Сеттинг: The Elder Scrolls: Skyrim
Система: эпизодическая
Рейтинг: 18+
Текущая дата игры: 205 4Э
Место действия: Все старо в старом Королевстве: норды опять бьют старых ушастых врагов, изгои прячутся в скалах, волшебники раскопали очередные руины, а соратники нашли очередное приключение. Новый король держит страну в кулаке, народ счастлив, ярлы ворчат. Вампиров разбили, так новые твари завелись, то волколак какой дитё утащит, то некромант костями гремит на погосте. Присаживайся, путник, положи свой меч рядом - здесь ты найдешь и выпивку, и работу, и отдых.

Ульфрик Буревестник - националист, тиран.
Эйла Охотница - легендарный стрелок.

Скайрим: Возрождение

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Скайрим: Возрождение » Текущее время » Возмездие согревает. ( Убежище-холд Истмарк-Фолкрит) 20.03. 205 4Э


Возмездие согревает. ( Убежище-холд Истмарк-Фолкрит) 20.03. 205 4Э

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

1. Возмездие согревает.
2. Краткое описание эпизода: Контракт на убийство не всегда заканчивается смертью жертвы.
3. Участники: Сартайдес, Аркасис, Ар'вилот, Ингольф Проворный(нпс Сартайдес), Лоренс Серый Камень (нпс Сартайдес)
4. Тип эпизода: сюжетный Тёмного Братства
5. Примечания: Оформление постов - без выделения речи, мысли берутся в "". Скорость игры примерно раз в 4 дня, возможны непредвиденные сюжетные повороты.

Убежище Тёмного Братства возле Данстара.

   Просторная зала убежища  была в этот вечер протоплена так основательно, словно кто то очень соскучился по солнечному теплу, и намеренно выгонял остатки зимних холодов из каменных стен.
Даже Слышащему, вечно кутающемуся в плащ, показалось что из гудящего огнём камина пышет жаром как от плавильни, и он, прихватив стул, уселся от него подальше, возле мрачно красной мозаики, скрывавшей туннель потайного выхода.
Ожидание не должно было оказаться долгим. Оба тёмных брата, нужные Слышащему, уже получили свои приглашения. Отправленный к Шёпоту с запиской почтовый ворон обернулся порожним, значит благополучно нашёл адресата. Ар'вилота взялась разыскать умница Бабетта, " по кровяным следам" как она хихикая объяснила Сартайдесу, состроив загадочное лицо и не пожелав делиться подробностями.
Из коридора доносился басовитый речитатив Назира, распекавшего за неловкость одного из посвящённых. В пыточной кто то жалостливо всхлипывал. Слышащий отметил что назойливых песенок Цицерона не слышно уже - день? Два? Может дольше..? Но сейчас Сарту было не до этой заботы, тем более он знал, что рыжего не так просто загнать в могилу и не особо беспокоился о хранителе.
Коротая время данмер уставился на тяжёлый серебряный кувшин, стоящий на трапезном столе посреди залы. Пальцы мага хищно изогнулись и повинуясь невидимым нитям телекинеза кувшин, неспешно лавируя, покручиваясь как во сне, двинулся в обход между кубков.

+1

2

Убежище встретило Шепота относительной тишиной, лишь неясные звуки из глубины, едва уловимые, свидетельствовали о наличии в «доме» живых. Медленно и бесшумно мужчина шел по узким коридорам, сменяемым залами, да разветвлениями. Нет, он не крался и не скрывался. Скорее это была одна из его привычек или даже будет правильнее сказать вторая натура - «скрываться в тени».  Пальцы привычными движениями перебирали метаемый нож, внимательный взгляд скользил по теням и просветам, выискивая возможную опасность. Постоянная бдительность. Без нее долго не протянешь в этом ремесле.
«Странно, а где шут?» мелькнула шальная мысль. А ведь верно, обычно его необычные песенки и своеобразные частушки, при желании, можно было услышать в любой части убежища. Сейчас же, относительная тишина. Не сказать, что Шепота сильно расстроила возможность лишиться «удовольствия» «насладиться» незаурядными стишками местного рифмоплета. Скорее он даже немного порадовался тому, что не придется выслушивать в очередной раз причитания рыжего хранителя. Видите ли, Аркасис его чуть не пришпилил к стене, от неожиданности. Сам виноват, зачем было выпрыгивать из-за угла как тролль из пещеры, вереща и звеня бубенцами. Вот Шепот и метнул один, а следом второй нож и уже потянулся за третьим. Но тут появился будущий Слышащий, да развел братьев по углам, при этому пожурив как детей малых. И все бы ничего, однако, Цицерон по сей день вспоминает этот случай и не упускает возможности отпустить колкость в адрес Аркасиса. Что ж, покрайней мере это посещение обойдется без уже набившего оскомину «ритуала».
На протяжении всего пути до главного зала, Шепот не встретил ни единой души. Хотя он и не искал никого, но было понятно, что большая часть местных жителей находится за пределами родных пенат. «Надо бы Назира и Бабетту навестить,» с некоторой теплотой подумал Аркасис уловив голос Назира, доносившийся откуда-то из бокового прохода. Насколько Шепот помнил, там находилось место для тренировок. «Видимо гоняет новичка или новичков,» хмыкнул Аркасис, невольно вспоминая как его самого наставлял немного ворчливый, строгий, но добродушный (для своих) редгард.
Сартайдес обнаружился в главном зале, чуть поодаль от камина, изображающий из себя фокусника. Тенью проскользнув в темный угол, не попадаясь на глаза Слышащему, Шепот тихо опустился на скамейку и стал наблюдать за действиями данмера. Решив, что начальство практикуется в магических искусствах, ведь ему даже в голову не могло придти, чтобы Слышащий дурью маялся. Поэтому лучше дожидаться окончания практических занятий Сарта. Лично сам Шепот крайне не любил, когда его отвлекали от самосовершенствования, поэтому и не мешал остальным в этом непростом деле. Была и другая причина. Если  иметь неосторожность влезть «под руку» можно и огненный шар словить, и это в лучшем случае. Так что, как говорится «Береженого Ситис бережет». Вот и отдыхал Аркасис после долгого перехода и сбрасывания «хвостов», наслаждаясь бесплатным представлением искусного мага.

Отредактировано Аркасис (2017-07-21 15:45:21)

+1

3

- Что есть величайшая иллюзия жизни?
- Невинность, брат мой.
Дверь отворилась и вампира встретила тишина. Тишина...
Цицерона не было, как и Бабетты впрочем, она обещала вернуться через пару дней. Вампир так и не смог допытаться как эта "юная" вампирша его нашла. Умеет выкручиваться...
Пройдя мимо главного зала он услышал наставительные речи Назира. "Хм, пожалуй никто не сможет учить посвящённых лучше него".
Вампир зашёл в свою комнату. Снял плащ, вынул метательные кинжалы и разложил на столе, тоже самое сделал с ядами и зельями. Подошёл к бадье с водой и облил лицо. "Что же, посмотрим что уготовил нам Сарт..."
Проходя мимо пыточной вампир услышал всхлипывания. "Чёрт, опять шумит... Плакала моя репутация "Зайдя в пыточную, Вилот оглядел "пациентов", коих было всего двое. Мужчина болтался на стене без сознания и рубахи, весь в ожогах. "Хм, а Сарт молодец, постарался пока меня не было" Девушка же лежала на полу нагая, привязанная к стене цепью и всхлипывала. На ней тоже были следы недавней экзекуции, правда, уже от умелой руки вампира. "Надо бы её преодеть... А, хотя так даже лучше". Увидя Вилота, она собрала все оставишеся силы и что есть мочи заорала:
- Помог... - закончить ей не дал удар по лицу.
- Чего орём? - впрочем, вопрос был скорее риторический. Вампир подошёл к комоду, взял тряпку и, силой заставив девушку открыть рот, запихал её туда.
Зайдя в залу, где его уже ждали два Тёмных Брата, Вилот тут же топрянул назад и отсановился у входа.
- Чего натопили-то так?, - вампир с упрёком посмотрел на Сартайдеса и Аркасиса, - вы, часом, не забыли кто я?

Отредактировано Ар'вилот (2017-07-22 18:24:35)

+1

4

Скользящий по столу кувшин добрался до края, развернулся, и негромко постукивая миновал обратную дорогу перепрыгивая встречные предметы на манер какой то шахматной фигуры. Появление Аркасиса увлечённый маг не видел, а вот звучный голос вампира переключил его внимание. Сохраняя серьёзное выражение лица данмер не спеша опустил и оставил кувшин, как раз занесённый в очередной прыжок, в покое.

   - Тени с вами, братья, - Слышащий кивнул сначала Шёпоту, как пришедшему первым, потом Ар'вилоту, - Кто у нас сегодня постарался, устраивая жаркое место я понятия не имею. Про твои тепловые слабости действительно немного подзабыл, извини, брат.

Струя холода, белёсой лентой скользнувшая с пальцев мага вклинилась в пылающий очаг, выстуживая горящие поленья. Они на глазах подёрнулись хрупкими, лохматыми струпьями пепла. Огонь, спесиво выгибавшийся из гранитной рамы, утих. Нагревшийся воздух начал вытягиваться сквозняком по полу к жилым помещениям.

- У нас контракт, с подачи Ночной Госпожи, - закончив волшебные манипуляции заговорил Сартайдес, - Всё вроде бы банально, - ещё один алчный или мстительный человек жаждет смерти неугодному сородичу. Дожидается заказчик в Виндхельме, в доме соседствующим с музеем Каликсто. Имя его - Ингольф Проворный, по звучанию видимо нордлинг. Мать Ночи добавила, что тени ощущают тревогу, и тут, к сожалению, я не точнее сказать ничего не могу.

   Слышащий перевёл взгляд с Аркасиса на вампира и продолжил :

   - Я думаю это был прозрачный намёк, что контракт может оказаться с подвохом. По этому и выдвигается на него не одиночка. Я бы составил кому нибудь из вас компанию, но мне велено отправляться в Фолкрит, - маг не стал добавлять кем, была и так очевидна единственная особа Тёмного Братства, могущая отдавать неоспоримые приказы,- По этому вы едите в промозглую столицу вдвоём.

    Сартайдес не стал посвящать братьев  в то, что его собственная поездка была совершенно загадочной. Мать Ночи не соизволила  сообщить никаких уточнений, кроме того, что  нужно направляться куда сказано. На какой промежуток времени, и чем ему придётся заниматься в Фолкрите, Слышащий не имел пока никаких указаний.

   - У меня будет настоятельная просьба, - уставившись на Шёпота негромко произнёс данмер, - Когда выясните подробности  у заказчика, оставьте для меня записку, в известном месте, что бы я знал, в случае подгорания дела, в каких закоулках пустоты искать ваши следы.

Отредактировано Сартайдес (2017-07-21 04:14:46)

+1

5

Шепот, продолжая флегматично перебирать пальцами метаемый нож, никак не отреагировал на возмущение прибывшего брата вампира. Подумаешь немного жарко, так никто и не заставляет садиться рядом с камином. Присаживайся у стены, которая довольно хорошо тянет тепло из тела, и наслаждайся магическим представлением. «Но Арви, это Арви. Как всегда очень эмоционален,» хмыкнул про себя Аркасис, приветствуя прибывшего легким кивком, а после отвечая на приветствие, повернувшегося на голос вампира, Сарта. 
Обычное задание, можно было бы сказать, если бы не слова Слышащего. Шепот молчаливо внимал словам Сарта, попутно запоминая нужное и подмечая полезное. «Виндхельм. Дом рядом с музеем Калисто. Ингольф Проворный,» мысленно перечислял он важные детали, будто делал пометки в блокноте. А вот предупреждение заставило Аркасиса нахмуриться. Нет, это понятно, что не на прогулку идут. В их деле риск одна из составляющих, однако, предупреждение от Матери устами Сарта, заставило бывалого душегуба напрячься. «Нужно хорошо подготовиться перед отправкой,» Шепот выделил для себя приоритетный пункт.
На просьбу Слышащего, Аркасис, вставая со скамьи, приложил кулак правой руки к груди, одновременно с этим действием кивнул, не прерывая зрительного контакта. «Известное место,» мысленно повторил он и губы тронула легкая ухмылка. Всем, естественно кому нужно знать, известен тайник братства в Виндхельме, расположенный на кладбище. У северной стены обители усопших, с этой стороны света оградой служила крепостная стена. Так вот, у северной стены, под неказистой елью расположена могила Харальда Быстронога с довольно занятной эпитафией, которая дословно звучит следующим образом: «Он считал, что сможет обогнать тролля». Судя по годам рождения и смерти, тролль все-таки оказался быстрее. Вот за этой могильной плитой, в крепостной стене есть ниша, скорее даже небольшое углубление размером с кулак. В нем нужно вынуть обтесанный квадратный камень из кладки, тем самым обнаружив потайное отделение. Но не все так просто, если не знаешь как правильно совать туда руку, то не найдешь  небольшой рычаг, за который нужно потянуть. Рядом, на расстоянии двух шагов с щелчком выдвинется еще один камень, там то и скрыт тайник, где можно оставить небольшой предмет (кошель, кинжал, пузырек с ядом) или послание.
- Да хранят тебя тени, старший брат, - Аркасис пожелал Слышащему спокойным и ровным голосом, после чего уже обратился к Арви. – Час на сборы. Буду ждать у выхода, брат.
После чего покинув братьев, Шепот направился в свой «уголок» по пути засвидетельствовав свое почтение Назиру крепким мужским рукопожатием и дружеским похлопыванием по плечу.
В назначенное время, Аркасис прибыл к выходу, все также перебирая пальцами нож со слегка утяжеленным поясом. Шепот посчитал нужным взять сверх стандартного набора эликсиров, а также дополнительный кинжал, колчан стрел и еще четыре метаемых ножа. Любимый лук разобранный и зачехленный надежно крепился на спине под плащем.

+1

6

После взглядов Братьев, вампир понял, что немного погарячился.
- Спасибо, - уже куда более добродушно сказал он, устраиваясь у стены, чуть позади Аркасиса.
"Хм... Матушка преподносит сюрпризы. Как интерестно..." - вампир чувствовал нарастающее волнение и речь Слыщащего обьсянила это. Вилот запомнил все слова Сарта, прокрутив их в голове и оставив только нужное, заботливо отложив в ещё одной полочке среди его немаленькой "библиотеки" памяти...
"Что ж, раз контракт особый, значит и реквизит должен быть особый."
На речь Аркасиса вампир лишь кивнул. Часа ему хватит за глаза.
Пройдя в свою комнату, он затянул одну свою песенку и начал сборы. Песенка была довольно кровавой.
Вот кинжалы принимают привычные места, но только 12 вместо восьми, да и сделанные из метала, с красиво выгравированной на них рукой - символом Братства.
После туда же отправился и стандартный набор зелий. Заодно Вилот прихватил и флягу с крепкой настойкой. Так, на всякий случай.
А вот яды взял особые - сильно концентрированные. Самому убойному из них хватает одной капли в бокал вина, чтобы убить даже босмера. Моментально. С одного глотка. Без шанса на спасение. Особое место было уделенно парализующиму яду, который действовал в два раза дольше обчных. Им убийца смазал все метательные ножички перед расклыванием по ножнам. А вот его привычные кинжалы были самзанны сильнодействующим смертельным ядом. После он одел капюшон и посмотрел на себя в зеркало.
Вот он. Монстр. Кровосос. Убийца. Тот которого боятся все смертные. Тот, которого наставляет Ситис. Тот, кто отнимает жизни.
И всё же почему-то перед насторожентем матери немного боялся он сам. Хотя, скоро лицо искривил кривой оскал, оголивыший клыки. И тогда страх отступил, дав волю другим чувствам.
Он быстрым шагом направился в пыточную. Распахнул дверь. Направил голодный взгляд на жертву. Та, посмотрев в его оранжевые глаза, искривилась в страхе. Животном страхе. Все они животные...
Вампир буквально рывком сократил дистанцию, поднял девушку за плечи, немного переустердствовав, на несколько сантиметров над землёй и вцепился клыками в часто пульсирующую венку на шее...
Кровь...
Сладкая, тёплая, вкусная...
Он глотал её, чувствуя блаженство. Оно растекалось по всему телу, по каждой клетке. Оно затмевало разум. Хотелось ещё и ещё, хотелось всё глотать это нектар, но нет... Вампир пересилил себя, оттянувшись от жертвы. Та потреяла сознание и побледнела, но была ещё жива. Впрочем, почти всю информцию из неё уже вытянули, так что она вряд-ли чем-то ещё помогла бы. Но убивать её было нельзя.
Довольно облизнувшись вампир снова улыбнулся. Но это был уже не оскал, а именно улыбка. Хотя, выглядело всё рано устрашающе. По другому не получается. Вилот наятнул маску, и неспешно направился к выходу. Теперь он был доволен, настроение улучшилось, да и чувство опасности не так давило... Подошёл он почти сразу за Аркасисом. Можно сказать одновременно.
- Подём, Шёпот, а то твой взгляд прям жаждет убийств, - чуть усмехнувшись, сказал он. "Холодный, голодный взгляд... В который раз думаю, что стоит предолжить ему Тёмный Дар..."

Отредактировано Ар'вилот (2017-08-02 10:26:01)

+2

7

- Во славу Ситиса, братья, - молвил Слышащий, убедившись по внимательному виду ассасинов, что они должным образом отнеслись к озвученному предупреждению.

Решив отправиться в свой путь налегке данмер прихватил только привычно необходимые в дороге вещи, и покинув Убежище через тайный ход двинулся к месту где коротал время  Тенегрив.

   Между  подмороженных весенних луж Сартайдес заметил пару отпечатков дурно скроенных сапог, уходящих в сторону зарослей орешника, и ни одного следа обратно. Прибавив шагу маг оказался на пяточке истоптанной земли среди кустов, и там застал уже предвкушённую им картину - своего коня и чей то безымянный труп. Соскучившийся Тенегрив радостно заржал и ткнул мордой хозяина в плечо, выпрашивая угощенье. Сарт внимательно оглядел его, ( ни царапины), поправил сбрую и разломив половинку яблока протянул на ладони. Потом присел возле покойника. На голове бедолаги, разбитой словно его колотили молотком, осталась целой лишь нижняя челюсть с кривыми пеньками зубов и неопрятной рыжеватой щетиной. Щуплое тело в просоленной морем одежде, сжимало в окоченевшей руке старый кривой нож для чистки рыбы - видать кто то из местной рыбацкой бедноты. Приметил бродящего  у воды коня под хорошим седлом,возблагодарил богов покровителей за удачу  и решил поживиться, себе на беду.

   - Я тебя привязывать буду, - укоризненно пробурчал маг Тенегриву, - Попадёшься как нибудь очумелым фанатикам Стендарра, сдерут они твою дэдрическую шкуру, и сделают из неё барабан.

   Конь фыркнул и потянулся губами за остатком яблока. Этот жест был частью негласной игры, установившейся между ним и Слышащим. Не имея потребности в пищи Тенегрив охотно принимал от хозяина угощение, поддерживая условность существа из плоти и крови. Как то раз,после хмельного застолья в Убежище, отвечая на вопросы братьев чем же кормиться Тенегрив, Сарт предложил им взять что угодно, и позвал за собой. С его рук Тенегрив невозмутимо схрумкал самые неаппетитные предложения, закончив жёлтой полувысохшей ногой недавно умершего в пыточной босмера. На этом моменте всем стало немножко не по себе, и больше с вопросами о рационе Тенегрива к Сарту никто не лез.
Оставив мертвеца лесным падальщикам данмер уселся в седло и по бездорожью направил коня в сторону Фолкрита.


Виндхельм. Старый дом по соседству с музеем Каликсто.

   Небо над столицей Истмарка уже третий день было затянуто непроглядной пеленой свинцовых туч.
Холодные струи дождя, перемежающиеся мокрым снегом, лились однообразным потоком, удерживая горожан отсиживаться по домам, подальше от стылой промозглости улиц. Редкие стражники, насупленные и вымокшие, торопливо совершали положенные обходы и прятались под навесы.
   Невзрачный двухэтажный дом серой кладки, последний между музеем Каликсто и кварталом данмеров, выглядел не жилым. В его окнах не было видно света, стёкла   грязные. Дверь, когда то добротная, была плотно притворена и казалась запертой. На самом деле если бы кто нибудь догадался хорошенько потянуть её, то легко оказался внутри дома. Звук колокольчика, подвязанного на шнурке возле двери, не дал бы гостю проникнуть бесшумно.
   Первый этаж был пуст, на второй вела узкая лестница, её ступени были присыпаны крупной солью. Эту уловку придумал Ингольф, не желавший что бы его застали врасплох. Сам он дожидался на втором этаже, настороженно восседая на скамье. Огарок свечи, стоящий прямо на полу, едва освещал его плотную, но крепкую и осанистую фигуру. Лицо нордлинга прикрывал шарф, на поясе висел короткий массивный меч.

+1

8

В одном Арвилот был прав. Аркасис жаждал, но жаждал он не убийств, а охоты. Он охотник, это у него в крови. Нет ничего прекраснее противостояния охотника и дичи, ведь иногда бывает, что эти два участника смертельной игры меняются местами и становится еще интереснее и захватывающе. Это очень будоражило кровь Шепота. Но также он прекрасно знал, что в этом как и любом другом деле нужна холодная голова, без этого долго не живут. Как всегда, молчаливо кивнув темному брату, Аркасис бесшумным шагом покинул убежище, внимательно следя за окрестностями. Бдительность, бдительность и еще раз бдительность!
До Истмарка братья добрались проверенным временем способом. Нанявшись охраной каравана. Шепота знали как хорошего охотника, поэтому вполне охотно нанимали в охрану, как человека проверенного. Аркасис считал это хорошим прикрытием для своих перемещений, да и проникновение в город в разы упрощало. Никто не заподозрит группу охранников направляющихся в таверну, чтобы промочить горло да полапать подавальщиц. Непогода заставшая их в пути была только на руку. Мало прохожим, мало стражи, в общем мало помех, а это только в пользу, как и спускающиеся сумерки.
Искомый дом был найден относительно быстро. Стараясь не обращать внимания на промокший плащ, с которого стекала мелкими струйками дождевая вода, медленно разминая немного занемевшие пальцы, Аркасис жестом предложил осмотреть окрестности дома и альтернативные варианты проникновения внутрь. Нет, конечно можно было и в парадную дверь зайти, но Шепот считал это непрофессионально и неосмотрительно. Никогда не знаешь, что ожидает тебя внутри. А с учетом предостережения Слышащего, бдительным нужно быть вдвойне.
К сожалению, внешний осмотр неприглядной недвижимости принес лишь разочарование. Окна слишком малы, чтобы туда можно было пролезть, мало того что малы, так еще и крепко накрепко закрыты. Черный ход через подвал тоже отпадал. Люк был придавлен чем-то тяжелым. Встретившись с Арви у парадного входа, судя по отрицательному покачиванию головы у него тоже был пусто.
"Ну, раз нас настойчиво приглашают именно через эту дверь, будем заходить тут," подумал Шепот, вынимая "Жало" из ножен. Кивком головы, Аркасис попросил вампира прикрыть его спину, сам же он приступил к осмотру двери. Осмотр замка ничего особого не дал, ибо он отсутствовал, точнее был сломан и судя по ржавчине довольно давно. Тогда Шепот очень медленно потянул дверь на себя, но лишь на столько, чтобы было возможно просунуть острие кинжала в появившуюся дверь. Лезвие медленно начало свой путь снизу вверх. Аркасис прислушивался к ощущениям, которые передавал его верное оружие. Почти ничего до самого верха, если не считать легкий запах прелости и затхлости выходивший из образовавшейся щели. Вот лезвие что-то задело и рука убийцы моментально замерла. Несколько мелких и ловких манипуляций кинжалом, дали возможность предположить, что это что-то вроде шнурка.
"Если это не ловушка, то как минимум сигналка вроде колокольчика, какие обычно у торгашей на дверях. Звенят, оповещая о посетителе," быстро сообразил Шепот. "Вот только к чему такие ухищрения?" Аркасис слегка нахмурился, но не спешил с выводами, в конце концов встреча с Темным Братством это не то событие, которое обставляют помпезно, а потом всем кому попало хвастают об этом. Очень медленно открывая дверь, он просунул в проем руку и перехватив шнурок, легким движением его перерезал кинжалом сверху. После чего продолжая держать подрезанный колокольчик сместился в бок и продолжил медленно открывать дверь. Все манипуляции заняли от силы минут десять, но братья все же проникли внутрь, не обнаружив своего прибытия и проникновения. Обстановка внутренних помещений тонко намекала, что живут тут лишь по большой нужде и то не всегда. Обшарпанные стены и стойки, кое-где поломанная мебель, полумрак, слегка рассеиваемый скудным светом попадающий через грязные и замызганные стекла окон, а также большое количество пыли. Она была везде и уже плотно облепила мокрые сапоги и полы плащей. Что ж, своего пребывания тут им не скрыть, но хотя бы проникли тихо. Двумя бесшумными тенями, братья подобрались к лестнице ведущей на второй этаж. Шепот в последний момент придержал за локоть Арви, который уже было занес ногу, чтобы сделать первый шаг наверх. Что-то показалось ему странным, и было бы неосмотрительно лезть по единственному пути без необходимой осторожности. Аккуратно опустив ладонь на первую ступень, Аркасис ощутил что-то мелкое, твердое и в большом количестве рассыпанном по деревянной поверхности. Взяв более крупный кусочек, Шепот поднес его к глазам и напряг зрение. Это мало что дало, но тактильные ощущения передали, что это что-то кристаллическое. Запах, если он был, перебивался затхлостью и сыростью помещения. Осторожно лизнув, Аркасис скривился. Соль, крупная соль, которой посыпана лестница. Скинув плащ, он стал очень медленно и аккуратно освобождать себе проход от "сигнальной" соли, сметая ее к краям. Поднятие по лестнице в двадцать ступеней показалось Шепоту сродни восхождению на крутую гору. И заняло минут двадцать напряженного труда, двадцать минут медленных, тихих и муторных действий. Но и это препятствие удалось преодолеть почти бесшумно, если не считать едва уловимого шороха сметаемой соли.
Заметив, что из одной комнат едва заметно пробивается свет, Аркасис достал кинжал и метаемый нож, после чего кивнул Арви двигаться вперед.

Отредактировано Аркасис (2017-08-12 13:06:02)

+1

9

Добрались они без проблем, давно проверенным и зарекомендовавшим себя способом. Проблемы начались позже...
Город был большой, тихий, и какой-то чужой...
Вампир вместе с Шёпотом бесшумными тенями пробирались по городу. Шёпот приебпочёл по старинке - на земле, хлюпая сапогами по воде.
Ар'вилот же пробежал по крышам, благополучно добравшись до искомого дома. Крыша была хлипкой, а доски дырявыми. Он это подметил, хотя и не придавал особого значения.
Спрыгнув перед входом, он покачал головой. Осмотр ничего не дал, единственный путь - крыша, но это довольно небезопасно. Хотя...
Шёпот, как всегда, занялся обезвреживанием ловушек. Открыл дверь, вампир легонько придержал её, после чего скользнул внутрь, закрыв дверь за собой.
Дом был судя по всему заброшен. Впрочем, чуть нагнувшись и встав на одно колено, вампир заметил в свете луны следы. Шаг был лёгкий, и шёл явно проффесионал, но всё же толстый слой пыли выдал его с поторохами.
Вилот уже хотел было ступить на лестницу, но в самый последний момент подумал, что это может быть плохим решением. Спасибо Шепоту.
Соль... Эта мысль навела вампира на мысль, что к их приходу готовились.
Основательно так. Аркасис кивнул вампиру на лестницу, но тот лишь покачал головой. Отошёл на пару шагов и указал кончиком метательного ножа на окно. Твм был еле заметный отблеск свечи. Но она почти не колыхалась - судя по всему, в доме поддерживалась лишь иллюзия заброшенности.
Если бы он и правда был не жилым, свечу колебали бы сквозняки, из многочисленных свечей. Но она не колыхалась.
В голове моментально всплыла история Шепота про недавний визит Главе гильдии воров, который заметил его лишь по колебанию свечи. Конечно, он был проффесионалом, но кто знает, с чем они имеют дело. И если там лучник, то они имеют все шансы получить по стреле в голову. Вампир взял зелье и осушил колбу, которая после отправилась на место. Уже в незримом состоянии он еле слышно шепнул на ухо Шёпоту (ирония, не правда ли?)
- Иди за мной.
Он не знал, что их там ждёт, но всё таки лучше перестраховаться, чем недостраховаться.
Вампир неслышно прошёл на к комнате, откула пробивался свет. Там уже сидел заказщик, он явно о чём то думал, и не был сильно стревожен тем, что в его доме двое убийц.  В углу лежали кости и органы, судя по всему, риьуал проводился неоднократно. Мужчина явно не ыбл уверен в том, что это сработает. Вампир обошёл его сзади и облокатился на стену. Через несколько секунд невидимсоть прошла, и он тихо сказал, перебирая в руке кинжал:
- Ты позвал, Тёмное Браство пришло.

Отредактировано Ар'вилот (2017-08-13 23:56:47)

+1

10

Однообразный шум дождя угнетающе действовал на Ингольфа. Не один раз уже ругал он себя за опасную и сомнительную затею и готов был собрать мерзкие атрибуты тёмного ритуала в мешок, зашвырнуть их в подвал, а самому смыться по добру по здорову к даэдре не рога. Но тогда проблема его останется не решённой, и кто знает, чем обернётся для него отказная, если ассасины Братства всё таки выйдут с ним лицом к лицу. Не прихватят ли они, в счёт "дорожных расходов", себе его, Ингольфа ценную мошну, вместе с не менее ценной головой. Головой же своей нордлинг дорожил очень сильно. Она помогла ему вылезти из  убыточного придорожного трактира родителей, с захудалой фолкритской дороги, в ряды обеспеченных вайтранских торгашей. Особенно преуспел Ингольф во время гражданской войны, в то время и заработавший кличку "Проворный".
Хитроумный сын трактирщика быстро смекнул что славой и боевыми увечьями  сыт не будешь и сосредоточился на доходных гешефтах подальше от ратных баталий.Зато после победы Буревестника он, вовремя угадав выигрышную партию, начал умело восхвалять новую власть и с достоинством рассказывать о личном участии в кровавых побоищах.
   Огонёк свечи резко моргнул, заставив напряжённого заказчика дёрнуться и снова зачадил ровно - на пол упала спалившая крылья мошка.
Ингольф надсадно вздохнул и вернулся к своим угрюмым думам.
Когда появилась забота решить которую не удалось ни льстивыми речами ни кошелём полным септимов, ни чужими, привыкшими к крови руками, нордлинг решился на крайнее средство. Ещё в неспокойные военные времена досталась ему с безымянного покойника потемневшая книга с описанием страшного и противозаконного ритуала. Проворный тогда схоронил её, никому не сказав. Сняв под чужим именем нежилой дом, собрав ингредиенты, с зубовной дрожью раз за разом бил он чучело из мёртвой плоти, шепча колдовские слова, сам не веря что решился на подобное дело.
После этого он ждал день, второй, снова терзал безмолвную жертву ритуала. Мясо уже начало откровенно попахивать тухлым, и нордлинг чувствовал что вряд ли найдёт в себе силы изыскивать свежее, как этим вечером...

- Ты позвал, Тёмное Братство пришло.

   Ингольф настолько был уверен, что врасплох его не застанут, тонкий, под стать любому каджиту слух был у него с детства, что заслышав голос за своей спиной не подскочил вверх только от скованности под навалившейся усталостью.
Он ошалело обернулся, вылупившись на пришельца.

   - Кто ж так подкрадывается, Шор тебя забери, - нервно буркнул он, сразу тщательно поправляя лицевой платок, - Вот врезал бы я тебе мечом в поддых, за внезапность, - Проворный уже начал оправляться, возвращаясь к привычной роли бывалого отставного вояки, - Да, звал по собственной надобности, хотя и не верил.... но это ладно уж, - Ингольф готов был приступить к изложению дела, но заметил у входа ещё одну тень, - А ты чего, не один заявился? - снова напрягся заказчик. Два ассасина не были предусмотрены его планом.

+1

11

Аркасис слегка нахмурился, когда его обнаружили. Теряет сноровку? Расслабился, полагаясь на напарника? Или же наниматель настолько внимателен? То что норд умен, Шепот уже убедился. Даже если ума окажется с чайную ложку, то смекалки и хитрости хватает. Грамотно расставленные примитивные сигналки говорят в пользу нанимателя. Решив более не прятаться в тени, Аркасис плавно вошел в  комнату и одарил нордлинга тяжелым взглядом, оценивающим взглядом. Ни чем непримечательная личность. Пытается скрыть свою внешность от убийц. Массивный меч и потертая кожаная броня под одеждой должны были создавать впечатление, что перед зрителем бывалый вояка. Однако несколько резковатые движения, мелкая моторика и попытки казаться храбрее сводили на нет образ воина. Шепот видел перед собой человека, повадками больше походившего на торгаша или пронырливого малого. Братьев и сестер хорошо натаскивают и снабжают нужной информацией о возможных врагах. А когда это еще и подкрепляется полученным опытом, то со временем начинаешь видеть насколько опасен стоящий перед тобой разумный. Всерьез Аркасис не воспринимал нанимателя, но бдительности не терял.
Слова Инголфа, усиленно старающегося скрыть свое лицо, насторожили убийцу, особенно в свете предостережения со стороны Слышащего. В голове у Шепота даже промелькнула мысль, не упокоить ли его прямо тут. От греха так сказать. Однако проведенный обряд не позволял отмахнуться от задания. Ритуал проведен и кое-кто должен умереть. Это незыблемый закон.
Слегка кивнув Арви, Аркасис отступил в темный угол, заняв позицию наблюдателя. Напарник был более красноречив нежели Шепот, поэтому предпочитал долгие беседы с кем-либо оставлять на вампира. А сам молчаливо слушал и подмечал важные, по его мнению, детали.

+1

12

-Один, не один, для тебя ведь важно лишь бы дело было обстряпано?, – уклончиво отозвался вампир,  переглянувшись с Аркасисом -  Рассказывай, чью жизнь ты заказал детям Ситиса, и не будем  напрасно языком чесать.

   - Работёнка плёвая, таким ребятам как вы на одну ладонь взять, а другой прихлопнуть, - заискивающе  ответил Ингольф, - Двоим там делать просто нечего, в кулак со скуки  посвистеть.  Окопался вредный старикан в пещере Потерянный Нож. Когда то  молодцы разбойнички себе в ней скрын  обустроили, но уже с год как их патруль мечников, во славу общественного порядка,  всех на мелкие  куски порубал. Старика прозывают Лоренс Серый Камень, потому что  всю жизнь, как слепой крот, по каменным щелям шоркается. Лет ему к шестому десятку, немощен,  живёт одиноким бобылём. Ваше дельце всего то– пришибить его. И смыться. Никто ничего знать не узнает и сведать не сведает, места там безлюднейшие. У него могут с собой бумаженции какие иметься в скарбе, если принесёте – подсыплю деньжат сверх договора. Септимы я правда на одного рассчитывал, как вы их поделите – дело не моё, лады?

   Проворный благодушно развёл ладони, демонстрируя откровенность, и выжидающе переводил взгляд с одного ассасина на другого.

   - Старичок сморчёк в пещере Потерянный Нож, - вампир  приложил кончик холодного лезвия себе ко лбу, запоминая ключевые моменты заказа, - Потом тебя здесь же искать? – Ингольф поспешно кивнул.

"Не понял  может Отца Слышащий, и не к нам опасности?" - подумал Ар`Вилот.  Пройдя мимо напряжённо дышавшего заказчика к Аркасису ассасин, эффектно подбросив кинжал и убирая его внушительно сказал норду:

   - Всё будет сделано. Берегись, если утаил от нас чего нибудь.

+1

13

Аркасис внимательно слушал заказчика запоминая детали. Да, если верить словам Ингольфа, дело действительно плевое. Отправить к праотцам доживающего свой век старичка, двух подготовленных профессионалов чрезмерно много. Но памятуя о словах старшего брата, Шепот усомнился, в простоте дела. Как минимум заказчик что-то утаил, опустил какие-то детали. Это становилось понятно с каждым словом напуганного норда. В голове Аркасиса начали зарождаться вопросы, много вопросов. Если все так просто, почему Ингольф сам не отправился к старичку и не закончил его жизнь? Можно было нанять наемников или простых душегубов. Зачем ему понадобилось прибегнуть к ритуалу? И чем больше вопросов возникало, тем больше хмурился Шепот. Увы, ритуал был исполнен и цель должна отправиться в объятья Ситиса. И все же, Аркасис тщательно запомнил лицо заказчика, вполне возможно, что ему это не понадобится. Но ведь также возможно, что понадобится выследить Ингольфа и задать пару щекотливых вопросов.
Больше всего Шепоту не понравилось, что Арви расслабился, получив вводную информацию. Это грозило некоторыми осложнениями и рисками. Профессия темных братьев не поощряет расхлябанности и пренебрежения. Она за это наказывает, в лучшем случае сразу отправляя в чертоги Отца, о худших -лучше и не думать. Аркасис давно выработал для себя одно правило: "Постоянная бдительность" и неукоснительно следовал ему. Стоит ли говорить, что это не раз спасало ему жизнь? Об это норд размышлял уже на пути к тайнику, когда они также бесплотными тенями покинули Ингольфа. Тихо и безмолвно. В кармане покоилась небольшой, свернутый в трубочку кусок жесткой бумаги с грубой надписью, которая гласила следующее: " Лоренс Серый Камень / п. Потерянный Нож ". Каждый член братства прочитав эту записку поймет, что первым сочетанием слов указана цель, вторым - место дислокации, стартовая точка.
Проникнув на кладбище незамеченными, Шепот направился к "известному месту" окружным путем, по ходу дела наклоняясь к плитам. Стороннему наблюдателю показалось бы, что это очередной посетитель ищущий могилу своего родственника или знакомого, найдись такой глазастый, которому не сиделось в тепле в столь мерзкую погоду. Не смотря на то, что дождь значительно ослаб, на улице все также было холодно и мокро.
Еще на входе, Аркасис жестом попросил вампира побыть "на стреме" и прикрыть в случае чего. Тот в свою очередь лишь отмахнулся и предложил сразу отправляться в путь, не тратя время на предосторожности, кои считал излишними. Спорить Шепот не стал, а развернувшись, вошел на территорию усопших. Он считал, что зацепку нужно оставить как и просил Слышащий. Пусть лучше это будет ненужной перестраховкой, нежели в случае непредвиденных обстоятельств остаться неотомщенными при самом плохом раскладе.
Скрывшись за сухостоем, скрывавшим место тайника, проведя все необходимые манипуляции, Аркасис на мгновение замешкался. Он чувствовал какое-то волнение и неуверенность, что-то его беспокоило в предстоящем задании. Но что это было, Шепот не мог понять. Ему понадобилось несколько ударов сердца, чтобы принять решение.  Расшнуровав небольшой кожаный мешочек с посланием, и положил туда волчьи клык. На языке братства это означало следующее: цель зубаста и опасна; или же предупреждение о большой опасности, предостерегая брата/сестру, которые отправятся доделывать задание (в случае провала и смерти первого охотника). Быстро затянув кошель, Аркасис погрузил его в тайную нишу и повторил необходимые манипуляции, скрывая тайник, бросив несколько септимов в первое отделение. Если кто и залезет, подумает, что какой-то нищий прячет здесь свои скромные денежные запасы.
Кивнув, вампиру, который помахал Шепоту из тени входной арки, Аркасис направился к выходу. Их путь лежал в Истмарк, если он правильно помнил карту, потом уточнит.
Что ж, зачем изменять традициям? Примерно так думал норд, направляясь вместе с Ар'вилотом к каретному двору. Очередная дорога, очередной караван.

Отредактировано Аркасис (2017-10-27 07:57:30)

+1

14

Тёмным братьям не пришлось долго мыкаться у неласковых виндхельмских стен. Возле конюшни они застали купеческие гружёные повозки, готовые тронуться в путь, к которым быстро сговорились быть провожатыми.
   Среди глухого леса  каравану встретилась пара разбойников с самодельными ржавыми кистенями. Ассасинам представился удобный случай отработать обещанные торговцем септимы. Сильно утруждаться в этом деле  им не пришлось, - нападающие, привыкшие больше запугивать ором чем душегубствовать, быстро сообразили, что не на тех пасть раззявили, и покидав своё неудобное оружие зайцами улепетнули в мокрые заросли. Это мелкое происшествие добавило Ар’вилоту хорошего настроения. Остаток пути он не уставал время от времени подшучивать на тему, что скоро жертвы будут помирать при одном их явлении, и остальные братья напрочь лишаться работы, чем успел изрядно надоесть Шёпоту. На оговоренном перекрёстке братья распрощались с караваном.

    Пещера, к которой они вскоре добрались, выглядела неприветливо. Вход её был низок, слева от него, покрытое непрестанной беспокойной рябью, темнело омутом небольшое озеро. На кольях, указывая проход, грязными куклами торчали два иссохших покойника. Внутри потолок резко уходил вверх. Почти сразу стал виден маленький лагерь, освещённый костром. У стены возвышались несколько бочек, грубо сколоченная мебель. За столом, проворно водя пером по бумаге, сидел сгорбленный, длинноволосый, преклонных годов норд в мешковатых лохмотьях. Над костром был подвешен котелок с каким-то травяным варевом, вихрастый подросток, лет четырнадцати, сосредоточенно возил в нём деревянной ложкой.

   Вампир толкнул Аркасиса легонько в плечо, и не дожидаясь ответа первым начал подкрадываться к жертвам, скрываясь в тенях. Журчавший подземный ручей, бегущий по краю пещеры, эхом  своего плеска помогал ассасинам остаться незамеченными.

   - Мастер Лоренс, обед почти готов!, - радостно возвестил юнец, но тут же застыл, выпучив карие глаза, ощутив как к  его шее прижалось холодное лезвие.

   В наглую шагнувший на свет Ар`Вилот прихватил его за плечо, и пережимая горло ножом негромко сказал:

   - Можешь попытаться орать, желторотый, всё равно тебе твой язык больше не понадобится, - в голову вампира пришла мысль, показавшаяся ему забавной, - Но пока я тебя убивать не буду, мне тоже пора обедать, хех..

   Он отбросил мальчишку в сторону. Тот, отлетев, тряпкой осел среди бочек, и не сводя глаз с ассасина, принялся наощупь шарить руками, ища оружие.

   - Не будет тебе обеда, паскуда!, - взревел старик, с неожиданной силой перевернув стоящий перед ним стол на Ар`Вилота.  Вампир успел уклониться, но в следующий момент  него прыгнуло клыкастое чудовище со вздыбленной шерстью, - с треском расползшиеся ветхие тряпки обнажили покрытую рубцами, но ещё крепкую шкуру старого ликантропа. Юнец, найдя охотничий лук, поднял его трясущимися руками. Ненависть, вспыхнувшая на месте первого страха, помогла ему прицелиться.

Виндхельм.

   После ухода ассасинов Ингольф сидел смирно пока не догорел огарок свечи. Увидеть вживую тех, о ком люди не решаются говорить открыто при свете дня всё таки нагнало на Проворного страху больше, чем он ожидал. Но пора было шевелиться. Ингольф, поминутно прислушиваясь, на негнущихся ногах спустился по тёмной лестнице и боком, как грязекраб, выбрался на улицу. Мелкий настырный дождь, сменивший хлеставший ливень показался ему блаженным орошением, смывающим с него липкую испарину страха и напряжения. Норд наконец то стянул с лица опротивевший кусок ткани и не переставая оглядываться по сторонам, двинулся к караульне.
   Там он застал несколько городских стражей и своего доброго приятеля, капитана Хорквира, спесивого вояку, любящего рассуждать о долге, уважении и почтении к народным традициям. Перекинувшись общими фразами о промозглой  погоде да распоясавшейся возле конюшне малолетней шпане Ингольф незаметно перешёл к тому, ради чего пришёл:

   - У меня просьба есть,  не в службу а в дружбу.. я  знаю как ты ценишь тех, кто не жалея собственной головы пробивался под знамёнами Буревестника, - Хорквир важно кивнул, поощряя норда, - Ты же знаешь, я по своим делам приезжаю, уезжаю, сную как челнок, прямо дня лишнего нет, столько дел, столько дел, - с достоинством  но слегка извиняющимся тоном продолжал Проворный, - И вот должен был я в этот раз повидаться с одним своим сослуживцем, Лоренсом по прозвищу Серый Камень, да ты видел его наверняка, - сутулый такой дядька с медвежьими ухватками, у него племяш тут проживал, Снорре.

   - Да встречал пару раз, закупаться  хаживал, редко правда. Мальчишку он давно забрал  с собой в какую то глушь.

   - Точно точно,- придвинулся Ингольф, - Этого то моего доброго друга, Лоренса, мы ещё и земляки с ним, я в этот раз и не дождался. Вот  думаю – может заболел, или приключилось чего. Он же старый уже человек, хоть и крепок был, но из каждого сражения выползал – живого места не было, какое уж тут здоровье… Так прошу- проведать бы его, а? Я бы сам, да уже никак, отправь двух своих ребят, что бы сердце моё не болело, за старого соратника. Он мне говорил что в заброшенном убежище Потерянный Нож обосновался. Нелюдим он и нравом суров, но герой героем, настоящий сын Скайрима.

   - Талос велит почитать ветеранов и не оставлять в беде товарищей, - ответил Хорквир, - Пошлю двоих толковых ребят, вдруг бандиты  в своё прежнее гнездо вернулись, или ещё какая дрянь, что  седины не пожалеет.

   - Благослови тебя все Девять, - благодарно отозвался Ингольф, передовая капитану звякнувший монетами кошель, - Это на мёд хранителям порядка, вы- наша защита и оборона, многие лета  вам и нашему королю. И знаешь, - добавил хитрый норд, чуть помедлив, - Пошли лучше не двоих, а четверых, - от беды подальше.

Заручившись обещанием капитана не откладывать дела в долгий ящик Проворный, никуда больше не сворачивая, отправился на конюшню. Там он придирчиво выбрал возницу по расторопней и поспешно уехал. Конюх чистивший двор слыхал как торопливый седок наказывал доставить себя в Фолкрит "единым духом".

Отредактировано Сартайдес (2017-11-01 11:37:18)

+1

15

Сказать, что все пошло прахом, значит, ничего не сказать. Шепот закрывал глаза на то, что весь путь вампир хорохорился и расслабился окончательно. Стоит ли говорить, что чрезмерная говорливость вампира сильно раздражала собранного и молчаливого норда?
Обнаружение старика и юноши в искомой пещере насторожило Аркасиса, вампира - это побудило к действиям. Хорошо, что Шепоту удалось убедить Арви подождать пока он наладит свой лук до проникновения в пещеру. Мысленно костеря слишком самоуверенного вампира, Аркасис вкладывал стрелу в тетиву, при этом внимательно следя за передвижением товарища. У Шепота еще успела мелькнуть мысль о том, что слишком уж уверенно себя чувствуют нынешние жильцы в пещере. Вот только зацепиться, а тем более развить ее ему не удалось. События понеслись вскачь.
"Ликан!" мрачно подумал Аркасис без особой радости наблюдая за быстрой метаморфозой старика. Это было крайне скверно. Ликантропа убивать без серебра очень сложно и долго, слишком уж они живучи. А стрел с серебряными наконечниками у него всего три штуки. Редко "заказывают" оборотней. Редко, но бывает. Как раз на такой случай в колчане Шепота всегда было несколько стрел с серебром. Лучше с дистанции пристрелить цель, ибо сражаться с ними в рукопашную идиотизм. Против обычного человека, даже нескольких, Аркасис держался вполне уверенно, но в случае с оборотнем он предпочтет биться на дистанции. Да, в таком бое мало чести. Но если быть откровенным, плевать, главное останется жив, а азарта и адреналина в обоих случаях хватает с лихвой.
А ведь неизвестно кем или чем является юнец, которого вампир так неосмотрительно бросил в сторону вне обзора напарника. Если и малец ликан, шансы выжить у братьев резко падают.
Эти мысли пронеслись в голове Шепота с ошеломляющей скоростью. Сменив стрелу, он изготовился к стрельбе. Выжидая подходящий момент. Тем временем вампир сцепился с ликаном в смертельном поединке. Мелькали отравленные клинки, вспарывая толстую кожу оборотня. Ответом ему были смертоносные когти и клыки, столь же молниеносно раня тело вампира. Все же у Ар'Вилота было опыта побольше и он стал медленно теснить своего противника, поворачивая того спиной к Шепоту.
Лук натужно скрипнул, тетива прижалась к подбородку, серебряное жало стрелы изготовилось к смертельному рывку. "Еще немного, еще чуть-чуть," Аркасис мысленно просил оборотня, сместиться еще немного, чтобы можно было пронзить сердце. И он уже был готов спустить алчущую крови стрелу, как неожиданно вампир недовольно ойкнул и уставился на стрелу, впившуюся ему между ребер. И в следующий миг ликан повалил темного брата на камни. Мощная челюсть сомкнулась на горле вампира, оканчивая бренное существование последнего. Именно в этот момент затылок оборотня пробила стрела с черным оперением, застряв серебряным острием внутри. Ликан так и умер, сжимая челюстями горло своего врага. Ему было уже все равно и на убившую его стрелу, и на кинжалы вампира всаженные под ребра, когда тот повалил кровососа на каменный пол пещеры.
- Нет! Мастер! - разнеслось под сводом пещеры, из-за нагромождения камней появился паренек, а лук Шепота снова скрипнул от натуги.
***
Гнев и обида жгли юного Снорре. Ведь он испугался, когда появился странный тип и приставил к его горлу кинжал. Юноша его даже не услышал. А его слова! Незнакомец даже не посчитал его достойным внимания, лишь назойливой помехой. Но сейчас он ему покажет, что с ним тоже нужно считаться! Примерно так думал юнец натягивая стрелу и целясь во врага мастера. Не обращая внимания на злые слезы и боль в ушибленных местах, Снорре пылая ненавистью интуитивно поймал нужный момент и спустил лук. Стрела едва слышно свистнула и жадно впилась в тело незнакомца прямо между ребер, когда тот сделал очередной выпад и ранил мастера. Юноша знал о звериной природе старика, которого про себя он звал дедом. Знал и принял, уж лучше жить вместе с этим суровым воином в глуши, чем в городе, где тебя постоянно шпыняю и ни во что не ставят. А старик был его единственной родней, старший брат матери, которая давно умерла от болезни.
И сейчас видя, как Лоренс в облике ликана победил своего врага и это благодаря ему, Снорре, сердце паренька переполнила гордость, радость, удовлетворение и некоторое злорадство. "Так ему и надо! Этому куску куриного помета! И кто кем теперь пообедал?" думал юноша опуская лук. Пещеру наполнило удовлетворенное рычание хищника, наконец убившего свою дичь. Снорре слышал уже такое рычание, когда мастер перекинувшись в оборотня охотился в лесу.
Но то что произошло дальше повергло юнца в шок. Неожиданно в затылок мастера Лоренса возилась стрела с черным оперением. Тело оборотня судорожно дернулось несколько раз, но так и не разжав челюсти замерло испустив дух.
"Как же так?! Этого не может быть! Мастер непобедим!" бешенным табуном метались мысли в голове юного Снорре, верившего в несокрушимость своего дядьки. "Нет! Не может быть! Нет! Нет! Нет!!!"
- Нет! Мастер! - мысли прорвались во внешний мир, облачившись в слова. Снорре рванул к телу оборотня, поддавшись эмоциям, даже не подумав о том, что кто-то же выстрелил черной стрелой. Но как только он покинул свое вынужденное укрытие, раздался едва слышный свист. Юноша еще краем сознания успел отметить странность свиста. В следующее мгновение он почувствовал боль и жжение в области горла. Юнец почувствовал, что что-то потекло по шее и одежда стала намокать от чего-то теплого. А еще стало больно глотать и тяжело дышать. В недоумении Снорре прикоснулся руками к своей шее. Пальцы нащупали стрелу пробившую его шею и гортань. В немом ужасе он уставился на кисти вымазанные в крови, его крови. Мысли полностью покинули голову юнца и он перевел свой взгляд с рук на едва различимый силуэт в темном угле пещеры. "За что? Что мы вам сделали?" эти мысли запоздало посетили разум Снорре. Он хотел задать эти вопросы трусливому незнакомцу, что так подло их убил. Но не мог вымолвить и слова. Юноша с обреченностью и безразличием смотрел на силуэт незнакомца, а потом на вторую стрелу, что вонзилась в его грудь, пронзив сердце. Ноги его подкосились и он упал на колени. Медленно заваливаясь на тело мастера, Снорре в последний раз посмотрел на своего убийцу с немым укором. После чего тьма милостиво и заботливо приняла юную душу в свои объятия.
***
Выждав несколько мгновений, Шепот выпустил последнюю серебряную стрелу в тело мертвого оборотня, пробив бок и пронзив сердце. На юношу он потратил вторую стрелу, загнав в сердце, перед этим пробив тому шею обычной. Аркасиса печалило, когда приходилось убивать столь юных созданий. Но это жесткий мир, здесь люди умирают. Он понял это давно и совесть его не мучает. Лишь легкое сожаление. Что же касалось вампира? Шепот лишь тяжело вздохнул, обнаружив, что Арви погиб. С отгрызенной головой не живут. Это цена за чрезмерную расслабленность на задании. Убедившись, что все уже отправились в объятия Ситиса, Аркасис решил поискать записи Лоренса. Но не успел он приступить к поискам, как расслышал голоса от входа пещеры.
Быстро нырнув в тень и вложив стрелу в лук, Шепот затаился, задаваясь вопросом "Кто же это пожаловал так невовремя?"

Отредактировано Аркасис (2017-11-05 11:43:10)

+1

16

- Сходи, Винс, проведай старикана, - обратился седоусый Наджел к молодому стражнику, - Расспроси нет ли забот каких, может дров ему натаскать, или олешка подстрелить. Не тревожат ли злые люди, или нелюди, хех…Если там всё благополучно, долго сильно языком не трепи, поклонишься от капитана Хорквира, из Виндхельма, и уваливаем отседова.

   - Бегу, командир, одним духом!, - звонко от отозвался кудрявый парень в новенькой, без зазубрин, дешёвой броне. Придерживая на  ходу путающийся в ногах слишком длинный отцовский меч он скрылся в тёмном пещерном проходе.

   - А мы пока подымим на свежем воздухе, - оглядывая сухотелых покойников на кольях проговорил Наджел, доставая табак и набивая короткую глиняную трубку, - Старый вояка видать не робкого десятка, раз обосновался в таком месте, да, Брок? Поделиться табаком с тобой?

   Капитан Хорквир не отступил от данного Ингольфу слова и отправил проведать Серого Камня четырёх своих людей. Двое из них были опытными, матёрыми бойцами, - седой Наджел, и его давний напарник,  лысый, как колено долговязый Брок. Остальные двое – совсем «зелёные», Винс и Алоф, только- только принятые на караульную службу, не успевшие ещё пролить человеческой крови за свою краткую жизнь.

   - Давай, что ле, мой совсем размок, - лениво ответил высокий норд, встряхнув  кисет с табаком.

   Четвёртому из маленького отряда предлагать не стали, повзрослеет пусть сначала, и парень завистливо косился на старших товарищей, сосредоточенно раскуривавших трубки. Насладиться этим мирным процессом им правда не довелось, - изнутри пещеры раздался тревожный оклик. Винс, опрометью выскочивший наружу, путаясь в словах и глотая слоги лихорадочно затараторил:

   - Там… там ликан, дохлый ликан! И мальчишка! В брюхе стрела торчит…Костёр горит, стол, вещи … кровища по стенам!
   - Точно дохлый? – деловито поинтересовался на ходу Наджел, извлекая меч.
   - Не… не… не знаю!

   Со стражей сразу слетела ленивая развязность. Обнажив оружие они шустро метнулись в пещеру, и остановились, давая глазам привыкнуть к скудному освещению и обозревая порушенный лагерь Лоренса. Оба новобранца, подрагивая от тёрпкого запаха опасности, следовали за ними след в след.

   - Не высовываться на открытое место, - коротко приказал Наджел, - Ждите.
Убедившись, что обнаруженные тела неподвижны, он, с оглядкой приблизился и внимательно осмотрел погибших. Потом сделал остальным призывный знак рукой.

   - Это Снорре, - проговорил Алоф, заглянув в запрокинутое лицо подростка, чьи черты удерживали удивлённо негодующее выражение, - Ликан загрыз его?
   - Нет, - ответил Наджел, склонившийся над мёртвой тушей. Тронул обрывки одежды на седоватой звериной шкуре,  - Оборотня убил выстрел, и это сделал не Снорре, - норд, ухватившись, вытащил застрявшую между рёбер Лоренса стрелу, а потом такую же – из тела юнца.
   - Видите?, - в свете костра белёсо сверкнул окровавленный наконечник, - Серебряная. Обычные охотники с собой такие не носят, стальная бьёт зверя надёжней. Она и прочнее и острее. Кто-то явился за стариком, зная что он ликан. Да ещё этот прах… - страж задумчиво пересыпал в ладони горсть серого крошева, оставшуюся от тела вампира, - Видать Снорре знал про своего дядьку, и неплохо с ним ладил, - лагерь тут у них основательный, всё для постоянного житья бытья. И кто то подготовленным явился по звериную душу.
   - Выродок бессовестный, - со злостью сказал Алоф, со скрытым восхищением смотревший на бугры мышц мёртвого ликана, - Я слышал старик был ветераном, ещё на Имперский Город ходил, и потом всю гражданскую войну командовал отрядом Братьев Бури, грыз глотки врагам Скайрима. Выловим душегуба, и с верёвкой на шее доставим в Виндхельм, на суд!
   - Верно! – горячо поддержал второй «зелёный», - Надо сыскать супостата, нас четверо – легко одолеем труса, способного только детей и стариков, как курей, расстреливать!
   - И этот кто то возможно до сих пор здесь, - заговорил молчавший до этого момента Брок, словно не слыша молодых, - Тела ещё тёплые, и гляньте, - котелок с похлёбкой выкипел только на половину.
   - Да. Может быть он и не один, храни нас Талос, - прищурившись седоусый вглядывался в уходящий дальше коридор, - А ну- ка, ребятки, гонора подуймите, да притопчите чуть кострище, а то нас слишком хорошо видно. Брок, помоги мне.

   Пока Винс и Алоф раскидывали горящие поленья, стражи быстро соорудили подобие заграждения из бочек, где отшельник хранил продукты, мешков, стола и лавок. Перегородив кое-как  узкую часть коридора они укрылись за ними и сгрудились.

   - Уверенными быть нельзя, но душегуб, или их компания, могли затихариться в глубине пещеры, буквально перед нашим приходом, - серьёзно заговорил Наджел, - Героически лезть бошкой к ним на прицел я никого не пущу.
   - Эта пещера, та ещё драконья кишка, - добавил лысый страж, - Болтали там ходов переходов разбойный люд в своё время нарыл как в муравейнике, без пудового запаса факелов и думать нечего.
   - Искать там кого либо такими силами – дурость, - подхватил Наджел, - Так что ты, Винс, беги ка молодым кабанчиком обратно, да расскажи капитану Хорквиру что мы тут обнаружили, пусть он сам решит как дальше быть. А мы подождём- покараулим. Но не здесь конечно, а на самом выходе, вдруг какая бандитская морда рискнёт высунуться.

   На том и порешили. Молодой стражник, отцепив меч, вскочив на одного из казённых коней, доставивших стражников от Виндхелма, поскакал куда велено. Алоф, со старшими товарищами, расположился у входа в пещеру. Двое начеку, смотрят по сторонам, один лежит, дремит, так распорядился предусмотрительный Наджел.
__________________________________________________________________________

Фолкрит . Таверна «Мертвецкий мёд».

   Усталые струны бардовской лютни еле слышно напевали. За окном стемнело, завсегдатаи таверны, позёвывая, расходились по домам.

   -… книга будет в красном сафьяновым переплёте, и крупно, чёрным – «Победоносные ступени войны» Ингольф Фолкритский. Эффектно а?! – Проворный облокотился обоими локтями на стойку перед Валгой, хозяйкой трактира,  - Я тебе лично подпишу подарочный экземпляр, с пожеланиями. Ты поставишь его в стеклянную рамку вооон туда! Или лучше- туда!, - палец норда, слегка покачиваясь, водил в воздухе.
   - Обязательно, а теперь иди-ка ты домой, Ингольф, спать, у меня с Нарри ещё дел немерено, - устало отозвалась женщина, складывая в стопку чистые тарелки.
   - Да рано ещё спать… Ну чего ты как не родная, - недовольно забормотал нетрезвый северянин, - Я у тебя тут столько съел да выпил за двадцать лет, я тебе и книжку подарю, даже сразу в рамке…
   - Спасибо тебе большое, - терпеливо отозвалась имперка, - Но у меня правда куча забот на остаток вечера, иди поболтай…. с кем нибудь, раз уж так домой не хочешь, - она с решительным видом собрала посуду горкой и ушла во внутреннее помещение.

   Ингольф поёжился и обвёл глазами залу. Домой ему точно не хотелось. Примчавшись с Виндхельма он заперся в своём жилище и думал что просидит там не меньше недели. Но во вкрадчивом поскрипывании пустого дома ему постоянно мерещились приглушённые шаги ассасинов. А в сером пейзаже за окнами чудилась гневная душа Лоренса, грозящая ему среди огородов когтистыми лапами. Не выдержав щекотки нервов Проворный убежал в таверну прятаться от своих страхов. После нескольких бутылок мёда его немного попустило. Захотелось хвастаться, да и было чем – на днях должны были переписать на бело его записки о войне, одобренные на самом высоком уровне. И это, он был уверен, добавит ему титул тана и новые возможности проворачивать торговые дела. Всем кому мог за этот вечер он уже шумно возгласил о своих успехах. Последняя собеседница по неволе, Валга, и та покинула его. Возвращаться в одинокий дом не хотелось до жути.

   В зале осталось всего несколько сирых фолкритских бедняков и скучающий в углу чужак. Ингольфу в глубине души было до скампа какого рода перед ним живое существо. Всё у него взвешивалось на внутренних весах только в золоте и власти. Прикинув на глаз сколько стоил меховой плащ на плечах эльфа, и заценив сапфирный блеск его зачарованного кольца Ингольф нашёл его достойным своего внимания. Он прихватил пару непочатых бутылей тёмноверескового мёда, и  с хмельной бесцеремонностью плюхнулся за стол напротив данмера.

   - Вы, извиняюсь, проездом, правда ведь? Разрешите составить благородную компанию? А то в этом захолустье и поговорить о достойном не с кем, - норд презрительно мотнул головой на допивавших дешёвый эль сутулых крестьян, - Я  сам местный, только сегодня вот из Виндхельма, даже не переодевался с дороги, так что знаю о чём говорю. Городок у нас приятный, но замшелый и малолюдный, и это кладбище… Люблю я всё здесь, каждую тропку с малолетства хаживал, но как стану таном, продам дом, и не обернусь ни разу при отъезде, топором Талоса клянусь. А таном я стану скоро уже, и это такая занимательная история, скажу я вам, вы ведь не особо торопитесь?
   - Вернулись из Виндхельма?, - переспросил Слышащий, - Говорят там уже второй месяц проливные дожди зарядили, правда это? Почему ж не побеседовать, с приятным человеком, я никуда не тороплюсь, - вежливо улыбнувшись эльф подставил кубок под услужливо открытую Ингольфом бутылку. Его тёмно рубиновый взгляд внимательно уставился в лицо северянина, - Рассказывайте вашу занимательную историю, serjo.

Отредактировано Сартайдес (2017-11-14 14:39:48)

+1

17

Сокрытый тенями, Аркасис очень внимательно вслушивался в разговор нагрянувших гостей. Судя по короткому сюрко с гербом Виндхельма, пожаловали стражи столицы. И ведь надо же было так вовремя им появиться. Шепот едко хмыкнул про себя, для случайности уж слишком все удачно вышло. Что ж, охота еще не окончена. Придется наведаться к заказчику и задать пару щепетильных вопросов. А пока, нужно подумать как выбраться из сложившейся ситуации.
Только из осторожности, ну и своего внутреннего кодекса, Аркасис не пристрелил первого новобранца, проникшего в пещеру. Ведь снаружи их могло быть как четверо, так и десять. Наметанным глазом, ассасин определил степень опасности каждого из четырех стражей. Двое из них на данный момент не представляли опасности: ходят неуверенно, движения скованны, доспех сидит плохо, много лишних движений. А вот остальные двое совсем другое дело: поступь твердая, видимая готовность, движутся прикрывая друг друга, амуниция сидит как влитая. Сразу видно, что эти двое не первый бой сражаются вместе, и схватиться с ними в открытую будет большой ошибкой.
Шепот досадливо поморщился, обдумывая сложившуюся ситуацию, внимательно наблюдая за пятящимся к выходу стражами. Момент для нападения был упущен, чтобы сейчас прорываться с боем через парадный вход. Проще выйти и сдаться, а по пути попытаться сбежать ибо в противном случае ждет его топор палача в столичном городе. Это первый вариант развития событий, который не особо нравился Аркасису. Был еще один, возможно менее рискованный, а может и более. Отправится вглубь в пещер и поискать выход там. Расщелина, ведущая наружу, ходы, о которых упоминал один из стражей, или еще что-нибудь, но что-то да должно вести наружу, по крайней мере ассасин на это очень надеялся. В любом случае, сидеть и ждать, когда прибудет подмога и его пойдут искать дружной ватагой - верх глупости.
Бесшумно подобравшись к остаткам лагеря ликана, Шепот провел более менее тщательный осмотр. Который, в целом, особых результатов не принес. Приходилось держаться тени, чтобы не попасть в зоны, которые хорошо просматривались со стороны прохода, ведущего наружу. Записи нашлись в личных вещах "цели", небольшой дневник в темном кожаном переплете. Спрятав находку запазуху, Аркасис подобрал парочку факелов, небольшой бурдюк с водой и буханку хлеба, небольшой моток веревки и огниво, больше брать было невыгодно. Если факелы и воду еще можно было приторочить к поясу, веревку через плечо, кресало в кошель, а хлеб завернутый в холстину - разместить по соседству с записями ликана, то остальное возможно полезное сувать было попросту некуда. Плащ с походным мешком был спрятан снаружи, на деле эти вещи были лишними и мешались. Хотя в данном случае они бы очень пригодились, но кто же знал? Руки занимать, будучи стрелком, тоже разумным действием назвать нельзя. Хотя если дальше пойдет ограниченным пространством, то лук придется разобрать за ненадобностью. Также Аркасис не забыл и о прахе павшего товарища. Собрав немного тлена в еще один кошель, он решил что и так достаточно задержался и пора искать пути к отходу.
Сливаясь с тенью, Шепот отступил вглубь пещер, на поиски возможного выхода. Либо подготовиться к, возможно, последней своей охоте, где дичью будет он сам.

+1

18

Cлаженный топот обутых в сапоги ног и сдержанное рычание разбудили  дремавшего Наджела.
Он вскочил, схватившись за лежавший рядом меч, но сразу опустил его, увидев что Алоф и Брок мирно беседуют с пришлыми.

   - Обычно мы патрулируем ближе к Белой реке, но среди местных фермеров разнеслись слухи о  вампирских отродьях, - степенно басил пожилой мужчина, по выправке которого Наджел сразу признал заправского воина, а по грубой чеканке перевёрнутой чаши на нагруднике - всё остальное.
    - Вот бы и нам ваша помощь пригодилась, - с жаром заговорил молодой стражник, не дав сказать своему командиру и слова, - Тут в пещере дядьку и пацана убили, и в разбойничьё логово убёгли, а нас мало, сторожим, может почём зря..

   Наджел громко кашлянул, выражая неодобрение болтовни младших по званию.

   - Да, нами обнаружены тела, ещё тёплыми, и думаем что убийцы могли скрыться в каменных глубинах. Но, - он окинул взглядом четырёх стендарровцев, - Даже с вами нас не особо многочисленно, а пещера, говорят, та ещё крысиная нора.
   - Чего толку рассиживать на пороге? Душегубы прокапают новый лаз или скроются в какой нибудь отводной дыре. У нас есть знатные поводыри, безотказные, - рука дозорного опустилась и потрепала по загривкам пару бурых охотничьих кобелей с тяжёлыми челюстями, - Сейчас познакомятся с вашими запахами, признают, а потом мы двинемся внутрь, - глаза пожилого приобрели  несговорчивое выражение, - И приведут нас к тем, кто скрывается внутри, даже если они залягут на потолке.

   Было понятно, что фанатичные последователи Бога Милосердия отправятся по следам убийц хоть и  вопреки здравому смыслу.
Виндхельмцам ничего не оставалось как двинуться вместе с ними, не бросишь ведь  товарищей по оружию в  опасном деле.
___________________________________________
Фолкрит.

   Слышащий чувствовал, что этот северянин как то связан с тревогами Матери Ночи, виндхельмским заказом и его собственной поездкой.
   
«Кто же он? Случайный свидетель успеха или поимки тёмных братьев? Заказчик? Избежавшая их убийственных  рук жертва?»
- данмер терялся в предположениях, и внимательно слушал хмельного северянина, всё поджидая что бы тот назвал своё имя.

   Но словно заговорённый нордлинг, хоть и лил свои истории как воду и всё менее складно, умудрялся избегнуть собственного прозвища. Свершённое Чёрное таинство незримо маячило в воздухе. Ингольфу невыносимо хотелось поделиться в какую историю его угораздило ввязаться. Он лишь позволял себе двусмысленные метафоры и пространственные рассуждения о том, стоят ли некоторые игры свеч, не смея откровенно довериться  чужаку.

«Кто же он?»
   Вечер рассеялся в ночь, маленькие окна таверны  почернели.

   - Ингольф!, - окликнула Проворного заглянувшая в залу имперка, - Я ушла на задний двор, будете валить по домам, не забудьте с собутыльником расплатиться! – дверь хлопнула.

«Агаа, - оживился Слышащий, - Вот ты кто… ну держись, трепло скайримское, теперь я дознаюсь зачем ты унёсся из Виндхельма поджавши хвост!»

   - Мне пора, serjo, конь заждался и дорога не становится короче для тех, кто сидит на месте, - с видимым сожелением Сарт допил кубок и неспешно поднялся.
   - Погоди!, - нордлинга снова охватил страх остаться в одиночестве, - Давай чуть пройдусь с тобой, проветрю голову, а то вон, аж пропотел весь.

   Данмер, на это и рассчитывавший, отправился к выходу.

   - А где конь то? – сказал Ингольф, таращась на  улицу которую, то вглядываясь, то прячась в облаках выборочно освещал леденящий глаз Секунды.
   - Здесь, поблизости, - ответил Сарт, оглянувшись по сторонам, нет ли кого,  и шагнув за угол.
   - Он у тебя заговорённый что ле? – хохотнул Проворный, бездумно последовав следом
   - Да вроде того, - ухмыльнулся в ответ  маг разворачивая ладони.

   Заклинание паралича не дало Проворному возможности дальнейших разговоров. Он, как подкошенный серпом, повалился на холодную землю. Слышащий не стал надрываться, пытаясь поднять нордлинга который был грузнее его роаза в три, а бесцеремонно оттащил за шиворот ближе к кладбищу. Там его поджидал верный Тенегрив. Замотав Ингольфу его же собственным шарфом челюсть, что бы не орал, данмер  стянул ему руки и ноги ремнями  и взвалил на спину коня, на манер мешка. Вскочив в седло Слышащий шагом выехал со своей ношей из Фолкрита, и углубился в лес.
  Отошедший от заклинания нордлинг сначала возрадовался, что не умер на месте. Но когда, порыпавшись не смог освободиться и задумался о своём положении – приуныл.

   - Я с тобой поделюсь, эльф, и даже две трети  не пожалею, это выгодное дельце, за те склады ещё не все проценты плачены! – заговорил он как только его похититель остановился и дал ему возможность заговорить.
   - Кто тебя прислал? Граш-Антол? Сцепиус? – Проворный начал перебирать имена своих торговых конкурентов, - У меня и с собой золото есть, я тебе вдвое переплачу!
   - Да плевать мне на склады, - буркнул данмер, сволакивая пленника со спины Тенегрива, - Меня одно единственное дело интересует, и ты мне сейчас про него подробно расскажешь – Виндхельмское.
В руках Слышащего блеснул тонкий нож, и нордлинг селезёнкой  почуял, что не о  торговле  пора ему беспокоиться.

Отредактировано Сартайдес (Вчера 00:52:47)

+2


Вы здесь » Скайрим: Возрождение » Текущее время » Возмездие согревает. ( Убежище-холд Истмарк-Фолкрит) 20.03. 205 4Э