Сеттинг: The Elder Scrolls: Skyrim
Система: эпизодическая
Рейтинг: 18+
Текущая дата игры: 205 4Э
Место действия: Все старо в старом Королевстве: норды опять бьют старых ушастых врагов, изгои прячутся в скалах, волшебники раскопали очередные руины, а соратники нашли очередное приключение. Новый король держит страну в кулаке, народ счастлив, ярлы ворчат. Вампиров разбили, так новые твари завелись, то волколак какой дитё утащит, то некромант костями гремит на погосте. Присаживайся, путник, положи свой меч рядом - здесь ты найдешь и выпивку, и работу, и отдых.

Ульфрик Буревестник - националист, тиран.
Эйла Охотница - легендарный стрелок.

Скайрим: Возрождение

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Скайрим: Возрождение » Прошлое » Дурные привычки. (Солстхейм.153 4Э)


Дурные привычки. (Солстхейм.153 4Э)

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

1. Название эпизода: Дурные привычки.
2. Краткое описание эпизода:
Много в жизни нужно сделать из того, что делать лучше не надо, но это выясняется позже.
3. Участники:  Сартайдес, Сэдрис, Фарвин Дрес (нпс Сартайдес) Лариола (нпс Сэдрис)
4. Тип эпизода: личный.

   Когда тебе шестнадцать лет наибольшее достоинство родителей - долгий рабочий день.
Фарвину в этом плане исключительно повезло, на белую зависть всем его приятелям из Вороньей Скалы. Его отец был матёрый вояка из Дома Дрес, капитан охранного подразделения Солстхейма. Являясь два раза в неделю к родным пенатам он равнодушно глотал подставленную матерью Фарвина еду, и откидывался в латах на кровать, сразу принимаясь блаженно храпеть. Жена привычно расстёгивала и стаскивала с жилистого тела благоверного костяной доспех, иногда успевая  отхватить на этом действе скупой акт супружеской любви. После этого, заботливо прикрыв  спящего, она возвращалась к своему рабочему столу зачарователя. Работы у неё всегда было неимоверное количество. Всюду по дому валялись ждущие преобразования вещи с казёнными бирками, обломки неудачных экспериментов, исписанные её бисерным почерком листки, дешёвый ювелирный хлам и небрежные россыпи блестевших пыльными гранями камни душ, похожие на замороженных личинок. Эта невзрачная остроносая данмерка была  редким, кропотливым мастером, занимавшаяся зачарованием оружия и амулетов для приближённых Ллерила Морвейна, и только природная застенчивость, а как судачили иногда злые соседские языки - некоторая ограниченность ума, мешали ей извлекать из своих навыков обильный денежный ручей. Заниматься уборкой, воспитанием единственного сына и скандалами с мужем ей было некогда. Готовила она несолёное варево из любых продуктов, чем поддерживала во всей семье мирный дух и стройность тел. Хорошо жили.

   Когда Фарвину стукнуло четырнадцать его отец, в схватке с ръёклингами раздробивший колено, на возмутительно долгое время оказался дома. Отоспавшись несколько суток бравый солдат с удивлением снова познакомился с птичье носатым, как его жена подростком, размером ноги уже догнавшим его самого. Проведя с сыном целый день, он был поражён, что тот грамотен, шустро чешет языком и неплохо держит удар, кроме коварных армейских финтов конечно. Подарив отпрыску лёгкий одноручный меч, и показав пару выпадов, отец напророчил ему воинскую карьеру, и пообещал взять его к себе в отряд через пару лет на младшую должность.
   Пол ночи Фарвин ощупывал шероховатые ножны боевого клинка, который засунул к себе под подушку, и с восторгом думал о том, как теперь отец займётся его тренировками. И сколь ко всего они успеют вместе сделать и сказать друг другу. Утром он проснулся от того, что отец, шёпотом поругиваясь, указывал матери как веернее наложить лубок на его больную ногу. Затянув всё в камень, опираясь на импровизированный костыль, он, с развёрнутыми как на параде плечами, уковылял к своим солдатам. Фарвин вздохнул и всё потекло по старому.

   Занятия с мечом подросток правда не забросил, и слов о военной карьере не позабыл. Отыскав среди хлама в доме мешок набитый еловой стружкой, уж одна даэдра ведает во что это планировалось зачаровать, он прикрутил его на ограду заднего двора и набивал на нём выпады и силу удара. Иногда ему удавалось зазвать поработать с ним кого нибудь из незанятых стражей. Зная чей это сын служивые отказывались редко. Ещё Фарвин подбивал на условно честные потасовки одногодок приятелей, особенно пару близких. Те обменяться ударами, без мастерства но с азартной дурью, были всегда не против, но не относились к фехтованию с должным пиететом.

   Ещё бы, оба закадычных дружка Дреса были из семьи волшебников, меньше чем магистрами и Советниками Великих домов себя в будущем не зрели.
Старший из приятелей, Далхар, мечтал призывать из Обливиона чарующих и мерзких созданий, умеющих не только безжалостно убивать, но и воплощать грязные неприличные фантазии. Пока правда призывать он умел только синюшную горбатую тварь, которая бесполезно трусила за ним высунув язык, чесалась словно блохастая и рассеивалась через шестьдесят секунд, но юный колдун уверял, что наставник его хвалит и время ученичества скоро минует.
Способности Сарта казались Фарвину более впечатляющие. Искры которые умел собирать на ладонь приятель были не только красивыми, но и болезненными, а концентрированная короткая молния могла повалить вражину с ног.
Но все эти магические замудрости требовали миллионов часов тренировок, и неусидчивый Фарвин считал, что не стоят они того, по крайней мере в юности, когда сами предки велят лоботрясничать и развлекаться, и плевал он на волшебство с высот мысленных чертогов Азуры до недавнего времени.
Все как то то внезапно вытянулись, заломались голосами, начали по другому шутить, дурить и хулиганить. А вечный "хвост" Сарта, его сестра близняшка, которую он упорно таскал за собой на все прогулки, даже когда приятели дружно кривили рожи, мистическим образом исчезла, и воплотилась смазливой девчонкой, с ехидной улыбочкой, и ладной фигуркой на которую почему то было неловко глазеть.
Впечатлённый до глубины собственной зарождающейся мужественности Фарвин бесповоротно решил учиться магии. И упросил Сэдрис давать ему уроки. Как не странно у него действительно начало кое что получаться в огненной стихии, теша девичье самолюбие без опытной учительницы. Чего только не вытворишь когда очень хочется произвести впечатление...

   Сегодняшнее раннее утро всем обещало памятный день.
Уже с неделю в родительском доме Фарвина гостили редкие эльфы родственники - двоюродная сестра его матери с наследницей. Тётке было почти две сотни, и она, на подростковый взгляд, мало отличалась от драугров меретической эры, разве что была по рыхлее в ляжках. А вот Лариола, её дочь, была надменная городская штучка из Блеклайта, не замужняя, рыжевато хвастливая и подходящего возраста, ей недавно минуло пятнадцать лет. Пока старая данмерка, любящая обсосать по косточкам перепетии  каждого  знакомого  в  разрезе последних семидесяти лет, занимала растерявшуюся мать, Фарвин обмозговал план и додумал его с Сартом - как оставить наибольший эффект от Солстхейма зазнайке Лариоле. Далхар безвылазно слёг дома с обострением зольного гайморита, и приятели оказались двое на двое с коварной женской половиной компании.

   Всё должно было пройти хорошо.
Накануне вечером подростки сходили до "Пьяного нетча", и на тихушку купили у Дроваса Релви три бутылки суджаммы, в обход  трактирщика Садри. Иначе сделка  могла дойти до родителей Сарта, которые имели зашоренные взгляды на своевольное употребление алкоголя малолетними.

  - Мам, мы пошли к Рлайхам, до ужина, - бодро оповестил Фарвин, взваливая на спину кожаный рюкзак, с приятно булькнувшей многозначительной тяжестью.
  - Не суйтесь в ледяные пещеры, и возьми амулет поиска, - вклинившись в плотный речитатив  монолога родственницы крикнула данмерка  сыну.
  - Возьму, возьму, - убедительно отозвался парень, и вытянул с полки лунарический серебряный диск на простой длинной цепочке.

" Дурак я что ле брать его" - подмигнув Лариоле он лихо крутанул амулет пальцами и забросил в ворох сухих цветов паслёна, неопрятно синей кучей рассыпанных у окна.

  - Мы тебя сводим сегодня в одно укромное место, там оочень здорово, - убеждённо заявил Дрес родственнице выйдя на улицу и привычно натягивая на лицо кусок ткани.

Данмерка язвительно тряхнула медными волосами и последовала его примеру.
Фарвин, по взрослому прихватив девчонку за руку, повёл её по улице. Ветра почти не было, и пепел лишь иногда причудливо кружился тонкой взвесью, превращая окружающий пейзаж то ли в застывшую сказку, то ли  в тонко пахнувший кровью кошмар.

Отредактировано Сартайдес (2017-07-29 00:55:29)

+2

2

Сэдрис не нравилась Лариола. Ни с первого взгляда, ни со второго, ни после получаса оживленных разговоров. И, кажется, главной причиной этому был даже не простачок Фарвин и не задранный выше Красной Горы нос напыщенной гостьи.

    - Я сильно удивилась, когда Фарвин мне сказал, что у вас тут есть стоящие места, - фыркнула столичная фря, не сводя при этом глаз с Сартайдеса, - Я вообще сюда ехать не хотела, чтобы не помереть со скуки. Но мать считает, что у вас тут умиротворяющая атмосфера и все такое.  Ну... как бы то ни было, старики всегда стремятся в глушь аэдра пойми зачем, а в Блэклайте, кстати, скоро будет большой праздник, и я всенепременно уговорю мать вернуться к его началу... - Лариола все говорила, и говорила, хлопала пушистыми ресницами и все поправляла свои косы, одного цвета которых было достаточно, чтобы бесить Сэдрис.

    "Наверное, она их травит сиродиильским бренди напополам с ядом обморожения, иначе сложно объяснить этот мерзкий кичливый ржавый цвет", - злобно думала Сэдрис, не забывая мило улыбаться новой знакомой.

    - Ооо, а что за праздник? Хотя... можешь не рассказывать.  Все они одинаковые: толпы безродного вонючего сброда на улицах, прикормленные хмельной щедростью знати. Даже если ты из Великого Дома Редоран - они не побоятся, и обдерут тебя в подворотне до нитки. Пойдешь на праздник, Лариола, не забудь одеться попроще. А то, чего доброго...ну, сама понимаешь, - Сэдрис решила не оставаться в долгу и, заметив в очередной раз, как рыжеволосая воображала пырится на брата, сама вцепилась ему в руку с видом собственническим и непримиримым, - Вот мы с Сартом в любой момент можем уговорить отца отвезти нас к дяде в Блэклайт. Только мы туда не хотим.

    - Ха, тебя-то может, и обдерут, Сэдрис, потому что даже в Доме Редоран не все про тебя слышали. Сэдрис Рлайх, седьмая вода на киселе из Солстхейма, не смеши меня. А вот мою мать знают и уважают во всем Блэклайте, так что прибереги свои советы для себя и... - уязвленная Лариола, однако, не стала продолжать, иначе девичья перепалка затронула бы и Сарта, а с Сартом ей ругаться не хотелось, - Фарвин, долго нам еще идти? Мне наскучил этот однотипный пейзаж и глупые разговоры об очевидном.

    Группа подростков, меж тем, уже почти достигла своего пункта назначения: среди погорелых безжизненных деревьев, в горке пепла был отчего-то не засыпанный проход. Зияющей черной дырой среди бесцветной кучи пепла он манил. Говорят - "если долго всматриваться в бездну - бездна начнет всматриваться в тебя".

    - А нам точно следует туда идти? Мне кажется, там... небезопасно. Вы видели? Там кто-то есть!

    - Ооо, неужели маленькая Сэдрис трусит? - сказала Лариола и, отпустив руку Фарвина, первая направилась в сторону лаза.

    - Вот еще, - фыркнула Сэдрис, - Не знаю, как ты, а я за себя постоять умею, - и пошла следом за столичной язвой.

    В пещере поначалу было так кромешно темно - хоть глаз выколи. Некоторое время, постояв в нерешительности, девушки, перебирая пальцами по камням боковой "стены", двинулись понемногу вперед, не уступая друг другу в глупой решительности доказать, что никто из них не трусит, хотя трусили, разумеется, обе. Внезапно выплывший откуда-то из-за спины летающий огонек прицепился к своду пещеры и осветил первые несколько дюжин шагов, аккурат до поворота в самом низу узкого прохода.

    - Интересно, там тупик или поворот? Спасибо, Сарт, - сказала Сэдрис, не сомневаясь, чьих рук это был дело, - А то наша непривычная к глухомани гостья может ненароком оступиться и свернуть себе шею, - и мысленно присовокупила к этому, что было бы просто замечательно, если бы именно так и произошло.

    - Только после тебя, Дрисси, - слащаво ответила девица, не оставаясь в долгу и обидно исковеркав имя Сэдрис.

    Сэдрис уже хотела было приморозить нахальную девку, как из-за крутого поворота взору предстал большой пещерный "зал", низко нависающая порода была испещрена какими-то светящимися камнями и опалесцирующими грибами, а протекавший чуть поодаль ручеек подхватывал этот свет и разбивал его на множество бликов своим быстрым потоком.

  - Ничего себе, какая красота! - ярость Сэдрис вмиг сменилась восхищением, она надолго  замолчала и принялась озираться по сторонам, жадно наслаждаясь красотой и таинственностью этого места.

Отредактировано Сэдрис (2017-07-29 13:49:08)

+1

3

та же пещера четыре дня назад

   - Подходящее место, словно сама Азура рисовала, - одобрительно оглядываясь внутри заявил Далхар, - Но нужен будет костёр.

   - Зачем? Тут не зябко вроде, и вообще темнота - друг молодых.

   - Темнота - друг тем, у кого рожа кривая. Огонь пробуждает в женщине скрытые инстинкты и тягу обниматься, - наставительно провозгласил  молодой данмер.

   Далхар Маддлот был старше приятелей на год и считался не превзойдённым авторитетом по девичьим фокусам. У него, кроме матери, из женского рода имелось под боком целых две живые сестры, обе язвы. Вместе с родителями они ютились в однокомнатном домишке, привалившимся хлипким  боком к портовому складу на самой окраине Вороньей скалы. Отец Далхара был когда то именитым учителем тонкостей школы иллюзии. Потеряв в Красный год и поместье и привычный уклад сытой жизни, вынужденно забившийся на Солстхейм, он потихоньку спивался перебиваясь грошёвыми заработками и не имея сил бороться с тисками судьбы. Убожище семейной обстановки исключало секреты личного пространства и Далхар украдкой делился с друзьями забавно точными, а иногда и противными наблюдениями об особенностях женского естества.

   Фарвин недоумённо переглянулся с Сартом, тот в ответ лишь пожал плечами.

   - Если только совсем небольшой, - Рлайх потянулся рукой вверх, вверх и коснулся пальцами муаровых разводов на низком потолке, - Иначе получится у нас не обнимальня, а коптильня.

   - За сухими дровами тогда надо заранее.

   - Да, это верная мысль. И Фарвин потом такой - оппа! одним плевком с ладони подожгёт его. Впечетлённая Сэдрис с тихим восторгом валится на спину, - приятели засмеялись.
   - Лучше пусть сводит её в боковой проход, и там впечатлит, - Сарт пошёл вдоль стены, время от времени подсвечивая огоньками  уходящие в глубь расщелины.

   - А вы тут что, втроём останетесь рассиживаться? - мысленно Фарвин уже придумывал эффектную фразу которой позовёт близняшку Рлайх удалиться с собой в пещерные тени.

   - На скампа втроём?, - обходя неровно круглый родник журчавший убегающей серебристой лентой молодой маг повысил голос, - Мы с Лари тоже отправимся  впечатляться.

   - А я останусь допивать суджамму возле тёплого костра, пока вы будете глупо заниматься мерзостями в холодных закоулках, - важно проговорил Далхар.

   - Может позовём с собой Нирин? Что бы тебе  одному не киснуть? - предложил Дрес, раскидывая камни с небольшой площадки и готовя место  костра.

   - Нет уж, мне идиотского бабьего щебетания хватает дома. Я бы вообще  не стал маячить за вашими спинами, да вдруг какой нибудь морозный паучок отгрызёт вам ноги, кто тогда вас будет спасать?

   Приятели снова рассмеялись. Но в шутливой фразе содержалась привычная осторожность молодого поколения данмеров родившихся на Солстхейме. Случиться могло что угодно. Самое дикое. Невероятное. И всегда должен быть кто то, способный прийти на помощь. Или удрать, что бы привести потом взрослых. Далхар остался бы сторожем возле огня, прислушиваться и поджидать друзей. Застарелая болячка в одночасье свалила его  пронизывающими головными болями и соплями бахромой, лишая компании. Подростки решили не ждать, через несколько дней начинались затяжные пыльные ветра и про увеселительные  прогулки можно будет на долго позабыть.

   Через узкое, похожее на бойницу пространство в камне, почти на потолке, за молодняком следили две пары недобрых красных глаз.

   - Смотри, Мегара, они ветки таскают, шкуры свои что ли свои поганые греть собрались?- еле слышно раздался  мужской шёпот.

   - Тшшш...

   - Я одного из этих щенков уже видел здесь...Надо было сразу шугануть..

   - Энар, тише! Уходят они, - длинноволосая женщина с  язвительным лицом отползла со своего смотрового места. В след за ней подался седоватый данмер, в  потёртой чёрной мантии.

   - Дело плохо, - хмуро произнесла названная Мегарой, беря своего спутника под руку, - Если начнут таскаться сюда, то могут добрести и до нашего приюта. Конец нашему покою и работе.

   - Заявятся снова, отправлю Андроша с ними объясниться где можно шляться, а где нельзя, - злобно ответил мужчина передвигаясь слегка прихрамывая.

Данмеры неторопливо шли узким переходом, едва не касаясь стен плечами, в слабом освещении фосфорически мерцающей грибницы, густо покрывающей стены пещеры словно чьи то спутанные волосы.

   - Не вздумай, - обеспокоенно отозвалась Мегара, - Ты же знаешь какой он теперь раздражительный. Не дай предки случится чего плохое, нас потом разорвут на куски, убежать не успеем, да и не куда.

   - Если кто узнает, - криво улыбнулся мужчина, - Ну, ну, не хмурься. Обещаю только припугнуть, если полезут слишком близко. Всё таки это наша, личная территория.
____________________________________________________________________

   Пока девушки глазели на красоту и ахали сушняк заготовленный на костёр был подожжен без всякой магии, из свёрнутых плащей устроены посадочные места, на рюкзак выложены бататовые лепёшки, куски сахара, стаканчик с игровыми костями и три пузатые бутылки суджаммы с яркими наклейками.

   - Одну можно было и дома оставить, раз нас меньше, а то сляжем тут, - буркнул Фарвин приятелю, - Не додумался я.

   - Кто ж тебя заставляет всё допивать, - ухмыльнулся Сарт, подзывая девушек, - Оставим часть на потом.

Вся компания расселась. Огонь весело потрескивал, тихо журчал водяной рукав, мягким сказочным светом опалесцировали грибные пучки. Суджамма была знатной, в кости везло исключительно девушкам, причём на удивление равномерно. Постепенно напряжение развеялось и общее настроение начало переходить в беспутно хмельное.

Отредактировано Сартайдес (2017-08-02 04:19:42)

+1

4

Выкинув на сей раз меньше всех, Лариола раздосадованно фыркнула, и отпила суджаммы, мысленно готовясь к идиотскому заданию или вопросу, которые, если верить комбинации, что выкинула Сэдрис, предстояло задавать именно ей. Близняшке Рлайх порядком надоело мучать каверзными вопросами то Фарвина, то брата, и ехидный блеск ее глаз явственно выдавал ее искреннее наслаждение ситуацией.

"Спросит сейчас какую-нибудь дрянь. От этой дряни только дрянь и жди", - сердито подумала Лариола, как бы невзначай прильнув плечом к плечу Сартайдеса, а вслух сказала:

- Только, чур, без непотребства и увечий. Не хватало мне потом зельем исцеления давиться. А то станется с тебя, Сэдрис.
- Ну что ты, Лариола. Увечить ученицу мастера школы восстановления - не интересно. Выбирай: ужасающая правда, или позорное деяние?
- Позорное деяние, - не подумав ни секунды, выпалила Лариола.

***

Растревоженные расшумевшимися подростками "хозяева пещеры" снова вышли в свой потаенный коридор и принялись наблюдать.

- Ох и притомила меня эта свора недомерков, Мегара. Спущу Андроша на них, - едва различимым шепотом сказал Энар прямо в ухо своей подруге, отрывая взгляд от щели в своде пещеры, который для них был - полом, а для подвыпившей компании - потолком.
- Попридержи силт слайдера, Энар. Хочу поглядеть, чего они еще выдумают, - женщина, казалось, находила некое странное удовольствие в наблюдении за подгулявшим молодняком. Да и теперь, когда они так громко ржали, да разговаривали, занятые друг другом и суджаммой, было не особенно боязно, что они расслышат хоть какой посторонний шорох.

***

Сэдрис тоже сделала глоток и, мазнув недобрым взглядом по соприкасающимся плечам брата и Лариолы, начала едва ли не на ходу выдумывать для Лариолы деяние, которое, как думалось Сэдрис, и правда можно было счесть позорным.

- Представь, что ты до помутнения втюрилась в Фарвина, и любовь тебя так гложет, что если ты не признаешься ему в чувствах, все - смерть. Твоя задача сделать это сейчас, пылко, беспутно, разнузданно и так, чтобы мы тебе поверили. Давай, Лариола - Фарвин Дрес любовь всей твоей жизни, убеди нас в этом.

Лариола едва суджаммой не подавилась, но уговор - есть уговор. Девушка передала бутыль Сартайдесу и с какой-то едва уловимой тоской на него глянула, мол, извини, это ведь просто игра на спор. Затем поднялась, отряхнула подол юбки от мелкого сора, зачем-то выправила из-за спины вперед свои медные косы. На пару мгновений прикрыла глаза, а потом, часто-часто заморгав, так, что на глазах даже слезы выступили, приблизилась к Фарвину, и чуть ли не на шею ему бросилась:

- Фарвин Дрес, с тех проклятых пор, как я увидела тебя в этом аэдра забытом месте, нет моей душе ни покоя, ни забытья. День не день, и ночь - не ночь, а каша из однообразных мыслей и блудливых фантазий о том, как ты целуешь меня, пронзая жаром и болью губы, как твои сильные руки сжимают мои бедра,  как ты льнешь навстречу моему дыханию, и как то, что у тебя между...

- Так, пожалуй... Пожалуй, хватит, - Сэдрис покосилась на брата, в выражении лица которого прочла реакцию обратную той, на которую было рассчитано "позорное деяние Лариолы", во всяком случае, ей так показалось. Да и Фарвин стал выглядеть слишком уж обескураженным, - Деяние засчитано. Бросаем кости снова.
"Вот же шлюха", - подумала Сэдрис, сгребая кости в кучу и скидывая их в стаканчик, - "Правильно дядя Февус говорит: ржавая крыша - мокрый подвал".

И подростки снова бросили кости, на сей раз - строго наоборот. Меньшее число выпало Сэдрис, большее - Лариоле. Вот уж теперь она отыграется.

- Ну что, Сэдрис. Реванш? Ужасающая правда или позорное деяние? Впрочем, кажется, ты уже израсходовала свой лимит в три правды подряд... Итак. Позорное деяние для Сэдрис Рлайх... Хм... дайте-ка подумать... Сэдрис, я хочу, чтобы ты... поцеловалась со своим родным братом по-взрослому, если ты умеешь, конечно. Не как с братом, а как с мужчиной. Ну, ты понимаешь...

На лице Лариолы застыла победоносная ухмылка. Сэдрис застыла тихим изваянием, сидя напротив Сарта и даже боялась вздохнуть. Как это? Вот сейчас - целовать Сарта? Прямо с языком?...

Отредактировано Сэдрис (2017-08-06 02:04:59)

+1

5

Всё шло по плану, но почему то через скампов хвост.
Обстановка шептала, кости интересничали, девчонки  спаивались без усилий.
Но какого  тролля Лариола страстно признавалась в любви Фарвину, а Сарту выпало целовать сестру?

Дрес участливо кинул взгляд на друга. "Спасибо предкам за эгоизм, и что я у них единственный лорд", - подумал Фарвин.
Ему нравились придыхания Лариолы, но услышать он всё это же самое хотел от другой девушки. Которую Сарт теперь будет целовать через силу, потому что как иначе изображать взрослые поцелуи с  кровной сестрой?

- Не вижу смысла, - отозвался Рлайх на заявку рыжей, - Понятно  что это не всерьёз будет.
Хлебнув хороший глоток суджаммы он прихватил близняшку за руку и поднял от костра.
- Пойдём, сестра, изобразим бурные страсти на спор, - лукавое  подмигивание было адресовано Лариоле.

Уведя Сэдрис к ручью, в  тень и неверную люминесценцию грибницы, Сарт обнял сестру и еле слышно мягко сказал :

- Главное помни - всё это не по настоящему. Расслабься, я же целую тебя перед сном, вот это почти то же самое, - успокаивая Сарт ласково коснулся губами щеки девушки, - Можешь закрыть глаза, и думай о приятном, - он коснулся снова, водя от скулы к уголку губ, - Только чувствуй, домысливая.

Постепенно Сарт увлёкся. Тёмная, накопленная в глубине его подсознания страсть  окрасилась алкоголем и вылилась   судорожной напряжённостью тела и бездумной жадностью поцелуев до  обрыва дыхания. Эта страсть к родному  запретному человеку, жажда обладания, тлея мучительно и неотвязно, разъедала данмера последние пол года. Выматывало и жрала силы  по детски непосредственное отношение Сэдрис вперемежку с её нежностью и привычной за годы взросления близостью. Порочное увлечение  молодого Рлайх заставляло украдкой подсматривать, фантазировать, сводить с ума навязчивыми образами, одёргивать себя и вести публично так, словно им с сестрой до сих пор по десять лет.

   Но сейчас можно было всё спихнуть на уговор, игру, азартно смотрящих на них Лариолу и Фарвина. Сарт использовал момент, целуя на  обрыве, впиваясь словно голодный, обнимая до одури, прихватив за затылок и стиснув прильнувшее тело сестры .

- Отыграли, умница. Теперь Фарвин  зазовёт в коридор - чтоб пошла, - процедил Сарт, еле оторвавшись, - Или я не поленюсь сам тебя за шкирку до дома отволочь.

Обернувшись к друзьям данмер, ещё обнимая Сэдрис, хоть и переместив ладонь на более популярные среди обывателей места, вызывающе крикнул  :

- Ну что, извращенцы, засчитано?

Отредактировано Сартайдес (2017-08-08 04:14:46)

+1

6

Сэдрис любила казаться взрослее, чем она есть. Она ходила, говорила, одевалась и "ничему не удивлялась" как взрослая. По-взрослому цинично пыталась рассуждать на людях о любви и плотских утехах, с той толикой осуждения и пренебрежения, которую более опытные меры и люди безошибочно разгадывают как зависть и желание скрыть ее. Раз у тебя чего-то нет - то нужно сделать вид, что тебе это не нравится и не нужно, вот и вся хитрость. Но втайне она надеялась, что все случится не так. Не на спор, не ради того, чтобы уесть проклятую Лариолу, не ради того, чтобы не проиграть игру. А потому что этого действительно хотелось. Чтобы кто-то, кто ей будет очень нравиться, обнял ее в темноте, коснулся губами губ - сперва робко, пробуя на вкус, словно горячее молоко, а потом - с пылом, от которого перехватывает дух, да подкашиваются ноги.

    Но это будет брат. Это будет не по-настоящему. Это будет для того, чтобы не проиграть.  Она слушала, но не слышала, что Сарт говорит ей. Сэдрис было страшно и обидно. Страшно, потому что ее мечта осыпется прахом. Обидно, потому что потом начнутся гадкие сплетни и пересуды, и никого не будет волновать, что это была просто игра."Я не хочу, давай не будем", - хотела она сказать Сарту. Но не успела она раскрыть рот, как он принялся ее целовать. Сперва был первобытный страх неизведанного. Потом - страх за "нормальность". Чуть позже - низменное осознание того, что это приятно. Даже приятнее, чем она воображала себе в своих девичьих фантазиях о большой и чистой любви. Руки как-то сами легли на спину, пальцы - вжались в кожу... Частое дыхание сменилось долгим, вбирющим в себя каждый удивительный момент соприкосновения, тело льнуло навстречу, руки сжимали сильнее, внутри, в животе, тугими и теплыми кольцами свернулось желание большего, но Сэдрис была слишком юна и неопытна, чтобы это понять. А потом...

    Все прекратилось, Сарт сказал что-то ехидное, неприятное. Сэдрис даже не помнила теперь - что именно только что услышала, но помнила, что от этих слов сделалось очень обидно. Не успел он обратиться к замершим у костра Лариоле м Фарвину, как она злобно отпихнула его от себя, и громко, чтобы услышал каждый, сказала:

    - Фу. Меня сейчас стошнит.

    Посмотрев на Сарта, словно на предателя, она решительно пошла обратно к костру. Играть больше не хотелось. И пить - тоже. Вообще ничего не хотелось, разве что убраться отсюда подальше. Фарвин, отгадав в выражении лица Сэдрис стыд, подсел поближе и погладил ее по плечу:

    - Не переживай ты так. Просто глупая игра. Завтра все забудут об этом, вот увидишь.

    О нет, забыть об этом как минимум Сэдрис уже было не суждено. Как минимум, по двум причинам. Во-первых, первый поцелуй достался не кому-нибудь, а брату. Брату! Во-вторых, при всей дикости случившегося, она прекрасно помнила, каково это было. Помнила, как ей хотелось его обнимать и прижиматься. И от этого досада Сэдрис делалась еще злее и нестерпимее.

    - Фарвин. Пойдем... пройдемся, -  плохо шевелящимися губами проговорила она и посмотрела на юного данмера так, как обычно смотрят на единственный шанс ко спасению. А Фарвин только того и ждал, поэтому отреагировал на предложение с готовностью и плохо скрываемой радостью.

    - Конечно, пойдем. Там, дальше по коридорам, есть забавное... А, сейчас увидишь сама, - он помог близняшке Рлайх подняться с плаща и повел ее в сторону темного коридора, бросив неоднозначный взгляд на Сартайдеса. Фарвин чувствовал, что что-то пошло не так. Стоило только посмотреть на лицо Сэдрис, которое побледнело так, что поневоле забеспокоишься.

Лариола же, оставшись с Сартом наедине, хлебнула суждаммы и вовсе осмелела: взяла его под руку и пристроила голову на плечо, усаживаясь более раскованно.

    - Бедная, бедная Сэдрис. Сколько страха и паники было в ее глазах. Готова спорить, она до этого ни с кем не целовалась. Думаешь, это было жестоко с моей стороны? Но ведь не я первая начала, мне вообще было бы куда интереснее, если бы все то же самое случилось с точностью до наоборот...

Отредактировано Сэдрис (2017-08-10 14:03:52)

+1

7

Глазевшие на подростков "хозяева пещеры", потеряв любопытные объекты развлечения из удобного виду, наконец то покинули своё место наблюдения.

  - Мне надо идти, - рассеянно  заплетая волосы на ходу в длинные косы сказала данмерка.

  - Устроим своё мерзкое деяние для хорошего вечера, а? -  подглядывание настроило Энара на игривый лад, он полуобнял подругу, пытаясь задержать, - Взрослое- взрослое..

  - Нет, давай позже... Гелдис не будет долго держать посылку, ты же знаешь, - Мегара, озабоченно хмурясь, высвободилась , и шелестя подолом быстро направилась к жилой части пещеры.

Разочарованно хмыкнув данмер последовал за ней.
Прихватив посох и кожаный заплечный мешок женщина накинула ношенный плащ, и прощаясь мазнула сухими сжатыми губами по щеке сожителя.

  - Забудь про этих юнцов. Я верю что Отец Чудовищ сохранит наш дом неприкосновенным. Неужели мы не заслужили хотя бы подобную малую милость? - проговорила  она, - Я принесу пару бутылок флина, напеку лепёшек из бататов, и мы славно отметим завершённый этап твоей работы, поджидай меня!, - Мегара скользнула в коридор ведущий к потайному выходу.

  Седовласый, опираясь на трость, тоскливо проводил глазами удаляющиеся складки и тонкие змеиные косы.
Присел к рабочему столу. Взялся за чтение архаичного вида фолианта. Посидев несколько минут - захлопнул его, и прихрамывая торопливо вышел в соседнее помещение.
Оно было гораздо просторнее предыдущего . Всё наполнено тусклым блеском устрашающих  хирургических инструментов и запахом мертвечины. Два разделочных стола в центре. По углам - клетки. Много стеллажей, полок, реторт, сосудов, книг похожих на старых раздавленных птиц. В просторном кресле полулежал, развалясь, высоченный плечистый нордлинг. Косматый, дюжий, вроде как спящий. Энар, не обращая на него внимания, прошёл в тёмный угол и распахнул ящик из которого вырвалось пышное морозное облако.

  - Только припугнуть, - бормотал он, сладостно кривя в предвкушении тонкие губы,- Что б на грязные гулянки подольше не тянуло..
_____________________________________

   Лишняя бутылка суджаммы оказалась совсем не лишней.
Да и кто когда видел в сохранности алкоголь, о котором в начале пирушки говорили " мы не станем его пить, это будет перебор" ?
Сарт с Лариолой дружно прикладывались по очереди к пузатой бутыле из " Пьяного Нетча" стараясь отчётливей захмелеть, каждый по своей личной сокровенной причине. Рлайху хотелось по быстрее стереть из памяти злой  блеск рубиновых глаз на лице сестры, а Лариола набиралась во первых - за компанию, а во вторых скрыто чуточку робея. Уж слишком для столичной неженки всё было вокруг дико - неприветливая Воронья Скала,  пепельный костистый лес. Всполохи пугающего зеленоватого сияния в небе. Сверстники, далёкие от привычных ей чванливых замашек, эта пещера, расцвеченная фосфором и костром, бликами которого играл, дробясь и переливаясь, подземный ручей. Всё пугало, нервировало и возбуждало.

  Обнимая замлевшую девушку Сарт целовал её волосы, и они пахли странно - смесью дорогого мускусного бальзама с пеплом. Заглядывал в чудные, подведённые стрелками по столичной моде глаза. Пробирался пальцами в неподатливых складках одежды, ощущая льнущее из под них гибкое тело. Нетерпение становилось обоюдным невмоготу.
Не хватало только что бы Сэдрис и Фарвин, вернувшись негаданно, застали их в нежной позе.

  - Пойдём смотреть тёплый песок, - заговорщики объявил Сарт.

Лариола по шальному улыбнулась и с его помощью поднялась на ноги.

  - Не врёшь ли ты мне, правда тёплый? - она прихватила Рлайха под руку  и примериваясь к его шагам двинулась рядом.

Уводя рыжую в один из коридоров данмер чиркнул пучком смолистых лучин, которые составляли факел, по неровной стене. Хрупкие опалесцирующие поганки съёжились бугристо чёрным мазком. Это был знак, указатель, на чрезвычайный случай.

  Рыхлый пористый пол в округлой пещере, куда Рлайх увёл свою пассию, действительно напоминал песок. В него хорошо воткнулся факел. Молодой маг придирчиво оглядел укромное место, и отметил что во первых они, слава предкам, несомненно одни, а во вторых, что испепеляющий взгляд Сэдрис практически рассеялся из восприятия.
Лариола, податливая как мёд, пахучая, жадно бестолковая, осязаемо тонкая и безбоязненно пьяная, оказалась на какое то время везде. Потом Сарт, переводя дыхание в поцелуе случайно открыл глаза, и увидел голову из стены.

  Стены были покрыты узкими извилистыми трещинами. Мертвяку пришлось приложить солидные усилия, что бы втиснуть свою деформированную, мажущую остатками серого вещества бошку в одно из них. Когда данмер случайно перевёл на него взгляд тщедушное создание как раз пропихнулось черепушкой и высвободило следом плетеобразную когтистую конечность.

Рлайх невольно замер. Следующая реакция была инстинктивной, - он начал медленно пятиться, удерживая прильнувшую девушку и не спуская заворожённых глаз с монстра.

  - Что такое ..? - невнятно муркнула Лариола, физически ощутив изменение и обернулась, хотя Сарт успел выдохнуть: "Не смотри"

Рыжая громко отчаянно вскрикнула. По коридорам ломанное эхо далеко разнесло её пронзительный голос.
Застыв в пароксизме она смотрела на паукообразное создание, тупо выуживающее руками костлявые ноги из кривой трещины в стене, и собираясь в одно единое целое.

  - Бежим! - гаркнул Сарт ей в ухо, наподдав по чему пришлось и задавая направление дёру.

  Данмерка вскинулась и помчалась очертя голову.
Рлайх собрал не слушающимися руками молнии и ударил по монстру, вытягивающему свою отвратительно мягкую голень из камня.
Мертвяк дёрнулся, застыл на секунды потом, выписывая немыслимые кренделя конечностями, бросился за подростками.
Подхваченная вихрем животного ужаса Лариола промахнулась, и понеслась в проход ведущий на второй ярус пещер. В полутьме, перепуганная, она даже не успела это заметить.
  Сарт окликнул её пару раз - без толку. Сам он, уже не в первый оказавшись перед опасностью, кое как взял себя в руки. Пятясь, не теряя агрессора из вида, молодой маг сбивал его короткими разрядами, когда дистанция сокращалась. Он уже видел что напавшее отродье  не шибко проворно. Серповидные когти выглядели угрожающе, но хилое тело двигалось дёрганными рывками, и вряд ли могло нанести серьёзный урон при должной сноровке.

Тут Сарт допустил оплошность. Отведя глаза от неприятеля он рванулся за Лариолой, а когда оглянулся - мертвяка уже не было видно. Рлайх догнал девицу в коридоре увитом слабо светящейся грибницей - рыжей хватило мужества остановиться и обернуться, выглядывая друга- приятеля.

  - Лариола, стой, нельзя разделяться,  - переводя дыхание Рлайх сделал пару шагов и рухнул - ему на плечи сиганул с потолка догнавший мертвяк, и зачастил когтями раздирая одежду и плоть.

_________________________________

  - В пещерах сохранилось много горячих осколков Красной Горы, - с значительным видом Фарвин пересказывал  слова Сарта, слышанные тем от отца,- По этому здесь встречаются достаточно тёплые, практически тепличные закутки. Но бывает и такое, - данмер выпустил руку Сэдрис и указал на небольшой ледник.

Начинался он с изморози на стене, переходил в утолщающуюся выпуклую корку и вслаивался куда то в глубины каменной породы.

  - Смотри, я тренировался без тебя, - Фарвин бросил взгляд на близняшку Рлайх, всё ещё казавшуюся немного не в себе, и сложив особым хватом руки воспроизвёл язык пламени, заметно подрезавший ледяной заворот.

  Вышло очень достойно. Непонятно только оценила Сэдрис или нет.
Фарвин броисл баловаться и по медвежьи обнял данмерку. Какое целовать, - тоскливо подумалось ему. Хотелось порубить головы всем  обидчикам, даже Сарту, запереть её в двух этажном доме с фонариками, и делать счастливой.
Коснуться девичьих губ Фарвин всё таки рискнул, - как и полагалось по плану. Да и не трусливый заяц он был. Сэдрис нравилась ему, как никто и казалось никогда. А уж по сравнению с задавакой Лариолой она и вовсе мнилась королевной.

  Далёкий крик обрушился, полный неожиданности и страха.
Поцелуй пришлось оборвать и прислушаться - Дрес  схватился за меч,  удерживая запястье Сэдрис. Неровное порхающее эхо не давало ответов.

  - Не вздумай бежать на помощь. Если их нет у ручья, - с натугой проговорил Фарвин, - То ты идёшь в посёлок, звать подмогу, а я буду дожидаться здесь.

С мучительными предосторожностями, озираясь у каждого угла, он вывел девушку к опустевшему костру, не отпустив от себя ни на шаг.

Отредактировано Сартайдес (2017-09-24 23:32:23)

+1

8

     Фарвин был славным, с какой стороны ни глянь: была в нем и доброта, и забавное простодушие, и отвага, и авантюризм и весьма практичный ум. Сэдрис прекрасно понимала, что означала его приветливость, забота, стремление похвастать и удивить: Фарвин так проявлял свою симпатию. Но от ответных проявлений Рлайх всегда деликатно уклонялась, однако же, не забирая у простодушного приятеля до конца его надежду. И происходило это вовсе не из-за легкомысленной склонности собирать вокруг себя поклонников, паразитируя на их внимании и услужливости, а по той простой причине, что разум говорил Сэдрис о том, что Фарвин — славный. Хороший. Лучше многих. Но только душа к нему не тянулась.

     Когда Сэдрис пошла с ним прочь от костра и Сарта с Лариолой, она думала о том, что, вероятно, поступает совершенно нечестно: дает Фарвину повод надеяться на нечто гораздо большее, чем дружеская приветливость. Она шла за ним и чувствовала себя  подлой и ужасной, но она шла за ним, держа его за руку, потому что именно сейчас, во всей этой пещере не было существа ближе. Даже Сарт сейчас казался невыносимо чужим, так сильно он ее обидел. Теплая ладонь Фарвина стала понемногу взмокать — он нервничал. Но мокрые ладони Дреса не раздражали и вовсе не внушали брезгливости, наоборот, Сэдрис стало немного не по себе, когда он выпустил ее ладонь — чтобы растопить ледник магией пламени. Руки деть стало решительно некуда, поэтому она сложила их за спиной. Когда взметнулся небольшой огненный столп и растопил слой льда, она испытала даже некое подобие гордости, но похвалу свою Фарвину озвучить не успела — немного неуклюжие объятия вогнали в ступор, а порывистый, но, вместе с тем, деликатный поцелуй — и вовсе сбил с толку. Слишком много поцелуев... Наверное, самой ужасной мыслью, на которой Рлайх поймала себя, было то, что она исподволь сравнивала одни губы с другими. Руки брата с руками Фарвина.
     И тем ужаснее было сознавать, что в Фарвине не было чего-то такого, что заставило бы потонуть в этих ощущениях. Она чувствовала себя деревянной, негнущейся, скованной по рукам, ногам... да, пожалуй, даже губы ее сейчас застыли. А после раздался крик. Она даже, неосознанно, разумеется, ему в душе обрадовалась. Потом удивилась. А потом — стало страшно. Только вот, не за Лариолу, ведь, без сомнения — кричала именно она.

     У костра уже не было никого и поблизости — тоже.

       — Сарт? — негромко позвала Сэдрис в пустоту, — Сааааарт??? — спустя некоторое время она повторила, и ее голос многомерным эхом отразился от низких сводов пещеры.

       — Сэдрис, беги до Вороньей Скалы и зови на помощь!

       — Я никуда не пойду, пока не увижу Сарта! — упрямо ответила Рлайх.

     Лариола снова вскрикнула, кажется, это было где-то наверху. Не обращая внимания на Фарвина и его просьбы, которые незаметно превратились в требования, Сэдис стремглав понеслась туда, откуда, как ей послышалось, кричали.

       — Сэдрис, подожди! Там может быть опасно! — кричал вслед близняшке Рлайх Фарвин Дрес, но, казалось, никакая опасность, даже смертельная, не могла свернуть ее сейчас с пути.

       — Сааааарт! Ты где? Ответь! — крикнула она очередной раз в темноту, заворачивая как раз в тот рукав пещеры, который вел на верхние ярусы.

Отредактировано Сэдрис (2017-09-13 22:36:14)

+1

9

Энар плотоядно улыбался наблюдая смятение малолетних гадёнышей. Жаль рано они приметили его засланца. Некромант удобно пристроился возле одной из трещин, готовый тешить  сластолюбие зрелищем безыскусного секса, и потом шевельнуть мертвяком в какой нибудь нетактичный момент. Похлопать по плечу, погладить по голове... Пожать руку. Прилечь  рядом тоже было бы знатно. Энар успел всё это замечтать детально в голове и жадно поджидал телесного оголения, готовый смаковать. Но момента не случилось.

   " Да топчи тебя троль, выродок глазастый, - разочарованно подумал хромой данмер, когда Сарт неуместно воткнулся взглядом в соглядатая. Дальше пошла ещё более кислая петрушка. Седой ожидал вспышки плаща предков, бесполезных тычков кинжалом по мёртвой плоти, долгих визгов девки, суеты, мельтешения, пассивных трупов. Но вздорные даэдра решили сегодня позабавиться нынче - юнец оказался магом. Отцепившись от своей рыжей он похвально быстро заработал составляющими мозга  и начал пристреливать мертвяка электричеством. Энар следовал рядом в коридоре, через стену, иногда выхватывая взглядом строптивую жертву и яростно скрипел зубами - его мертвяк слабел магическими связями с каждой минутой. Послав последний сигнал -  "Разодрать до печёнки", - некромант, нервно прихрамывая, поспешно вернулся в жилую часть пещеры.

   - А ну поднимайся, еловый  тюфяк, - беспардонно обратился он к сонному норду, - Живо за мной, бездельник, завидишь чужаков - бей!
Северянин горой восстал из огромного кресла, и переваливаясь как медведь, бесшумно, последовал за магом.
_______________________________________________________________________________________________________

    Мертвяк сучил когтями как взбесившаяся от жары кошка. Повалившийся Сарт  сбросил его пинком с себя, но успел получить с десяток болезненных глубоких надрезов по лицу, шее, и плечам через вспоротую куртку. Лариола, скаля от напряжения зубы, выставила ладони, направляя магию исцеления. Рлайх, окутанный золотисто текучей магией, выложившись до предела своих сил, добил не желавшее угомониться  умертвие. Отродье некромагии наконец то бессильно развалилось отвратительно пахнущими кусками. Рыжая, облегчённо всхлипнув, бросилась обниматься, Сарт бормоча что то невнятно успокоительное поглаживал её по голове, пытаясь увести.

____________________________________
В посёлке тем временем.

   Гелдис Садри сухо покосился на вошедшую в " Пьяного нетча" женщину и обратил елейный взгляд на своего собеседника.

   - С чего пошло беспокойство, магистр? - подчёркнуто вежливо обратился он  к пожилому седовласому данмеру сидящему за стойкой.

Мегара всё поняла. Кривая ухмылка скривила её красивые губы. Зазнайка Садри не желал бежать приветствовать нищую алхимичку. Пусть. Её Энар - гений, и когда, рано или поздно, костное данмерское сообщество признает его работы с мёртвой материей, то тогда свою тёплое место в лучах славы и золота получит и она. Его ученица, его муза, его кормилица в годы отверженности и лишений.
А сейчас ни к чему спесивость. Мегара поправила непослушные косы и непритязательно уселась на крайний табурет за стойкой.

   - Мать Фарвина случайно нашла в ворохе мусора амулет поиска, - ответил пожилой данмер, - Вспомнила что он, с юной кузиной, вроде бы шёл к нам - примчалась... А Сарт с Сэдри ушли ещё утром. Эта..., - магистр явно пропустил какой то нелестный для женщины эпитет, - Блеклайтская дама сразу начала вещать про свои предчувствия, мол её нежную дочуру завели куда то и пилят на куски. Заразила истеризмом и Веланди и мать Дреса. Сейчас они отправились к Маддлотам, может прознают куда ребята двинулись. У тебя то их не бывало эти дни?

   - Нет, магистр, - задумчиво ответил Садри, - Вы же именами предков запретили им тут бывать.

   Релви усердно шкрябал метлой по близости, в одном и том же углу. Мегаре показалось что не одна она прислушивается к словам магистра Рлайха. Как же там звали этих юнцов, что вторглись в " их" пещеру?, - Данмерка ощущала  что надо возвращаться. Даже если это простое совпадение, надо добраться до Энара и убедиться что там всё в порядке. Но ещё ей позарез надо было забрать присланную с материка посылку. Издав громкое - гхм!  она внаглую подошла к Садри.

   - Прошу прощения, muthsera, - вынужден был обратиться трактирщик к Вирэну, - Сейчас я вернусь.
Не глядя на Мегару он сделал её жест " следуй за мной" и пошёл в складскую часть.

   - Последний раз когда я передаю твои посылки, - сердито начал Гелдис на ходу, - Капитан "Морской козы" жаловался что корабельная псина выла на трюм сутки, пока матросы не выбросили оттуда всё, и не оказалось что её бесит именно твой ящик.

"Это и был последний, батат тебе в промежность, я заберу его и больше никогда не появлюсь в этой вонючей забегаловке..."- думала Мегара, шествуя за данмером.

   - Из за этого ящика капитан чуть не лишился пассажиров, - продолжал Садри, -  Некоторые требовали убрать прокажённый багаж с корабля, или высадить их немедленно  и вернуть заплаченные  деньги.
"Ха! Невежды, о мой лорд, какие невежды!"
Данмер завозился, открывая запоры и прошёл среди многочисленных мешков, ящиков и свёртков. Мегара шествовала за ним. Дверь за её спиной с треском  захлопнулась, и обернувшись подруга Энара увидела двух воинов дома Редоран. 

   - Капитан оказался любопытным, и вскрыл твой ящик, я тут не при чём, - развёл руками Садри, - Теперь тебе придётся кое что объяснить советнику Морвейну.

Мегара, растерянная и разъярённая, переводила взгляд с трактирщика на закованных в костяные доспехи стражей.
____________________________________________________________________________________________________________

Норд, выросший как из под земли рядом с подростками, ударил с размаху лапищей, словно чугунной плетью, повалил разом обоих. Лариола падая, успела  надрывно вскрикнуть.

  - Так, так, - довольно потирая сухие руки комментировал Энар, приближаясь, - Теперь забирай их, отнеси в к опытным столам. Хотя стой! К нам вроде ещё кто спешит, пригнись, - скалящийся маг и бородач застыли у стены.
Выскочившая из коридора Сэдрис успела увидеть брата и Лариолу замерших на окровавленном полу, после чего мир взвизгнул вокруг неё и рассыпался тьмой и звёздами.

   - Ты  уж аккуратней, - ворчливо заметил Андрошу данмер, - Чуть выше бы и глаза по вышибал девчонке.
На этот попрёк светловолосый нордлинг еле заметно ухмыльнулся.

   - Тащи этих куда сказано. А я эту - в ледник. И ту  ещё один щенок должен бегать,  вылови  мне  его!  Ну и я позабочусь что б за нами никто не крался, - некромант принялся чертить огненную руну  у входа в залитую кровью пещеру.

   Фарвин бежал за Сэдрис стараясь ещё смотреть по сторонам, поэтому немного отстал.
Когда вскинувшаяся живая дубина оглушила девушку он чуть не  бросился с рычанием в атаку, но успел застыть, наблюдая и вслушиваясь. По уму спешить бы за помощью. Но глупая влюблённость не позволяла бросить Сэдрис. Доживёт ли она до подмоги? Вжимаясь в скалу Фарвин смотрел как маг чертит руну и соображал : Он сказал про ледник...Я ж тут видел недалеко пласт... Всё равно за ним не пройти.. так может рядом..., -  не отлипая от стены, Дрес устремился к тому месту где так беспечно был недавно с близняшкой Рлайх, - к  леднику выступающему из каменной стены.

Отредактировано Сартайдес (2017-09-24 02:12:28)

+1

10

    Не успела Сэдрис увидеть и оценить весь ужас представшей глазам картине: Сарта и Лариолу, лежащих в луже крови, как что-то больно огрело ее по затылку, и сознание "услужливо" покинуло ее несчастную голову. Она даже не успела подумать, что это все - последнее, что она увидит в жизни. Что этот крик - последний выдох, вдоха за которым, возможно, и не последует. Зато так успел подумать Фарвин, бросившийся по знакомому коридору в сторону ледника - в попытке успеть прежде, чем туда дотащат Сэдрис. Спрятаться за выступом, да и ухнуть со всей дури по громадному неповоротливому злодею, а может даже и изловчиться - поджечь. Данмером громила не был точно (таких данмеров просто не бывает в природе, как рассудил Фарвин), а значит - поджечь - было хорошим решением. Главное, чтобы закипающая в мыслях паника не затуманила мозги и не ослабила волю, а там... А там - сдюжит.

    Был ли Фарвин плохим другом, или наоборот - хорошим, или его чувства к близняшке Рлайх были и впрямь сильнее всего прочего, что роилось в его сознании и душе - не известно доподлинно, да и вряд ли важно: однако, о судьбе Сарта и Лариолы Фарвин теперь как будто и не задумывался: эти двое теперь растворились в его мыслях, как нечто второстепенное. Ноги сами несли его к леднику, пульс надсадно пробивался сквозь виски, а дыхание, казалось, было настолько загнанным, громким, что отражалось от стен рикошетящим в разные стороны эхом. Достигнув предполагаемого места, куда потащили Сэдрис, он, бегло осмотрев неровные пещерные стены, выудил цепким взглядом стратега очень удобную нишу в стене. Увидеть в той самой нише его можно будет только встав прямо перед ним, поэтому, недолго думая, Фарвин спрятался именно там, олной рукой крепко сжимая рукоять меча, а другой - готовясь наполнить смертоносными искрами огненный шар, заклятие которого как раз припоминал в мыслях.

***

    "Невовремя" очнувшаяся Лариола не сразу поняла, что их куда-то волокут. Но когда поняла, то вдогонку решила, что их единственный выход сейчас - это Сарт, который может своей стихийной магией раскидать всю эту дохлую шваль.  Неожиданно для себя самой, в первую очередь, она собрала остатки сил и попыталась привести в чувство Сарта, а не затянуть свои собственные раны, которые все еще кровили и наполняли сознание острой болью.

Отредактировано Сэдрис (2017-09-29 16:37:30)

+1

11

Не развалиться дому Маддлотов, чьи шаткие стены были глубоко пропитаны запахами луковой похлёбки и кислого заношенного белья, помогла открытая настежь дверь, и кол, упёртый снаружи под окном затянутым рыбьим пузырём. Такое количество гостей там давно не бывало. Кроме родителей близнецов в хижину прибежала Таула Дрес, мать Фарвина, с рыдающей  двоюродной сестрой под руку. Последним, под жёсткий перестук костяных доспехов, явился  старший из Дрес, самовольно покинув караул. Сёстры Далхара забились по углам, предоставив взрослым толкаться возле низкой кровати и терзать горевшего в лихорадке брата вопросами.  Виланди не скупилась потчевать приятеля сына  дорогими зельями от собственного алхимического стола. Их обильное сочетание, с магией восстановления и общими флюидами тревоги быстро прояснили Далхару затуманенное мокротами сознание.  По всхлипам и строгим лицам, поняв что дело пахнет дохлым нетчем, и возможно не одним,  подросток внятно рассказал куда должна была отправиться бесшабашная компания с Лариолой.

   После короткого совещания  Рлайх и капитан Дрес, не тратя времени, отправились к названной  пещере.  Женщины остались дома заниматься самым лёгким – волноваться, собирать соседей  и договариваться с караульными о помощи в поисках.

   Мегару выводили из «Пьяного нетча» когда магистр и воин спешно покидали посёлок. Она зыркнула им в след. Данмеры, толпящиеся возле развалюхи Маддлотов насторожили её ещё больше. Оттуда слышались обрывки голосов и чей -то плач. Мысль что она должна вернуться к Энару как можно скорее заполонила голову колдуньи, словно вода кожаный мешок. Ещё немного и она треснет от напряжения, казалось Мегаре. Идти от трактира Садри до поместья Морвейна, куда вели девушку, было всего ничего. Она чуть приотстала, будто оступившись. До грубого окрика обернувшегося стражника ей хватило времени призвать  атронаха. Запустив первую порцию огня в пирамиду ящиков с суджаммой у стены «Пьяного Нетча», а вторую – охраннику в  поднятое забрало шлема, отродье Обливиона успешно отвлекло внимание от Мегары. Подхватив подол длинной юбки колдунья бросилась мимо дома Алора, свернула возле плавильни, у самого входа в шахту, и не оглядываясь понеслась  в лес.

   Андрош легко, как щенков, дотащил подростков в лабораторию Энара. Оставив неподвижного  Сарта на полу он небрежно бросил рыжую на один из столов.  Прилаживая на её исцарапанные руки закреплённые по углам ремни норд взирал на густую копну  рассыпавшихся волос. Мозолистой ладонью он задумчиво погладил золотистую массу. Грубые черты его лица осветила тень воспоминания о ком-то давно ушедшем, потерянным, родном. Остатки изломанной души в заколдованном теле всколыхнулись, дрогнули…но снова погрузились в омут безумия и бесчеловечности.
Обернувшись нордлинг не узрел второго пленника. Только мазню крови на полу. Обнажив в усмешке лошадиные зубы Андрош начал проворно озираться, высматривая беглеца, благо уползти куда то далеко у него недостало бы времени. Затаив дыхание Сарт притаился в тени одного из книжных шкафов, сжимая нож. Лариола успела подлечить его, но поделиться магическими силами она не могла. Восстановиться после когтистого умертвия молодой маг не успел, оставалось полагаться на свои силы. Из своего укрытия Рлайх оглядел помещение. Ряды склянок алхимического вида, угли, тлеющие в тигле, лохань с бинтами, мокнущими, судя по древесно маслянистому запаху, в бальзамическом растворе, натолкнули его на план действий.

   - Ай найду, да резвые  ноги повыдёргиваю, - глумливо пробасил  верзила, тяжеловесно но проворно, как кит под водой, перемещаясь по зале, - Не скроешься, щегол красноглазый, нет из этой гробовины выхода.

   Подобравшись к тёмному углу нордлинг пригнулся по медвежьи и тем облегчил Сарту задуманное – взметнувшееся лезвие чиркнуло по одному выпуклому глазу, а во второй впилось жалом, глубоко, под бровь к мозгу. Ослеплённый северянин зарычал,  хлопнул, как капканом ладонями, но промахнулся! Сарт улизнул у него из под рук и бросился, сметая  всё на своём пути. Мелодично  звеня посыпались на каменный пол хрупкие колбы, с жестяным грохотом обрушилась лохань, зачавкали под ногами мокрые бинты. Удачно пнув под ноги Андрошу раскалённый тигель Сарт бросился к столу и вцепился в ремни держащие Лариолу. Хорошо смазанные застёжки подались легко, девушка опустила ноги и чуть не упала. Под потолком стремительно набирался чёрный дым. Нордлинг в загоревшейся одежде метался, пытаясь на ощупь отыскать своих врагов, крушил и пинал всё что попадалось, выкрикивал ругательства – как бешеный.

   - Идём, идём! - Сарту никак было не подхватить расслабленное тело девушки. Потеряв слишком много крови Лариола шаталась как пьяная и бессильно закатывала глаза.

   - Мне так хочется спать, - еле внятно проговорила она, склоняя голову, - Разбуди меня когда всё уже будет хорошо.

    Огонь тем временем добрался до книжных шкафов и свиваясь лихими кольцами полез вверх, с хрустом впиваясь в растрёпанные корешки. Горючие лужи растекались по полу, в них сыпались искры и мёртвые бабочки страниц.
Кое как подняв рыжую Сарт тронулся  искать выход наобум. Передвигаться приходилось внаклонку – сгустившийся на высоте роста дым разъедал глаза, мешал дышать. Андрош, уже полностью объятый пламенем,  бесновался где то по близости, его перемещения сопровождали ругань, грохот и треск, несколько раз Рлайх видел громоздкий силуэт совсем рядом. Притихшая Лариола казалась спящей, и всё норовила мёртвой рыбкой выскользнуть из нывших от напряжения рук. Дверь обнаружилась негаданно, словно по волшебству сердобольного предка. Сарт пихнул её плечом и  вывалился со своей живой ношей в коридор, там было темно и гулял сквозняк. Под приливом чистого воздуха пламя за его спиной загудело и взметнулось с утроенной силой. Шагнувший из него  мертвец был лишён одежды и волос. Трепетала полопавшаяся пузырями кожа, остро пахли горелым мясом остатки плоти. Обугленная рукоять ножа торчал из правой глазницы. Как зачарованный уставился Сарт на бьющийся алыми жилами камень, медными скобами закреплённый под рёбрами северянина, казалось пламенеющий птичий глаз взирает на окружающее из смрадной клетки. Чёрные дымящиеся руки скомкали рыжие пряди волос, ухватили в кулак, дёрнули с силой к себе, - Рлайх затормошил девушку, раскинувшуюся безвольной куклой, звал, собрал крупицы  магии – ударил неукротимого покойника разрядом молнии, но тщетно. Вырвать рыжую из смертельной хватки ему не удалось – впившись в Лариолу как клещ, Андрош повалился на спину, в самое  пламя, увлекая её с собой в губительном объятии. Сунувшийся было следом Сарт задохнулся дымом, обжёгся, и не в силах ничего разглядеть вынырнул обратно. Растирая застилавшие глаза едкие слёзы  он ещё какое-то время метался у огненной стены не желая мириться с очевидным.

Отредактировано Сартайдес (2017-11-07 23:39:32)

+1

12

Покачивающиеся тени окрасили сизым цветом безукоризненно ослепительные стены ледника пещеры - Фарвин вдохнул, будто в последний раз, и замер с мечом наизготове. Но то, что он увидел парой мгновений позже - сильно его удивило. Паренек ожидал, что Сэдрис потащит тот самый, здоровенный бугай, которого он видел в сплетении коридоров. Но вместо бугая тащил тоненькое тело самый главный местный урод - это Фарвин понял по черной мантии в пол, какие обычно носят проклятые некроманты и прочие магические отребья, скрывающие себя и свои мерзкие деяния в пещерах.

- Ничего-ничего... Я из тебя, эдакой мякотки, сделаю нечто совершенно прекрасное! Я сделаю даже лучше, чем было... неувядающая юность... нетленная красота... -  данмер склонился над девчонкой в беспамятсве, и провел крючковатым носом по едва выступающим над платьем бугоркам девичьей груди, ключицам и шее, - Будешь моей любимой игрушкой! - и засмеялся, похотливо, сипло, мерзко... Фарвин словно бы почувствовал это зловонное дыхание, расползающееся по нежной пепельной коже, воображение дорисовало, как сморщенные пальцы лапают Сэдрис... И Дрес, издавая свирепый рык, ломанулся на мага, замахиваясь так, чтобы перерубить его наискосок нисходящим ударом.

- Вот ты где, щенок! - выкрикнул маг, едва увернувшись из-под удара, который, впрочем, все-таки изрядно зацепил его левую руку. Обнаружив себя раненым, Энар разозлился еще пуще. Быть остановленным сопляком, едва выучившемся меч в руках держать - вот позор, которого некромант никак не мог допустить. Взметнув обе руки ввысь, колдун разом призвал двух атронахов - огненного и ледяного, а сам отошел в сторонку: полюбоваться, как они раздерут в клочья зазнавшегося сопливого вояку.

Смело ринувшись на ледяного громилу, Фарвин принялся рубать мечом налево и направо, да еще и успевал уворачиваться от огненных искр, что прилетали в него слева. Он не имел никакого представления, как правильно надо биться с призывными тварями... Получив грузный удар но макушке, он отшатнулся, собрал всю силу в кулак, и метнул в неповоротливую ожившую глыбу огненный шар. Если бы только Сэдрис видела этот шар... Если бы только видела! Она бы точно могла гордиться Фарвином.

Сэдрис, будто по мановению злодейки-судьбы, что в этот момент подслушала мысли Дреса, очнулась от обморока и, кое-как, шатко, неверно, будто пьяная, поднялась сперва на колени, а после - на ноги. Думать было толком некогда, поэтому, увидев в мешанине  первым огненного атронаха, Сэдрис сразу же решила отвлечь его на себя - тем более что лед и мороз ее слушались всегда куда охотнее...  Первое ледяное копье попало точнехонько в цель. Атронах, получив заметный урон, двинулся на Сэдрис, оставив Дреса в покое. Рлайх, не успевшая еще собрать в руках достаточно сил на второе ледяное копье, выпустила силу слишком поспешно -
тварь обдало лишь россыпью осколков. Остававшийся до этого в стороне Энар, теперь уже всерьез обеспокоенный, что призывная тварь сейчас попортит лицо его новой игрушке, прервал конроль, и атронах растворился в синем сумраке пещеры. Схватил Сэдрис сзади, да "обнял" покрепче, шепча на ухо:

- Перерезать бы тебе глотку, мякотка, да только шрам некрасивый останется. Да и куда лучше начинать эксперимент, когда жертва еще живая...

- Не тронь меня, старый козел! Отец, когда узнает, вывернет тебе кишки наизнанку! А я ему помогу... Фааарвииин!

- А будешь болтать - так и перережу... - Энар больно укусил Сэдрис за ухо, и надавил лезвием кинжала на кожу, и медленно поволок ее вглубь коридоров.

Фарвин, не помнящий себя от ярости и изнеможения, в последний раз рубанул по ледяному чудищу, и то осыпалось струящимся, искрящимся прахом на каменный, покрытый седым инеем, пол.

- Не тронь ее! - взревел Дрес, подскакивая к пятящемуся магу. Уж если сладил с глыбой - неужто не сладит с тощим стариком? Но старик, одной рукой прижимающий к себе Сэдрис, молниеносно убрал кинжал, оцарапав ей шею, и метнул в незадачливого рыцаря. Звонкое лезвие, крутясь и подхватывая изломанный ледяными сводами пещеры свет, с чавкающим хрустом впилось прямо в трахею Фарвина. Из открытого в крике рта темным сгустком не полилась - а потекла, как кисель, густая, темная кровь... Фарвин Дрес хрипнул и осел на ледяной пол... По пещере пронесся истошный, полный ужаса и скорби девичий крик.

Отредактировано Сэдрис (2017-11-07 00:51:55)

+1

13

- Что – грустно?!? – оглушительно захохотав прямо в ухо Сэдрис  выкрикнул некромант, - Так я тебя сейчас… утешу!

   Притиснув девчонку крепче  одной рукой, другую Энар призывно вытянул в сторону повалившегося юнца и рисуясь закричал:

   - Восстань!

Глубокий разрыв трахеи, залившей кровью лёгкие Фарвина, стремительно унёс его жизнь, избавив от мученительной агонии. То тело, со страшной раной, что теперь послушно поднялось силой мага, уже не имело ничего общего с влюблённым в юную Рлайх наследником семейства Дрес.
Пошатываясь труп начал приближаться. Глаза его были закрыты.

   - Рада, рада? – давясь злорадным смехом приговаривал данмер, вцепившись жёсткими пальцами в подбородок Сэдрис и заставляя её держать голову прямо, - Смотри! Он идёт, он шевелится! Хочешь он тебя поцелует? Или ещё чего желаешь? Нежненького?

   По бокам пещеры уже ползли клубы дыма, дотянувшиеся из горящей лаборатории, но Энар, увлечённый своей изуверской игрой, не замечал их.
Лицо мёртвого Фарвина, повинуясь манипуляциям мага перекривилось в убогой улыбке. Ватные руки кое как расстегнули залитую кровью куртку и бросив её на пол потянулись к Сэдрис. Ладони, ещё хранившее ускользнувшее живое тепло, прижались к её щекам. Мертвец, по прежнему с закрытыми глазами, приблизился, карикатурно вытянув губы, готовясь имитировать поцелуй.
Чувствуя как от ужаса Сэдрис бьёт в его объятиях крупная дрожь  Энар только кис от смеха и самодовольства.

   - Я  могу  им тебя разложить, как нордскую продажную девку, - с придыханием проговорил данмер на ухо Рлайх, - Ты ж вроде этого хотела, даааааа? Будет немного  коряво, но зато не залетишь от мертвяка. Я бы посмотрел на это – подыграешь, мякотка?

   Гонения, нервы, болезни давно сделали из бывшего магистра Винтерхолда любителя  взирать на чужие услады. Мегара оставалась с ним по старой памяти, храня его в сердце таким, каким знала  семнадцать лет назад -  молодым, харизматичным, полным амбиций и сил учёным, веря, что он не всё ещё растерял из жизнелюбия и ясности мыслей.
На самом деле последние года она была нужна ему как нянька и покорная ассистентка его воли, а не как живая женщина и коллега.

Не источавшие дыхания губы уже почти коснулись Сэдрис...

   Пронзительный шорох молнии, дёрнувшееся тело некроманта – и осевший мешком Фарвин, успевший открыть глаза – все произошло в доли секунд.
Чуть подкопившихся сил Сарта хватило что бы разорвать связь призывателя. Остальное Рлайх попытался компенсировать, бросившись на Энара и с размаха ударив его камнем в висок.
Удар вышел слабым – Энар успел по змеиному  вильнуть телом, а выжечь всю ману мастеру некромантии у молодого мага не было шансов. Но любитель юных тел выпустил Сэдрис, потерял контроль над трупом Дреса, и получив скользящий удар с гневным воем отшатнулся в сторону.

   - Ты ....?, - не подобрав подходящий ругательный эпитет коротко вскрикнул он, глядя на Сарта, - Откуда?- тут внимание мага привлек стелющийся по каменному полу сизый дым, но думать сейчас об этом было некогда.

Отредактировано Сартайдес (2017-11-14 15:14:42)

+1


Вы здесь » Скайрим: Возрождение » Прошлое » Дурные привычки. (Солстхейм.153 4Э)