Сеттинг: The Elder Scrolls: Skyrim
Система: эпизодическая
Рейтинг: 18+
Текущая дата игры: 205 4Э
Место действия: Все старо в старом Королевстве: норды опять бьют старых ушастых врагов, изгои прячутся в скалах, волшебники раскопали очередные руины, а соратники нашли очередное приключение. Новый король держит страну в кулаке, народ счастлив, ярлы ворчат. Вампиров разбили, так новые твари завелись, то волколак какой дитё утащит, то некромант костями гремит на погосте. Присаживайся, путник, положи свой меч рядом - здесь ты найдешь и выпивку, и работу, и отдых.

Ульфрик Буревестник - националист, тиран.
Эйла Охотница - легендарный стрелок.
Элисиф Прекрасная - любитель шуб и бардов.

Скайрим: Возрождение

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Скайрим: Возрождение » Текущее время » Лицензия на убийство. (Рифтен, 17.03.205 4Э)


Лицензия на убийство. (Рифтен, 17.03.205 4Э)

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

1. Название эпизода: Лицензия на убийство.
2. Краткое описание эпизода: Ходят разные слухи, как попасть в Королевские Вороны: кто-то считает, что убив невинного человека, кто-то, что заложив соседа, а кто-то и верит в продажу души даэдрическим богам. Естественно, все проще - если ты подходишь, тебя находят лично - и вербуют. Вот уши и глаза разведчиков нашли еще одного потенциального кандидата, которого проверит лично Королевский Хорёк - и личные способности, и совесть, и политические взгляды. А, т.к. Тхириэль не любит гонять попусту, сразу и разберется с некоторыми недругами Короны...
3. Участники: Тхириэль, Мариса Литандас.
4. Тип эпизода: Сюжетный королевской тайной службы. Согласован с амс.
5. Примечания: Оформление постов - без выделения речи, мысли в кавычках. Возможны НПС: Авпий Спурина, Олаф Речной.

0

2

Что за кривая тропинка привела Тхириэля в Рифтен? Нет, тропинка была не такой уж и кривой, да и тропинкой ее можно было назвать, существенно покривив душей - надежный широкий тракт, разве что колдобина временами попадалась. Сразу видно, путь к торговому городу! Бомер бросил поводья конюшему, лениво подошедшему к его кляче, вручил септим взятки, чтобы за рыжей, как скайримская осень, лошадью присмотрели получше; увы, оставалось только надеяться на честность темнокожего уроженца песком Хаммерфелла или просто дитя греха и любви купца и местной нордской шлюхи. Ему, лгуну и обманщику, да надеяться.
- Пригляди за моей Розой, друг, получишь еще один, - босмер улыбнулся уголком рта в ответ на флегматичный кивок редгарда, явно отрицательно оценившего платежеспособность эльфа по его потрепанной броне да простому снаряжению. Ну да, он мог бы приехать в эбоните с ног до головы, но зачем? Хвастать перед местными курвочками? Заигрывать со степенными нордами? Хорёк не для того пришел в разведку, чтобы пальцы гнуть и пыль в глаза пускать.

Рифтен его ничем не удивил, хотя бывал он здесь давно, почти что полгода назад, если не больше. Этот город ему и не нравится, если на то пошло, слишком уж он отдавал провинцией среди остальных великих городов - разодетые в золото древние кланы по щиколотку в грязи улиц, вечная рыбная вонь порта (вот в Виндхельме и Солитьюде хватило ума вынести причалы за пределы города, а здесь нет, деревня!), пьяные рыбаки... Нет, в этом городе лично ему было бы где развернуться, контрабанду под покровом тумана провозить, может опять банду собрать и местных торгашей грабить, а то и прибиться к Гильдии Воров, в проделках которой все местные объясняли свою нищету, да вот никто не попытался собраться вместе да огнем выжечь цистерну. 
- Пардону!, - Хорёк, зазевавшись, чуть не влетел носом в спину одному из данмеров, столь забавно и при этом нелепо смотрящемуся в богатой северной одежде; серый надменно задрал нос, а вот его телохранитель, такой же пепельный, но в менее броской сыромятной броне, демонстративно положил руку на рукоять клинка. С тех пор, как Буревестник со своей национальной политикой в кредит продал медоварню Черный Вереск, темные эльфы вот совсем не стеснялись при возможности нос задирать, будто и не были еще пару лет назад нищей общиной. Впрочем, босмер не искал приключений, а потому еще раз рассыпался в извинениях уже удаляющейся парочке. "Хех, гонористые-то какие!"; у него уже был намечен план и путь. Ноги сами несли в "Пчело и Жало", чуть ли не самую роскошную таверну Рифтена, где у него была назначена встреча - нет, не с дамой сердца, да, почти. У человека, знающего вечно занятого начальника Воронов, мог вполне возникнуть вопрос - а какого даэдра его вообще принесло в Рифт? Дело было в женщине. 
Нет, не в том плане.
Вообще не в этом.
Найти человека, согласного работать на разведку, было не совсем сложно - деньги и шантаж, кнут и пряник взаимодействия на человека. А вот найти того, кого в своих рядах хотели бы видеть сами Вороны, уже сложнее - слишком уж много требований, и лично от самого Тхириэля. И потому его "птички" везде выслеживали тех, кто подходит. Смел и силен. Не боится крови. Предан нордским идеалам или хотя бы равнодушен к ним. Любит золото. Влип в трудности. Кому можно было протянуть руку помощи и опутать паутиной по самую макушку, что бы уж наверняка не рыпался. Босмер собирал их, как наседка цыплят, и каждый либо становился послушным винтиком в его машине шпионажа, либо же быстро оказывался на том свете - он не в игрушки играл. И вот ему напели на ушко, что появился возможный кандидат - достаточно опасная, вполне беспринципная, а, еще не скандирующая "долой короля". И данмер. Босмер откровенно и презирал, и любил данмеров, что зависело от самих серых эльфов. С одной стороны, ну кто еще, как не они, мог узаконить гильдию убийц, до последнего промышлять гнусной работорговлей, поклоняться даэдра? С другой, много серых, которых он лично встречал, оказывались просто никчемными нытиками, требующих к себе королевские пенсии, нордское уважние (хех) да легкую жизнь. Дверь в таверну скрипнула, пропуская босмера внутрь...
"Пчела и жало" справедливо оправдывала свое звание самой многолюдной таверны, даже сейчас, в обеденное время, когда местные заняты делами, внутри помещения хватало и людей, и эльфов, и даже более экзотичных народностей. Торговцы и ремесленники, наемники и искатели приключений всех мастей толкались у столиков и одергивали снующих служанок под шипение собственников-ящериц, стучали посудой и громко гудели, кто хохотал, кто бранился, кто горячо жестикулировал, и это под завывание барда. С чего весь скрытный глава тайной службы поперся в столь оживленное место? В этом и был смысл, мало кто обратит внимание на его перевязанную платком тыковку в такой толкучке, да и цель его путешествия чаще всего бывала именно здесь. Связной, как и оговаривалось заранее, оказался на месте, потрепанного вида нордлинг, завсегдатай, любитель к дешевому меду, портовый грузчик. А еще его глаза и уши.
- Талос.
- Исмир. Где она?, - босмер уселся на стул рядом, обменявшись паролем, склонился к собеседнику, ни дать взять обычный охотник, решивший выпить за компанию заработанные на шкурах гроши. Нордлинг, утопивший усы в чашке с медом, глазами указал на угловой столик почти что в другом конце таверны. Эльф, без лишней суетливости, любопытно повернул голову, прищуривая единственный здоровый глаз. "Хм. Недурно." Лихого вида данмер с парой шрамов на мордашке, в простецкой, но надежной кожаной броне, с обязательным оружием на поясе. Тут и к гадалке не ходи - наемница до мозга костей.
- Что скажешь? - Тхириэль вернулся взглядом к доносчику, цепляя с тарелки кусочек копченого лосося. 
- Немного, она не то что бы болтливая. Живет в таверне, кормится заказами ярла да местных танов, что бы так к своим в гости наведывалась, не заметил. Короля не чихвостит, но и не хвалит, стонов по былому имперскому величию тоже не слышал. Шоровы кости, твой клиент..., - северянин замолчал, опустошая пивную чашку с мёдом в пару мощных глотков. Хорёк, вытерев жирные пальцы об стол, еще раз покосился в угол, к данмеру, мысленно прикидывая, с чего начинать. Даже сколь бы милой не оказался серая, его в Рифтен привел не только интерес к ней, но еще одно дельце, которое стоило провернуть вместе с проверкой. Если, естественно, она согласится, как и вообще его потянет...
- Занято? - дурацкий вопрос, когда ты падаешь на вполне свободный стул, но вежливость обязывала его задать; не то что бы босмер дорожил своей репутацией или даже с извинениями отправился прочь, ответь так девушка, но все же стоило для начала знакомства составить положительное впечатление. Он даже улыбался, вполне себе лучезарно, если бы не уродливые шрамы, всего лишь отчасти скрытые платком.
- Пардону, что так нагло, но, эй, прислуга! - он громко хлопнул ладонью об стол, - лучшей медовухи в вашей дыре! Или ты предпочитаешь вино? - Тхириэль рассыпал по столу золотые монеты, и рассчитываясь одновременно за холодный, пенящийся напиток, и демонстрируя собеседнице, что он - не простой бродяга, решивший выпить за чужой счет или подкатить к скучающей деве, а вполне состоятельный босмер. Пусть и потрепанного вида, пусть и одноглазый, пусть и с уродливой ухмылкой. 
- Меня зовут Тхириэль, я работаю на одного важного, бога-а-а-а-того человека, смекаешь? С недавних пор кое-кто начал мешать моему шефу, и, какое совпадение, мне птички напели, что ты выполняешь кое какую грязную работу... Сколько? - эльф провернул септим между пальцев, перекатывая его то в одну, то в другую сторону.

+1

3

Денек выдался паршивым, а потому вечером Мариса решила отдохнуть за бутылкой хорошего вина, облюбовав самый дальний столик в самом дальнем углу главного зала "Пчелы и жало". Сегодня ей не обломилась одна очень хорошая работенка - клиент дал заднюю, когда, казалось бы, все уже было решено. Как назло, медленно но верно подходил к концу запас золота, однако данмер все еще могла позволить себе бутылку кое-чего подороже той мочи, что местные называют медом.

"Только сейчас я осознаю, насколько же проще было работать при Мавен. Налаженная криминальная сеть, выходы на Гильдию воров и убийц из Братства. Если возникали проблемы, я всегда знала, к кому обратиться... Пока на трон не уселся этот чертов миротворец".
При мысли о Его Сиятельном Величестве, у Марисы запершило горло, и мер поспешила ополоснуть его глотком красного вина. Нет, она не ненавидела Ульфрика - наверное, король ее просто раздражал, ибо с его воцарением пришли новые порядки, которые совсем не играли данмер на руку. Впрочем, когда-нибудь время Мавен Черный Вереск все равно бы прошло, как прошло время Императора, время Балгруфа или даже Алдуина. Как пройдет время Ульфрика Буревестника. Мариса спрятала кривую усмешку в глиняном бокале.

"Век данмера длинный. Даст Азура, переживу и Буревестника, и всех остальных сильных мира сего".

Ее размышления были грубо прерваны резким скрипом стула напротив.

- Занято?- поинтересовался непрошеный гость уже после того, как зад его коснулся отполированного такими же задами дерева.
Мариса подняла глаза и бегло осмотрела пришельца. Мужчина. Худой и сутулый, весь какой-то болезненный даже для босмера, но сильнее всего бросалось в глаза лицо мера - небрежно накинутый платок плохо укрывал уродливые шрамы. Босмер взглянул на Марису единственным зеленым глазом, и губы его разошлись в неприятной ухмылке. "Натуральный хорек,"- пронеслось в голове данмер, когда гость вдруг хлопнул по столу и, бросив ей какое-то извинение, громко воскликнул:

- Эй, прислуга, лучшей медовухи в вашей дыре!

Затем, встретившись с Марисой взглядом, учтиво поинтересовался:

- Или ты предпочитаешь вино?

- Я еще свое не допила,- покачала головой данмер, глядя на рассыпавшиеся по столешнице септимы.

- Меня зовут Тхириэль,- перешел к делу босмер.- Я работаю на одного важного, бога-а-а-а-того человека, смекаешь? С недавних пор кое-кто начал мешать моему шефу, и, какое совпадение, мне птички напели, что ты выполняешь кое какую грязную работу... Сколько?

Данмер на минуту застыла, глядя на золотую монету, перекатывающуюся между пальцами собеседника, потом беззлобно хмыкнула и произнесла:

- Какие болтливые птички. Что ж, м-м, Тхириэль. Я полагаю, мое имя тебе известно. Раз уж тебе столько обо мне говорили, то должны были рассказать и то, чем я занимаюсь и сколько беру за работу...

Рифтен - город особый. Дела здесь делаются просто: ты приходишь на встречу с нужным человеком, доходчиво разъясняешь свои хотелки и платишь. За разговоры не сажают - только не в Рифтене, и самому Буревестнику в одночасье этого не изменить.

-...Мелочевкой я не занимаюсь,- продолжала данмер, закинув ногу на ногу и водя пальцем по краю бокала.- Устранить кого-то - не меньше полутысячи, но тут зависит от статуса цели, наличия охраны и предпочтений заказчика. Половина оплаты вперед. Или ты имел ввиду менее "грязную" работу?

0

4

От расценок наемницы, озвученных столь лихо, брови босмера умчались ввысь - она запрашивала, без малого, минимум месячный заработок двух крестьян. "Сиськи Дибеллы, да она с такими требованиями казну разорит быстрее, чем вся королевская рать... А дальше что, цветочек аленький?" Нет, дело наемничье опасное, она своей жизнью рисковать будет в конце-то концов, но если уж такие запросы за одно дело, что она выкатит в качестве целого оклада? Нет, нужно будет потом хорошенько вломить стукачу, что заранее не разнюхал стоимость ее меча.
- Не дурно..., - на какие-то пару секунд Хорьку показалось, что даже медовуха в его кружке скисла. Нет, будь смысл только в зачистке разбойничьего гнезда, которое несколько мешало его шпионским делам, он за такую же сумму нанял бы парочку громил, чего уж...
- Моя вина, я не посвятил тебя сразу во все детали. Да, дело грязное, но законное, - босмер шумно выдохнул, собираясь с мыслями, чтобы и лишку не сболтнуть, и более-менее объяснить свои мысли. В конце концов, он тоже ей предлагает почти что кота в мешке. 
- Есть ряд лиц, чьи отношения с законом находятся в столь тяжелой и запутанной форме, что этот узел проще разрубить топором палача, чем тянуть за ниточки. И именно эти люди мешают моему дорогому шефу. Как ты можешь понять, за их, хм, убийство, - Тхириэль несколько понизил голос, упираясь острым подбородком в сплетенные пальцы да наклоняясь заговорщицки к данмеру, - тебе ничего не грозит. Захочешь, подмажу кому следует, тебе даже ярл благодарность выскажет. Не лично, но через советника, что тоже недурно... Да, уважаемый? - он поднял взгляд единственного глаза на ящера, который, видимо привлеченный блеском рассыпанных септимов, решил проявить немного аргонианской учтивости, свойственной этот расе бывших рабов.
- Уваж-ж-жаемые что-то ж-желают? Медовухи от Черного Верес-с-ска, эля, может имперс-с-ского вина? Закус-с-сок? Или чего-то ос-с-собенного, а? - тонкий раздвоенный язык мелькнул в клыкастой пасти, на минутку вызвав у босмера что-то на подобие отвращения. В его подопечных были и аргониане, он многих с них видел с самого детства, а вот привыкнуть к этим ящерицам все еще не мог. Маленькая слаботь великой души.
- Охотничьих колбасок, уважаемый, хватит, - Хорек улыбнулся той самой отвратительной улыбкой, на которую было способно его изуродованное лицо.
- Колбас-с-сок. Хороший выбор, гос-с-сподин. Что будет гос-с-спожа? - ящер наклонился к девушке с учтивостью, вполне возможно вызванной тем самым сверкнувшим золотом, старым, затертым, но ценным. Эльф же нетерпеливо забарабанил пальцами по столешнице, набивая солдатский мотивчик, с тем же интересом рассматривая девушку; последняя явно была уверена в своих силах, о чем говорили и поза, и слова. Нет, грех было ее обвинять в самоуверенности, даже излишней, робких наемников не бывает, да и со всего услышанного о ней складывалась положительная картина, вот только сколько таких лихих рубак Хорёк видел на продолжении своей не самой длинной, но весьма бурной жизни, и скольких с них потом находили ниже по течению, обглоданных рыбами? 
- Продолжим, да? - он прищурил глаз, деловито, уверенно. 
- Лица, на самом деле, и выеденного яйца не стоят, обычное крестьянское отребье, решившее, что махать ржавым топором на дороге выгоднее, чем тяпкой у себя на огороде. Для таких, как, ты, уважаемая Мариса, на один зуб..., - босмер отсыпал отсчитанные септимы в чешуйчатую ладонь аргонианина, что поставил перед ним ароматные до потоков слюны колбаски, активно заработал вилкой, поглощая еду. С тех самых пор, как пережил голод осады, не мог приучить есть себя не так, будто это последний обед в жизни, в конце концов, не только жуткие шрамы ему достались в качестве памяти после Великой Войны, которая стала целым сломом предыдущей эпохи. Империя, казавшаяся несокрушимой, рухнула под тяжестью своего самомнения, своей самовлюбленности, и молодые королевства - Доминион, Хаммерфелл, Скайрим, вполне набрали сил, чтобы занять новые, лидирующие места в политике континента. Естественно, Тхириэль собирался быть только в команде победителей.
- Естественно, если у тебя возникнет, а он должен возникнуть, такой забавный вопросец - а чего сам мой наниматель не разберется, если эта самая шушера не представляет особой угрозы, отвечу - не с руки сильным мира этого тратить время на такую мелочь. Мелочь, которую ни один сознательный и честный подданный Его Величества не оценит больше, чем в три с половиной сотни септимов и бутылку хорошей нордской медовухи, м? - босмер не был бы собой, если бы не решил поторговаться. Попытка не пытка, пусть Буревестник особо не жадничал на своих разведчиков, деньги все равно не с волшебного кошелька сыпались, и пара-вторая лишних монет,  сэкономленных на одном деле, пойдут на иное.

+1

5

Мариса с удовольствием наблюдала, как брови Тхириэля взметнулись вверх, когда эльф услышал цену. «Посмотрим, насколько бога-а-атый твой хозяин». Данмер, кончено, выполняла особые заказы за сумму и больше оглашенной, но то были трудные и чрезвычайно опасные задания. Впрочем, она до сих пор не могла понять, чего именно хочет от нее босмер.
- Не дурно… - Мер показался Марисе несколько поникшим, но лишь на мгновение. Тхириэль заговорил снова:
- Моя вина, я не посвятил тебя сразу во все детали. Да, дело грязное, но законное, - босмер шумно выдохнул, будто бы собираясь с мыслями, чтобы чего лишнего не сболтнуть.
После небольшой паузы, нежданный работодатель поведал Марисе о каком-то местном сельском отребье, вышедшем с палками на большак. От нее требовалось усмирить голытьбу, выпустив из них дурь вместе с кровью. Данмер смутило, что ей не то что невозбранно разрешалось порешить пару-другую человек, да еще и с ярловой благодарностью преспокойно отправиться домой. Нет, что-то здесь явно было нечисто, и Мариса уже подняла было палец, намереваясь высказать все это Тхириэлю, однако в этот момент словно по волшебству у их столика возник Тален-Джей. Мер терпеливо выждала, пока ящер умаслит гостя напротив и, лишь рукой махнув на предложение перекусить, снова набрала в грудь воздуха для вопроса.
- Естественно, если у тебя возникнет, а он должен возникнуть, такой забавный вопросец: а чего сам мой наниматель не разберется, если эта самая шушера не представляет особой угрозы? – отвечу. Не с руки сильным мира этого тратить время на такую мелочь. Мелочь, которую ни один сознательный и честный подданный Его Величества не оценит больше, чем в три с половиной сотни септимов и бутылку хорошей нордской медовухи, м?
Мариса нервно закусила губу. Очень щедрое предложение. Даже слишком щедрое. Этот Тхириэль наверняка накопал на нее достаточно информации, а потому должен понимать, что только идиот не разглядит в этом предложении сыра в мышеловке. В душе данмер не оставалось сомнения, что дело темное, но, с другой стороны, деньги на дороге не валяются.  Как говорится, нет дела без риска.
- Четыре сотни. И не медовухи, а хорошего вина, - Мариса улыбнулась, как могла, красноречиво. Правда, шрамы на ее лице этому не способствовали, впрочем, такого «красавца», как босмер напротив, вряд ли сильно заботят какие-то там царапины.
- Красное полусладкое, - добавила данмер и протянула Тхириэлю руку.

+1

6

Цена, озвученная данмером, была достаточно разумной как за десяток разбойничьих голов; сотня же септимов, пусть была и не столь большой экономией, вполне грела душу и карман. Бутылку вина он же всегда сможет достать, благо парочка знакомых контрабандистов давно как висят на крючке. Нет, решись босмер вернуться к преступному прошлому, у него хватит контактов сбацать синдикат не хуже Гильдии Воров! Немного сплюнув на ладонь, он крепко пожал руку девушки, жестом простым, но ценным в мире наемников и уголовников не меньше, чем все подписи на золоченной бумаге:
- Я думаю, тебя устроит бутылочка Сурилли?, - Хорек улыбнулся, разжал пальцы и вытер об себя влажную ладонь. Данмер почти что не торговалась и достаточно быстро согласилась, а, значит, существенно сэкономила ему (и себе) время. Дожевывая последнюю с колбасок, парень не стал мешкать, и выцепил с походной сумки два вполне увесистых мешочка, которые с приятным тихим звоном шлепнулись об столешницу.
- Здесь двести, половина твоей суммы, как и договаривались. Я не обижусь, если ты пересчитаешь или даже на зуб проверишь - в нашем деле честность стоит денег. Если же все устраивает, тогда встречаемся через полчаса на конюшне - мне еще стоит привести свои дела в порядок, - Тхириэль с хрустом потянулся, одарил еще одной чудовищной улыбкой и поднялся из-за столешницы. Естественно, он даже не опасался, что девушка попросту возьмет деньги и удерет - чай, не голодранец с большой дороги, а наемник с каким-то, да именем, и не глупая - понимает, кто ей ноги ломать будет и в речку сбрасывать. А пока что стоило заняться другими, не менее насущными вопросами.
   Рынок Рифтена встретил его еще более громкими криками (хотя, казалось бы, куда уж), тем самым ненавистным запахом свежей рыбы и целым десятком попрошаек. Торговцы зазывали к себе, стараясь перекричать конкурентов, богатые местные жители горделиво хвастались нарядами и набитыми кошельками, кто-то уже во всю визжал "лови вора", и только взгляд аргонианина-рыбака, устроившегося под тенью телеги со свежим уловом, был флегматичен и пуст; правда, он вполне мог быть под скумой. Босмер для вида навернул пару кругов, то заинтересовано заглядывая в корзины с рыбой (бррр), то причмокивая губами от во всех отношениях шикарного стеклянного нагрудника (который вполне мог себе позволить, да вот только зачем), то даже пальцем проверял остроту стрел, выставленных на продажу кузнецом. Нет, он и так знал нужного человека, вот только не торопился бежать к нему, по привычке проверяя, нет ли за ним хвоста, повернув в нужную сторону только после пары витков по площади. Его очередные "уши" оказались невзрачного вида нордлингом с косматой бородищей и ощутимым ароматом выпивки, да с культей вместо ноги; очередной инвалид после войны, которую теперь в песнях величали только "освободительной" и "народной". Ряд разной степени изношенности сапог, полосок кожи и шкур, а также, колодка сапожника вполне объясняли, что он забыл на рынке и чем промышляет на выпивку.
- Чего тебе, эльф-кроха? - глаза норда сверкнули, когда Тхириэль незаметно для остальных продемонстрировал ему три оттопыренных пальца, при сжатых мизинце и большом, один из немногих тайных жестов разведчиков.
- Да вот сапог прохудился, посмотришь? - босмер выставил на небольшую лавчонку сапог, демонстрируя пошарпанный носок, склонился к норду, который цепкими пальцами пробежался по обуви.
- Что скажешь, Родульф? Как наш дорогой друг? - голос босмера потерял все насмешливые нотки, теперь его тон был ровным и спокойным, даже с заметным деловым оттенком.
- Встречался вчера в таверне с остальными купцами и ремесленниками, что-то долго судачили, за грудки друг друга хватали, даже к меду почти не притронулись. В угол, как мыши, забились, служанок за жопы не хватали, что эльфы, тьфу, на собрании, - нордлинг сплюнул на землю, потерь культю, перебирая разные обрезки кожи, прикладывая их к сапогу, подбирая самый подходящий.
- И только? 
- Нет. Слыхал я, что ярлом очень недовольны, дескать, раньше с нее и так толку было мало, а теперь она еще и заправлять ими старается, Мавен, мол, была лучше и честнее. Мавен то, хех, - нордлинг продемонстрировал в улыбке крепкие лошадиные зубы, с ним хмыкнул и Хорёк. Жители Рифтена на его памяти сами не всегда знали, чего хотят, то им Лайла плохая, то Мавен чуть-ли не сами вышвырнули с города, то опять Лайла не такая. Или это все еще было недоверия к лицам власти после печальной памяти времен Хосгунна Скрещенных Кинжалов, или же нордская вольница играла в крови даже не смотря на усиливающуюся власть Ульфрика над всей страной.
- Еще слыхал, что девицу нашу славную, которая Мьол Львица, хотят на место Руки Закона засунуть. Собираются подбить народ, чтобы взбунтовался против Лайлы, ворюгой ее и дурой выставить, и принудить короля сменить ярла. Девчушка красивая, ладная, видно, что душа у нее болит за город, вот только простая, будет игрушкой в их руках..., - сапожник зло сплюнул на землю и замолчал, под тихий и задумчивый свист босмера. Тхириэль прекрасно знал, что Лайла, возвращенная на трон Буревестником, как ярл была плохенькой - она постоянно впадала в зависимость от чужих лиц, была ужасно капризной, как на взрослую бабу, до гражданской войны - ленивой, а теперь чрезмерно активной, при чем лезла во все аспекты своей власти, мало в них разбираясь. Но, так же, он знал, что за Рукой Закона стоят древние и богатые кланы, как и сам король, которому нужен был свой человек на границе с Сиродиилом. Если кто замахнулся на ярла, то, значит, и на Его Величество, стремясь подорвать влияние последнего.
- Серые? 
- Тишина. Недавно привезли пару покойников с Предела, так проклинали власть, но ничего, молчат, работают, понимают, что им некуда деваться. С нашим другом особо не якшаются, у них с ним еще нелюбовь с того дня, как медоварню серым продали, даэдра их задери.
- Понятно. Ну, давай, - он щелчком запустил септим, который тут же поймал норд, в припрыжку пустился к конюшне. Подумать было о чем, но этим можно заняться и в седле, чем зазря тратить время. Роза его встретила унылым взглядом кобылицы, которая уже перестала мечтать о заливных лугах и горячем жеребце, и даже сухарик с руки слизала с явной неохотой, темнокожий конюх с еще большей ленью отвязал поводья и вывел клячу наружу, не оживившись даже после полученного обещанного септима.

+1


Вы здесь » Скайрим: Возрождение » Текущее время » Лицензия на убийство. (Рифтен, 17.03.205 4Э)