви и судьбе снова связывающей их, были лишь пустой болтовней. В тот момент Айрин для себя решила окончательно, даже не смотря на то, что ее чувства к мужу все еще не угасли, мириться с его действиями она не намерена. Чародейка была готова на все, лишь бы прекратить его гнусные исследования.
  - Опять волки?  - с тяжким вздохом обернулась Айрин на рык хищника, - мне везет, -  как только она поняла кого призвал ее муж, она чуть было снова не встала в ступор от страха, но рычание зверя, напомнило ей недавнюю историю в лесу у Убежища. Легкая улыбка скользнула по ее губам, вспоминая как они вместе с Шепотом справились с целой стаей, а сейчас был всего лишь один. Ухмылка не спала с ее губ когда зверь сорвался с места, прыгая в ее сторону, а стала лишь шире когда призрачный зверь промахнулся. У Рене было достаточно времени, чтобы успеть отпрыгнуть в сторону, выхватывая кинжал во время переката. В конце концов, ведь не зря Шепот гонял ее на тренировках, заставляя постоянно быть начеку и быть готовой к любой опасности. Встретив лишь пустоту на том месте, где только что стояла бретонка, волк по инерции пролетел в прыжке дальше, врезаясь в стеллаж стоящий у стены и комнату оглушил грохот падающих книг и скулеж зверя. Но волк не на долго выбыл из игры, через мгновение, он уже снова стоял на лапах, готовый к новой атаке.  Айрин пятилась назад, внимательно смотря на хищника, еще в тот момент когда он собирался подняться она уже проникала в его голову, оплетая магическими нитями разум зверя, успокаивая и заставляя его забыться. Волк фыркнул и злобный взгляд тут же потух, оставляя безвольную оболочку без желаний и стремлений. Пусть лишь на некоторый срок, но она избавилась от врага.
  Мужчина недовольно поморщился, происходящие явно шло вразрез с его планами. Пока супруга была отвлечена, он зашел с боку и когда Айрин нейтрализовала призванное существо, Семуэль схватил ее за плечо и резко развернул к себе. Его другая рука, с силой хлестанула девушку по лицу, влепив пощечину тыльной стороной ладони, рассекая губу.
  - Смотрю ты кое-чему успела научиться, маленькая дрянь, - в его глазах плескалось бешенство.
  Непростительная ошибка. Увлеченная волком, она совсем выпустила из внимания Сема и когда он резко развернул ее, в ее глазах - только что ликующих от маленькой победы, тут же отразилось удивление. Голова Айрин резко дернулась от удара, а подбородок расчертила тонкой стройкой алая кровь. Рану ужасно саднило, а глаза защипало, грозясь пролиться слезами от боли и досады, но она не собиралась доставлять Сему такое удовольствие. Ее лицо тут же сменилось ненавистью и призрением
  - Приходиться учиться, когда нужно выживать, -  Айрин провела языком по губе слизывая кровь и стерла ее с подбородка проведя ладонью, но размазала лишь сильнее.  Его пальцы больно впивались мертвой хваткой в плечо женщины, от чего та скривилась еще больше, - отпусти! - она дернулась пытаясь вырваться.
  - Конечно, родная, - лицо Семуэля исказилось в притворной заботе. Вот только его действия совсем разнились с его словами. Видя, что девушка отвлеклась на свое плечо, он со всей силы ударил ей в живот кулаком, угадив в солнечное сплетение, сбивая ей дыхание. После чего ухватил ее вооруженную руку за кисть и с силой вывернул. Со стоном, пальцы девушки безвольно разжались и кинжал жалобно тренькнул, упав на деревянный пол. Мужчина еще раз ударил девушку по лицу, но в этот раз кулаком и толчком повалил ее на пол. Ведомый лютой злобой он принялся ее пинать
  - Сука, - кричал он в бешенстве. - Как ты посмела убежать? А? - каждое слово он сопровождал ударом ноги, - У нас ведь все получилось! Понимаешь? Разгадка была у нас в руках. Дело всей моей жизни! Я доверял тебе! Верил тебе! А ты, тварь, чем меня отблагодарила? - он наконец перестал ее охаживать ногами и подобрал кинжал, немного отойдя от жены. Вертя оружие в руках, Семуэль переводил дыхание, не сводя с Айрин взгляда, - да, я помню это кинжал, - он вновь призвал развеявшегося волка и приказал ему стеречь девушку. Животина стояла рядом с ней, готовая в любой момент кинуться на предполагаемую жертву.
  Она почти не слышала, что именно он кричал ей или вовсе не хотела слушать. Женщина содрогаясь от каждого удара, тихо постанывала от боли. Все, что она могла сделать сейчас, это сжаться в комок, стараясь прикрыть руками голову. Он бил с силой и остервенением, совсем не заботясь куда попадет. Айрин и раньше была свидетельницей его срывов, порой злость поглощала разум Семуэля, заставляя совершать опрометчивые поступки, но таким как сейчас, она не видела его никогда.  А еще Юни, данмерка сама на себя не была похожа. Заботливой матерью она уговаривала Айрин быть сильной и стерпеть все пытки.  И она терпела, надеясь, что скоро, все так или иначе закончится. Разум Рене балансировал на грани забытья. Голос Юни был единственным, что не давало бретонке провалиться в пропасть тьмы и угаснуть ее разуму.  Все тело словно резало ножами, а попытка пошевелиться сковало ее острой болью. Но она не собиралась сдаваться, вспомнив слава Шепота о том, что драться всегда нужно до последнего, даже если шансов нет. Когда Сем отступил, с трудом, но Айрин все же смогла пошевелиться и выставила руки перед собой, приподнимаясь и тут же замечая, что несколько пальцев на левой руке были согнуты под неестественным углом, «Сломаны» -  как-то обреченно подумала Айрин, продолжая попытку подъема, но услышав рычание за спиной тут же обернулась, встречая оскаленную морду волка, - Опять? - вздохнула чародейка. Не уверена она была, что сможет справиться с волком снова, ибо голова гудела и кружилась, а сосредоточиться вовсе не получалось. В таком состоянии она даже белку не сможет успокоить, не то что волка, животное с более высоким интеллектом, а про человека и думать даже не стоило.
  - Нет, нет, - покачал головой мужчина, поигрывая кинжалом. - Мой милый друг всего лишь присматривает за тобой. Чтобы ты не наделала глупостей, - на лице Семуэля вновь играла радушная улыбка, но вот глаза были совсем не добрые, - Ведь нам предстоит еще столько времени провести вместе, - улыбка треснула обнажая оскал, - И чтобы ты не убежала, мы легонечко перережем тебе сухожилия на ногах, - он со странным взглядом осматривал ее тело. Таким взглядом смотрят на забавную и полезную зверушку, - да и на руках тоже. И твой кинжал подойдет лучше всего.
  Из последних сил, Айрин попыталась отползти в сторону, в надежде отсрочить неизбежное. Но отбитые пинками руки, подвели, подогнувшись в локтях. Бретонка снова упала, лишь в последний момент успевая повернуть лицо, чтобы не разбить и без того кровоточащий нос. От удара в глазах заплясали пятна и сквозь пелену, она увидела перед глазами пару ног. Сем был уже рядом и собирался покалечить свою жену, чтобы та вновь не сбежала, но тут Айрин заметила странное. То ли разум сыграл с ней злую шутку, то ли вовсе повредился во время побоев, но перед глазами мелькнула тень и показалась еще одна пара знакомых сапог. Девушка моргнула отгоняя морок, но он не рассеялся, а в груди тут же расцвела надежда на спасение. «Только бы это был он» - подумала девушка.

Отредактировано Айрин (2018-02-03 22:47:17)

+1

8

Скрываясь в тени, Шепот внимательно следил за домом и за своей подопечной. Ему было любопытно, что привело ее сюда. Как ее наставник, он знал, что девушка совсем не готова для выполнения заказов. Но признавал, что при должном обучении и использовании своих навыков, Айрин станет довольно искусным ассасином братства. Да и Юни, которая живет в ее теле, лишь усиливает девушку. Мужчина вспомнил их совместный спарринг и усмехнулся, его взгляд скользнул по девушке, что скрывалась в тенях. Да, а ведь, будь тело Айрин физически подготовлено лучше, он мог бы и проиграть "второй" сестре. Но Шепот победил и получил свою награду. В их деле нет такого понятия "что было бы, если бы". Либо ты победил, либо проиграл.
Проводив взглядом Айрин, которая наконец решилась проникнуть в пустой дом, Шепот остался снаружи. Контролировать каждый шаг своей подопечной, нордлинг считал излишним. Его целью было приглядеть за девушкой, чтобы она не отправилась к Ситису раньше времени. Вполне возможно вся эта затея окажется обычной прогулкой и не более. В таком русле текли его мысли, пока не появилось новое действующее лицо. "Вечер перестает быть томным," хмыкнул Шепот перехватывая лук поудобнее. Подстрелить приехавшего мужчину, а это был именно мужчина, не составило бы труда. Если глаза Аркасиса его не подводили, то прибывший маг, судя по одеянию, которое удавалось рассмотреть в подступающих сумерках на расстоянии пятидесяти шагов. Прибывший мужчина некоторое время наблюдал. Потом подойдя и открыв входную дверь поочередно наложил на себя пару заклинаний, чем подтвердил свое причастие к магической братии, исчезая из поля зрения Шепота. "Невидимость," констатировал очевидное Аркасис слегка напрягаясь. "Думаю и мне пора внутрь," еще раз пристально осмотрев округу насколько позволяли сгустившиеся сумерки, мужчина бесшумно направился к дому, оставив лук со стрелами и плащ рядом с лошадью Айрин.
Проникновение в дом и поиск людей внутри для Шепота не составили труда. Скрываясь в тени дверного проема, куда не доставал скудный свет единственной свечи, которая своими стараниями освещала лишь двух беседующих людей. Айрин стояла лицом к двери, в то время как маг стоял спиной. Прислушиваясь к разговору, Аркасис быстро понял главное: они, беседующие, хорошо знакомы и магу Айрин нужна живой.
"Это можно использовать в своих целях," подумал Шепот слушая разговор из тени. Так как он изначально решил вмешиваться лишь к крайних случаях, когда девушке грозит прямая опасность смерти, нордлинг отстранено наблюдал.
Аркасис одобрительно кивнул, когда девушка справилась с волком, недовольно покачал головой, когда маг беспрепятственно подошел к его подопечной. "Бей кинжалом," чуть было не вырвалось у него когда недруг развернул Айри за плечо и влепил пощечину. Закрыв рукой ладонью, нордлинг сокрушенно покачал головой. "Будет для нее суровым уроком, будет знать чем чреваты ошибки в нашем деле," жестко думал Шепот, скорее успокаивая себя, и наблюдал как маг охаживает девушку ногами. Рука нордлинга с силой, будто пыталась продавить металл, сжимала рукоять простого стального кинжала, который он часто брал с собой. Он знал, что маг не убьет Айрин, по-крайней мере не здесь. С прагматичной точки зрения, Шепот поступал верно, девушка получала бесценный опыт и познавала жестокость жизни. И все же смотреть как твою "родню" избивают и при этом ничего не делать - то еще испытание для его хладнокровия. Да, Аркасис "принял" девушку и даже проникся к ней симпатией, в которой начали прослеживаться искорки привязанности.
А вот заявление о членовредительстве заставили Шепота действовать. Бесшумно подойдя к магу, нордлинг приставил к его горлу кинжал.
- Брось. Кинжал. И. Не. Шевелись, - ассасин тихо зашептал рубленными словами указание своей жертве. Нет, убивать его он не будет, иначе не стал бы тратить время на слова, а просто бы вогнал Жало ему между ребер. Для начала нужно убрать призванное существо, а потом... Потом Айри сама его убьет. Ни один удар не должен оставаться без ответа.

Отредактировано Аркасис (2018-02-04 13:31:35)

+1

9

[nick]Семуэль Рене[/nick][status]Все, за воплощение моей мечты![/status][icon]https://pp.userapi.com/c841120/v841120133/62f91/bVMeFre_Waw.jpg[/icon]
Видят боги, Семуэль хотел все сделать мирно. Что ей стоило пойти с ним? Зачем было упрямиться? Так нет же, заартачилась. Забыла кто из них двоих главный. Так он ей напомнит, пусть вновь учится быть покорной, через боль. Да, для Айрин эта встреча будет скорее всего самой мучительной, болезненной и через какое-то время окончится смертью. Печально, ведь он вложил столько труда в нее. Он планировал сделать ее своей верной последовательницей. Увы, его девочка решила ему помешать. Видите ли, его исследования слишком жестоки. Великие дела, требуют великих жертв, верно? Лишь она отделяла его от разгадки, точнее разгадка была в ней. Мужчина был уверен, что именно в ней заключена та самая ниточка, что позволит продвинуться к завершению. И дело всей его жизни воплотится в реальность.
Семуэль слишком увлекся, опьяненный долгожданной встречей со своей супругой. Ему нравилась беспомощность девушки. Власть над жизнями живых пьянит посильнее любого вина. С трудом мужчине удалось подавить пожар в своей груди. "Сейчас нельзя увлекаться, нужно подождать когда доберемся до моей лаборатории. Тогда то мы и окунемся в увлекательный процесс изучения," он оскалился ощущая приятное предвкушение. Семуэль не позволит ей вновь сбежать, поэтому нужно перестраховаться.
Мужчина сделал шаг, потом второй, направляясь к своей деморализованной жертве, и поднял ногу, чтобы сделать еще один шаг, но так и замер с поднятой ногой. Его шею обжог холодный металл кинжала. Лезвие слегка распороло кожу, моментально выветривая из головы все радостные мысли. Из ранки стекла одинокая капля крови, рисуя багровую неровную дорожку.
- Брось. Кинжал. И. Не. Шевелись, - тихие шелестящие слова, как иглы вонзались в его разум, сильнее отрезвляя мужчину.
-Арк? - повисшую тишину разогнал слабый и надтреснутый голос Айрин. "Быстро же ты нашла мне замену, дрянь!" яростно подумал Семуэль буквально испепеляя девушку гневным взглядом. Девушка с опаской подняла глаза, на ее лице еще лежала тень страха, но уже не было той обреченности, которая так радовала мужчину. А улыбка скользнувшая по ее губам, и в этот момент девушка смотрела за спину Семуэля, взбесили его еще сильнее. В этот момент ему показалось, что предыдущая прелюдия была слишком нежной. Но он это обязательно исправит. Обязательно. Она его! Только его! И он ей напомнит об этом, позже.
Глаза Семуэля опасно сузились. Но он подчинился требованию третьего лица. Кинжал упал на деревянный пол и, возмущенно позвякивая, несколько раз подпрыгнул, прежде чем затихнуть. Этого хватило, чтобы успокоить эмоции отодвинув их на задний план. Мысли Сема вместо того, чтобы лихорадочно метаться в поисках выхода из ситуации, текли размерено. Он кожей чувствовал, что хоть одно неосмотрительное движение, и у него появится вторая улыбка от уха до уха. Нет, нужно выждать момент и тогда действовать.
- Руки. Перед. Собой. Чтобы. Я. Видел, - невидимый недруг вновь дал указания и пришлось снова починиться, подняв руки ладонями вперед. У Семуэля оставался последний козырь, призванный волк. Но стоило об этом подумать, как его мысли прервал неприятный шепот.
- Отзови. Псину, - последовало короткое указание.
- Не нужно быть таким грубым, уважаемый Арк, - Сем решил попробовать отвлечь пленителя, и как нельзя кстати, его дорогая женушка назвала имя незваного гостя. - Это несколько неучтиво с вашей стороны вмешиваться в наши с женой семейные разборки, - голос мужчины был спокоен и выражал некоторую степень досады.
- Отзови. Псину, - те же два слова в этот раз были приправлено очередным надрезом на шее. Явно давая понять, что собеседник не настроен на диалог. Семуэль, нехотя, пасом руки развеял волка.
Между тем Айрин схватила свой кинжал, упавший из рук Сема, совсем недалеко от нее и повторила попытку встать. С трудом, но ей все же удалось подняться, не уверенно, опираясь на стол, но она все же стояла на своих ногах, хотя те грозились в любой момент подкоситься. Бока и плечи болели от побоев ее благоверного,  а одна рука и вовсе отказывалась слушаться. Рене глубоко вздохнула стараясь отгородиться от боли, все ее внимание привлекли двое мужчин стоящие сейчас перед ней. Хоть Шепот и был в более выгодном положении, но опасность от Сема все еще висела над ними нужно было срочно выпутываться из этой ситуации
Айрин прижала к груди руку с перекошенными пальцами, а во второй крепче сжала кинжал. Покачиваясь, она медленно подошла ближе. С прищуром девушка внимательно посмотрела в глаза мужу.
-Ну что Сем, история повторяется, - стараясь держать голос спокойно Рене все же не смогла сдержать стон вырвавшийся, который казалось доносился из глубины ее души. Семуэль спокойно смотрел на девушку и мягко улыбался. Будто она, превозмогая боль, дрожащей рукой не готовилась вновь вонзить в него кинжал, а собиралась кинуться в его объятия. Он видел что девушке не хватает духу нанести последний удар в его сердце. И ждать когда она наконец решится не входило в планы Семуэля.
- Ну что ты, милая, в этот раз все совсем иначе, - мужчина пожал плечами разводя руки. Буквально за долю секунды его лицо исказила злобная и торжествующая гримаса. Он почувствовал, что давление кинжала на ничтожное мгновение ослабло и решил рискнуть воспользоваться этим. Его совсем не прельщало быть заколотым как свинья. Резко отворачивая голову в сторону и назад, Сем схватил руку Шепота, тем самым выиграв для себя драгоценные мгновения. Острая боль пронзила шею почти сразу же, как мужчина предпринял попытку выкрутиться, он буквально слышал как лезвие разрезает его плоть. Абстрагировавшись от боли, Семуэль сплетает "успокоение" и вливает заклинание второй рукой в кисть убийцы.
- Отпусти меня, сукин сын! - прорычал мужчина, выбираясь из цепких рук пленителя. Но при этом стараясь его не сильно тормошить, чтобы не сбить магический эффект заклинания.
Не теряя ни секунды, Семуэль наотмашь бьет Айрин и довольно проворно бросается к выходу.
- Мы еще встретимся, Айрин! - зло бросил он девушке и перевел взгляд на спину безвольно стоящего мужчины. - Это вам на прощание, развлекайтесь! - Сэмуэль вновь призвал волка и бросил короткую команду. - Порви его!
После чего скрылся в коридоре, стараясь быстрее выбраться из усадьбы, на ходу зажимая глубокий порез на шее. Хлопнув входной дверью, морщась от боли, мужчина достал зелье "Сильного леченья" и залпом выпил, поморщившись от сладковатого вкуса. Поиграв желваками, Семуэль осмотрелся и бросился к оставленному коню. Ему нужно вернуться в лабораторию, записи и труды нужно спрятать. Айрин владеет "Ясновидением" и придет за ними. Мужчина буквально замер от пришедшей на ум мысли, его губы расплылись в злом и торжествующем оскале. "Я буду ждать тебя, моя девочка," Семуэль ехидно улыбаясь посмотрел на дом в последний раз, после чего бегом направился к коню. Более ему здесь делать нечего.

Отредактировано Аркасис (2018-02-04 12:32:21)

+1

10

Когда маг влил в Шепота заклинание "Успокоения", мужчина полностью потерял желание что-либо делать. Все было будто в тумане. Тихом, мягком и ласковом тумане, который окутал его разум выдавливая желания и волю, заполняя собой все пространство разума. Ему стало абсолютно все равно, что сейчас происходит. Отпустив недруга, нордлинг просто стоял, ему казалось это правильным и большего было не нужно. Сколько так длилось Аркасис затруднялся сказать, да и не важно это было. Но длилось так ровно до того момента, пока кто-то не ударил его в грудь.
- Очнись! - сквозь развеявшуюся пелену донесся знакомый женский голос. Потребовалось несколько мгновений, чтобы понять что к чему и окончательно избавиться от тумана, окутавшего его разум. Вместо подконтрольного выродка в его руках была Айрин, в довольно плачевном состоянии. Где-то вдалеке хлопнула входная дверь. Но больше всего его насторожило рычание за спиной. Ловким движением пальцев, мужчина молниеносно меняет хват на обратный. А потом слегка оттолкнув девушку от себя и резко крутанулся на пятках. И буквально на подлете загнал кинжал в череп животины. С тихим скулежом волк растворился.
- Ушел, - тихо констатировал Шепот, осматриваясь. Быстрым шагом мужчина подошел к двери и выглянул, убеждаясь, что никого здесь больше нет. Недовольно дернув щекой, он закрыл дверь в комнату. Если кто надумает наведаться, у них будет время среагировать на появление гостя. После нордлиг подошел к девушке и осмотрел ее. - Плохо, - подвел итог Шепот после беглого осмотра. В основном синяки и ссадины, но пальцы нужно будет вправить. Его руки взяли ее лицо и он заглянул в ее глаза. - Будет больно, - вкрадчиво прошептал Шепот, достав деревяшку перемотанную кожей. Он поднес ее к губам сестры, после чего взял ее руку с выбитыми пальцами. Мужчина посмотрел в глаза девушки с немым вопросом "Готова?".

+1

11

- Арк? - как же она была рада слышать его голос. Еще мгновение назад, думала, что обречена на мучительные смерть, отнюдь не быструю. Но сейчас, в душе ярким пламенем загорелась надежда на спасение. И все благодаря ему. В эту секунду Айри даже не задумывалась о том, как и почему Шепот оказался в этом доме. Главное, что он пришел и пришел вовремя. Рене с опаской подняла глаза, все еще боясь, что это все, ей лишь почудилось, но Аркасис действительно был тут. Улыбка скользнула по ее разбитым губам, когда она на мгновение встретилась с ним взглядом.  Семуэля, Арин даже не замечала, словно в этот момент, его и вовсе тут не было и она поймала себя на этой мысли. Хоть бретонка и возненавидела мужа за все то, что он с ней сделал, но все же воспоминания о любви, которые жили в ее сердце, до сих пор резали ее больнее ножа. Но все померкло и растворилось, в тот самый момент, когда рядом оказался другой, тот, которого она боялась и сторонилась до не давних пор, тот, которого она вовсе не знала и который по сути был ей чужим, но только он, сейчас существовал для нее и она радовалась этой мысли. Но потом, мысли снова вернулись к ее мужу.
  - Вставай девочка, хватит лежать. Раны залижешь после, - Юни подбадривала Айрин как могла. Нельзя было расслабляться, когда появился реальный шанс выпутаться из этой ситуации. С трудом, но Рене все же смогла подняться на ноги. Превозмогая боль во всем теле, она наконец решилась покончить со всем и поставить точку. Глухой стон вырвался из груди, как бы сейчас она не проклинала Сема, просто так вычеркнуть всю жизнь, она не могла. Решиться нанести последний удар, было сложно и невыносимо. Руки дрожали, а Юни буквально кричала в мозгу, уговаривая Айрин сделать последний шаг, на пути к свободе. Но сделать его она так и не успела. Все произошло на столько быстро, что девушка даже сделать ничего не смогла.
  Айрин с трудом устояла на ногах, врезаясь от удара Сема, в стол позади себя. Времени было в обрез, всего пара секунд, чтобы успеть привести брата в чувства. Чародейка слышала, что крикнул Сем на прощание и если она не приведет Шепота в чувства, призрачный волк просто разорвет его. А этого она не могла допустить.
  - Арк!!! Очнись, - Айрин в отчаянии закричала мужчине, с трудом оторвавшись от стола, стараясь не обращать на боль, пронзающую все тело от резкого движения. Она бегом кинулась к наставнику, врезаясь в него на лету. Волк уже полностью материализовался и уже готовился к прыжку, - Очнись,- надорванным голосом еще раз закричала девушка, вцепившись израненными руками в его лицо и заглядывая в темные глаза, надеясь увидеть в них чистый разум - не затуманенный магией, но это было лишним. Взгляд Аркасиса уже прояснился.
  С тихим выдохом она буквально упала на стул, едва зверь был с легкостью повержен Шепотом. Даже сейчас, когда все казалось бы позади, ей все еще не верилось, что они действительно спаслась. «Как же я была дура, когда отправилась сюда в одиночестве. На что я вообще надеялась, когда собралась прыгнуть в лапы этому выродку, что некогда называла своим любимым?» -  Айрин мысленно себя проклинала за опрометчивость и глупость.
  Когда Арк вернулся, она посмотрела в его глаза, до сих пор не веря, что он реален. Чародейка даже протянула правую руку, проводя по его щеке пальцами, измазанными засохшей кровью, словно старалась убедиться, что он действительно не плод ее воображения. Пока брат осматривал ее пальцы - выбитые из суставов, Рене не отрывала от него взгляда. Слегка поморщившись в ожидании новой волны боли, девушка коротко кивнула, зажмуриваясь и давая понять, что готова к ней. Ее правая рука соскользнула со щеки и крепко ухватилась за плечо Шепота. Почему-то ей не хотелось отпускать его, словно боялась, что стоит ей разжать хватку и он тут же растает, как несбывшейся сон, а она снова окажется на полу, все еще избиваемая своим мужем. Хруст и щелчки ознаменовали успех проводимых манипуляций по вправлению пальцев. Чародейка выплюнула деревяшку и протяжно заскулила, когда острая боль прошила ее руку, а из глаз непроизвольно хлынули слезы. Ее пальцы сжались на его плече, впиваясь в твердую кожу брони. Рука Шепота легка на затылок Айрин и прижала девушку к себе.
  - Тихо, тихо, маленькая, - прошептал он ей на ушко, поглаживая по голове, - выпей это, станет легче, - мужчина достал из поясного крепления пузырек с красной жидкостью и протянул девушке. Она уткнулась лицом в шею Арка и тихо всхлипывала, пока боль не унялась окончательно. Айрин наконец решилась отпустить его плечо и отстранившись, дрожащими пальцами взяла пузырек, выпивая содержимое. Рене почувствовала, как по телу разливается тепло, а боль терзающая ее тело постепенно сходила на нет, даже разбитые губы и нос перестали кровоточить и начали постепенно затягиваться.
  - Спасибо, Арк, - она смотрела в темные глаза мужчины с благодарностью и нежностью, - если бы не ты... - она всхлипнула, сотрясаемая немыми рыданиями и снова прижалась к нему, уже сама, желая этого, как никогда раньше. Она сидела так, ощущая тепло его объятий, а в голове была лишь одна мысль «как же хорошо, что он пришел», но потом до бретонки начал доходить смысл этой мысли. А почему он тут вообще оказался? Ведь они распрощались еще в Солитьюде, договорившись встретиться позже.
  - Как ты тут оказался? - едва слышно прошептала Айрин хриплым голосом, когда смогла успокоиться и немного прийти в себя. Она все же решилась озвучить терзающий ее вопрос, но мужчина не ответил. Он проигнорировал вопрос, аккуратно обнимая девушку. Поглаживая ее по растрепанным волосам, Шепот оставался настороже, внимательно прислушиваясь к окружающей обстановке.
  - Нам нужно уходить, здесь оставаться небезопасно, - прошептал он ей на ушко, - сама идти сможешь?
  Сидеть так, было приятно и спокойно, хотя Айрин и сама понимала, что нужно покинуть это место как можно быстрее. Девушка неохотно отстранилась от Аркасиса и пожала плечами.
  - Смогу наверное, - зелье хоть и подействовало, но все же боль до конца так и не исчезла, а слабость во всем теле висела неимоверным грузом. Айрин попыталась натянуть улыбку на лицо, что ей явно далось с большим трудом и опираясь на мужчину, осторожно встала покачиваясь от головокружения, - моя лошадь недалеко, привязана к дереву в роще.
  - Я знаю, - кивнул мужчина, - двигайся к выходу, я пойду вперед и разведаю обстановку. Держись за стену, чтобы не упасть, - Шепот дал указания и подведя Айрин к стене, отступил в темноту.
Пока Айрин не спеша, практически ползла по стене к выходу, у нее была пара минут, чтобы задуматься.  Ее терзали мысли «как Шепот тут оказался?» и «Почему не ответил на вопрос?» Не доверять ему было по меньшей мере глупо. Как бы странно не выглядело его появление, но он все же спас ее. Девушка все же решила не терзаться догадками и просто переспросить его вновь, как только они выберутся в безопасное место, строить беспочвенные подозрения на его счет она не собиралась.
  Когда она наконец добралась до двери и обернулась на прощание, Рене оглядела ненавистные стены презрительным взглядом, мысленно пожелав, чтобы этот проклятый дом провалился сквозь землю, а лучше бы сгорел дотла, а затем развернулась и вышла на встречу темноте, что окутала своим саваном улицу. Чародейка встала на крыльце и осталась ждать. Лестница ведущая вниз, была слишком крутой и без перил, а чувствуя головокружение и слабость, она не решилась спуститься самостоятельно, боясь споткнуться и упасть.
  - Арк? - едва слышно прошипела девушка, зовя брата в тенях и тут же охнула от неожиданности и испуга, когда над ее ухом раздался тихий шелестящий голос брата.
  - Да? - Шепот буквально материализовался рядом с ней, - здесь больше никого. Твой муж покинул дом также поспешно как и пришел, - Не дожидаясь просьбы, поняв причину зова сестры, норд аккуратно подхватил девушку на руки. После чего медленно спустился по лестнице, видимо опасаясь слететь обоим с крутых ступенек. Оказавшись на твердой земле, решив не терять времени, мужчина продолжая держать девушку на руках, стелющейся походкой направился к лошади Айрин, безошибочно выбрав направление.
  Пока он нес ее на руках, Рене крепче сжила руки на шее брата, прижимаясь к его груди, а затем внимательно посмотрела в глаза Шепота. Только они были открыты, нижнюю часть лица скрывала тканевая маска. Вся эта ситуация казалась чародейке странной, он даже знал, где именно, привязана ее лошадь. Будто следил за ней, все это время. «Но зачем?»
  - Арк, так ты ответишь на мой вопрос? -  Айрин посмотрела на него испуганным взглядом. Боялась она не его, а то, что он разозлится за настойчивые вопросы.  Сейчас девушка была уверена, что доверяет мужчине больше чем себе, особенно после всего, что между ними произошло. После того, как он раз за разом спасал ей жизнь, а недавно и вовсе пожертвовал собой ради нее. "Но почему?" И снова вопрос, который она побоится задать.

Отредактировано Айрин (2018-03-21 11:28:18)

+1

12

Шепот скользил взглядом по округе, пока направлялся к лошади Айрин. Мужчина мысленно вздохнул, ведь он считал, что вопросы нужно задавать в безопасном месте. Но посмотрев на доверчиво прижимающуюся к нему девушку, вновь мысленно вздохнул. В принципе, почему бы не ответить? Заодно отвлечется девушка, сегодня она получила суровый урок.
- А что тебе даст знание ответа на свой вопрос? - мужчина улыбнулся одними глазами, взглянув на подопечную. Шепот продолжил свое движение, бережно неся ношу в лице сестры. Они постоянно держались тени, не выходя на освященные Луной участки. Темп ходьбы был неизменным, а взгляд мужчины то и дело осматривал окрестности.
- Тогда я буду знать правду и перестану теряться в догадках,- девушка уже пожалела, что задала этот вопрос, ей не хотелось выглядеть неблагодарной и подозрительной, но любопытство пересиливало. - Ты ведь должен быть на пути к Убежищу, вместе с Сартом,-  послышалось фырканье лошади, которая всполошилась  почуяв приближение людей.
- Я приглядывал за тобой, - в тихом голосе промелькнула усмешка. - Переживал, что не найдешь дорогу домой. Ведь ты так легко теряешься в лесу, - к усмешке примешалась легкая издевка. В этот момент они вышли к привязанной лошади и Шепот аккуратно поставил девушку на ноги.
Айрин усмехнулась его шутке. Даже когда ее ноги коснулись земли и больше не было необходимости  держаться  за его шею, она далеко не сразу расцепила объятия и задержала взгляд на его усмехающихся глазах.
- Пожалуй это спасло мне жизнь, ориентируйся я лучше и пришлось бы справляться самой, - она внимательно посмотрела на брата стараясь уловить хоть один намек на истинную причину его слежки, но не поняв ничего, улыбнулась и нехотя отвела взгляд, поворачиваясь к лошади.
- В часе езды есть постоялый двор, можем там переночевать и собраться с мыслями, - сказала девушка неуверенно направляясь к животному. Аркасис пристально смотрел в спину сестры, готовый при необходимости придержать. И только когда она ухватилась за луку седла, он отошел прихватить свой лук и плащ, которые спрятал ранее тут рядом.
-Тогда тебе и править лошадью, - тихо сказал Шепот подойдя к Айрин со спины и помог забраться в седло. Он не чувствуя угрызения совести, скинул управление лошадью на плечи девушки. Сам же забрался на лошадь, поудобнее устраиваясь за сестрой. Проверив, хорошо ли закреплен лук, аккуратно обнял девушку за талию. После чего они тронулись в путь.
До постоялого двора добрались спокойно и относительно быстро. Они не спешили, но и не плелись. По пути никого не встретили. Единственными их попутчиками были сверчки, своим скрипом разрушающие ночную тишину, замолкающие при приближении цокающих копыт. Да светлячки, выписывающие ночные танцы в воздухе в тени деревьев. Если бы не предыстория, такую прогулку можно было бы смело назвать романтичной. Да и пошептаться на какие-нибудь эротические темы было бы самое то. Но ни Шепот, ни Айрин не проронили и слова. Каждый был погружен в свои мысли. Мужчина складывал в уме общую картину из имеющихся кусочков пазла. Многого не хватало для целостности, но главное для себя он все же вычленил. Мужу девушки не жить и убьет его она сама. Арк лишь проконтролирует. А если Айри не сможет, он отпустит мага, чтобы в будущем поймать его вновь. Так они и будут играть в кошки-мышки пока она его не отправит в ласковые объятия Ситиса. Почему он сам не убьет ее мужа? Ответ прост, это ее прошлое и ей собственноручно придется обрезать нити, которые буду постоянно тянуть девушку вниз. Хотя будет правильнее сказать, что прошлое будет нависать над ней как меч, который грозиться пронзить ее в любой момент.
Из седла Айрин выбиралась уже почти не морщась, но все также с помощью брата, который молчаливо ей помогал и поддерживал. Шепот лишь ободряюще кивнул, скупо улыбнувшись, когда стянул с лица повязку. Зачем лишний раз люд нервировать. Про себя он также отметил, что сестра выглядит гораздо лучше. Да синяки остались, но это мелочи, главное зелье подлатало более тяжелые раны и уберегло жизнь. Постепенно сойдут и ссадины, особенно если подстегнуть заживление еще одной порцией зелья.
Сдав лошадь на попечение сонному конюху, Айрин  побрела в сторону таверны, а войдя, плюхнулась за первый попавшийся стол, оставив остальные заботы на Шепота. Она глубже натянула капюшон, не желая показывать свое лицо, в потеках засохшей и размазанной крови. Ни к чему было им привлекать лишнее внимание.
Договориться о комнате, еде и небольшой бадье, для приведения себя в порядок для Аркасиса не составило особого труда. Звон золота во все времена творил чудеса. Присев за стол, Шепот молчаливо ожидал когда им сообщат о готовности комнаты. Так они и сидели, стараясь не отсвечивать и не привлекать угасшее внимание поддатых постояльцев к новым лицам.
- Пойдем, - тронул он ее за плечо, когда хозяин наконец махнул им на лестницу. Сопровождаемые поскрипыванием деревянной лестницы, они поднялись на второй этаж и направились к комнате, следуя указаниям полученным ранее. Открыв дверь ключом, Шепот первым делом заглянул сам и не обнаружив ничего подозрительного открыл проход для девушки.
- Заходи. Бадья в углу, приведи себя в порядок, - он пропустил Айрин и сам зашел следом, закрыв дверь на ключ и усаживаясь на край кровати. Сидел Шепот спиной к сестре, чтобы не смущать лишний раз. Пока девушка приводила себя в относительный порядок, мужчина приводил в порядок свое оружие и разбирал лук, любовно ухаживая за каждой деталью.

+1

13

Девушка вошла в комнату оглядывая ее взглядом. Ничего особенного: бадья в углу, наполненная теплой водой, от которой тонкими струйками тянулся пар, комод для белья стоящий возле входа, скамья, пара прикроватных тумбочек, да одна большая кровать. Еще совсем недавно Айрин непременно смутилась бы такому раскладу, но после всего, через что они прошли вместе и сколько раз спали рядом, бок о бок, одна кровать на двоих уже мало смущала ее. А вот то, что мужчина вошел следом, не собираясь ждать за дверью пока чародейка омоется, на краткий миг заставило девушку напрячься, но против говорить ничего не стала. Усталость брала свое, да и чего греха таить, сейчас она вовсе не хотела, чтобы он покидал ее. Пока Шепот был рядом, на душе было спокойно и тепло, словно само присутствие мужчины, дарило чародейке уверенность в себе и безопасность. Да и судя по всему он вовсе не собирался лицезреть ее избитое в кровоподтеках и ссадинах тело, пока она будет плескаться в воде. Арк был занят своим делом. Кинув коротко через плечо «не смотри», Айрин принялась стаскивать с себя броню, стараясь как можно меньше задействовать больную руку и попутно осматривая и убеждаясь, что по телу начали расползаться синяки. Но главное, что она была жива и относительно здорова, так что наличие увечий не слишком ее огорчило, в конце концов они быстро пройдут.  Чародейка оглянулась, убеждаясь, что Шепот занят своим делом и с легким стоном блаженства, залезла в бадью, окунаясь с головой окрашивая воду в красноватый цвет, смывая с себя кровь, пот и дорожную пыль.  Наконец тело и душу окутала небывалая легкость, а на губах чародейки заиграла легкая улыбка и она снова обернулась на брата. В голове витали мысли о произошедшем и как странно, думала она вовсе не о муже. Не было не обиды, не сожаления, не горечи, лишь странное равнодушие, а ведь он долгие годы был ее возлюбленным и сейчас едва не покалечил ее. А вот мысли о Шепоте вызывали эффект прямо противоположный.  Едва ей стоило подумать о брате, кровь по венам начала бежать быстрее. Айрин вдруг невольно вспомнила тот злосчастный день у озера, когда она наблюдала за ним из тени деревьев. Щеки тут же залил румянец от смущения, а зубы невольно закусили губу. Девушка усмехнулась осознавая, как же все-таки сильно поменялось ее отношение к этому человеку. Весь страх и осторожность, что она испытывала в начале их знакомства, некоторое время назад, просто испарились. Сейчас же, было что-то другое. Осторожность сменилась доверием, а страх, симпатией. Айрин снова усмехнулась этой мысли. Раньше она бы и представить бы не смогла, что сможет проникнуться теплыми чувствами к такому человеку, как Шепот. И дело было не только в том, кем он является, но и в том, какой он человек. Добряком и душой компании его явно не назовешь, а его суровый и пристальный взгляд, порой заставлял бежать мурашки по ее коже. Но тем не менее, это случилось и отрицать было глупо.
  Понежившись еще немного в воде, девушка вылезла, вытирая насухо тело и волосы, а затем обернулась в простыню, не желая снова одевать броню, по крайней мере пока.  Айрин села на край кровати, ожидая когда Аркасис наконец прорвет затянувшееся молчание, ибо сама она не решилась это сделать. Бретонка представляла, что рано или поздно ей придется все подробно объяснить, но собраться с мыслями и начать было крайне сложно, но необходимо. Ей давно следовало рассказать ему все о себе, но почему-то до сих пор она держала все при себе.
  - Думаю нам стоит поговорить, - едва слышно прошелестела чародейка и обернулась к мужчине наблюдая, как Шепот аккуратно и педантично сложив все части по отведенным местам, свернул сверток и отложил на прикроватную тумбочку. Мужчина встал и потянулся до хруста суставов, только после этого повернулся к ней.
  - Я готов выслушать все, что ты посчитаешь нужным мне рассказать, - Арк кивнул Айрин, жестом приглашая взять что-нибудь съедобное с импровизированный стола, в роли которого выступал небольшой комод у двери. И подавая пример взял ломоть хлеба, кусок сыра и мяса, после чего уселся на край кровати, скользя взглядом по телу чародейки. Она встретила его взор и в его глазах промелькнула тень сожаления, которая быстро исчезла. Или ей это только показалось?
  - Как ты уже понял, это был мой муж, - Айрин слегка запнулась, снова вспоминая Сема и в раздражении повела плечами, осознавая всю глупость прошедших событий и ее глупости, - это он, сделал меня такой. Сем, много лет изучал души и их возможности, а со временем превратился в одержимого своей навязчивой идеей. Хотя может он всегда таким был. Я уже и не знаю. Теперь я на много смотрю иначе и многое вижу, на что раньше закрывала глаза, -  Айрин говорила тихо, нервно теребя край простыни, ее глаза были опущены и наблюдали за нервными пальцами. Но едва с ее губ сорвалась правда о ней и ее жизни, девушка осмелилась поднять глаза и посмотрела на Шепота, пытаясь угадать его мысли. Как всегда затея не увенчалась успехом. Его взгляд был по прежнему спокойным и все таким же пронзительным. Никогда ей не понять, о чем думает этот человек. С досадой ухмыльнувшись, девушка продолжила, - со временем, я поняла на сколько опасны его исследования и решилась ему помешать, но неудачно, за что и получила подругу в лице Юни. Он сделал меня своим подопытным кроликом и Юни едва его не убила, - и снова девушка ухмыльнулась, понимая, что назвала подругой ту, кого раньше ненавидела. Как же многое изменилось с тех пор,
  - О, девочка. Да ты никак шутишь или я и правда чувствую тепло в твоих словах, - в мыслях чародейки с доброй издевкой, залепетала Юниона, - я польщена, правда. На что Айрин с улыбкой покачала головой. Ведь она и правда уже привыкла к данмерке и в каком-то смысле привязалась к ней. Мужчина тем временем ел, наблюдая за сестрой и слушал ее. Он молчал, давая возможность девушке рассказать или же высказаться. Шепот не понаслышке знал, что такое предательство и какую цену за него нужно взимать.
- У тебя еще есть чувства к нему, - норд спокойно констатировал очевидный факт, - поэтому ты не нанесла удар, когда тебе представилась возможность, - как-то даже сокрушенно вздохнул он. Так обычно вздыхает учитель, когда застает ученика делающего ту же самую ошибку, которую они вместе разбирали не один раз, - Тебе придется собственноручно оборвать эту нить. Ибо прошлое, которое следует за ней будет дышать тебе в затылок и в самый неожиданный момент, когда ты будешь более всего уязвима, нанесет удар. Предательство должно быть смыто кровью, - он посмотрел ей в глаза, взглядом наполненным холодной сталью.
- Я... я знаю,- голос дрогнул, когда она увидела его жесткий взгляд, -  я думала он мертв. Думала, что Юни убила его. Но узнав, что он выжил, у меня внутри что-то сжалось. Сложно просто так забыть человека, который был единственным в жизни и которому доверяла. Теперь, я чувствую только ненависть и призрение к нему, ничего более, - ее взгляд ожесточился, а губы плотно сжались показывая свою решимость и серьезность своих слов.
  - Я знаю, каково это, когда тебя предают, - с пониманием кивнул мужчина, - человек, которому ты верил и к кому не опасался поворачиваться спиной. Удар в спину, от доверенного лица, прощать нельзя, - повторил Шепот, но казалось говорил он это для себя. Будто напоминал сам себе о том, чего забывать ни в коем случае нельзя, - Тебе полегчает, не сразу, но полегчает лишь когда прошлое останется в прошлом. Мужчина довольно быстро расправился с едой и видя, что девушка не собирается есть, похлопал рядом с собой по кровати, приглашая расположиться рядом.
  - Тебя тоже предали? - с некоторой опаской спросила Айрин, боясь спугнуть его откровенность. Шепот редко открывался и редко рассказывал о себе, почему вдруг сейчас решил, Рене не понимала, но упускать возможность не хотела. Почему-то ей было интересно, кем он был раньше и как стал тем кем стал. Хотя она все же знала, чем вызван ее интерес, только вот признаться себе в этом, пока побаивалась.  Девушка улыбнулась на его жест и пододвинулась ближе. Там, в доме, бретонка плакала в его объятиях, прижималась к норду, но сейчас, когда она касалась плечом его плеча, вдруг ощутила странное смущение.
  - Да, - кивнул мужчина, - я был юн и наивен. Тогда еще состоял в гильдии воров. Был друг, которому я доверял. Но однажды он меня предал, - Шепот хмыкнул своим воспоминаниям, - Ударил в спину и бросил. Как оказалось потом, завидовал и захотел избавится от более успешного товарища. Я выжил. А потом убил его, - он говорил спокойно, без эмоций, - Вышло случайно, но мне стало легче. Это перечеркнуло мою прошлую жизнь, открыв дорогу к новой, - Шепот смотрел перед собой, сцепив руки в замок и перебирал большими пальцами.
  - Так вот почему Брин тебя упомянул. Раньше ты был в гильдии, - Айрин ухмыльнулась, вспоминая разговор с рыжим вором в Буйной фляге. Она развернулась к Шепоту, забираясь на постель с ногами и внимательно посмотрела на задумчивый профиль его лица, пока он рассказывал ей о себе. Девушка положила свою кисть поверх его рук и легонько сжала пальцы стараясь ободрить и поддержать брата, - я тоже хочу перечеркнуть старую жизнь и начать новую. Не знаю станет мне легче или нет, но точно знаю, что спать спокойно не смогу, зная, что Сем жив и в любой момент может прийти за мной.
  - Он придет, будь уверена, - мужчина повернул голову лицом к бретонке, - из всего, что я слышал и видел, могу сказать точно, ты ему нужна и он не отстанет. Поэтому завтра, мы отправляемся на охоту.
  - Но ты ведь не обязан в это вмешиваться, - голос Айрин был тихим и удивленным, она внимательно посмотрела в глаза Арку, стараясь понять истинные причины его желания ей помочь, - зачем тебе это?
  - Я твой наставник, - губы мужчины тронула ухмылка, - только я могу безнаказанно тебя охаживать ногами, и то, в обучающих целях, - в его голосе проскальзывало неприкрытое ехидство. - Мы семья, а в семье мы друг за друга горой и ты еще не готова действовать в одиночку, - он положил свою руку ей на голову и взъерошил ее волосы, поглаживая как маленькую девочку.
  - Да мы семья, - улыбка скользнула по ее губам, а глаза продолжали неотрывно следить за мужчиной, - все время про это забываю, - Рене, с трудом отвела взгляд от темных и пронзительных глаз Шепота и скользнул вниз по шраму, пересекающим щеку, а затем остановился на его губах, искаженных ухмылкой, - но ты уверен, что дело только в этом? -  Айрин слегка подалась вперед, приоткрывая свои губы. Вряд ли она сейчас отдавала себе отчет о том, что делает, но несвойственная, по ее мнению, теплота и доброжелательность, что сейчас кружила вокруг мужчины, притягивала девушку к нему. Ей вдруг захотелось снова ощутить вкус его губ, но теперь уже самой, а не пить последствия от игр взбалмошной данмерки.

+1

14

Он не ответил на ее вопрос, но его рука сместилась с макушки на щеку. Жесткая ладонь мягко прикоснулась к ее коже, а большой палец медленно поглаживал скулу. Уловив ее движение, мужчина плавно подался вперед и поцеловал девушку в губы. Его ладонь сместилась с щеки на затылок. Поцелуй был напорист, но Шепот целовал не с страстью, сметающей все преграды, а мягко. Он придвинулся ближе и осторожно повалил Айри на кровать. Постепенно его поцелуй становился более страстным, а его ладони заскользили по телу девушки, так и норовя нырнуть под простынь, в которую закуталась девушка.
Только когда ее спина почувствовала мягкое прикосновение кровати, чародейка вдруг поняла, что именно сейчас происходит. Все в ее голове плыло от пьянящего ощущения. Девушка и в мыслях не могла представить, что когда-нибудь сможет  наслаждаться поцелуями другого мужчины,  но сейчас именно это и происходило. По телу расползалась сладкая истома и ей хотелось большего. Рене чувствовала как ладони Шепота, без стеснения гуляют по ее телу и далеко не нежными прикосновениями. В них чувствовалась страсть, напор и желание и ей это нравилось, ведь она и сама проникалась именно этими чувствами и ощущениями. Ей хотелось, чтобы он наконец нырнул руками под простынь. Ей хотелось ощутить на своем теле, тепло его горячих ладоней. Айрин  задрожала в его объятиях и подалась на встречу мужчине, прижимаясь к нему плотнее, чем вызвала еще более страстный напор с его стороны. Наконец долгожданное ощущение прикосновения к обнаженному телу достигло ее разума, но вышло все не так, как она ожидала. Жесткие пальцы нырнули под край простыни и со страстью сжались на ее бедре, вызывая тем самым непроизвольный стон боли. Мужчина в пылу , не обратил внимание, что в этом месте как раз красовался огромный кровоподтек, от «любовных обхаживаний» ее мужа.
Шепот дернулся как от удара кнута, когда девушка от его прикосновения застонала, но не от удовольствия, а от боли. Будто пелена спала с его разума и он отстранился от губ Айри, осматривая ее тело. Мужчина слегка нахмурился, понимая что его действия были неосмотрительны и он слишком поддался желанию. Между тем его рука продолжала мягко поглаживать бедро девушки едва касаясь пальцами там, где не было синяков и ссадин.
- Тебе нужно отдохнуть и набраться сил, - тихо сказал нордлинг, окончательно отстраняясь и поправляя задравшуюся простынь на ее теле. Мужчина тихо ухмыльнулся сам себе и покачал головой, заваливаясь на спину, рядом с девушкой. Шепот слегка повернул голову, чтобы была возможность наблюдать за девушкой, на лице, которой в данный момент отображалась гамма разнообразных чувств. Айрин же смотрела на Арка, безумными глазами, в которых все еще ярко горела страсть, но теперь уже примешивалось и удивление. Шепоту было любопытно о чем та сейчас думает, закусив слегка припухшие губы. Отдышавшись после поцелуя, тихо, не произнеся ни слова, Айрин забралась под одеяло накрываясь с головой, в попытке скрыть свои раскрасневшиеся щеки и смущение от произошедшего.
Наблюдая за девушкой, Шепот скупо улыбался. Тихо хмыкнув на попытки своей подопечной скрыться, мужчина встал и отошел к бадье. Стянув с себя броню, оставшись в исподнем, он наскоро ополоснул голову, руки, плечи, торс и ступни. Его абсолютно не смущало, что вода уже остыла и чистой не блистала. Обтерпевшись, нордлинг педантично сложил оба комплекта брони, рядом с кроватью. После чего прихватив кинжал, лег в кровать, предварительно затушив свечу. Свет от огня уступил место лунному, который пробивался через щели между ставнями, наполняя комнату скупым ночным освещением. Спрятав оружие под подушку, Шепот повернулся на бок, лицом к спине девушки.
- Одеяло одно, делись, - мужчина потянул за край, в надежде отвоевать себе тепла и комфорта. Не то, чтобы ему оно было особо нужно, но все же с одеялом лучше, чем без него.
Айрин медленно повернулась к Шепоту лицом, отпуская край одеяла и подползла ближе к середине, так, чтобы они оба смогли поместиться под ним. Мужчина отметил, что девушка смогла унять бурю чувств и сейчас ласково смотрела на него, заглядывая в глаза. Но краснеющие щечки, которые удавалось разглядеть в ночном освещении, выдавали ее смущение от всего происходящего. Айрин осторожно протянула руку и провела пальчиками по шраму на лице Шепота.
- Как... - начала было она, но он остановил ее, положив палец ей на губы.
- Нам нужно отдохнуть, разговоры будем говорить после охоты, - тихо прошептал Аркасис. Его палец скользнул по ее губам, сначала по верхней, потом по нижней, сопровождаемый его пристальным взглядом. Ему безумно хотелось вновь к ним припасть и пойти дальше. Но пришлось напомнить себе, что не время. Мужчина отвел свою руку от ее лица и пару раз провел ладонью по волосам девушки и только после этого лег на спину, укрываясь одеялом.

+1

15

Еще несколько минут Айрин наблюдала за профилем Шепота, едва освещенным лунным сиянием из окна, а все мысли крутящиеся в ее голове, были направленны лишь на него. Раз за разом, прокручивая в памяти недавнюю сцену с поцелуем, Айрин не могла понять, как же так случилось, что человека которого она боялась и опасалась с первого дня их знакомства, вдруг стал для нее самым близким. Она позволила себе отпустить всю любовь и ненависть к Сему, что до сих пор хранила в сердце и впустить в душу что-то новые, позволила проникнуться чувствами к другому человеку, хотя с трудом признавалась в этом сама себе. Да и вряд ли вообще признавала сей факт. Пока это было сложно.  Все эти размышления постепенно заволокло туманом и девушка провалилась в глубокий сон без сновидений, слушая лишь тихое дыхание мужчины, перед тем как окончательно уснуть.
  Подготовку к охоте и сборы, начали еще до рассвета, а первые лучи предрассветного солнце, встретили Аркасиса и Айрин уже в пути. Чародейка медленно правила лошадью, вслед за тонкой струйкой магической энергии, что оставляла след и показывала путь к желанной цели, едва стоило сосредоточить свой разум на образе Семуэля. На дорогу потратили практически большую часть светового дня, а к месту назначения прибыли уже далеко за полдень. Когда струйка энергии уперлась в перекошенную дверь разрушенного и неподлежащего восстановлению форта.Айрин тяжело выдохнула, сжимая руку в кулак и прервала действие заклинания Ясновидения. После долгих поисков ее магические силы были практически исчерпаны и девушка чувствуя во всем теле слабость, невольно облокотилась спиной на грудь Шепота.
  - Приехали. След уводит к той двери, - тихим и усталым голосом сказала чародейка, указывая рукой на дверь, едва виднеющуюся среди обломков камней, обрушенного здания, - думаю Сем нас будет ждать, - девушка слегка повернула голову, оборачиваясь к Шепоту и встречая его пронзительный и хмурый взгляд.
  - Ты молодец, - его лицо было спокойном и сосредоточенным, но по губам едва заметно скользнула тень улыбки и в этот момент в глазах промелькнула теплота. Рука мужчины, покоящаяся на ее животе, сжалась крепче, прижимая Айри, а другой он провел по волосам, подбадривая подопечную. Чародейка устало улыбнулась в ответ и прикрыла глаза чувствуя приятное прикосновение, но тут же отпрянула от мужчины сосредотачиваясь на настоящем, решив, что не время сейчас для нежностей, да и расслабляться пока еще очень рано.
  - Он ждет, - кивнул мужчина и отвел взгляд от ее глаз, возвращаясь к осмотру местности. Его взор медленно и дотошно обшаривал каждый камень и куст. Айрин вдруг вспомнила слова Шепота перед сном, «сначала охота, а все разговоры после». Так что, это было еще одним стимулом, покончить со всем этим побыстрее. Во время пути девушка не раз возвращалась думами к предстоящей беседе после охоты и что сказать Арку после, Рене не имела ни малейшего представления, но чувствовала, что все же хочет ему открыться. Возможно чуть позже, когда дело дойдет до самого разговора, она прислушается к сердцу внимательнее и найдет нужные слова, скажет ему о том, что чувствует. Хотя это было особенно сложно, ибо и сама боялась признаваться себе в этих чувствах. "Или уже признала?" - бретонка ухмыльнулась. Конечно признала, а иначе сердце бы не замирало, едва стоило вспомнить вчерашний вечер и поцелуй, который был предназначен только ей и который не пришлось делить с Юни.
  Рука чародейки нырнула в походную сумку, где звякнула склянка с зельем и достав сосуд, откупорила его. В нос тут же ударил сладковатый запах голубой жидкости. Стоило сделать пару глотков, как по телу бретонки тут же прошлась бодрящая дрожь, а слабость перестала давить на плечи. Тело словно ощутило прилив сил, а магия заплескалась в ее венах.
  - Какой у нас план? - спросила Айрин у норда, скользнув пальцами по его руке, прижатой к ее телу.
Почувствовав, что девушка пришла в себя, Шепот отстранился от нее и спрыгнул с лошади. Он стянул с плеч плащ и снял походную сумку, притороченную к седлу, из которой достал сверток. Мужчина жестом призвал девушку присесть, чтобы сильнее слиться с тенью, которую бросали кроны деревьев. Пока руки уверенно действовали, собирая верный лук, нордлинг посмотрел на девушку.
  - Я первый, ты за мной, - зашелестел его шепот, почти сливающийся с легким ветерком, гуляющим на горном склоне. - Он ждет и загнан в угол. Мог убежать, но не успел. Либо специально ждет в удобном для себя месте, - Шепот бросил внимательный взгляд на девушку, потом перевел его на руины, после на свои руки и так по кругу, всегда оставаясь наготове. - Идем осторожно и тихо, смотрим за спиной. При неблагоприятных условиях отступаем, - мужчина одарил суровым взглядом подопечную. - Твоя задача убить мужа. Остальное возьму на себя, - нордлинг снова посмотрел на Айрин и во взгляде читался вопрос, мол "есть что спросить?".
Айрин на секунду задумалась о словах наставника, но отбросив все сомнения, уверенно кивнула, жестким взглядом, смотря в глаза мужчины. Еще вчера она сомневалась, что сможет убить мужа собственными руками, да и собственная нерешительность и страх не дали ей даже попытаться, но с того момента многое изменилось. Больше она не собиралась упускать момент. Для себя девушка все решила, ее муж умер еще тогда, в тот самый день, когда он использовал ее подобно подопытному животному, не задумываясь выживет ли она или умрет. Ей давно следовало вышвырнуть этого ублюдка из головы и из сердца и вот наконец это случилось, а осознание этого, принесло ей небывалое облегчение. Чародейка улыбнулась Аркасису, но это улыбка не была милой и нежной, застенчивой и скромной, это была улыбка охотницы - предвкушающую предстоящую охоту за добычей.
  - Идем, - кивнула она на дверь, соглашаясь со словами Шепота. Ее голос был спокойным, а взгляд хладнокровным, - я убью его и можешь в этом не сомневаться.

Отредактировано Айрин (2018-02-24 23:30:52)

+1

16

Мужчина долго посмотрел в ее глаза и наконец кивнул, принимая слова подопечной на веру. При этом лицо его практически ничего не выражало. Натянутая тетива мягко тренькнула, заявляя о готовности. Тихо стелясь, нордлинг двинулся ко входу, оставив девушке заботу о лошади.
Его глаза привычно отмечали видные только ему детали. Примятая трава, след ступни в высохшей луже, обломанная ветка на неказистом кусте, содранный мох на треснутом каменном блоке, нитка на примятой лозе дикой малины. Часть следов была старой и неактуальной, но некоторые относительно свежие. Некоторое время Шепот потратил у входа, рассматривая следы, которые были оставлены тут в довольно большом количестве. Во время чтения следов, мужчина не расслаблялся ни на мгновение. То и дело он вскидывал голову и оглядывался, будто ожидая нападения. Но убедившись, что все в тихо, возвращался к своим изысканиям.
Полученная информация позволила предположить следующее. Ходили здесь редко, обычно парой, о чем свидетельствовали отпечатки ног. Но в последние пару дней убежище покидал один человек, и вернулся тоже один, его пальцы обвели относительно свежий след от ступни. "Двое, трое," мысленно прикинул Шепот.
Закончив со следами, мужчина внимательно осмотрел полусгнившую дверь. Никаких намеков на ловушку, еще немного повозившись нордлинг рискнул отодвинуть трухлявую преграду. Двигать пришлось аккуратно и медленно, то и дело морщившись от тихого скрипа ржавых петель. Но своего Шепот добился приоткрыв полусгнившую дверь достаточно, чтобы можно было протиснуться внутрь.
Продвигались по узкому коридору как и договаривались: Аркасис впереди, Айрин позади. Мужчина передвигался медленно, чуть ли не стелясь по каменному полу. Глаза быстро привыкли к полумраку, которые скупо разгонялся солнечным светом, проникающим через щели в потолке и верхней кладке. Кое-где догорали факелы расставлены на довольно далеком расстоянии друг от друга. Атмосфера была гнетущая и неприятная. Замшелые стены с мутными разводами, в тени похожие на потеки засохшей крови, огромное обилие паутины, при чем попадались проходы полностью залепленные ею, бородатый мох свисающий с потолка, так и норовивший сорваться за шиворот плутающему тут путнику. Если бы не следы оставленные в слое пыли на полу, Шепот бы даже не подумал идти дальше. А развернулся и ушел. Не нравилось ему тут, очень не нравилось. Строение и расположение коридорчиков и ответвлений было похоже на казематы, которые имелись в любом уважающем себя городе. Это подтвердилось, когда они нашли очередной проем с выломанной, ржавой решеткой. Это была комнатушка, пространства три на четыре шага, а внутри обнаружился высохший и покрытый паутиной человеческий костяк в истлевшем рванье. Безразлично мазнув по усопшему взглядом, Шепот двинулся дальше, передвигаясь в полуприсяде, то и дело касаясь пола рукой. Он был напряжен и часто останавливался чтобы к чему-то прислушаться и иногда даже принюхаться. В левой руке уверенно сжимался лук, а правая была готова в любой момент выхватить стрелу.
Наконец впереди замаячил дверной проем, к которому была протоптана тропинка в пыли. Из-за приоткрытой двери падал неровный свет и доносились едва уловимые звуки деятельности. Шепот мягко и бесшумно ступая подошел ближе и заглянул внутрь. Ему удалось большое помещение, которое смогло вместить в себя несколько столов и оставляла еще прилично места для передвижения. Судя по кандалам и прочим цепям и приспособлениям для удержания пленников, некогда это была пыточная. Также имелись и дополнительные камеры расположившиеся вдоль обеих стен, по большей части были пустыми, за исключением одной, где вжавшись в угол, сидел старый босмер, спрятав лицо в ладони и  завывающий какую-то несуразицу, жалобным  и едва слышным голосом. Казалось бедняга вовсе лишился рассудка. Видимо это была жертва очередного неудавшегося эксперимента или наоборот удавшегося. Свет факелов то и дело бросал рванные тени, из-за сквозняка гуляющего в помещении усиливая и без того гнетущую обстановку. Внимательно приглядевшись нордлинг смог разглядеть стол с кучей свитков и книг, склянок и горой камней душ черного и белого цвета. Рядом был еще один, на котором лежало тело, судя по отсутствию дыхания - мертвое. Рядом со столом лежала броня, щит и булава, видимо амуниция убитого. Сам маг копошился с какими-то бумагами в дальнем углу. Казалось, что маг их и не ждал вовсе, складывалось впечатление, что его случайно застали за очередным экспериментом.
Нордлинг отступил и вложил стрелу в лук, кивнув девушке заглянуть и оценить ситуацию. Шепот терпеливо ждал и был уверен, что успел все верно оценить. Девушка некоторое время осматривала помещение, после чего жестом привлекла нордлинга, указывая на  магическую руну, едва различимую на полу.
Шепот заглянул через плечо девушки в указанном направлении. Ему пришлось напрячь зрение, чтобы в пляшущих тенях разглядеть рунические письмена, формирующие вязь ловушки. Глаза Шепота сузились, он крайне не любил такие вещи и сторонился. Еще и не заметил опасность у самого входа. Ему оставалось лишь подивиться как Айрин смогла углядеть эту напасть. Мужчина перевел взгляд на спину мага, его пальцы поглаживали оперение черной стрелы. Легкая дистанция, один выстрел в щель и все. "Не моя жертва," покачал головой своим мыслям мужчина, не сводя взгляда с цели. "Подранить?" у Шепота буквально зачесались руки, настолько маняща была возможность. Он слегка прикрыл глаза и медленно вдохнул, после чего также медленно выдохнул. Мысленно мужчина проигрывал развитие событий, подбирая оптимальный для них план действий. К сожалению, особых идей у него не было, поэтому придется паре проникать внутрь. Шепот будет страховать девушку, но все остальное она сделает сама, она должна все сделать сама.
Склонившись к уху Айрин, нордлинг пальцем указал на руну и сжал кулак, явно давая понять, что с ловушкой разбираться именно ей. После чего поднес палец к губам и сделал плавное движение ладонью около двери, давая указание девушке после деактивации ловушки тихо проникнуть в помещение и бесшумно двигаться правее, держась более темных участков. После чего слегка кивнул подбородком скрытым привычно маской и выгнул бровь, мол все ли понятно?

+1

17

Пока Айрин привязывала лошадь, спрятав животное в зарослях, близ разрушенного форта, взгляд чародейки вновь и вновь оказывался прикованным к брату. Она с любопытством наблюдала за его действиями. Он и всегда казался очень собранным и настороженным, но сейчас, словно в стократ преобразился. Истинный охотник идущий по следам своей жертвы. Айрин невольно залюбовалась им, с легкой улыбкой на губах. Войдя внутрь в след за Шепотом, все ее сосредоточение стало направленно на изучение окружающий обстановки. Бретонка то и дело оглядывалась назад, прикрывая их спины. Ее не покидало ощущение, что они идут прямиком в ловушку. Девушка снова сосредоточилась на Сэмуеле и сплела заклинание поиска, серебряная нить магии - указывающая путь, уводила вглубь коридора. Что ж, по крайней мере он не ударит в спину, если конечно у него не нашлась парочка помощников, готовых за золотой, продать души и сделать все что угодно и даже убить. Впрочем их души рано или поздно, в любом случае окажутся у Сема в кармане, уж Айрин в этом не сомневалась.
  Девушка терпеливо ждала, пока норд изучал через щель в дверном проеме, представшее впереди помещение, а после и сама, по его приглашению, приступила к осмотру. Айрин осторожно подошла к проходу и заглянула, оглядывая комнату внимательным взглядом. «Очередные бедолаги, попавшие в паучьи лапы Семуэля» - подумала девушка с некой досадой, глядя на труп лежащий на столе и сумасшедшего босмера. Первый по всей видимости не пережил эксперимент Сема, а вот второму повезло чуть больше, хотя и это было далеко не фактом. На вид мер словно утратил связь с реальностью, а его разум заволокло безумие. Не удивительно, ведь и Айрин едва не сошла с ума, когда обнаружила в себе присутствие, тогда еще обозленной Юнионы, видимо старику повезло меньше и он не выдержал. Скоро все это закончится, так или иначе. Рене сама положит конец всем козням ее мужа. Убить Сема была главной ее задачей, но не единственной. Где-то здесь, маг прятал все свои записи, Айрин убедилась в этом, еще когда шла по коридору, сменив цель поиска с супруга, на его дневники с записями об экспериментах и оба пути уводила за дверь, маячившую впереди. Главное потом забрать все эти записи, не хватало еще чтобы кто-то нашел их после смерти Семуэля.
  - Будь внимательна и осторожна, - насторожившимся голосом предупредила данмерка, - он ждал нас и наверняка что-то задумал, - Айрин мысленно поблагодарила Юни за поддержку и  продолжила осматривать комнату на предмет непредвиденных сюрпризов. И словно в подтверждении словам соседки, на глаза попалась мерцающая алым маревом, едва заметная дымка на полу, перед входом. Девушка насторожилась и внимательно пригляделась, поверхность была заколдована магической ловушкой. «А вот и первый сюрприз» - подумала чародейка и жестом привлекла норда, указывая на магическую руну, предупреждая Шепота об опасности. И без того жесткий взгляд мужчины нахмурился еще сильнее. «Хорошо, что заметила вовремя» - подумала Айрин, она хорошо знала подобную ловушку. Семуэль однажды научил ее делать подобную. Эффект от такой руны явно не понравился бы, попадись они в нее, - «Как бы обернулся весь их план, пропусти они ловушку? Скорее всего переубивали бы друг друга или серьёзно поранили, облегчая тем самым задачу для Семуэля» - бретонка ухмыльнулась, довольная тем, что хотя бы эту затею ей удалось сорвать проклятому мужу.
После жестикуляций норда, девушка коротко кивнула, подтверждая намеченный план и уперлась рукой в грудь Шепота, давая понять, чтобы тот отошел на безопасное расстояние. Ловушка была расположена перед входом и обезвредить ее не составило бы труда. Только вот самим бы не попасть под ее воздействие, а потому стоило отойти им обоим и подальше. Убедившись, что Шепот отошел на безопасное расстояние, девушка сосредоточила мысли на мерцающих письменах и пустила импульс первого попавшегося на ум магического заклинания, активируя и приводя руну в действие. Все вышло бесшумно и практически не заметно, лишь алым светом вспыхнули символы на полу, едва заметно освещая щербатый камень на стенах разрушенной тюрьмы, а затем марево постепенно угасло. Айрин обернулась к Шепоту и снова кивнула, оповещая об успехе. Она сосредоточилась, оплетая свое тело заклинанием, словно коконом, приглушающим звук ее шагов и медленным, бесшумным шагом двинулась ко входу. Бретонка проскользнула в приоткрытую дверь, стараясь не потревожить ее, ибо старые петли обещали разразиться протяжным скрипом и вся их конспирация тут же пойдет прахом, оповещая Сема об присутствии нежелательных гостей. «Или все же Юни была права и он ждал их?» - Что-то подсказывало, что так оно и есть. Сем хорошо знал свою жену и наверняка знал, что просто так она не сдастся и придет в его логово. А руна перед входом была тому доказательством и наверняка всего лишь прелюдией к основному действу. Теперь стоило быть настороже вдвойне. Кто знает, что еще, он мог приготовить для них. Тем более сейчас они были хоть и в преимуществе, оставаясь по прежнему не обнаруженными и в большинстве, но все же это была территории Семуэля, а значит у него была возможность подготовиться к их приходу.
  Шепот проследовал следом за Айрин, почти бесшумно нырнув в приоткрытую дверь. Пришлось еще немного сдвинуть преграду, на что видавшая лучшие времена дверь едва слышно возмутилась скрипом петель. На их удачу, маг не заметил их появления в комнате, видимо звук проникновения был заглушен нечленораздельным бормотанием старого босмера. Нордлинг стелясь, медленно отошел левее, уходя с освещаемого пятачка перед дверью, когда как Айрин, бесшумно проскользнув в комнату, тут же нырнула в тень по правую руку и медленным шагом направилась вдоль стен, неуклонно продвигаясь по направлению к Сему. Весь путь ее разум был заполнен хаотичными мыслями: «Как это произойдет? Как именно она заберет его жизнь? Скажет ли что-то ему или лишит мужа жизни не проронив ни слова?» За 9 лет их совместной жизни между ними было многое. Была и ненависть и любовь. Хотя была ли она? Когда-то Айрин действительно любила Сема, а вот любил ли он ее, хоть когда-нибудь, сильно сомневалась. Особенно сейчас. По всей видимости, все это время она была для него лишь удобной и послушной марионеткой, на которую можно было положиться и которую можно было трахать в любой момент, расслабляясь после тягот. Чародейка хмыкнула и крепче сжала рукоять кинжала, покоящегося на ее бедре в ножнах. Половину комнаты она преодолела не привлекая внимания, а дойдя до середины, брезгливо скользнула взглядом по трупу, что лежал на столе, подмечая, что умер он уже как пару дней назад, не меньше и ровно в этот момент у противоположной стены раздался треск и злостное шипение нордлинга. Не смотря на предосторожность, мужчина все же угодил в один из сюрпризов подготовленный Семуэлем. Своеобразную тишину разрушил шипящий звук сработавшей руны мороза. Шепот невольно зарычал, когда в его спину ударил лютый холод, покрывая его броню изморозью. Если бы не врожденная способность противостоять холоду, норду было бы худо. А так, на несколько мгновений мышцы свело судорогой и обдало кусачим морозом кожу.
  - Ну, наконец-то, я вас заждался, - торжественно и радостно воскликнул маг. Девушка ошарашенно вскинула брови, понимая, что их затея с неожиданным ударом пошла прахом, а Семуэль поворачиваясь лицом к гостям, с довольной физиономией, уставился на долгожданных визитеров.

+1

18

[nick]Семуэль Рене[/nick][status]Все, за воплощение моей мечты![/status][icon]https://pp.userapi.com/c841120/v841120133/62f91/bVMeFre_Waw.jpg[/icon]
Углубившись в изучение последовательности действий, которые привели к смерти очередного его подопытного, Семуэль абсолютно выпал из реальности. Лучше уж заняться полезным делом, чем маяться в ожидании когда мышки угодят в ловушку.
По памяти он действовал в том же порядке, что и в случае с Айрин. Так почему у него вновь ничего не получилось? Может все дело в душе, которую он подселял? Но ему абсолютно было все равно на личность заключенную в камне душ. Весь его интерес сосредоточен на навыках, которыми обладал тот или иной разумный. "Возможно, в случае моей женушки что-то все таки пошло не так или же душа подселенная обладала сильной адаптацией. А может из-за того, что она, душа, была еще свежа? Ведь человек у которого он приобретал этот камень душ, обмолвился что та относительно недавно была поймана. А что если удастся перенести душу в другое, более молодое тело и заменить, подавить сознание первоначального хозяина тела?" Семуэль вновь вернулся к перспективам, которые открывались перед ним. Определенный успех, которого тот достиг в случае с Айрин и свихнувшимся босмером, разжигали в нем огонь уверенности в своей правоте. Его рука потянулась к потертому дневнику одного мага, который попал в опал коллегии магов из-за своих экспериментов. Записи вызывали определенный интерес, ведь они в определенном смысле перекликались с его собственными изысканиями.
Семуэль так увлекся своими размышлениями, что совсем обо всем забыл и ослабил бдительность. Но расставленные ловушки все-таки сыграли свою роль. Звук сработавшей руны стал неожиданностью, хотя маг, в каком-то смысле, ожидал визитеров. Но все равно, это хорошо, ибо слишком уж долго женушка искала его, мужчина был уверен что его найдут гораздо быстрее. Айрин была превосходным магом-поисковиком и то, что она так долго к нему шла, вызывало в душе мужчины сильное раздражение.
- Ну, наконец-то, я вас заждался, - торжественно и радостно воскликнул маг, поворачиваясь лицом к визитерам, пряча злость за маской радушного хозяина, хотя окружающая обстановка сводила на нет это впечатление
. Беглым взглядом несколько уставших, но искорками безумия, глаз Сем оценил ситуацию. Ему не понравилось, что руна у входа не сработала. А ведь он очень рассчитывал на нее, даже специально установил так, чтобы ее было очень трудно заметить в полумраке и пляшущих тенях отбрасываемым факелами. Мужчина зло посмотрел на Айри. Конечно, кто же еще мог смешать его планы, второй явно не маг, а без магического воздействия руну не разрядить, не угодив в нее. Взгляд Семуэля метнулся к временно дезориентированному спутнику его женушки. Судя по тому, что тот быстро очухивался, это был норд. Только они столь устойчивы к морозу, чтобы не сжаться в комок и не трястись, стуча зубами, после срабатывания руны мороза.
Требовалось действовать быстро и решительно, пока его гости не собрались с мыслями. Маг схватил один из свитков на столе позади себя, на его счастье это оказался свиток "огненного шара". Заученным движением он сломал печать и развернул пергамент. Губы безмолвной скороговоркой зачитали формулу и бумага рассыпалась пеплом, преобразовываясь в пламенный шар. Уверенным пасом руки маг отправил заклинание в почти пришедшего в себя Шепота. Шар по ниспадающей траектории рванул к лучнику, освещая пространство лаборатории Семуэля. Следующим шагом мага стал труп его туповатого телохранителя. В ладони Семуэля сформировалось заклинание, которое он запустил в мертвого норда. Тело на столе выгнулось и принялось подавать признаки псевдо жизни. Раздался громкий бум, это огненный шар достиг своей цели, по-крайней мере на это рассчитывал маг. Вот только тихий свист опроверг его уверенность. Правую руку пронзила стрела и Семуэль вскрикнул от неожиданности и боли. Но не утратил концентрации и сформировал следующее заклинание. Перед мужчиной материализовался призрачный волк.
- Грызи ей ноги! - чуть ли не визгом отдал команду маг, неловко прыгая на пол, тем самым разминувшись с еще одной стрелой Шепота. - Верзила, удави лучника! - последовала команда ожившему охраннику. Вся последовательность действий не заняла и десятка вдохов. Семуэль блестяще реализовал свое преимущество. Но и останавливаться на достигнутом ему было нельзя.
Семуэль трясущейся рукой ухватился за древко, пробившее его руку насквозь, и тихо взвыл почувствовав острую боль. Хищное острие разодрало его мантию и кололо бок, чем еще сильнее усиливало крайне болезненные ощущения. Собрав все свои силы и волю в кулак, мужчина обломал острие, а потом вытащил древко из раны. С его губ сорвался чуть ли не девичий стон и всхлипывания. Одно дело когда ты причиняешь боль другим, но очень неприятно, когда ее причиняют тебе. И Сем очень хорошо это сейчас прочувствовав. Прижимая раненную руку к груди, маг неуверенно встал на пошатывающиеся ноги. Бегло оглядев лабораторию, Семуэль уже не был так уверен в своей затеи изловить свою женушку. В дальнем углу его умерший, во имя его гения, нанятый охранник сцепился с мутным типом, притащившимся с Айрин. И складывалось впечатление. что у мертвяка есть все шансы одержать победу.
Недалеко от самого мага стояла девушка и судя по потерянному и заторможенному виду, задумка мага была успешна. Его женушка очень боялась ожившую нежить прямо до полной парализации страхом. На побледневшем лице Семуэля появилась злобная и кровожадная улыбка. Раз женушка вне игры, то нужно всего лишь избавиться от ее нового хахаля. Маг повернулся к столу и принялся лихорадочно перебирать свитки заклинаний. Нужно было что-нибудь убойное, чтобы с одного удара решить проблему с этим мужиком, который уже второй раз лез в его планы и мешал их воссоединению с женой. Наконец его рука ухватилась на свиток, который, по мнению Семуэля, очень подходил для его затеи. Глаза мага скользнули на разноцветные пузырьки задержавшись на "зелье лечения", но мужчина мысленно отмахнулся, решив что сейчас важнее убить спутника Айрин.

Отредактировано Аркасис (2018-03-04 11:38:10)

+1

19

Девушка ошарашенно вскинула брови, понимая, что вся их затея с неожиданным ударом пошла прахом, а Семуэль с довольной физиономией уставился на долгожданных визитеров. Его ухмылка была красноречивее тысячи слов и бравад. Он их ждал, подобно замершему пауку, выжидающему свою добычу, оплетая «паутиной» свою территорию, так, что ему только и оставалось ждать, когда же мушки попадутся в одну из расставленных ловушек. Время для чародейки словно замерло, едва комнату заволокло ярким светом от огненного шара, запущенного в Шепота.
  - Арк, осторожно,- выкрикнула девушка в испуге, искренне волнуясь за брата. Глаза Шепота сузились, а губы презрительно скривились встречая надменный взгляд Семуэля. Не до конца придя в себя после морозного "приветствия", чем и объяснялась некоторая вялость в движениях, норд стоял, опираясь на одно колено и пристальным взглядом охотника следил за магом и окружающей обстановкой, оценивая ее. Айрин была уверена, что брату не хватит времени прийти в себя после воздействия мороза, но на ее удивление и счастье, Шепот все еще морщась и хмурясь, умудрился не только увернуться от огненного шара, да и к тому же прицелив лук, выпустить пару стрел подряд, угодив одной из них в мага, подранивая его.
  Девушка не сразу осознала происходящее вокруг, все для нее померкло, оставляя перед глазами лишь зашевелившегося покойника. Айрин широко открыла глаза в страхе, наблюдая, как мертвеца выгнуло дугой и по его телу пробежалась дрожь. В голове бретонки хаотично заплясали ужасающие мысли, ведь мертвецы должны быть мертвыми, а этот, раскрыв мутные глаза, уставился на чародейку пристальным взглядом. Его мертвые глаза повергали ее в ужас, а посиневшие губы распахнулись в немом крике, открывая черную пасть, от вида которой у Айрин все похолодело внутри. Ей хотелось кричать, но ни звука не вырвалось из ее уст. Ей хотелось бежать, но и ноги отказались двигаться, словно их оплели невидимые лианы, приковывая ее к месту и не давая даже пошевелиться. Рука мертвеца метнулась в ее сторону, хватая бретонку за руку, скрученные цепкие пальцы болезненно сжались на ее запястье. Только вот боли она даже не почувствовала, один лишь страх, обволакивающий все ее нутро. Из-за этого страха Айрин, даже не увидела волка, что кинулся на девушку. Не видела она и стрелы, пронзившей в прыжке призрачную тварь.
  - Очнись девочка, не время сейчас для детских страхов, - закричала Юни, разрывая разум бретонки, затуманенный, громким криком, - Айрин, будь сильной, - Только когда Юни с трудом смогла докричаться до Рене, приводя ту в чувства, чародейка расслышала очередной приказ Сема. В ту же секунду мертвец потерял всякий интерес к ближайшей жертве и отвернул пронзительный взгляд от глаз женщины, он отпустил ее руку и спрыгнув со стола, довольно проворно бросился к Шепоту. Айрин ошеломлённо посмотрела на свою руку, только что сжимаемую мертвецом, а затем недоуменно проводила взглядом убегающего зомби. И тут до нее начал доходит смысл. Сем в первую очередь решил избавиться от Шепота, а этого она точно не могла допустить. Верзила был здоровее брата и гораздо шире в плечах, а потому хоть и мертвый, но явно неравный противник в ближнем бою. Взгляд девушки метнулся в сторону и тут же остановился на спине мужа, он увлеченно копошился со свитком и кажется пока вовсе не обращал на женщину внимания. Ее глаза сузились в ненавистном прищуре, а брови сползлись делая ее лицо презрительным и злым. Девушки, словно стрела метнулась в сторону Сема, на лету врезаясь в него, как раз в тот момент, когда маг сломал печать свитка и почти прочел очередное заклинание. Удар частично пришелся на раненую руку мужчины, срывая с его уст разъярённое рычание. От неожиданности и инерции, что вложила женщина в свой удар, мужчина не устоял на ногах, врезаясь в стол и опрокидывая склянки с зельями. Сосуды с грохотом повалились от резкого толчка, оглушая комнату звуком бьющегося стекла. Мужчина что-то разъяренно рычал, но Айрин не слушала, мысль была одна, воспользоваться моментом и нанести удар. В то же мгновение в ее руке оказался кинжал.
  - Даэдра тебя задери! - злобно выругался Семуэль, отталкиваясь от стола здоровой рукой и ей же наотмашь влепил кулаком по лицу жены, - знай свое место, сука! - взревел маг и перехватил здоровой рукой вооруженную руку девушки, а раненной схватил ее за шею, сильно сжав. Гнев и бешенство захлестнувшие его разум, отодвинули боль в дальний угол. Изрыгая проклятья, мужчина с разворота закинул Айрин, показавшейся в тот момент легкой как пушинка, на стол и принялся душить. Он что-то выкрикивал нечленораздельно и приподнимая, прикладывал спиной и головой ее об стол. В ушах женщины послышался хруст стекла под ее телом, благо кожаная броня спасала от порезов. Жесткие пальцы, сомкнувшиеся на шее и правой руке Айрин, сжимались с остервенением, словно Семуэль вкладывал в свои действия всю ненависть и злость, что годами копилась в его потерянной душе. Боль в правой руке, она почти не чувствовала, но и пошевелить ей не могла, все ее усилие было сосредоточенно, чтобы не провалиться в беспамятство от нехватки воздуха. Ее левая рука в тщетной попытке, пыталась оторвать пальцы Сема от своего горла, но как бы она не старалась он и не думал ей уступать. Ноги девушки, судорожно скреблись об стол, а порой пытались отпихнуть мужа от себя, да только и это не удавалось. Он физически был сложен на много сильнее своей супруги и в какой-то момент она совсем отчаялась выбраться из его "объятий". Когда разум вдруг начал проваливаться в забытье, далекий но уже такой родной голос в очередной раз вернул ее в чувства.
  - Стекло, - закричала Юни, возвращая бретонку в сознание, - хватай стекло и режь эту мразь, - глаза девушки широко распахнулись и она снова начала пинать его ногами, отвлекая внимание на них. Ее левая рука отцепилась от запястья Сема и метнулась к разбитому сосуду, лежащего горой стекла на столе. Пальцы тут же обожгло болью, а по осколку заструилось кровь чародейки. Только вот внимания она на это не обратила, а махнула импровизированным оружием наотмашь, целясь в шею мага, но в этот момент голову снова пронзила боль от удара затылком об столешницу и ее атака получилась смазанной и прошлась лишь разрезая плоть, но не причиняя особого вреда. В глазах Семуэля словно отразилось пламя ненависти и злости, а пальцы сжались еще сильнее. Она не слышала, что он кричал, видела лишь его перекошенные и шевелящиеся губы, в ушах женщины шумела кровь, затмевая все окружающие звуки, а из горла вырвался удушающий хрип. И в этот момент глаза бретонки уловила резкое движение. Серебряный отблеск, сверкнул в воздухе, а пальцы мужчины тут же разжались, отпуская свою смертельную хватку.

Отредактировано Айрин (2018-03-04 14:32:27)

+1

20

Еще когда Шепот проследовал следом за Айрин, у него возникла мысль, что они добровольно лезут в ловушку. Мужчина даже попенял себя, за то что принципиально решил предоставить или же заставить Айрин самолично убить своего мучителя и по совместительству мужа.
Нордлинг почти бесшумно нырнул в проем. Пришлось немного сдвинуть преграду, ведь он было более широк, чем Айрин и если она смогла относительно легко проникнуть внутрь, то ему пришлось расширить себе проход, на что видавшая лучшие времена дверь едва слышно возмутилась скрипом петель. На их удачу, маг не заметил их появление в комнате, видимо звук проникновения был заглушен нечленораздельным бормотанием безумного, старого босмера.
Шепот стелясь, медленно переместился левее, уходя с освещаемого пятачка перед дверью. Его взгляд был устремлен чуть поверх макушки Семуэля. Дичь чувствует пристальный взгляд хищника, поэтому лучше всего смотреть именно таким, ненаправленным взглядом, контролируя не только цель, но и пространство вокруг нее.
Однако, опасность крылась в другом месте. Не смотря на предосторожность, мужчина все же угодил в один из сюрпризов подготовленный Семуэлем. Своеобразную тишину разрушил шипящий звук сработавшей руны мороза. Шепот невольно зарычал, когда в его спину ударил лютый холод, покрывая его броню изморозью, жадно проникая под нее, поглощая тепло тела. Если бы не врожденная способность противостоять холоду, нордлингу было бы совсем худо. А так, на несколько мгновений мышцы свело судорогой и обдало кусачим морозом кожу.
Глаза Шепота сузились, а губы презрительно скривились встречая надменный взгляд Семуэля. Не до конца придя в себя после морозного "приветствия", чем и объяснялась некоторая вялость в движениях, нордлинг стоял, опираясь на одно колено и пристальным взглядом охотника следил за магом и окружающей обстановкой, оценивая ее. У него мелькнула мысль, что все-таки, стоило прикончить мага из коридора и не корчить из себя чрезмерно умного и знающего. Но снявши голову, по волосам не плачут.
От огненного шара увернуться не составило труда. Перекатившись в сторону, пропуская над собой огненную смерть, Шепот отработанными движениями нацелил лук и с минимальным интервалом выпустил две стрелы. Первый снаряд удачно впился в руку мага, а вот второй ушел выше. Противник додумался упасть на пол. Собственно, Аркасис не составило бы труда добить недобитка, но он не спешил. Пока, это не его добыча. Это добыча его сестры, а Шепот лишь ее поддержка.
Неприятным сюрпризом стало то, что маг вполне успешно реализовал свои возможности в краткий срок. Если призванная псина была воспринятая как нечто обыденное, то оживающий труп стал очень неприятной неожданностью.
Нордлинг на практике знал, что поднятые трупы крайне не удобный для боя противник. Они не чувствовали боли, всегда перли вперед с упорством мамонта, были сильнее и выносливее в отличии от живой своей ипостаси. И убить их было крайне сложно. Можно конечно попытаться отделить голову мертвеца от тела, но... во-первых, колющим кинжалом это было сделать практически невозможно, во-вторых, даже "открутив" голову труп мог оставаться боеспособен. Лучшим решением было бы убить заклинателя, тогда без магической подпитки мертвец вновь обретет покой, превратившись в пепел.
"Конечно, кому же еще вся слава и внимание благородной публики?" усмехнулся Шепот расслышав команды Семуэля. И последовательность ответных действий была им принята вполне мгновенно. Аркасис поставил на сестру. Еще одна стрела хищно устремилась из его лука к очередной цели. Призванный волк тихо заскулил исчезая в дымке, оставляя после себя стрелу, пробившую его голову.
После этого, Шепот успел встать, опасность лучше всего встречать на ногах. И буквально в упор выпустил стрелу в грудь мертвеца, что, впрочем, особого эффекта не возымело. А на большее ему времени не дали, пришлось уворачиваться от загребущих ручонок мертвеца.
Все остальное время Шепот был занят тем, что пытался избавиться от мертвеца, который подобно кабану пер напролом, проявляя недюжую подвижность и силу. Лук пришлось отпустить, как только верзила вцепился в него мертвой хваткой. Нордлинг прекрасно понимал, что не хватит у него сил напрямую бороться с восставшим охранником. Попытки подрезать сухожилия тоже не принесли успеха, слишком уж нагло и прямо атаковал противник. А обычные порезы не приносили никакого результата.
Между тем, Шепот продолжал поглядывать краем глаза за противостоянием Айрин и Семуэля. И то что он замечал ему крайне не нравилось. Особо раздумывать в сложившемся противостоянии между супругами было некогда и чтобы хоть как-то помочь подруге, нордлинг уличив момент метнул кинжал в спину мага.
К его радости, Жало точнехонько угодило в цель. Лезвие чавкнув буквально впилось в плоть Семуэля. Если Шепот за что-то и любил магов, так это за то, что те носят мантии. А из ткани, доспех так себе. Но тихое ликование продлилось буквально пару мгновений. Принимая решение помочь Айрин, Шепот сильно подставился. "С небес на землю" его спустил мертвец, налетевший подобно буйвол, опрокидывая мужчину и подминая под себя. Холодные пальцы железной хваткой сомкнулись на шее Шепота. В этот момент к нордлингу пришла вялая и проста мысль "если Айри не поспешит, то он умрет". В тщетных попытках, Аркасис сначала пытался расцепить хватку мертвеца, но куда там. Потом разом выдавил белесые глаза мертвого охранника, но это тоже не помогло, лишь усилило давление на шею. Воздуха начало не хватать. Хватаясь как за последнюю возможность, Шепот выхватил один из метаемых ножей и нанес пару ударов в бок противника, без результата. Далее удары становились слабее, а перед глазами начало плыть. От безнадежности, Аркасис вонзил в пустую глазницу мертвеца нож, но и это не помогло. А потом перед глазами начало мекнуть и последние остатки сил стремительно покидали его тело. Их хватило лишь на то, чтобы вцепиться в руки мертвеца в бесполезной попытке их отодрать от своей шеи. А потом наступила темнота.

Отредактировано Аркасис (2018-03-04 15:35:30)

+1

21

Горло Айрин разодрало кашлем, едва руки Семуэля разжались. Она тут же начала судорожно хватать воздух ртом. Шея болела, одна рука обильно кровоточила, а вторая и вовсе была не послушной, после того как Сем так яростно сжимал ее запястье, не давая крови поступать в конечность. Пальцы просто отказались слушаться и кинжал выпал из ее рук на стол. Мужчина выгнулся и сбивчиво попятился назад, в попытке достать кинжал, застрявший в спине между лопатками.  Айрин тут же поняла - это ее шанс, но нужно было выиграть время. Чародейка и мгновения раздумывать не стала, просто крутанулась на столе и ухватившись руками как можно крепче за стол, превозмогая боль в раненых пальцах, со всей мощи, на какую была способна, ударила мужа обеими ногами в грудь, отталкивая того дальше, сбивая все его попытки дотянуться до ножа в спине. Мужчина покачнулся и запнувшись в собственных ногах опрокинулся навзничь, вгоняя торчащий из спины кинжал, еще глубже. Глаза Сема словно затуманились, а из его рта сорвался отчаянный и звериный рык боли. Взгляд Айрин тут же метнулся в сторону Шепота и девушку прошиб холодный пот.
  - Арк? - едва слышно просипела чародейка, смотря на брата, безумными от испуга глазами. Он умирал и только она могла ему помочь.
  - Шевелись девочка, а иначе ему нежить, - отчаянно закричала Юни, подгоняя Айрин к действиям. Да вот только это было ни к чему. Чародейка и так быстро взяла себя в руки и молнией кинулась к Сему, хватая кинжал со стола и крепче сжимая его рукоять. Руку пронзало тысячью игл, но по крайней мере к ней возвращалась чувствительность и послушность. Не могла она потерять Шепота. Почему-то была уверена, что жизнью готова рискнуть ради него, а если потребуется и вовсе ее отдать. Возле мужа она оказалась через мгновение, не давая тому даже осмыслить всю ситуацию. Девушка просто вскочила на него верхом, придавливая весом и нажимая на его грудь рукой, вгоняя кинжал как можно глубже, даря новую волну боли. Она заглянула в его глаза и ехидно ухмыльнулась, ощущая подходящий конец каждой клеточкой своего тела. Даже не капли сомнения не возникло в ее разуме, одно лишь желание, убить ублюдка и покончить со всем этим. Рука взметнулась вверх, а затем так же быстро опустилась, глубоко вгоняя кинжал в его грудь, пробивая сердце насквозь. Ее взгляд неотрывно следил за его глазами, подмечая в них удивление.
  - Неужели ты до последнего сомневался, что мне не хватит духу? - сквозь зубы проговорила бретонка, - прощай Сем, надеюсь больше не увидимся, - прошептала Айрин склонившись к его лицу и бросила прощальный и презрительный взгляд на мужа. В этот момент с его губ сорвался последний вздох и чародейка отчетливо заметила, как его взгляд потух, оставляя лишь пустые стеклянные глаза, смотрящие в никуда. В ту же секунду мертвец, сжимающий горло Аркасиса, развеялся прахом, осыпаясь пылью на пол. Айрин даже капли грусти не испытала, когда поняла, что мужчины, который раньше был сей ее жизнью, больше нет. Все ее мысли были лишь об Арке. Чародейка тут же кинулась к брату, смахивая с бледного лица мужчины, осыпавшийся прах мертвеца и схватила его лицо ладонями, слегка встряхивая, пытаясь привести его в чувства. Но попытка оказалась безрезультатной. Липкий страх, начал обволакивать ее тело, пробираясь по хребту просачиваясь под кожу и растекаясь по венам. Мысль, что она опоздала, змеей оплетала ее сознание, сжимая кольца, удушающей хваткой. В отчаянии она ударила его по лицу ладонью, пытаясь разбудить, - Арк! Очнись! - надсадным голосом прокричала девушка, - не вздумай умирать,- она снова ударила его по лицу, всхлипывая от подступающих слез. Но мужчина даже звука не издал, а побледневшее лицо и вовсе казалось мертвым.
  - Сделай что-нибудь, он же умрет, - рыкнула данмерка, вырывая Айрин из отчаянного ступора. Взгляд бретонки опустился на пояс мужчины. Судорожными пальцами она выхватила пузырек с красной жидкостью и зубами вырвала пробку. Бережно положив его голову себе на колени, она медленно влила зелье ему в рот. Сначала ничего не происходило и Айрин снова начало трясти от страха, это мгновения казались вечностью, пока тишину наконец не огласил кашель мужчины, а затем и вздох облегчения женщины. Она на секунду расслабилась уткнувшись в его лоб своим, переводя дух, но тут же собравшись продолжила вливать зелье в его рот.

+1

22

Сознание возвращалось рывками и мутными пятнами перед глазами. Звуки доносились глухо и отдаленно, будто уши были забиты шерстью или воском. Горло саднило и болело, а во рту стоял знакомый привкус. Привкус зелья лечения. Тягучая и несколько приторная жидкость медленно стекала по пищеводу в желудок, окутывая теплом и легкостью, прогоняя боль и проясняя сознание. "А ведь говорил мне один умный человек, держись от баб подальше. Уже второй раз чуть к Отцу не отправился," как-то равнодушно подумал мужчина, вспомнив о событиях предшествующих к нынешней ситуации. Его веки медленно поднялись, но перед глазами все было мутно. Пришлось несколько раз моргнуть, чтобы прояснить взор, перед которым сразу же предстала его сестра. По щеке чародейки скатилась слеза, не удержавшись на черных ресницах. Только она была вовсе не горькой, а вполне счастливой.
- Молодец, - ничего более уместного в голову Шепота не пришло. Но похвала была искренней и  сказана крайне скрипучим голосом, от чего мужчина невольно поморщился и замолк. Требовалось время, чтобы зелье залечило повреждения. Вместо бессмысленных слов, продолжая лежать головой на коленях Айрин, Шепот поднял непослушную руку и неловко погладил Айрин по щеке. Ее губы тронула улыбка. Невольно выпустив пустой сосуд, ее ручка тут же метнулась к ладони мужчины, прижимая ее плотнее к своему лицу, чувствуя его тепло.
- Живой, - с облегчением констатировала девушка, - я уж думала, что потеряла тебя. Ты меня очень напугал, - Айри продолжала смотреть в его темные глаза, в который отражались отблески скудного освещения, но затем отвела взгляд в сторону. Только сейчас она заметила, что измазала всю его правую щеку в своей крови и тут же начала усердно ее стирать, размазывая еще больше, - как ты, Арк? - спросила она дрожащим от волнения голосом. Хоть вся опасность была уже позади, но пережитое несколько минут назад, все еще держало ее сердце стальной хваткой, не давая до конца расслабиться.
"Не дождетесь," сама собой на губы мужчины наползла улыбка или скорее его привычная ухмылка. А тихий хмык был девушке ответом на ее вопрос, красноречиво обозначая отношение Шепота к ситуации в целом. Его жизнь отмечена смертью, он дарит ее по велению Отца. Настанет момент, когда Он позовет к себе в чертоги и отказаться от этого приглашения будет невозможно. А пока... а пока нордлинг продолжит жить и делать свое дело. И может быть... его взгляд внимательно изучал несколько обеспокоенное личико девушки, на котором читались эмоции как по книге. И может быть приглядывать за приглянувшейся ему сестрой. Да именно так, иначе некоторые глупости, которые он делал объяснить нельзя.
Было видно, что Айрин слегка опешила от его реакции на ее заботу, не подозревая о его мыслях. Она переживала за него, а он ухмыляется в ответ. Уловив недоумение и возмущение в глазах девушки, Шепот поманил пальцем девушку, чтобы она склонилась к нему. Айрин тут же удивленно распахнула глаза от такого простого, но многообещающего жеста. Она медленно наклонилась, сама не зная чего ожидает от мужчины, но все внутри сжалось от ожидания пока ее лицо не оказалось совсем рядом с его.
Ладонь мужчины легла на затылок девушки, слегка надавливая, пока их губы не встретились. Но поцелуй был не страстный, не нежный, скорее простой чмок или же касание губами. После чего его ладонь пригладила ее волосы, как сделал бы старший, чтобы приободрить младшего. На большее пока нордлинг был не способен, может быть позже он где-нибудь зажмет девушку и... Шепот мысленно ухмыльнулся своим мыслям и отмахнулся от них. Все потом. Может быть.
- Ищи то, что искала, - едва слышно прошептал Шепот. - И перевяжи руку, кровью все зальешь.
После своих слов, мужчина принялся медленно подниматься, хватит ему разлеживаться, будучи припорошенным пеплом мертвеца.

+1

23

Девушка едва заметно улыбнулась, хотя и немного разочарованно. Ждали ли она большего от Шепота? Айрин не знала. Хотя и за этот мимолетный поцелуй была благодарна. Вроде такой незначительный жест, но все же смог наполнить ее душу покоем и умиротворением. Чародейка и не могла припомнить чувствовала ли вообще когда-то нечто подобное, от простого прикосновения Сема. Нет. И сейчас, ощутив это впервые отчетливо поняла, что ее супруг был не способен дарить покой ее душе, а лишь забирал не отдавая.
  - С чего ты взял что я ищу что-то? - удивленно спросила Айрин у брата, подхватывая его под руки и помогая подняться, - я вроде не говорила, зачем вообще все это затеяла? – Девушка убедилась, что Арк твердо стоит на ногах и ему более не требуется помощь, а затем сосредоточилась на поиске.
  - Угадал, - тихо ответил Шепот пожимая плечами, едва поморщившись, он потер саднившее горло. Бретонка удивленно обернулась и посмотрела на напарника, его проницательность всегда ее поражала. Хотя, быть может, это она слишком очевидна для него и ему не составляет труда понимать и предугадывать ее мысли и действия.
  Девушка ухмыльнулась, но покачав головой словно отбрасывая сейчас ненужные думы начала плести заклинание поиска. Призрачная нить, указывающая путь к заветному, бала короткой и заканчивалась в конце комнаты, обрываясь возле сундука -приютившегося у каменной стены. Айрин не теряя ни минуты направилась в его сторону, лишь на мгновение задержавшись взглядом на босмере в клетке. На удивление он стал вести себя тише, но по прежнему выглядел нездорово, а его губы беззвучно шевелились, словно безостановочно повторяя одну и ту же молитву. Но интерес к старику резко пропал, сейчас было не до него. Первым делом следовало разобраться с делами, а после они решат что с ним делать. А пока пусть посидит там, безопаснее будет.
  - Проклятье, заперт, - едва слышно выругалась себе под нос Айрин и в сердцах хлопнула ладошками по крышке сундука. Предположить где находился ключ, было не сложно. Она обернулась и с омерзением глянула на Сема. Прикасаться к мертвому мужу ей не хотелось, но и просить Шепота не стала. Наставник явно дал понять, что это ее дело и она сама должна его завершить. Тем более уже почти все позади, осталось дело за малым и все что требовалась, это обшарить карманы мертвеца. Да и к тому же не хотелось показывать брату свой страх. Хоть и не было в этом ничего постыдного, каждый боится чего-то, но она видела, что в этот момент Шепот гордиться ей и не хотелось терять его уважения показывая банальные страхи. Девушка нехотя поднялась и медленно направилась к распростертому телу на полу. Подойдя к Сему, она сверху вниз оглядела его лицо заглядывая в его мертвые глаза, в них все еще угадывалось удивление.
- Айри, ну перестань трястись как маленькая, - протянула Юни, - он уже мертв и ничего тебе не сделает. Просто забери ключ и все. Оживить его некому, так что вряд ли он воскреснет, - данмерка как можно мягче постаралась успокоить девушку и угомонить терзающие ее страхи. Чародейка тяжело вздохнула и собравшись с мыслями, отбросила все сомнения. Присев рядом, она склонилась над телом, а ее руки принялись тщательно ощупывать каждый карман его мантии и вскоре заветный ключ был найден. Впрочем это была не единственная находка. Кошель с монетами, Айрин забрала без зазрения совести.
  - Будем считать это частью моего наследства, - хмыкнула девушка и подбросив кошель на ладони, отправила его в походную сумку. После чего уверенно направилась обратно к сундуку и провернув замок найденным ключом, облегчено выдохнула. На дне сундука одинокой стопкой лежало несколько тетрадей в кожаных переплетах, перевязанных бечевкой.
  - Вот они, - чародейка обернулась к брату кивая на сундук, - его дневники с записями о исследованиях, нельзя их оставлять тут. Это опасные знания. Попади они в очередные руки безумца, кто знает чем это может обернуться, - Айрин достала стопку и показала Арку. По хорошему все это нужно было сжечь, но что-то останавливало чародейку от этого поступка. Изначально девушка планировала изучить все это и найти ответ, как избавиться от души Юни, но сейчас едва эта мысль пришла ей в голову, она тут же ее отмела. Хотела ли она теперь избавляться от нее и ответом ей было безоговорочное "нет". Данмерка все это время заботилась о Айрин и девушка не волей сблизилась с соседкой, а простая мысль об избавлении от Юни, повергла ее в ужас. Она на столько привыкла к постоянному присутствию данмерки в своей голове, что уже и не представляла, как будет иначе. Женщина стала ей своеобразной наставницей и подругой, помогающая в тяжелые моменты. Хоть порой ее характер и был не выносим, но со временем Айрин привыкла и к нему, принимая ассассинку такой какая она есть. На лице чародейки отразилась нерешительность и сомнение, но все же решила пока оставить записи у себя и не уничтожать их.

Отредактировано Айрин (2018-03-18 13:10:56)

+1

24

Пока Айрин занималась священным действом, а именно - мародеркой, Шепот относительно пришел в себя. Горло продолжало ссадить и было больно поворачивать голову. Но все это со временем заживет, тем более он выпил, с помощью сестры, зелье лечение. Пройдет некоторое время и о неприятном инциденте останется лишь воспоминание. Нордлинг мысленно анализировал события и пришел к выводу, что сильно рисковал. Очень сильно рисковал придерживаясь принятого решения, рискуя жизнью, снова, прикрывая сестру. Был ли это холодный расчет или что-то еще, он затруднялся сказать. Но они живы, а цель - мертва, следовательно риск был оправдан.
С другой стороны это было необходимо, Шепот преследовал другую цель. Айрин прошла свою инициацию кровью и стала на путь ассасина темного братства. Первый шаг был сделан, все предшествующие тренировки были лишь прелюдией. Шепот заметил казалось бы незначительные изменения в своей подопечной. Взгляд стал более цепким и жестким, в движениях появились хищные оттенки. Будучи наставником, мужчина испытал некоторую гордость за то, что его подопечная добилась некоторого прогресса. Ей еще предстоит многое пройти и преодолеть, и кто знает, возможно он увидит это собственными глазами. Одно Шепот мог сказать себе точно, девушка ему стала дорога иначе объяснить свои порой глупые действия не мог. Хорошо это или плохо, нордлинг не знал и пока не спешил выносить вердикт. Время покажет.
Занятый своими измышлениями, мужчина отыскал среди пожитков дважды покойного охранника кожаную сумку. С ней и булавой убиенного он подошел ко второму столу заваленному разными предметами. Положив оружие на стол, Шепот принялся деловито складывать в суму все более менее ценное. Камни душ разных размеров и цветов легли на дно, сверху легли свитки, став своеобразной прослойкой на которую легли разного рода склянки. Книги и остальное пришлось оставить, кончилось место. Затянув шнурок на сумке, Шепот повернулся к Айрин, которая достала стопку дневников, объясняла о важности информации содержащейся в них. Мужчина лишь коротко кивнул. После чего, закинув булаву на плечо и подошел к телу мага.
- Ты закончила с ним? - тихо спросил Шепот у Айрин. Получив неуверенный и непонимающий кивок, нордлинг, плечом придал ускорения тяжелому оружию, и с хекеньем опустил булаву на голову убитого мага. Послышался хруст проламываемого черепа, чваканье плоти. Нордлинг ухватился за древко двумя руками и повторил процедуру приложив больше сил. Голова убитого не выдержала такого напора и окончательно размозжилась, разбросав содержимое вокруг, заляпав убийцам ноги. Закончив с экзекуцией, Шепот с некоторой брезгливостью осмотрел несвойственное ему оружие облепленное остатками черепной коробки Семуэля и отбросил в сторону его в сторону. Булава жалобно и протестующе звякнула пару раз по полу, после чего недовольно затихло.
Между тем взгляд Шепота снова заскользил по помещению и остановился безумном босмере запертом в камере. Он нем нордлинг запамятовал во время схватки. Так или иначе нужно было решать, что делать с жертвой безумного мага. Милосерднее было был убить босмера, но решать этот вопрос не Аркасису.
- Решай сама, - кивнул подбородком мужчина на пленника, адресуя слова сестре. После чего плавно развернулся, направляясь к луку, сиротливо лежащем в углу. Оружие казалось само прильнуло к хозяйской руке, и нордлинг не удержал улыбки. Проверив тетиву, он подобрал высыпавшиеся стрелы и одну вложил в лук. Нужно быть всегда начеку.
Вернувшись ко столу и закинув сумку с реквизированным добром, Шепот выжидательно посмотрел на Айрин.

+1

25

Айрин недоуменно посмотрела на Шепота и слегка опешила, провожая взглядом булаву опускающуюся на голову ее почившего мужа. Но даже и звука протеста не выдала, лишь слегка вздрогнула, когда послышался чавкающий звук разбитого черепа.  Взгляда она так и не отвела, даже когда брат повторил свой удар. Лицо чародейки скривилось в омерзении, когда увидела вместо головы мага, кровавое месиво из кости, плоти и красной жижи. По сути, Айрин было плевать на Сема, особенно теперь. Ее взгляд лишь на мгновение задержался на теле которое теперь-то точно не воскреснет. «И слава богам» мысленно отмахнулась девушка, «не хватало еще снова узнать, что муженек умудрился каким-то образом выжить, после этого свидания.
  - По крайней мере без головы, он вряд ли сможет существовать, -  как-то равнодушно ухмыльнулась Юни, - хорошая идея размозжить ему голову.
  Проводив взглядом Арка, девушка с сомнением уставилась на босмера. Что с ним делать она не знала. Убить? Но он не сделал ей ничего плохого, он - как и она, был лишь жертвой сумасшедшего мага. Но и оставлять старика в клетке, было по меньшей мере не гуманно. Уж лучше убить, так будет по крайней мере милосерднее. Отбросив все сомнения Айрин протянула руку и дернула засов. Дверь клетки с жалобным стоном распахнулась, давая эльфу шанс на выживание.
  - Не знаю, слышишь ты меня или нет, но я все же скажу. Я знаю какого тебе, я была на твоем месте. Ты думаешь, что сошел с ума и возможно так оно и есть, но попробуй прислушаться к сущности, сидящей в твоей голове. Пойми, что ей нужно и возможно вы придете к компромиссу. Будет не легко, поверь мне. Но я справилась с этим, может и тебе удастся, - голос Айрин был спокойным и ровным. Чародейка так и не поняла, слышал ее мужчина или нет, но в любом случае помочь она ему больше все равно ничем не могла. Теперь его судьба оставалась лишь в его собственных руках и только он сам мог решить, найти силы, чтобы жить дальше или так и сгинуть в этом подвале, отказавшись от борьбы.
  - Идем брат, тут мы закончили, - позвала девушка Арка и уверенным шагом направилась к выходу. Здесь, больше ее ничего не держало. Ее прошлое осталось лежать на каменном полу этого сырого подвала, оставаясь тлеть в одиночестве. Это было ее прошлым, которое теперь осталось в прошлом, но теперь ее ждало неизвестное будущее. Айрин резко обернулась, встречая взгляд Шепота и открыто и искренне улыбнулась ему.  Она была рада, что встречает новый виток своей жизни, рядом с ним. Она была рада и благодарна ему. Каждый раз, с момента их знакомства, он подставлял ей плечо в трудную минуту и сделал это вновь, рискуя собственной жизнью. А ведь она его даже не просила об этом, не посмела бы попросить. Но тем не менее он был рядом. Почему?  Вряд ли Айрин могла ответить точно, догадки на этот счет, оставались для нее лишь догадками. Да и не факт, что правдивыми. Может он чувствовал долг наставника, может и правда все дело было в том, что теперь они семья, а семья заботиться друг о друге, а может дело было и еще в чем-то, в чем-то личном и сокровенном. Аркасис стал дорог ей и не только как напарник, брат или друг. Он стал дорог ей как мужчина, она доверяла ему и хотела стать ему ближе. Конечно если и он тоже хотел этого, в чем собственно она до сих пор сомневалась. Но придет время и все встанет на свои места, а пока пусть идет все своим чередом.
  В эту минуту, чародейка отчетливо ощущала изменения в себе, хотя сама еще не осознавала в полной мере, что именно изменилось, но чувствовала, что постепенно становилась другой. Возможно брат также уловил эти изменения, ибо его цепкий взгляд смотрел на нее как-то иначе. В них читалась то ли гордость, то ли одобрение, то ли особенный интерес, а может все сразу. Но поручиться Айрин как всегда не могла. Шепот по прежнему был для нее загадкой и попытаться угадать о чем конкретно думал мужчина, она точно не могла.
  - Смотри внимательнее под ноги, Арк, - сквозь задорную улыбку пролепетала бретонка, - кто знает, сколько еще рун, он тут наставил, - Айрин вдруг вспомнила оплошность брата, когда тот угодил в ловушку Сема и непременно решила поддеть Шепота по этому поводу, - а то будет очень обидно, если ты снова превратишься в сосульку, - еще задорнее рассмеялась девушка, но по-доброму, не желая обидеть, а лишь подшутить. Не все же ему над ней издеваться, а упускать возможность подпустить шпильку в его адрес, было выше ее сил. Улыбка не пропала с ее лица даже когда норд скептично фыркнул, уловив ее издевательские нотки в ее голосе, а после и вовсе закатил глаза ухмыльнувшись и молча последовал к выходу, пряча легкое смущение, ибо и сам осознавал свою оплошность.

+1


Вы здесь » Скайрим: Возрождение » Текущее время » Прошлое должно остаться в прошлом (Солитьюд - 01. 07. 205)