Сеттинг: The Elder Scrolls: Skyrim
Система: эпизодическая
Рейтинг: 18+
Текущая дата игры: 205 4Э
Место действия: Все старо в старом Королевстве: норды опять бьют старых ушастых врагов, изгои прячутся в скалах, волшебники раскопали очередные руины, а соратники нашли очередное приключение. Новый король держит страну в кулаке, народ счастлив, ярлы ворчат. Вампиров разбили, так новые твари завелись, то волколак какой дитё утащит, то некромант костями гремит на погосте. Присаживайся, путник, положи свой меч рядом - здесь ты найдешь и выпивку, и работу, и отдых.

Ульфрик Буревестник - националист, тиран.
Эйла Охотница - легендарный стрелок.

Скайрим: Возрождение

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Скайрим: Возрождение » Текущее время » Черное золото (Воронья Скала, Солст, 06.06.205 4Э)


Черное золото (Воронья Скала, Солст, 06.06.205 4Э)

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

1. Название эпизода:  Черное золото.
2. Краткое описание эпизода: Ставший пристанищем для данмеров-иммигрантов Солстхейм влачит жалкое существование перевалочного пункта для торговцев и данмерских паломников; некогда богатый город теперь забыт и выживает исключительно за счет обслуживания морских караванов. Данмерская власть, ранее занята исключительно проблемами беженцев, хлынувших с материка после коронации Буревестника, решила рискнуть и вернуться к добыче эбонита, чья шахта и руды раньше приносили существенный доход - один их старых шахтеров утверждал, что в глубине вырубок все еще есть рудоносные жилы. Увы, первая экспедиция закончилась ничем - собранные в группу стражи и добровольцы погибли, а единственные несколько вернувшихся наружу скончались из-за ран, метясь в бреду. Старейшина данмеров сделал выводы и, собрав еще одну группу с тех, кого отягощал долг или кто не боялся риска, пригласил легендарных воителей Скайрима помочь с разведкой шахты, пообещав им солидный куш. Если их миссия будет успешной, эбонит, а с ним и богатство вернутся в Солстхейм.   
3. Участники: Вилкас, Сигрид Рубящий Щит, Змар Книжник, Хэдви, Йорд Медовый Дух, Атис (нпс Вилкас), несколько наемников (3-4 чел.), несколько стражников (3-4 чел.), Кресций Кареллий (нпс Вилкас).

4. Тип эпизода: сюжет Солстхейма

5. Примечания: оформление постов - без выделения речи, мысли берутся в "". Скорость игры - не медленнее чем раз в 3 дня, в случае постоянных тормозов вывод через падение камня на голову. НПСы в основном отыгрываются Вилкасом в его постах, разрешено некоторое вмешательство со стороны других игроков, но в разумных пределах. Или посты заставлю переписывать, без шуток.

0

2

Вилкас тяжело, но довольно вздохнул, ступая на скрипящие и скользкие доски причала, немножко покачиваясь с непривычки. Последние полтора дня он провел в лодке, и не сказать, что ему это так понравилось - сын крестьянина, выросший в лишенном моря Вайтране, он предпочитал веслу - поводья, а шаткой лаве под задницей - седло; да, великого воина и известного соратника банально мутило на воде, и только заранее прихваченные в Котелке Аркадии зелья позволяли ему сохранить как свои честь и достоинство, так и возможность любоваться не только видом борта лодки и морской волны. Смотреть, правда, было не на что, сплошные волны, разве что редкий хоркер проплывал рядом, ловя объедки, да кит временами гонял волны огромным хвостом, так что нордлинг был дважды рад прибытию на остров - и ради смены атмосферы, и из-за морской болезни.
- Вот увидишь, Вилкас, я угощу тебя настоящей суджаммой, местной, мало какой мёд ваш нордский сравнить можно с ней, - Атис, казалось, аж подпрыгивал, сияя как начищенное серебро, если так можно было выразиться в отношении данмера. Круг решил взять его с собой: как ни как данмер, связи, понимание местной культуры, и серый соратник теперь всячески ликовал - к примеру, трещал без умолку. 
- Доспехи из кожи нетча, ха, куплю кирасу, пусть Йорлунд увидит, как данмеры умеют делать, - он причмокнул тонкими серыми губами.
- Ага, и старик тебя в лучшем случае высмеет, а то и молотом огреет. Шевелись!, - Вилкас дружески ткнул кулаком эльфа в бок, что бы не лез под ноги, и вместе с Предвестником ступил на встречу толпе. Встречали их, как могло показаться, все жители городишка, от малого до старого, и все в подавляющем количестве данмеры. "Будто чертов Серый квартал, хех." Соратник много читал и слышал о некогда процветающем городишке, благосостояние которого подорвали три вещи - извержение Красной Горы, уничтожившей Морровинд, предательство Империи, бросившей городок на произвол судьбы, и истощение эбонитовых жил, которые и приносили основной доход. Собственно, ради последних они и прибыли. Вилкас был полностью посвящен в дело и знал, что им предстоит пробежаться с боем по старой шахте, хотя наивность данмеров, их надежда найти в старом забое эбонитовые жилы его несколько смешила; тем не менее, достаточно увесистый мешок с авансом и обещание еще нескольких таких были отличной платой, а уж любитель нанимателей никто северянина не заставлял.
- Приветствуем доблестных Соратников, - один из богато одетых данмеров приветственно поклонился, сделав несколько шагов на встречу прибывшим, Вилкас ответил поклоном, вежливым, но неглубоким, подчеркивая что он - важный гость. Пусть эта данмерская голытьба понимает, они не простых наемников наняли. Говорить, правда, он предоставил Сигрид, она же Предвестник, ей и отдуваться. Скользя взглядом по толпе, он только временами выхватывал нордские или имперские лица, все остальные были данмеры, данмеры, данмеры... Одеты в пышные одежды богатые жители, более серые во всех смыслах обычные простые жители, стража в доспехах из кости, которая, как говорили слухи, не уступит стали. Соратник улыбался на приветственные комплименты, прислушиваясь к ним одним ухом, но его внимание больше занимали жители. Обшарпанные, с худыми лицами, с голодными глазами, они явно не жировали в городишке; слышал соратник даже истории о стычках между коренными данмерами и беженцами с Виндхельма, работы в порту на всех не хватало, а пепельная земля была еще более скудная, чем почвы севера. "Бедный, нищий край." Не удивительно, что встречал воителей весь город, им не только не было чем заняться, нет, их жизни в самом деле зависели от успешности миссии Соратников. 
- Прошу за мной, дорогие гости, - представившийся глава жестом пригласил за собой, переводя встречу в более простую плоскость - пир. Или подчиняясь законам гостеприимства, или просто желая задобрить наемников (авось скидку потом дадут), многие наниматели пытались усадить за стол соратников, и не всегда получалось отказаться. Сегодня, правда, был не тот момент, что бы вертеть носом, их нанимал глава самого города (пусть тот и был такой же глушью, как какой-нить Фолкрит), а потому стоило проявить немного политики; в конце концов, их же не станут травить. Пропустив вперед Сигрид, которой предстояло улыбаться за весь Круг, и Атиса, который чуть не пританцовывал, Вилкас поймал за локоть Хэдви, склоняясь ближе к уху:
- Заметила, что среди стражей нет никого с двуручным? Видать, слабоваты-то мерские ручёнки, - он надменно ухмыльнулся, похлопал сестру-по-оружию по плечу, крутому и сильному, топая следом за Рубящим Щитом. В отличие от нордов, предпочитающих пить компанией под открытым небом, Моррвейн пригласил всех в свой дом, где их уже поджидали накрытые столы, над которыми витал пар и парили ароматы. Вилкас, успевший наглотаться падающего с воздуха пепла, был ему только благодарен за это. "Хех. Нас ценят." Соратник тяжело опустился на лаву по правую руку от Сигрид, с скрытым отвращением косясь на блюда - его все еще слегка подташнивало после морской качки, подхватывая кубок с кисловатым напитком - то что было сейчас надо. Ряд тостов за сотрудничество и удачу, ряд комплиментов двух прекрасным соратницам и мужественным воителям, и все активно заработали челюстями, заполнив тишину звоном посуды. "Так это и есть легендарный пепельный батат, про который все уши прожжужал Атис? Как сладкий картофель, пф." Вилкас покосился на данмера, который уплетал с активностью любимого внучка, осторожно откусывая блюда по чуть-чуть; когда им предстояла хорошая драка, он не любил наедаться, да и данмерская кухня не так что бы была интереснее нордской. "Глотнуть бы хорошего мёда..."
- Уважаемые Соратники, - данмерский старейшина постучал вилкой по кубку, привлекая внимание, - с вашего позволения, еще раз о деле. Как я указал в письме, когда-то эбонитовая шахта, принадлежащая городу, давала богатые выработки эбонитовой руды, благодаря которой Воронья Скала процветал. Когда жилы иссякли, шахту забросили, а с ней и городок, - он замолчал, подкрепляя свои слова глотком вина.
- Со слов уважаемого Кресция, - Моррвейн кивнул в сторону плешивого старика, уминавшего кусок мяса, - шахта все еще богата рудой, только она скрыта ниже. Собранная нами первая экспедиция не была успешной, нет, единственные вернувшиеся скончались от ран в горячке и бреду, мы даже не узнали, что стало причиной их гибели. Естественно, и речи не идет о добыче руды в таких опасных условиях. Да, вы - чужеземцы, и вас не должна волновать судьба города, но если шахта снова заработает, не только Солстхейм выиграет - руды пойдут на продажу в Скайрим, а, значит, и ваша земля будет в прибыли. И я уже не говорю о щедром вознаграждении Йоррваскру, - данмер умолк, не сводя глаз с соратников. Вилкас не сводил глаз с него в ответ. Он много раз видел подобные молящие отчаянные взгляды - у семейств, чьих членов похищали разбойники, у крестьян, которые просили поймать и убить хищного зверя. Да, они ничего не должны были Солстхейму, как и данмерам лично, он положение обязывало - мужчина нащупал под столом коленку Безухой и мягко ее сжал, мол, дескать, толкай речь, успокаивай нанимателя.

+2

3

- Если вы хотите на Солстхейм, то я  туда не иду, - очередной раз за беседу повторил Гьялунд, обращаясь к Змару и его приятелю аргонианину.
   - А если мы накинем десяток септимов? - поинтересовался Книжник, которому уже до оскомины надоели эти обоюдные препирательства.
   - Какой десяток, даэдра тебя побери, тан что ли? - сердито зашипел Нарат магу и дотошно вопросил капитана "Северной Девы": - Ну ходили же вы туда два года!
   - Да ходил, а теперь...

   Книжник, что бы не слушать пятый раз историю про лиходимцев в масках, укравших сутки из памяти моряка, достал кисет с табаком и сворачивая самокрутку отошёл дальше по пирсу.

   - Упёрся как скамп на новом пороге, - с холодным раздражением пожаловался ящер, подходя к другу, - Он нам ещё сам приплатить должен, что мы на его корыте в эту задницу мира собирались. Ну его в Обливион, Змар, вместе с Солстхеймом и всеми его шахтами, найдётся и на материке работа. Тем более  чего я там не видел в этом гнилом огрызке Морровинда.

   Перекинувшись ещё парой слов приятели разошлись. Аргонианин отправился навестить сородичей в Виндхельме, а Книжник остался докуривать на солёном ветру и думать куда податься на ночь.

   - Эээй, бродяга! - услышал он оклик капитана Гьялунда, явно обращавшегося к нему, - "Северная дева" отплывает! Пятак добавишь, хрен хоркера с тобой, возьму до Солста.

   Раздумывать было некогда, корабль отчаливал в самом прямом смысле, начиная удаляться от пирса.
Ругнувшись сквозь зубы Змар еле успел перескочить ширящуюся ленту чёрной ледяной воды, и оказаться на палубе.

   - Ты чего ж, упрямый человек, не соглашался сразу нас везти? - переведя дух спросил он капитана, отсчитывая септимы за дорогу.
   - Сразу нельзя, надо было с толком разговаривать, а вы, молодёжь, всё бегом да наскоком,- глубокомысленно заявил капитан и отвернулся пряча кошель за пазуху.

   Авантюрист пожал  плечами и решив что дальше конечной точки по любому не увезут, завернулся в плащ и улёгся спать прямо на палубе.

   Проснулся он от прекращения движения опоры под собой и проморгавшись вгляделся в незнакомый ландшафт Вороньей Скалы.
Служащий пристани кратко осведомился зачем нордлинг явился в данмерское поселение, и услышав что по делам эбонитовой шахты указал Змару дом смотрителя.
   Там магу пришлось заполнить несколько кратких официальных бумажек на случай своей смерти. Составленных в такой хитрой форме, словно её неизбежность просто не ставилась местными под сомнение. После чего ему объявили что необходимо дождаться полного сбора группы, и что на ближайшие два часа он свободен как ветер.

   Это время Книжник потратил скитаясь по округе и дивясь.
Поглазел на редоранских стражей, похожих на отмытых грязекрабов, важно шествующих на задних лапах. На дома скорлупки, на круглые, словно бархатные тыквы, фонари на улицах.
Купил бутылку флина и пару пепельных бататов у грустного серокожего торговца, но есть их сырыми, несмотря на его заверения, не рискнул.
Побродил по мелководью, нашёл несколько раковин устриц и наломав сухих корней на костёр запёк нехитрый ужин.
Отдающий выраженной древесиной флин разбежался горячим током по телу и придал лёгкости мыслям.
Змару даже подумалось что туда добавлено что то наркотическое - после того как он увидел  в далеке элегантно вышагивающую над водой блоху на длинных ногах.

В памяти всплыли байки о подобных медузам существах, ценимых данмерами за шкуры редкого качества. Решив обязательно прогуляться дальше по берегу после завершения дела в шахте, Книжник отправился к месту общих сборов.

   Он застал  на удивление многолюдную и разношёрстную компанию.
Несколько плечистых редоранских стражников, возле которых крутился чиновник - данмер со спесивым лицом. Тройка авантюристов разной степени потасканности и ещё какие то личности - то ли участники похода, то ли праздные зеваки. Сам Змар меньше всего походил видом на ученика Коллегии, и тем более на мага. Заношенная кожаная куртка, выражение подвижного лица, лёгкий клинок на поясе и лук за плечами, в котором опытный глаз мог бы усмотреть качественное данмерское оружие, однозначно записывали его в списки бродяг- охотников, перекати поле, не чурающихся и смертоубиственных дел.

   Начал накрапывать редкий, прохладный,  грязный дождь.
Змар натянул капюшон на голову, забился под ближайший от компании навес и закурил. Все томились, кого то дожидаясь, и ему  было очень интересно - кого.

Отредактировано Змар Книжник (2017-06-19 22:30:45)

+1

4

Лишь завидев окутанную туманом вперемешку с пеплом линию берега, которая за полтора для плавания была самым интересным зрелищем, Сигрид принялась подтягивать лямки снаряжения и крепить оружие. Делать это она решила сидя, чтобы не свалиться за борт у самого причала. Поправив меховой плащ и закинув на спину свой щит, воительница с нетерпением следила за тем, как стремительно сокращалось расстояние между ними и сушей. Она молча слушала разговоры соратников, всматриваясь в обрисовывавшиеся силуэты собравшегося на пристани народа.
"Ого, они туда всем городком сбежались что ли? Не ожидала такого приема..."
Как только их лодка прибилась к причалу, Сигрид первой сошла с суденышка на пристань. Почувствовав под ногами твердую поверхность, она сначала удивилась тому, что доски почему-то раскачиваются, ведь так долго на воде никогда не бывала. Признаться, она вообще не бывала в плаваниях хоть какой-либо дальности, пусть и обскакала практически весь Скайрим от края до края в период своей бурной наемнической молодости. "Конь определенно надежнее этой деревянной скорлупки, трижды поглоти её Обливион!" Разумеется, как и все остальные, Сиг принимала зелья от морской качки, но отчего-то полностью эффект они не подавляли. "Ну хоть не падаю, и то - хлеб". Скоро справившись с внезапными неприятными ощущениями, подступившими к самому горлу, Предвестник оглянулась на своих соратников, встав в стороне и ожидая, пока все выползут на причал вслед за ней. На возбужденные речи Атиса Сигрид молча улыбалась, заглядывая в его сияющий данмерский лик, словно любящая мамаша. Ей была приятна его радость, а их с Вилкасом диалог Предвестника банально забавлял, несмотря то, что слегка мутило. Количество данмеров ожидаемо зашкаливало, все же Солстхейм можно было уверенно называть кусочком Морровинда. Но все это было так чуднО для Сигрид, что она сразу же пожалела, что не может в нынешнем состоянии оценить всю прелесть неизведанных территорий.
- Приветствую жителей Вороньей Скалы, - в легком почтении воительница кивнула головой поприветствовавшему их данмеру в богатых одеяниях, никак тут самому главному, и как подобает главе, тут же поспешившему встретить таких важных гостей, как они. Пришлось очень постараться, чтобы не усмехнуться, но Сиг с этим справилась. - Я - Предвестник Соратников Йоррваскра, Сигрид Рубящий Щит, а это мои Соратники - Вилкас, Атис, Хэдви и Йорд Медовый Дух, - она представила всех своих спутников, указывая взглядом на каждого по очереди, и делая это не столько лично главе городка, сколько всем собравшимся. Затем впилась острым взглядом в гостеприимного хозяина и виновника их столь неприятного путешествия. "За неплохую плату, между прочим, так что засовывай свои недовольства в задницу". Толкать пафосные речи о причине своего прибытия Сигрид поленилась, к тому же все собравшиеся и так знали о причине визита такого количества Соратников в это тоскливое захолустье.
После обмена приветствиями, как и пристало Предвестнику, Сигрид шествовала впереди всех, бросая по сторонам суровые взгляды. Она держала голову высоко поднятой, но без надменности и высокомерия, которое было воительнице совсем не свойственно. Идти было еще слегка тяжеловато после продолжительного путешествия по морю, но Сиг ничем этого не выдавала. Наоборот, шла увереннее, чем обычно, а поступь её была тяжелее привычного шага, придавая образу еще больше суровости и силы. Восторженно глазеть по сторонам не оставалось никаких сил, из-за чего стало даже немного грустно, ведь в подобных краях видавшая лишь просторы родного Скайрима нордка еще ни разу в своей жизни не бывала.
"Ладно, будет еще время посмотреть, помирать в этой проклятой шахте я уж точно не собираюсь, а уж если вдруг, то не до местного колорита уже будет."
Войдя в пиршественную залу, в нос ударила целая палитра ароматов, но вместо того, чтобы в нетерпении задуматься о плотном обеде (или ужине?), к горлу вновь подступила тошнота. Полуторадневная качка и пропитавший, казалось бы, даже кости соленый морской воздух еще не отпустили Предвестника, несмотря на предусмотрительно выпитые зелья, так что пришлось крепко сжимать челюсти и реже дышать, чтобы не устраивать никаких неожиданных сцен. Блевать она, конечно, бы не стала прямо на стол или чьи-то колени, но зелень на коже лица - тоже себе деталь унизительная.
- Ох, скорее бы зад умостить, сил нет пафосно шататься по этим мрачным хоромам, - тихо себе под нос проворчала Сигрид, переступила лавку там, где посчитала нужным,маня рукой остальных соратников, чтоб сохраняли целостность их могучей кучки. Щит, а затем и прочие свои вещи, она скинула прямо за собой.
Выслушивать масляные речи в свой адрес и благодарно кивать пришлось скрипя зубами, но Предвестник справлялась, вроде бы, достойно. По крайней мере, недовольства на данмерских лицах она не заприметила. Но к облегчению, все это вкупе с немногочисленными тостами, закончилось быстро и без обид.
- Так, дружище, - Сигрид вполголоса обратилась к севшему по левую руку от неё Атису, чуть толкнув данмера плечом и склонившись к его длинному эльфийскому уху, - ты ж знаток местной кухни, ткни своим данмерским перстом в жратву, от которой у меня точно живот не прихватит. Не к столу будет сказано, но все же не хочу, чтобы где-то в подземельях меня прижала срачка, - проворчала нордка, и вместо того, чтобы осматривать представленные её взору яства, бродила хмурым взглядом по присутствовавшим. Пить что либо, кроме вина, Предвестник если и собиралась, то лишь чуть, ибо идти на пьяную голову в заброшенную шахту, где только даэдра знает, что вообще происходит, - дурная идея. Как и наедаться до отвала. Но немного подкрепиться стоило, чем Сигрид добросовестно, но без особого энтузиазма занялась.
Звон от удара вилкой по кубку мгновенно приковал внимание воительницы, но взгляд её уперся в Морвейна со значительным опозданием. Она неторопливо провела кончиком языка по зубам, не размыкая губ, и тихо цокнула, рассматривая дорогой наряд советника под его вежливые речи. Казалось, будто бы он отчаянно старался не обидеть бравую наёмную силу со славным именем Соратников, желая при этом не уронить достоинства всего городка. Не поворачивая головы, Предвестник скосила взгляд по направлению кивка головы Морвейна и коротко оглядела плешивого старика, занятого трапезой. "Кажется, я знаю, чьи речи будут куда полезнее перед спуском в шахту. Надо побыстрее кончать с этими ленивыми трапезами..."
В ответ на касание Сигрид продемонстрировала Вилкасу свой хмурый профиль, но все поняла и без слов. Сделав крепкий глоток вина, она с грубым стуком опустила кубок на стол.
- В первую очередь хочу поблагодарить за столь радушный прием, господин Морвейн, - заговорила Сигрид, и голос её громко разнесся по всей пиршественной зале. Хоть воительница и была по природе своей груба и местами неучтива, но сейчас была вынуждена проявлять уважение, ибо понимала, что находится на чужой земле. Мало ли, еще потом нож в спину воткнут, кто этих скампов знает. Делая совсем короткую паузу в своей речи, Предвестник оглядела всех присутствовавших, за исключением своих соратников, стараясь придать взгляду как можно больше почтительности и ловя чуткое внимание практически каждого, кто сидел за общим столом. - Вижу, как горячи надежды жителей Вороньей Скалы на успешность затеянного мероприятия, возлагаемые на наши плечи. Мои Соратники прошли через многое, чтобы уверенно сказать, что мы честно отработаем как ваше золото, так и оказанные вами доверие и чаяния. Наверняка слухи о наших доблестях по всему Скайриму дошли и до Солстхейма, раз уж вы отчаялись пригласить Соратников на свои земли ради работы, с которой не справиться вашим, уверена, не менее доблестным мужам. - Сигрид чудом избежала желания скривить губы, ибо во рту аж заныло от столь слащавых речей, но что поделать, дипломатия - мать дополнительного заработка. Последнее и вовсе звучало как скрытая издевка, но если смотреть правде в глаза, то если бы среди этого бедного народа действительно были стоящие воины, вряд ли бы они стали приглашать к себе чужеземцев. Но Сигрид все же надеялась, что её слова смогут хоть чуть утешить этих несчастных, ибо мольбы Морвейна были столь явны, что его старания их скрыть были чудовищно тщетны. Чего только стоил его отчаянный взгляд, не говоря уж о взглядах тех, кто встречал их у причала. - Я не представитель Буревестника, чтобы считать своим долгом печься о выгоде Скайрима в разборе ваших бед, но лично от себя считаю ваше предположение о возможной торговле заманчивым. Буду искренне рада, если мы сможем помочь вашим людям встать на ноги, а не просто хорошо заработать денег и славы не на родных землях. Хотя не без этого, разумеется. - Предвестник со всей добродушностью усмехнулась, подчеркивая, что последняя фраза была с долей шутки, в которой, тем не менее, было слишком много правды. Но вряд ли кто-то на это обидится, ведь им уже занесли аванс, причем неплохой.
- Думаю, мы достаточно насытились, чтобы можно было переходить уже к делу. Расспрашивать всех о том, что случилось с нашими предшественниками, смысла не вижу, раз уж с ваших слов эти несчастные скончались в горячном бреду. Ежели только от нас что-то не скрывается намеренно, - Сигрид одарила Морвейна тяжелым взглядом, хоть и произносила последнее с нарочитой мягкостью. Не стоит отбрасывать подобное предположение, учитывая, сколько отчаяния было в глазах местных жителей. Ведь если там, в глуби шахты, было что-то действительно опасное, они могли бы побояться в этом признаться, в страхе, что Соратники откажутся браться за этот заказ. Местные ведь могли и не знать, что славные воины Йоррваскра не откажутся даже от похода в Обливион.
"Иначе зачем столько платить и еще столько же обещать вдогонку, если не из-за трусливых сомнений?"
- С вашего позволения, нам пора приступать, чтобы мы не успели размякнуть от столь гостеприимного приема, за что еще раз благодарю от себя и своих Соратников.
Сигрид допила остатки вина в своем кубке и решительно поднялась из-за стола, кивком призывая остальных соратников отрывать свои задницы от лавки вслед за ней. Она не привыкла долго растекаться по древу, к тому же их ждало опасное приключение, а гулять они будут уже потом, как и привыкли.
- Мне уж очень чешется переговорить с этим имперским стариканом Кресцием, - тихо буркнула Сигрид, склонившись к Вилкасу, после чего переступила лавку и подхватила свой щит с топором и прочий скарб, давая понять хозяевам приема, что намерена уже переходить от слов к делу.

Отредактировано Сигрид Рубящий Щит (2017-06-22 03:47:44)

+2

5

Йорд был нескончаемо рад тому, что это чёртово путешествие закончилось. Он, конечно, принимал зелья от  качки, но что-то они не сильно помагали. А ведь он даже хотел взять с собой бутылочку мёда, так сказать, скрасить путешествие. Но, как потом выяснилось, хорошо что он отказался от этой идеи, ибо после полутродневной качки ему далеко не до питья было. Накидывая плащ из медвежьей шкуры и забрасывая за спину секиру, Йорд удивился количеству присутствующих на пристани. " Ничего себе, весь город кажись пришёл нас встречать"
Наконец корабль причалил и он, вместе со своей братией, сошёл на твёрдую землю. Его, как и всех, включая предвестника и Вилкаса, какими бы они могучими воинами не были, покачивало. Ну это и не удивительно, из них не много кто удосужился часто отпрвляться в мореплавания. Во всяком случае Дух путешествовал по воде впервые.
Йорд усмехнулся диалогу Атиса и Вилкаса, действительно это загнивающее место было почти родиной данмеру. Намеренно утяжеляя поступь чтобы не качаться, а заодно оценив все прекрасы пропитанного пеплом воздуха, который ещё более усугублял последствия качки, они подошли к встречающим. А встречать их действительно пришёл почти весь город. Туча тощих серых лиц, лишь напрягшись можно было выбрать из них лик человека или другого мера. Все они, особенно советник Моррвейн, прямо таки излучали печаль. "Пожалуй, от нашего упеха и впрям зависят их жизни" - ухмыльнулся Йорд. Сигрид, не медля, представила всех Соратников и судя по всему именно ей предстояло ублажать нанимателей сладкими, или не очень, речами. После советник пригласил всех их в помещение, что радовало, ибо дышать пеплом Йорду совсем не нравилось. Идя за своими братьями-по-оружию, он разглядывал замысловатые строения, и не менее тощих, чем все жители стражников, в костяной броне. "Чес слово, крабы-воители - усмехнулся себе Йорд - Они то явно не поднимут мою Секирку".
Зайдя в данмерские хоромы, Йорду в нос ударил в первую очередь запах местного алкоголя, а во вторую еды. Садясь за стол рядом с Предвестником, Йорд разглядывал всевозможные кушанья и графины с напитками.
-  Слушай Атис, - обратился Дух к данмеру сразу после предвестника, - что из этого можно пить, чтобы в голову не вставило, и чем это можно закусывать, чтобы не вывернуло?
Есть Йорд не хотел, да и не надо было набивать пузо перед славной битвой, а вот попробовать местный, не сильно крепкий, алкоголь стоило. Испив несколько стаканов различных напитков, и закусив всё единственной, более менее похожей на Скайримские, закуской, он пришёл к выводу, что старый добрый мёд все равно лучше. Впрочем, это он не пробовал крепкого питья, дабы идти на бой трезвым, а вот после зачистки пещеры можно протестировать всё остальное. Хотя Йорд был почти уверенн, что Скайримский алкоголь все равно будет лучше. Сигрид закончила "Дипломатию" и встала из-за стола, все начали собираться. Йорд взял секиру, из-за чего доски пола облегчённо скрипнули, закинул её за спину и облокотился на стену, ожидая когда их уже отправят в эту пещеру.

Отредактировано Йорд Медовый Дух (2017-07-05 16:58:12)

+1

6

Бескрайняя водная гладь, где-то безмятежно спокойная, где-то бурно взволнованная, когда-то до черноты непроглядная, когда-то до голубизны светлая,  мутная и прозрачная. Такая до непонятного разная, а вроде бы одна, единая. Хоть этот пейзаж уже красовался перед глазами полтора дня, всё равно не переставал удивлять, создавал какой-то интерес. Это было её первое плавание, и именно поэтому ощущение новизны приятно кружило голову. Хотя, если бы не несколько бутыльков снадобья из Котелка Аркадии, то Хэдви, возможно, не кружило, а беспроглядно мутило, и явно не от новизны. Но положительные ощущения всё же были спасены.  Хотелось опустить руку за борт и почувствовать. Почувствовать что-то необычное, иное, чего нет в повседневности. Но нет, это было сродни только начинающей прогреваться бочке с водой, уже успевшей потеплеть  на поверхности, но ещё прохладной, стоит только опустить руку чуть поглубже. Главное было с этим желанием за борт не выпасть, но всё обошлось. Морское путешествие подходило к концу, перед глазами уже красовалась серая, заволакиваемая пеплом, пристань. Многочисленное  скопление людей на ней поражало. От подобного зрелища девушка даже удивленно присвистнула. Взгляд метался в надежде ухватиться за что-то, но перед глазами было только серое. Серые лица, серая одежда, серый вид вокруг. Всё серое. «Такое ощущение, что тут уже всё пропиталось этим вездесущим пеплом до самых глубин.» Правда, постаравшись, можно было вырвать из толпы яркие по сравнение с остальным пятна: то привычные нордские лица, то богатая, скорее по местным меркам, одежда знатных господ. Из потерянного разглядывания девушку вырвал голос Предвестника, которая если назвала её имя, то, скорее всего, представляла их суровую северную компанию. Поэтому чтобы обозначиться «мол, это я», да и ради приличия всё же поздороваться, Хэд слегка мотнула головой, натягивая на лицо выражение суровости, а не легкой потерянности. Приветственные речи и представление были окончены, после чего последовало такое привычное от заказчиков предложение  обсудить всё более подробно за трапезным столом, в простонародье – набить животы, возможно, напоследок. И пока они шли, перед глазами то и дело мелькали погасшие глаза на изнеможённых серых лицах. «Умирающий край, - мелькнуло в голове соратницы, - Да, точно. Атмосфера загибающегося уголка, ни больше, ни меньше.» И вновь из мыслей её вырвал голос члена Круга, но на этот раз он принадлежал Вилкасу, который в привычной ему манере посмеивался над мерами.
- Заметила, конечно, - на самом деле нет, если бы ей сейчас на это прямым текстом не указали, то она так бы и продолжила размерено шествовать, погруженная в свои мысли, а теперь нужно было поспевать за подхватившим её под локоть и чередой его рассуждений, - Но ты ведь и сам знаешь, что двуручное оружие не самое ходовое, - и тут в голове щелкнула очевидная мысль, из-за чего девушка с легкой ухмылкой на губах приподняла глаза, - Просто кто-то не может упустить возможность унизить меров, как я посмотрю, - странно, что она вообще на какое-то время забыла об этом. Недолгий диалог и дороги до дома Моррвейна как будто бы и не было. Стоило только переступить порог, как в нос ударили приятные, хоть и непривычные ароматы. Живот, как ещё неопределившийся предатель, давал о себе знать после морской качки и воздуха, многократно раздразнившими аппетит, благо лишь неслышными вибрациями, а не завываниями кита в брачный период. Отвлеченная своим организмом, соратница прохлопала распределение задниц по скамье, и места по обе стороны от Атиса, разбирающегося в специфики данмерского меню, были продуманно оккупированы. Полагаться на закаленный неизмеримым количеством алкоголя желудок Йорда было непозволительно глупо, поэтому Хэд в надежде, что намеренно по молодецкой нордской забаве Вилкас её травить не станет, заняла место рядом с ним. Глаза бегали по столу, а руки, ведомые на поводу у желудка, недальновидно хотели схватить первое попавшееся блюдо со стола. Но самообладание наше всё, и поэтому пока сосед разбирался со съедобностью съестного, девушка медленно цедила такое приятно знакомое вино, но в итоге всё же одарила мечника вкрадчивым взглядом, мечущимся от лица к его тарелке, и так несколько раз, как бы вопрошая – ну как, съедобно, можно есть? Получив ответ, блондинка, угождая уже успевшему разойтись желудку, принялась трапезничать. Вот только радость от этого была явно недолгой, началась дипломатия, от которой Хэд чаще всего банально мутило. Из уст старейшины лилась прям не речь, а вино. Только успевшее перебродить, с отчетливым привкусом уксуса, после которого хочется откровенно отплеваться. Всё так красиво, но как-то не так. Единственной реакцией на его монолог от лица девушки стало апатичное пережевывание, как потом со слов Атиса оказалось, пепельного батата. В ответ последовала логичная речь Щита. Единственным, что всегда останавливало соратницу от позывов вывернуть желудок наружу в такие моменты, являлось лишь то, что Предвестница и сама блевать была готова от той слащавости, что приходилось выливать в уши нанимателей. Для соратников трапеза была окончена, о чём решительно заявила Сигрид и звон, опустошенной и брякнувшей о стол чаши. Оставалось лишь покорно подчиниться её решению и выбраться и из-за стола, но предварительно всё же успев закинуть в рот содержимое тарелки и  уже чуть ли не на ходу залить это дело вином, для лучшей проходимости.
- Так понимаю, теперь навстречу с приключениями, - едва слышно пробурчала себе под нос мечница, протирая губы тыльной стороной ладони.

+2

7

Вилкас оперся щекой на кулак, слушая речь Предвестника да продолжая рассматривать данмерскую сторону; он видел, как они то хмурились, то нервно хмыкали, то расплывались улыбками от ее слов. Безухая особо ничего не сказала, правда, все те же вежливые слова - мы пришли, мы выполним нашу работу, а вам стоит за нее хорошенько заплатить. Обычный вежливый торг. Норд прекрасно был осведомлен о сумме, обещанной их брату в случае удачного выполнения задания, и, пусть она и не была сверх большой, но впечатляла - даже с Сигрид подобные крупные заказы были скорее редкостью, и, что бы не сидело в шахте, его можно было только пожалеть; тем более что данмеры уже оплатили аванс. Зевнув в кулак, он поднялся следом за Предвестником, подхватив двуручный меч и устраивая его за спиной. Увидев за собой выводок утят-соратников, он кивнул им головой на улицу, мол, идите идите, старшие и без вас разберутся. Не хватало им еще всей стаей толпиться, пусть свежим пеплом подышат. 
- Уважаемый Кресций, можно Вас на пару слов?, - Вилкас поймал за локоть жилистого старикана, который хвостиком было пустился за данмером-старейшиной. Честность честностью, а им следовало знать, что их ожидает в шахтах.
- Чавось? 
- Мы, - Вилкас кивнул в сторону вооруженной топором напарницы, - хотели бы расспросить про шахты, что бы знать, что там на самом деле произошло.
- А что там рассказывать? Шахта как шахта, когда-то была богата рудой, но после обвала Восточная компания ее закрыла, мол, опасно там людям работать. Херь это все, - старик демонстративно скривил губы, - старик мой, которого туда послали, шахтер был опытный, не мог он просто взять -  и погибнуть под завалом, сердцем чую. Те, кто свод шахты крепил, знал свое дело, никакого завала не было!, - казалось, он сейчас сплюнет в сердцах, но, нет, стерпел.  Как и терпел Соратник. Он испытывал некоторое уважение к этому крепкому старому имперцу, который не стыдился простого труда, но вот беседовать со стариком не так что бы нравилось. 
- И? Вы просто чувствуете?, - нордлинг не скрывал скептиса в голосе.
- Сынок, я тебя мечом махать не учу, вот и ты меня делу шахтерскому не учи!, - старик Кареллий зло ткнул его пальцем в нагрудник, - если говорю что не было завала, значит не было! От завала люди, порезанные как скот, обратно не ползут, оставив своих дохлых друзей! А эти, - он кивнул в сторону стражников, костяными статуями замерших у входа, - ползли. Не знаю что там было, но явно торгаши что-то скрыли. Вот и все, что могу сказать., - кивнув на последок, он сердито хлопнул дверью. Вилкас задумчиво покосился на сестру-по-оружию, поглаживая пятерней щетину на подбородке:
- Мерзкий старик, но правду говорит. ВИК явно что-то пытались скрыть, что-то, что даже их могуществу и наемникам не было под силу. И вряд ли Морвейн это знает. Пошли, думаю нас заждались, - он вздохнул, все еще хмуря брови. Вот не любил соратник загадки, как не смотри.
   На улице был гомон, пепел и много много людей. Точнее, эльфов. Вилкас нашел глазами троицу товарищей, свистом подозвал их и направился к старейшине, который очевидно ожидал соратников; рядом с ним переминались с ноги на ногу две группы поменьше, стражники да наемники, и старик Кресций. "Понятно, решили перестраховаться." 
- Уважаемые соратники, - Морвейн улыбнулся, достаточно вежливо, - надеюсь вы не откажетесь от помощи с нашей стороны? Никто не сомневается в ваших способностях, но глупо будет отказываться от подкрепления? Наша стража и несколько храбрецов из простого народа будут хорошим подспорьем, - он сложил руки на груди, несколько нервно перебирая пальцами. Нордлинг покосился поначалу на Сигрид, потом на группу "храбрецов". Бретон с двемерским луком, два данмера, которых сложно было отличить от остального населения да неизвестно как оказавшийся среди них плечистый орк в железной видавшей жизнь броне с такой же секирой. Наемники, столь нелюбимая им каста. Стражников тоже было немного, видать смерть их товарищей существенно погасила энтузиазм и возможность войти в герои-спасители поселения. "Шоровы кости. Ладно, стража, решили своих людей к нам подкинуть, что бы не сперли ничего, а наемники нам зачем?" Никто не запрещал соратникам отказаться, вежливо и прямо, но решительно отказаться, но к чему заострять отношения с старейшиной? Соратник хмыкнул, кивнул, уперся кулаком в бок, бросая хмурый взгляд на вынужденных компаньонов; стоило сразу расставить приоритеты:
- Значит так, ублюдки, светловолосая за моей спиной - ваш начальник, и ее слово для всех, кто зайдет в шахту и до возвращения с нее - закон. Скажет драться - оружие в руки, скажет стоять - все замерли, скажет удирать - что бы я ваши пятки только видел. Свое мнение, самостоятельность и жажду подвигов можете засунуть поглубже или сейчас свалить подальше, с вами цацкаться никто не станет, особенно я. Всем все понятно?, - он даже не улыбнулся на злые взгляды в ответ на колкие слова. Вилкас знал племя наемников, и не просто так пренебрежительно отзывался - ему не хотелось оказаться под землей с теми, чью жажду наживы или беспечную любовь к приключениям знал не понаслышке, как и там выяснять отношения. Если решили работать с соратниками, пусть разу засекут на носу что они - арьергард, какие бы страшные рожи сейчас ему не строили. Он развернулся, круто, на ходу отцепляя шлем от пояса, сверкнув стальными волчьими клыками нордского хищника, закаленными в горячем огне далекой Небесной Кузницы.
- Если вы закончили, уважаемый Вилкас, тогда позвольте нашему жрецу благословить вас всех, - старейшина дипломатично не демонстрировал недовольства от резкости слов соратника, казалось, наоборот пребывал в чудесном настроении; естественно, поход такой группы должен быть удачным, а с ним и возрождение Вороньей Скалы. Соратник покосился на своего белокурого капитана, но возражать не стал - пусть он и не верил в данмерских богов, но вряд ли им это помешает. Темный эльф в расшитых одеждах вскинул руки в ритуальном жесте, но склочный соратник больше был занят мыслями, чем наблюдением за церемонией. Ему очень и очень не нравилось, что нечто, обитающее в шахтах, смогло разбить целый отряд каких не каких, а бойцов, как и не нравилось то, что ВИК струсил перед этим "нечто."   
- Идем?, -  дождавшись конца молитвы, он склонился к Рубящему Щиту, чуть ли не касаясь губами уха. Опасения опасениями, а заказ надо выполнить, да и опасность несколько будоражила соратника, что бы отступать от нее; нет, он достаточно видел в жизни, что бы и в этот раз всего лишь обратить внимание на привычный "зуд" между лопаток да сильнее стиснуть пальцы в стальной латной перчатке.

+2

8

Дождь успел разойтись во всю и закончиться, а Змар - покурить не меньше четырёх раз и завязать пустячный  разговор с одним из наёмников.

- Пока плыл, слышал байки матросов про эту шахту, -высоченный орк в грубо кованном нагруднике, пристроившийся курить рядом с Книжником под навес выпустил из широкий ноздрей струю дыма, - Говорили что добра там, в спешке, побросали немерено. Да вместе с шахтёрами. Там они и сгинули, неупокоённые, и теперь рвут любого, кто суёт туда любопытный нос. По какой же причине так вышло - никто толком не ведает. Матросы говорили что сами серые всю эту гнилую кашу и заварили. Наслали  магическую заразу, что бы торгашей припугнуть, а она потом как попёрла, как попёрла - еле успели закопать от грехов подальше. А теперь то ли осмелели, то ли кирдык им тут совсем приходит - рискнули снова старым промыслом заняться, долбанит копать, выгодно говорят.
- Эбонит, - машинально поправил Змар, слушая наёмника с самокруткой в руке.
- Эльфийское словцо? У них всё на ругательства похоже, - убеждённо заявил Кутаб, плотнее нахлобучивая на свою коротко стриженную голову бронзовый шлем с наушами, - Да нахаркать, медовит- каземит, главное что бы нас там не раздолбанитили по стенам, как лягух лопатой, я, за обещанные деньги, себе такую бабу куплю! Лучше козы.

Подавив кашлевой приступ дымом любопытный Змар уже хотел поинтересоваться тонкостями орчьих пристрастий, но тут в конце улицы показалась группа людей, вызвавшая слишком заметное оживление среди окружающих данмеров. Из этого авантюрист заключил, что наконец то к ним подваливают остатки ожидаемой группы.

Приближающиеся шагали быстро, но важно, им явно уступали дорогу. Пробежав цепким взглядом по нордским лицам и по узорам волчьих голов на броне Змар, с некоторое долей удивления, признал соратников Йоррваскра, а в вышедшем вперёд мужчине - Вилкаса. Знакомы они конечно никогда не были, но проживя первые 16 лет жизни между Вайтраном и Ривервудом Кижник не мог не знать самых легендарных физиономий своего края. Он даже принялся высматривать Фаркаса и Эйлу,  но ни мастера меча, не менее известного чем брат, ни длинноногой охотницы, трепетного объекта влюблённостей трети подросткового населения Вайтрана, среди пришедших не было.

- Значит так, ублюдки, светловолосая за моей спиной - ваш начальник, - зычный голос мигом вернул авантюриста в неприглядную реальность, под хмурое небо, где они все собрались, что бы убивать за деньги на  чужой и опасной территории.
Благоразумно придержав язык за зубами пока Вилкас не отошёл подальше Змар  обратился к уже знакомому орку:

- Там две светловолосых. Как думаешь, Кутаб, которая сегодня  наш начальник?
- Та, что по шире, - без раздумий ответил наёмник.

Книжник ухмыльнулся такому простому суждению, поправил удобней лук, и стал равнодушно дожидаться пока эльфийский жрец сотворит короткий ритуал.

Отредактировано Змар Книжник (2017-07-11 06:12:08)

+2

9

Проводив хмурым взглядом вереницу Соратников, послушно направившихся на выход, Сигрид закинула на плечо щит и повернулась к пойманному Вилкасом за локоть старикану Кареллию. Хоть прожитые шахтерские года и сказались на его внешнем виде, но что-то подсказывало воительнице, что немощным Кресций точно еще не был. "А вот седая ворчливость по летам на месте." Предвестник скрестила руки на груди, молча слушая диалог Вилкаса с плешивым имперцем. Задавать дополнительные вопросы желания не было, но не потому, что Сигрид было не по нраву общение с Кареллием, а просто потому что спрашивать особо было нечего. Ей было ясно лишь одно - старик явно не желал выговориться по данному поводу, но его брюзжание и резкость наводили на мысль, что на сердце у него лежит куда больше, чем на языке. "Но кто ж мы такие, чтобы вызывать в дедуле желание пооткровенничать". Сиг хмыкнула, тихо цокнув языком, как только за Кресцием захлопнулась дверь.
- Давай не будем гадать, а просто спустимся в эту проклятую шахту, - в ответ тоже вздохнула нордка, толкая дверь наружу, - все таки наша непосредственная задача - вернуть этим несчастным заработок, а не копаться в делишках Компании. Сделаем свою работу, а эти серые рожи пусть сами разбираются с тем, что было когда-то. Их шахта - их проблема.
Оглядев на улице обилие граждан местных и не очень, Сигрид лишь скользнула взглядом по своим соратникам и простым зевакам, хмуро уставившись на наемников и стражу подле Морвейна и Кареллия. Ей тоже не особо была по душе перспектива спускаться в шахту в компании с наемниками, у которых за душой может быть все, что угодно, но особо переживать по данному поводу воительница не собиралась. Её волновали только её люди, а лишаться головы за неизвестных и тем самым совершенно ненадежных товарищей она точно не станет. "Главное, чтобы из-за них мы все не кончили бесславно", - лишь подумала Сигрид, чуть хмурясь, но стараясь не выдавать своих сомнений касаемо такого "щедрого" предложения главы Вороньей Скалы.
- Ну что вы, паачтеннейший господин старейшина, - нарочито лениво и слегка добродушно протянула Сигрид, встав между своей братией и навязанным "подкреплением". Она не прекращала окидывать каждого из "помощников" оценивающим взглядом, намеренно уделяя особое внимание наемничьим рожам. - Главное, чтобы данная помощь не повлияла на оплату, - Предвестник хмыкнула, чуть скривив губы, и уже серьезным тоном добавила, - я понимаю ваш расчет, Морвейн, и он ничуть меня не оскорбляет, как не оскорбляет ни одного из моих соратников, - Сигрид оглянулась на них, как бы подтверждая, что это так, несмотря на истинные чувства соратников, о которых лучше бы им промолчать. - но лично я ни за одного из них нести ответственность не стану, хочу, чтобы Вы это понимали. Как и не позволю им создавать мне и моим соратникам помех.
Сигрид еще раз внимательно оглядела орка и бретона с луком, по привычке чуть прицокнув языком. Местные стражники у Предвестника не вызывали ровно никакого интереса.
Резкость высказываний Вилкаса заставила Сигрид чуть поморщиться, но к подобным его "выпадам" она уже давно привыкла. Уж кого, а его она затыкать никогда бы не стала. Максимум - высказала бы свое мнение много после и в приватной обстановке, в крайнем случае - тепло на ушко. Да и пусть остальные, и правда, знают свое место, как и то, что им особого доверия не будет, если только на деле кто-то не выделится подобающей доблестью. "Что вряд ли судя по их рожам..."
Сиг благодарно хлопнула Вилкаса по плечу, оставив его речи без комментариев и собралась уже отправиться к шахте, как Морвейн изъявил желание проведения какого-то обряда. Тяжко вздохнув, она в интересе наклонила голову набок, приготовившись наблюдать за действиями местного жреца. Ей и правда было любопытно, последствия морского путешествия на этот серый по всех смыслах остров уже приказали долго жить, так что можно было хоть немного отвлечься на детали местной культуры, которые для Предвестника были в новинку. Нет, не то, чтобы она не знала ничего о данмерах и их обычаях, но признаться, никогда в них не углублялась, а все, что знала, исходило от редких компаньонов или Атиса. Что до самого благословения, то Сигрид было совсем наплевать, поможет оно в их работе или нет. Она уже успела много раз помолиться Шору, прежде чем её нога ступила на усыпанную пеплом землю Солстхейма, о чем говорили многочисленные косички, спадавшие на её широкие плечи, в которые воительница заплела все свои волосы. А в благословении чужих богов она совсем не нуждалась.
На тихий вопрос Вилкаса Сигрид коротко кивнула, оглядывая весь "отряд" и заправляя пальцы за пояс.
- Мы готовы. Думаю, уже хватит тянуть время, пусть местные стражи из нашего бравого отряда проводят нас к шахте, а то мои воины уже изрядно затекли стоять на месте без дела, - властно резюмировала Сигрид, всем своим видом показывая, что эта вся гостеприимная тягомотина начинает ей надоедать. Ведь осталось лишь за малым - войти в шахту и начать спуск в опасную неизвестность...

Отредактировано Сигрид Рубящий Щит (2017-07-24 13:19:00)

+1

10

Стоило только закинуть внутрь остатки щедро предоставленной данмеркой трапезы с тарелки, как в лоб прилетело толком не произнесённое и завуалированное «Пожрали? Молодцы. А теперь валите, поиграйте на улице, пока взрослые дяди и тёти разговаривают между собой на серьёзные темы.» Белобрысая удручённо фыркнула, полная разочарованных мыслей о толком не распробованных яствах, сетуя на скорость принятия решений членами Круга, уже практически позабыв о собственной мнимости и опасениях относительно совершенно незнакомой пищи. Но если взрослые дядя и тётя уверенно дали понять, что пора на выход, значит так было правильно на тот момент, и нужно просто молча и гордо выйти, всем своим видом показывая окружающим, что они достойны тех денег, что за них платят, ну, или за их работу, что точнее. Выйдя на свежий, насыщенный пеплом высшей категории воздух, бравой компании только и оставалось, что перетаптываться с ноги на ногу, продолжать разглядывать честной народ, да изредка перебрасываться между собой мыслями. О шахтах и ужасах там предстоящих думать было лишним и бесполезным, так как для этого у собравшейся на пороге троицы были Вилкас и Сигрид: они надумают, они придумают, они же решат, что дальше делать. От рядовых бойцов только и требуется, что безукоризненно верить решениям и верно следовать за предводителями. Поэтому «обычным смертным» и оставалось, что трепаться на бытовые, приземлённые темы. Например, как же всё-таки называлась та ерунда, которую весь пир употребляла в себя девушка, и что же можно будет вплёскивать внутрь из огненной воды эльфов по возвращению, чтобы сразу не дало по голове и хватило хотя бы на несколько часов. В том, что будет празднество и, собственно, возвращение с почестями, в честь которого эту пирушку и должны будут закатить, они отчего-то не сомневались.
– Эх, вот сейчас раздирают спорные чувства, – строя слегка угрюмую гримасу и прижимая губы, девушка продолжала, – Вроде и обидно, что не попробовала, - лёгкая пауза для осмысления, – Ну как ты её там назвал, Атис? А, точно, суджамму! – довольно повысила голос от того, что всё же вспомнила это сложное эльфийское название, – А вдруг больше не придётся подобное выпить? Но с другой стороны, после такого только по борделям шляться на радостях, а не в бой идти, – задумчиво смакуя последние слова, Соратница оборвала свои последующие размышления в силу того, что из дома показалось начальство, а, следовательно, вновь нужно было приобрести вид молодцеватый, готовый к свершению подвигов. И дальше всё вновь шло по накатанной – стоять и строить из себя саму суровость, пока будут показывать оставшуюся часть походного сборища. После представления всем, а большей мере наёмникам, дали понять, что такое хорошо, и что такое плохо, а точнее, что делать нельзя, и кого слушать. Хотя будь бы Хэд сама наёмником, а не соратником, то скорее бы слушала этого вот орущего, злющего норда, а не «светловолосую позади», хоть и при первой же возможности попыталась отплатить за столь хамское «ублюдки». Но так как девушка слыла соратником, то выполнял приказы как «злющего», так и Сигрид, при этом, хоть и не полностью одобряя, но всё же внутренне ухмыляясь, от «наставленческой, приветственной» речи Вилкаса. Дальше был какой-то данмерский обряд, который вызвал интерес лишь на первых порах. Через некоторое время уже даже наемников рассматривать имело и то больший смысл для блондинки. Но, правда, даже это наскучило быстро, если честно, при условии, что было их всего четыре, да и то два из них серые. Благо, ритуал закончился всё же быстрее, чем того можно было ожидать, отчего дело обошлось без очевидного выражения скуки от девушки. Предвестник вновь кратко резюмировала о выдвижении, оставалось только верно следовать за ней. Ну, или за ведущими их к шахте стражниками, если вдаваться в мельчайшие подробности. «И всё же интересно, о чём они разговаривали тогда в доме.» Но пока интерес так и оставался неудовлетворённым, потому что к Сигрид с подобным вопросом не подступишься даже на хромой кобыле, а чтобы получить от Вилкаса хотя бы «Сама ведь прекрасно понимаешь, что… Не. Твоё. Собачье. Дело.» нужно было постараться выцепить его, так ещё и избавиться от лишних ушей, что теперь было крайне трудно.

0

11

"А теперь наши весёлые большие ребята будут обсуждать, когда пойдём драть задницы..." - усмехнувшись подумал Йорд, выходя за всеми. А, впрочем, его их болтовня не особо волновала. Ну поторгуются может они там, может узнают, что за чертовщина в этой шахте творится... А, хотя, какая Йорду, к даэдра, разница? Главное, чтобы там лича какого нибудь не было, а остальное... Впрочем, учитывая то, что у них есть орава бойцов, которые сойдут за пушечное мясо, и Вилли с Сиг, то они и лича завалить могут. Да что уж там, бравые ребята из Вайтрана могут и драона укокошить всей толпой. Наверное...
Но, драконья опасность миновала, спасибо Довакину, а значит беспокоиться было не о чем. За такими размышлениями Йорд стоял, облкатившись на стену и легко поигрывая в руках, сделанной на заказ Йорлундом и специально утяжелённой, секирой, под немного удевлёнными взглядами зевак и стражей. Особенно стражей, хех.
Старшие почему-то не спешили возвращаться, так что Йорд мог полностью насладиться здешними видами, ощущением алкоголя в желудке и прекрасным пеплом, дышать которым одно удовольствие. Хотя, всё же алкоголь и виды перекрывали последнее. Питьё, надо сказать, у них было очень даже не плохое, но вот виды совсем отличные: в далеке виднелся огромный вулкан, Красная Гора, расположенная в Морроуинде. На самом Солсте горы тоже были очень красивы, особенно завораживал переход из безжизненной пустыни в заснеженную горную цепь. Да и местная архитектура заслуживала особого внимания. Разговоры остальных он не особо слушал, больше погрузивышись в свои размышления и созерцания. "Болтать надо после боя!" - это он усвоил для себя уже давно.
Впрочем, скоро все соизволили собраться, а потому Йорд закинул свою "игрушку" за спину, и, следуя примеру остальных придал себе брутальный вид, чтобы все эти недотёпы видели, кто тут, собственно говоря, батьки и кому в бою не надо преграждать дорогу. Оглядев всех тяжёлым взглядом, Дух отметил про себя, что помочь в бою может только пару обычных и один курящий лучник, хотя, неизвестно ещё куда будут лететь их стрелы. Стражи тут явно бесполезные, иначе бы давно уже зачистили эту пещеру. Наёмники в большинстве своём были немного... придурковатые. Йорду в глаза почему-то больше всего бросился зеленозадый клыкастый недо-вояка. Ну, нельзя, конечно, судить только по внешнему виду, но... врят ли он будет действительно стоящим воином. Йорд немного размял суставы и подошёл к Хэдви.
- Слушай, мне одному кажется, что все эти доходяги будут только мешать?
Впрочем, казалось не ему одному, и ебо губы скривились в злорадной усмешке полсе высказывания Вилкаса. Пожалуй, пускай и резко, но тут он абсолютно прав.
Хотя речь Сигрид и довольно хмурый взгляд, брошенный на всех соратников, заставил эту ухмылку тут же слететь с лица, как бы говоря "Засуньте ваше недовольство и высокомерие себе в зад и излучайте доброжелательность!" А, хотя, пусть, Йорду то какая разница с каким лицом стоять.
И тут началось то, чего он так ненавилел - молитвы, благословления и прочая лабуда. "Ох, Шоровы кости, пропади эти жрецы пропадом! Чувствую, это надолго..."
Стоя и наблюдая за благословлением, Йорд со скучающим видом продолжал созерцать присутствующех и окрестности, слушая ненавистного Жреца.

Отредактировано Йорд Медовый Дух (2017-08-02 13:41:02)

0

12

Под взорами жителей Вороньей Скалы - восторженными, встревоженными, задумчивыми, а кто и слезу пустил, провожая родича-стражника, их небольшая группа, лица власти да зеваки направилась к шахте; идти, правда, было недолго, пара минут по грязным данмерским трущобам с непривычными его северному глазу низкими домишками, и вот она, старая и заброшенная, с обязательными для заброшенных зданий кучами мусора, в которых привычно ковырялись местные блохастые кабысдохи. Когда-то, в старое время, здесь сновали усталые шахтеры, дрожал от жара плавилен воздух и черный, блестящий эбонит ровными слитками везли на корабли. Теперь, как и везде, здесь была только разруха и обветшалость.
- Прошу, - провожавший их Морвейн провернул ключ в замке старой двери, и его дрожание пальцев, голос резкий, слишком нервный выдал все напряжение главы поселения. Соратник не стал на это как-либо обращать внимание, данмер имел право волноваться и переживать, вопрос был исключительной важности. Нет, еще раз с мысленным вздохом осмотрев компашку (очень уж северянин не любил эти вроде и большие, но слишком разномастные компании, ему бы еще парочку своих привычных воителей Йоррваскра, и отшил бы он наемников вместе со стражей), отточенным жестом двемерского автоматона вытащил двуручный меч из ножен и осторожно приоткрыл дверь, первым шагая внутрь. 

   В шахте подванивало духом, обычным для старых заброшенных зданий - не то сырость, не то обреченность, не то просто слишком звонкая пустота внутри. Местами лохмотья паутины, местами пыль с руку толщиной, и, да, бурые уже полоски на полу, да такие же лужи. Вилкас негромко и задумчиво присвистнул. Кто-то полз, оставляя за собой кровавый шлейф, пока его не приняли возле выхода постовые; полз, а не звал на помощь, а значит его ужас был сильнее. "Что за чертовщина там творилась?". Старые доски заскрипели под его тяжелым шагом, соратник не торопился, раз уж был в авангарде - надо, подождут. Тыкать, впрочем, пальцем в кровавые следы и громким шепотом звать Сигрид, как и сержантской руганью требовать расчехлить оружие да мигом собраться - тоже, и сами головой своей пойдут, что шутки закончились. Да и что с того, что кровь? Вряд ли в группе найдется кисейная барышня, потерявшая сознание от темных потеков. Он махнул рукой группе, мол, идемте. 
    Спуск в шахту утопал во тьме, естественно, все факелы, которые могла использовать предыдущая группа, давно сгорели. Соратник кивнул паре стражников, навьюченных нехитрым скарбом, принял факел, черканул кресалом, воспламеняя пропитанные смолой тряпки. Без эпатажного бросания факелов вниз обошлись, не дураки сжечь шахту вместо ее зачистки.
- Осторожно, здесь доски все сгнили, - гуськом, друг за другом, они спускались вниз, едва разгоняя плотную, почти физически ощущаемую тьму огнем; не самая удачная позиция, но у пары стрелков руки были свободные, да и в свою нордскую сталь соратник достаточно верил, чтобы не бояться нападения, да и вряд ли враг поджидал их так близко. В отличие от трупа внизу спуска - данмер прислонился к стене да завалился на бок, распространяя тошнотворные ароматы гниющей плоти; Вилкас скривился, взмахом факела отгоняя мелких противных мушек, чтобы осмотреть мертвеца ближе. Желтая костяная броня была иссечена, и не спасло ее расхваленное Атисом мастерство кузнецов данмеров, да и сам Атис был бледнее мела рядом, поминая Азуру да Неревара в слух. "Хм, это не клыки и не когти." Соратник мог смело заявить, что следы на доспехах были от оружия, и страшная была сила, пробившая их - не хуже его. Жестом ткнув Безухой на труп, он подхватил отложенный меч, опять шагнул в темноту уверенно и смело - не позволять же, в самом деле, наемникам забрать себе славу первых? 
   Тьма вокруг удручала, нордлинг ощущал себя все равно что щенком, слепым и глухим; он знал, он помнил про силу, дремлющую внутри, но не мог ее использовать, насколько бы удобнее не было. Тьма скрывала все - и иссеченные брошенными кирками стены, некогда полные эбонита, и узкие, как кишки, штреки, и истлевший хлам, оставшийся после шахтеров. Тьма скрывала и второй труп, третий, четвертый, все они тянулись к выходу, и все были иссеченные, а кто и безголовые, в лужах высохшей крови. По тяжелому сопению Вилкас понимал, как нервничают сопровождающие его стражники, где скрежет зубов, а где и тихая ругань, смесь страха и злобы. Последнего из найденных погибших стражников, утыканных обломанными стрелами, он изучал более внимательно, даже выдернул с противным звуком одну из стрел, почти что на вкус не пробуя наконечник. Зубчатой, кривой, из почерневшей стали. "Шоровы кости. Влипли." 
- Атис, знаешь, что это?, - он одернул данмера, который сунулся уже было в боковой штрек с факелом наперевес.
- Эээээ... Стрела? 
- Драугры, дурная ты башка. Глаза разуй и не лезь в одиночку, или отправишься к праотцам быстрее, чем думаешь, - Вилкас сплюнул, с легким раздражением, отбросил наконечник стрелы. Не любил он умертвия, всей своей нордской натурой не любил. И как противники плохие, на куски надо рассечь, чтобы упокоить, и в бою с ними ничего доблестного нет, и испытываешь к ним только омерзение, как Фаркас к паукам. У данмерских стражников, может и неплохих бойцов, но привыкших к разбойничьим налетам да обычным кражам шансов не было против тех, кто уже по другую сторону смерти. Вот только что забыли древние северные мертвецы в шахте данмеров? Соратник ухмыльнулся, криво, слишком уж большие претензии были у серых на остров, который знал древних северян еще задолго до эльфов и был с ним одним целым. Да и разгадка была близко - за очередным поворотом шахты на железной решетке двери повис застрявшей выкрученной рукой очередной данмерский труп, а факелы слабо затрепетали под едва заметным сквозняком. Дверь, ржавая, железная, казалось была прибита впопыхах, уж слишком кустарно и неуместно смотрелась, будто кто-то пытался отгородиться от зла. Древнего зла. Вырубленные на камне символы, как история земли. Тьма, не противная, липкая, затхлая, а холодная и чужая. Мертвая тишина. Вилкас как никогда ощущал, как сильно они здесь неуместны, но воинская честь и необходимость дойти до конца толкали его похлеще всех слов и правил - Соратники всегда идут только вперед, без оглядки.   

   Дрожащий свет факела выхватывал оскаленные морды и извилистые узоры на каменных стенах, скрытые мхом, обломки некогда украшавшего крипту дерева, за столетия сгнившего в труху. ВИК, увлеченные жадностью, копали до тех пор, пока не наткнулись на древнее захоронение, и не нашли ничего лучшего, как бросить шахту; их данмерские потомкам дорого пришлось заплатить за ошибки имперцев. А теперь рассчитываться придется и Соратникам - об нагрудник Вилкаса глухо звякнула стрела, и в темноте начали загораться синие огоньки - пара, вторая, третья...
- К оружию!, - нордлинг попросту запустил в глаза-огоньки факел и вскинул меч, со скрежетом скрещивая его с выскочившим драугром. Круглый зал заполнился криками, руганью и звоном.   

ГМ-оффтоп, к обязательному прочтению

Дорогие и уважаемые соигроки, ГМ в моем лице напоминает, что драугр - зверь опасный, это вам не разбойник с большой дороги, а сильная нежить, стычка с которым не простая даже для опытного воина. Администрация не указывает кол-во драугров специально, что бы не было скучающих без сражения игроков, но просьба обойтись без лихого уничтожения десятков мертвецов лично.

+2

13

Когда Вилкас первым скрылся в чёрном проёме шахты остальные Соратники потянулись за ним плотной цепочкой, с сурово напряжёнными лицами.
Наёмники и стража были вынуждены пропустить их всех.
- Пусть прутся, - буркнул Змар орку, несколько раз пытавшемуся втиснуться между нордами, и каждый раз натыкавшемуся то на металл щита, то на жёстко выставленный локоть, - У них броня видел какая? На таких может увесистый мамонт задом  сесть и не подавит.

Змар скользнул в неприветливую темноту  вслед за последним воином Йоррваскра. Следом  потопали Кутаб и местные вояки. Начался спуск по заброшенной шахте.

Надсадный скрип перекрытий раздражал Книжника, ему так и виделось как вся компания исступлённо размахивая конечностями валится в пролом, если старая древесина не выдюжит. Он сразу ушёл в бок и легко перешагивая трупы и заржавелый рабочий инвентарь двигался почти параллельно цепочки нордлингов. Около одного из покойников авантюрист задержался разглядывая.
- Знатно порубили, - Кутаб засопел рядом, подсовываясь в свет факела.
- Знатно то да, но бестолково, - задумчиво отозвался маг, - Смотри, удары вкривь, вкось, и всё глубокие. Тут хватило бы таких пары, а его кромсали словно двемерский шинковочный автомат заело.
- И чего это значит?
- Значит что вряд ли мы имеем дело с разумными подлецами, и ждут нас какие нибудь взбесившиеся лесорубы. Может даже на
обед.
Кутаб воинственно гыкнул и перехватил крепче секиру.
   На данмеров мёртвые сородичи произвели заметно угнетающее впечатление. Змару даже показалось что один из стражей отстал и неприметно пошелестел шагами обратно к выходу. Остальные сгрудились, но продолжали двигаться за Соратниками. Пролом в стене, кое как скрытый тяжёлыми створками заставил Книжника вытащить из за спины лук и перевесить по ближе колчан. Было ясно что сейчас им предстоит встретиться с агрессорами шахты лицом к лицу, ну или к морде, Шор весть.
   Стали двигаться сосредоточеннее.
Рельефы на стенах привлекли внимание Змара. Он поднёс факел ближе, стёр ладонью вековую пыль и вгляделся в знакомые драконьи узоры. Командный крик Вилкаса оторвал его от археологических размышлений. Вокруг всё зашевелилось. Нордлинги, ещё не обнажившие оружие, рывками высвобождали из ножен мечи. Погас один факел... второй.... заметались люди, нелюди!  Орк почувствовал себя соратником и вдохновенно ломанулся в самую гущу, чуть не протаранив от усердия одну из нордок. Книжник пихнул свой факел  в расщелину и убираясь подальше от свистящих вокруг клинков забрался на верх горы старых ящиков. Оттуда он  прицелился и пустил стрелу в костлявого врага. Драугр упал на колено с расколотым суставом, и кто то из мечников, воспользовавшись моментом, умело снёс покойнику синеокий череп.

   - Кутаб, твою ж клыкастую зеленорожую мать, ты то куда? В Совнгард за компанию думаешь пролезть? - попытался образумить разбушевавшегося знакомца маг, но без толку, орк, выпучив глаза, наводил секирой шороха в рядах мертвяков, - То же мне, приёмыш Талоса... - тщательно выбрав цель Змар выстрелил снова, - голова драугра, замахнувшегося на спину Сигрид, раскололась опадая осколками блекнувших глаз и оседающего тела.
   Достав ещё две стрелы Книжник окинул всё поле драки, и хотел помочь данмеру стражу, который отступал под напором  мертвеца с тесаком, но опора под его ногами дрогнула, рассыпалась, и авантюрист сверзся вниз, прямо на пытавшегося залезть к нему неугомонного мертвеца, лишенного ног, но всё ещё кровожадного. Успев с размаху  залепить настойчивому преследователю пяткой между глаз, Книжник откатился и быстро поднявшись невольно оказался в самой гуще рубки, еле успев пригнуться от прогудевшего над головой меча Вилкаса.

Отредактировано Змар Книжник (2017-08-08 02:05:28)

+2

14

Переступив порог шахты, Сигрид аккуратно сняла с пояса топор, но не стала им размахивать, как и не стала пока снимать с плеча свой щит. Они только вошли внутрь, было не слишком много места, чтобы размахивать руками, да и повода пока не было, хоть гнилые запахи и тишина из встретившей группу воинов темноты не предвещали ничего хорошего. Доски под ногами опасно скрипели, Сиг старалась ступать как можно плавнее, но не потому что боялась провалиться или застрять сапогом в настиле, просто это было бы совсем не к стати, к тому же вслед за ней еще шел целый отряд, если так можно было выразиться. Поймав молчаливый кивок Вилкаса, она тут же перевела взгляд на очередного бесславно почившего данмера, скользя хмурым взглядом по его испещренному зарубками доспеху. По количеству зарубок воительнице сразу же подумалось, что противников было слишком много, но даже если так, выглядело это очень странно. Теперь становилось ясно, что ужас, с которым несчастные данмеры пытались покинуть выработку, был во всех смыслах не фигурален. Значит, с противником придется сражаться свирепо.
Трупы и подтеки крови живописно разбавляли интерьер, что освещали немногочисленные факелы, загоравшиеся в свободных руках. Запах металла забирался в нос и оседал в легких тяжелой пеленой минувшего отчаяния, с каким несчастные пытались выползти из шахты наружу. В гниющих трупах запечатлелся ужас и боль, скрюченные тела и стертые о камень и дерево пальцы в попытках проползти что было сил хоть еще немного, явно демонстрировали панику и всепоглощающее отчаяние. Сигрид переступила через очередное тело бойца, что лишь на четверть сумел выползти из бокового штрека, где видимо, в испуге пытался скрыться от погони, но не смог. Его ноги были перебиты в кашу. Скривив губы и стараясь часто не дышать, настолько зловонным был густой спертый воздух внизу шахт, Предвестник молча следовала за Вилкасом, который явно взял на себя обязанности ведущего.
Идя рядом с братом по оружию и подмечая те же тревожные детали, что и он, Сигрид крепко сжала рукоять топора. Стрела, выдернутая из последнего встретившего их внизу стражника, Предвестнику тоже не понравилась. Она остановилась, обращая внимание на диалог соратников и мысленно соглашаясь, ведь мысли о драуграх пришли ей в голову немного ранее, но лишь как ассоциация, ведь они еще не ведали, что идут прямиком в нордские гробницы. Выругавшись тихо, но крепко, нордка сплюнула себе под ноги, оглядываясь на шедших позади.
- Впереди мертвяки, всем руки на оружие и без лишних геройствований. Это вам не бандиты с дороги, - мрачно обратилась к своим соратникам Предвестник, зыркнув и на остальных, как бы между прочим, раз уж они сегодня - часть их маленькой команды. И ежели наемники сталкивались ранее с драуграми, то вот местные данмерские стражи - Сиг не была уверена, что им доводилось скрещивать мечи с подобной нечистью, так что добавила, - драугров уложить труднее, они не знают усталости и боли. Если кто и решит бежать к мамке, то делайте это сейчас, а не во время схватки, нечего создавать остальным помехи.
Надежды на то, что встреча с древними умертвиями их минует, очень быстро умирали, по мере того, как неровный свет от факелов сгонял тьму с древних рельефов замшелых стен и обломков былого великолепия старых забытых гробниц. По ногами хрустели черепки от разбитых погребальных урн и не оставалось никаких сомнений, что вскоре все они окажутся лицом к лицу с линией защиты усыпальни. Точнее - с драуграми. Сигрид поморщилась, вспоминая свои предыдущие встречи с этими мертвыми тварями и отмечая, что удовольствия от этого она не получила ни разу, как одинокая стрела в попытке вонзиться в грудь Вилкаса, с досадливым звоном отлетела в темноту и тихо зашуршала по каменному полу. Хриплое сопение и начавшие загораться то тут то там синие огоньки, скрежет и шум от заворочавшихся драугров заставили похолодеть все внутри даже у воительницы. Но не от страха, а от напряжения, что их заметили раньше. Всего на мгновение. На громогласный призыв Вилкаса к оружию Сигрид, ни на секунду не замешкавшись, сорвала с плеча щит и крепче сжала пальцы на рукояти топора. Сохранять тишину и двигаться осторожно уже не было нужды, умертвия их учуяли и теперь стремительно просыпались от дремы. Проклятая вечность блюсти покой усыпальниц, эта мертвая нечисть была без души и разума - ровно столько было чести упокаивать драугров, и Сигрид это нравилось не больше, чем стоять трусливо в стороне. Бой с этими тварями не вызывал всепоглощающего ража, не захлестывал эйфорией сражения. Все было столь же мертво внутри, как и сам противник. Их хотелось лишь крошить, кривя брезгливо губы и стараться не погибнуть, чтобы не стать очередным скелетом, усыпавшим замшелый пол погребален. Громко и зло рыкнув, Сигрид кинулась отбивать натиск мертвяков, успев прикрыть себя щитом. По древнему металлу скользнул не менее древний топор, высекая сноп искр. Послышалось резкое шипение. И снова мощный удар, затем еще и еще. Кисть заныла от вгрызшейся в пальцы и запястье скобы щита. Свет быстро гас, факелы летели в драугров и просто на пол. Светящиеся синим мертвые глаза умертвий мерцали со всех сторон, окружая соратников и их помощников в зачистке. Сумев быстро вывернуться и рывком ударить щитом молотящего по нему топором драугра, Сиг пустила в ход своё оружие, меся отточенными движениями противника, пока не снесла тому сначала руку по самое плечо, а затем не переломила шею, нелепо треснувшую пополам меж позвонков.
Осколки черепа и грузно осевшее за её спиной тело другого драугра заставили оглянуться, ловя цепким взглядом торчавшую в голове мертвяка стрелу. Поймав краем глаза стрелка, Предвестник про себя отметила, что не такими уж бесполезными оказались наемники, но растекаться мыслью по данному поводу момент был более чем не подходящий. Саданув очередного драугра щитом по иссохшей руке, сжимавшей секиру, нордка низко вскрикнула, силой опуская на его плечо свой топор и чувствуя всем телом, как трещат старые кости, ломающиеся от закаленного в Небесной Кузнице металла. И если бы простой смертный закричал от боли и бьющей из вен крови, этому древнему трупу было хоть бы хны. Сигрид повезло, она успела отскочить немного вбок, лишь на полшага увернувшись от лезвия его секиры, вгрызшегося в землю у её ног. Осколки камня и очередные искры разлетелись по полу, затаптываемые подошвами ног сражавшихся. Свист мечей, секир и топоров неприятным эхом отлетал от стен, теряясь в темных уголках гробниц. Заприметив в гуще сражения лучника, Сигрид пошла напролом, чтобы расчистить путь для его отступления и стараясь не задеть "своих", кружившихся в схватке. Мало пользы от лука, когда рядом так много тел, не важно живых или мертвых. Отталкивая выпады умертвий взмахами щита и уворачиваясь от свиста летевшего мимо оружия, Предвестник пнула под иссохшее колено очередного драугра, загородившего проход, целясь топором ему в затылок. Месить по чем попало смысла было мало, можно лишь чудовищно устать. Надо метить сразу в голову, ведь противник уже мертв, что ему лишние зарубки на костях, если они не отделяют руку от плеча, да и без рук они все еще "живы". От удала по затылку, драугр лишь покачнулся, поворачивая на воительницу свою голову, полную зловещего синего свечения. Из его костлявой пасти вырвалось "гхахврх", а затем из нее полетели пожелтевшие зубы, усыпая пол и хрустя под сапогами нордки. Удар ребром щита по его сухой роже раскрошил челюсть, ломая череп до самой глотки. Сигрид пнула его еще раз, заваливая на спину и толкая плечом другого подобравшегося сбоку мертвяка, чтоб тот вновь не замкнул кольца. Можно было проходить, уматывать, увеличивая дистанцию.
- Пошел! - рявкнула нордка на наёмника и принялась выцеплять взглядом противников, пытаясь быстро оценить ситуацию. Может, еще кому нужна помощь или требуется добить недобитого мертвеца.

+2

15

Перед входом в шахту все интересующие вопросы становились бессмысленным расточительством времени и слов, ведь теперь любопытство можно было утолить без всяких разговоров и допросов, лишь шагнув за порог, в темную, сырую шахту, пройти отмеренный путь и встретиться лицом к лицу с тем, о чём так мало сказано и известно. Скрип заржавевших петель да хруст старого дерева двери, успевшего разбрякнуть и разойтись от частых дождей и с силой вызволяемого из ставших для него узкими объятий проёма, заставляли чуть вздрогнуть, слегка покривив губы от неприятного визга, и тут же, сильно не распотякивая, последовать за своими товарищами по оружию. Хоть сначала девушка и была сильно удивлена тому, что все Соратники сгруппировались вначале колоны, по мере продвижения становилось всё более очевидно, что врага не стоит ждать ни с боков, ни уж тем более со спины. Он только впереди, в той непроглядной тьме, которую они относительно тщетно пытались осветить факелами в своих руках. Доски предательски скрипели под ногами, заставляя слегка напрягаться от «пения» не предвещающего ничего хорошего - либо провалиться куда-нибудь, либо застрять ногой в обветшалой древесине, останавливая при этом всё колону за собой, либо что ещё и того похуже. Затхлые запахи гнили и метала, били в нос, пытаясь вызвать рвотные позывы, благо, компания оказалась бывалой к подобного рода ароматическим атакам, да и опорожнять было практически нечего, вспоминая то количество еды, которое было съедено или точнее не съедено из-за опаски к неизвестным продуктам. Лишь раз мазнув по стене рукой, можно было оставить на перчатке вызывающую отвращение вязкую субстанцию грязно-бордового цвета - смесь пыли и крови. Многочисленные трупы под ногами вызывали разговоры, как позади, так и спереди соратницы. И если одни беседы лишь подталкивали к мысли о том, что противник не совсем разумен, то другие разбивали всякие надежды на благородное сражение. Вилкас вполне четко выговаривал «драугры», отбрасывая в сторону кривой, темный кусок железа, слывшего наконечником стрелы. Вот от этой информации к горлу уже подступал комок нервов, самую малость затрудняя дыхание и вынуждая делать глубокие вздохи, заполняя легкие будто разлагающимся воздухом. «Мать вашу! Серьёзно? Мертвяки? Да, - слова гулко тянулись в голове, - это вам уже не группка одичалых лесорубов будет. Таких, говорят, махом не убьёшь. Только рубить, кромсать и резать бездумно, как они, или напрочь сносить голову, - тут надо бы и закончить, но мозг категорически отказывался принимать такую информацию, - Но ведь драугры просто детские сказки, которыми матери пугают своих детей...» Жаль, что Хэд так и не уяснила из рассказов бывалых, что эти существа не сказочки, а суровая, пугающая и темная реальность жизни. Ещё недолго побродив по извилистому спуску, группа наткнулась на ворота, кустарно возведенные в глубинах шахты. Нутро подсказывало посильнее сжать рукоять меча, а звон стрелы, брякнувшей о доспехи и словно той самой брошенной на пол и вернувшейся обратно к Вилкасу, а также его командный, громкий рык давали понять, что пора отбивать свою задницу. Множество синих огоньков впереди порождало тихий шепот в голове. «Реальны.» Помещение всё больше заполнялось звуками сражения, часть данмерской стражи в растерянности побросали факелы под ноги, выхватывая оружие из-за пазух. «Потопчем же!» Жопа кричала об опасности и необходимости побыстрее начать размахивать двуручником, но мысль о том, что в освещаемой парой факелов темноте промеж глаз ей засадят стрелу, тоже слегка пугала, заставляя рывком наклоняться за факелом и отпрыгивать от, видимо, вдохновленного предстоящей мясорубкой и ничего не замечающего орка.
- Шоровы кости, зеленозадый, своих не подави! - но вряд ли этот посыл дошёл до адресата. Одно размашистое движение и факел засел в просвете каменной кладки, а соратница уже пыталась отбиться от наседавшей и сверлившей ледяным светом глаз мертвичины. От привычных режущих движений проку было мало, а от переполняющей по этому поводу злобы хотелось напросто пробить голову драугра рукоятью, хотя времени это заняло бы явно не меньше, нежели продолжай она рубить его, раз за разом, кусок за куском, отделяя от тела части сохшей плоти. Чтобы наверняка остановить эту нежить, нужно было всего лишь одним отточенным движением снести с плеч голову. Жаль только, что это было не так то просто. Поэтому оставалось только, что скакать вокруг, усиленно отбиваясь в надежде, что выпадет хорошая возможность. Скрежет впивающейся в друг друга стали, искры и пинок, в надежде оттолкнуть от себя и остановить напор. Успевший немного отстраниться назад драугр осел на пробитое стрелой колено. «Шанс!» Резкий замах и удар, пришедшийся прямо на шею, отделяющий голову от тела. «Спасибо, лучник.» Взгляд скользнул по парню на горе ящиков, пославшего стрелу, а теперь с грохотом соскальзывающего с горки вниз. Ведомая принципом «око за око», Хэд уже была готова ринуться на помощь, не место лучникам в гуще сражений, но глаза выцепили в толпе Сигрид, уже продвигающуюся к бретону и расталкивающую щитом мешающие умертвия. И если Предвестница решила помочь, то лучше неё с этим никто не справиться, вовремя подоспеть в ходе заварушки Рубящий Щит всегда умела. Лучник был под опекой, а сражение все ещё продолжалось, и хотелось найти кого-нибудь, кто мог бы прикрыть спину. На наёмников и стражников надежды никакой не было, если откровенно. И не потому что они сражались плохо, нет, некоторые даже на удивление показывали себя неплохими бойцами, просто она была для них ни кем, и подставляться, отвлекая атаку на себя, вряд ли кто бы стал. Сигрид хоть и была одним из лучших вариантов, сейчас занималась чужим спасением, Атиса среди немалого количества данмеров было найти уже достаточно трудно, а Йорда с его секирой и замахами Хэдви всё же остерегалась - не к месту сейчас было бы отхватить по голове или заднице увесистым оружием. Оставался лишь один вариант, к которому ещё нужно было подобраться. Петляя сквозь толпу и вновь отбиваясь от навязчивого внимания мертвяка, хоть и оставшегося без атакующей руки, но неплохо размахивающего и отбивающего щитом, блондинка отступала, продолжая наносить серии ударов, то режущие, то колющие в надежде хоть на что-то. Спина в кого-то уперлась, быстрый поворот головы, чтобы проверить свой или чужой и следом вовремя отбиться от щита.
- Свои! - громогласно оповещая человека, в которого врезалась, пытаясь сыграть на опережение и не получить лезвием под рёбра, - Надеюсь, ты не против, что меч, если что, воткнут не тебе в спину, а в меня, а, Вилкас? - пытаясь вложить в голос нотки иронии по поводу того, что кто-то может незаметно нанести удар в спину мастеру меча, и что помощь нужна как раз именно ей. Сильный пинок отправляющий мертвяка спиной в сторону Медового Духа.
- Йорд, сзади! - крик, дающий возможность соратнику вовремя и без особых трудностей снести голову ходячему умертвию. Драугров постепенно становилось всё меньше, но и в числе живых, с кровью и плотью, тоже, как ни прискорбно, начинали появляться потери. Выжить хотелось всё больше и больше.

+2

16

Звенел метал об метал, слышались крики, и стоны, и ругань, и слова на чужом, древнем, забытом языке, смешались вместе мертвяки и живые, и времени крутить головой не было. От ударов сыпались искры, а побросавшие факела воины только усугубили положение, хотя винить их в этом было сложно - отбиваться оружием всегда приятно. Вилкас отразил удар, второй, напряженно вглядываясь в полумрак и только воинским чутьем ощущая, куда бьет противник; умертвие дралось жестко и без поблажек, ничуть ему не уступая, либо привыкшее к темноте, либо видящее в ней как кошка. Клинок просвистел в опасной близости возле шеи, черканул по закрытом броней плечу, нордлинг ударил в ответ, сильно, страшно, ломая твердые, будто каменные кости, пинком повалил на землю и парой резких взмахов добил драугра. Ох, как же он ненавидел этих крепких безжалостных мертвецов, как и драться в плотной толпе, в закрытом пространстве, когда и размахнуться никак. "Безда!" В спину кто-то ткнулся, Вилкас уловил краем взгляда белые кудри и самовлюбленный смешок - молодняк никак не понимал, что сражение никогда не развлечение; впрочем, он и сам был когда-то таким, самоуверенным молодым волчонком. 
- Не зевай!, - он толкнул Хэдви плечом, завертел мечом над головой и обрушил его на следующего драугра, рубя со всей силы, удар за ударом, пока от мертвеца не остались только разрубленные ошметки; с зомби всегда стоит ударить лишний раз. Больше бросаться было не на кого, сражение закончилось так же быстро, как и началось. Осталась только самая тяжелая часть - подсчет потерей. Кричать "привал!" он не стал, все и так разбрелись кто куда. Вилкас встряхнул мечом, выискивая в разномастной толпе своих компаньонов, подхватил все еще горящий факел:
- Целы?, - вопрос застрял в горле при виде Йорда, зажимающего окровавленное бедро. "Проклятье!". Вилкас не знал, да его и не интересовало как тот был ранен, зная Хмельного Духа, размахивал секирой как лесоруб, позабыв о простейших правилах фехтования, вот и пропустил удар. Смертельного - ничего, но вот кто станет в своем уме тянуть раненного, да еще и в бедро, который будет только замедлять группу? 
- Пожалуй, кому-то стоило больше налегать на тренировки, а не на бочонки с медом, да?, - он не скрывал недовольства, вернутся в Вайтран - еще и в ухо даст.
- Хэдви, будь добра, возьми в моей сумке бинты и перевяжи это бородатое недоразумение..., - сдержав более крепкое ругательство, Вилкас быстро осмотрел оставшихся товарищей; небольшим ранением в виде порезанной щеки отделался Атис, но это была слишком незначительно, чтобы обращать внимание. "Жив, цел, орел". Выдохнув, он направился к остальным, хотя уже знал, что он там застанет. 
   Очевидно, тренировками себя не отягощали как стражники, так и наемники, или же драугры были слишком сильными для них противниками. Один из стражников смотрел на Вилкаса с немым укором мертвых глаз, трагично наклонив голову, разрубленный почти до середины груди, не спасла нахваленная кость, толстый наплечник, второй ругался на данмерском, зажимая кровоточащую руку. Один с наемников тоже шипел и бледнел, перетягивая бинтом ногу, но оставшиеся, в частности броские бретон-лучник и орк если и были покрыты кровью, то только чужой. "Двемерская штучка? Слишком тяжелый, хоть и сильный." Зеленый, правда, так разбушевался, что вместо драугров остались только ошметки, впечатлить впечатлило, но вот подобных буянов Вилкас не очень любил - в порыве бешенства они редко отличали друзей от врагов. "Мдааааа." Первая же стычка, и сразу потери, при чем, учитывая выросшую опасность экспедиции, вот так просто тащить с собой раненных никто не станет; толку от того, что теперь знаешь с кем придется сражаться, если не хватит для этого сил.
- Сигрид, можно тебя?, - воитель задумчиво ковырял носком сапога одного из поверженных драугров, рассматривая древние доспехи и оружие. "Скайрим, Солтсхейм, а драугры одни и те же..." Он поднял серые и холодные, как сталь, глаза, на Безухую, стоило ей подойти:
- Бездна, теперь хоть знаем, с кем имеем дело... Видать, из-за этого и прикрыли шахту, имперцы люди денег, а не чести, решили, что оплачивать отряд воителей дороже. Выбора нет, придется пробиваться дальше, только давай-ка отправим раненых обратно -  до выхода им недалеко, да и мертвого своего, - Вилкас скривился, представляя стоны и плач, с которыми встретят "триумфаторов", - вынесут. Включая Йорда, с его ногой он ни драться нормально, ни идти не сможет, а кто сказал, что дальше будет проще?. Даже эти драугры не были простыми мертвецами, которых можно было встретить в гробницах Скайрима, зло, сотворившее их, было невероятно сильным. Тащить на себе раненных в таких условиях было равно самоубийству, а Соратники, при всех их удали и любви к опасности, дураками не были. Мужчина дружески хлопнул Предвестника по плечу и оставил, выискивая глазами одного из главных виновников их похода.
- Уважаемый Кресций, Вы целы?, - он сверлил взглядом старого шахтера, который в свою очередь ковырял камешек с крайней невозмутимостью и сосредоточенностью. 
- Знаешь, что это?, - он бросил в Вилкаса осколок камня.
- Булыжник. Целы, я спрашиваю, или нет?
- Пхех, булыжник. Вы, молодые, только и умеете что мечами махать, а в породе не разбираетесь. Эбонитовый сырец!, - он потряс сучковатым пальцем, с явным лихорадочным блеском в глазах.
- Прав был мой прадед, прав и я, чертовы крысы из Восточной компании, никакой это не обвал и не истощение шахты! Здесь эбонита на годы хватит!, - довольно крякнув, он отвернулся от Вилкаса и принялся даже ковыряться в камнях. Соратник насупил брови, но трепать за шкирку старика не стал, если уж он такой бодрый, то точно не охватил во время свалки, да и залежи эбонита для жителей - хороший знак. Для Соратников, пожалуй, тоже - глупо терять людей и получать раны только из-за пустой мечты, да и потерявший надежду заказчик мог бы и не заплатить, встречалось и такое; бить же по мордам данмерского старейшину было бы еще более некрасиво. Оставалась самая неприятная часть, как прощание:
- Раненные, соберитесь вместе, отправляетесь обратно. Наемники, стражники, кто желает, можете остаться, если кому-то хватило приключений - валите наружу, заодно и погибшего вынесете, - он скрестил руки на груди, рассматривая лица, среди которых кто просветлел от облегчения, а кто и посерел от гнева ли стыда. Среди данмеров громко зашептались, бросая взгляды на Вилкаса, о чем-то ожесточенно жестикулируя, сам соратник отвернулся к своим:
- Йорд, отправишься с раненными, и, нет, не спорь. Ты опозорил Соратников, и толку с тебя, хромого, будет немного, только прикрывай да присматривай, - он резким жестом прервал любое возможное сопротивление, давая понять что с ним, как с членом Круга, спорить бессмысленно.

+2

17

Провозглашённая начальница отряда подоспела к Змару на выручку очень вовремя. Он не преминул воспользоваться лазейкой, которая благодаря Сигрид открылась для него среди наступающих тел и ужом юркнул подальше от сердцевины лязгающей оружием и костями всеобщей кучи малы. Отступив, по тому проходу из которого они вышли, на подходящую дистанцию Книжник снова примерился поднимая лук. Благо хорошо закреплённый колчан не раскрылся, и коллекция его стрел не рассыпалась под ноги во время вынужденного кульбита.

Остальное время боя он благоразумно держался подальше от мечников,  кружил, выбирая подбитых или слишком шустрых врагов. Нескольким сбил атаки, добавляя своим соратникам преимущества, кое кого добил. Последняя стрела ушла под ноги Кутабу. Опьянённый битвой орк топтался по телам изрубленных драугров, и один из них, уже лишённый рук, ног, большей части туловища, уже не грозный мертвец, а какая то прости Шор, ошалевшая кочерыжка, приподнялся и нацелился оскаленными жёлтыми зубами на колено воина. Тут ему и прилетело, добивая широким лезвием надломанные шейные позвонки.Сверху ещё орк, приметив неугомонного вражину наступил пудовым сапогом, так что всё окончательно раскрошилось.

- Мы их поломали,  поломали! - довольно прогудел Кутаб, подходя к авантюристу и молодцевато стряхивая ошмётки гнилой плоти с верной секиры, - Ты видел а? Я одного так хххххобббанааа! - как порося набитого яблоками на столе, сверху до копчика, одним ударом, без напряга!
- Да чё толку то, - Книжник обежал глазами группу, считая раненых, - Их там могут быть залежи штабелями на целый пустырь. Раз, два... наш труп, три... - взгляд мага задержался на раненом в здоровую, как окорочёк, ногу Йорде, - Девахи целы, старикан никому не сдался, Вилкас бессмертный, заезжий данмер под прикрытием... Многовато для первой потасовки кро... Ээээ, Кутаб!?

Стоявший подбоченясь рядом с Книжником орк непонимающе мотнул головой и ослаб в коленях, навалившись  на приятеля оседающим телом.
Змар с трудом усадил тяжеловесного воина на каменный пол, привалив спиной к стене, и цапнув валявшийся факел принялся осматривать грязные побитые латы.

- Вот драконье дерьмо, - в сердцах выдохнул Книжник обнаружив впившуюся в зазор между наплечником и кирасой стрелу мертвяка. Древко её было сломано у самой брони, а угодила, как на зло, в такое место, которое по уму должно быть защищено, но видать догнала когда орк открылся замахиваясь.
Змар кое как ухватил скользкий от крови обломок, осторожно шевельнул, и сразу отпустил. Тот сидел глубоко и основательно, без толковой перевязки не обойтись, да и зельями бы пошлифовать.

- Слушай, друг, у тебя чего нибудь горло пополоскать, из алхимии имеется? - обратился Змар .
- Дыаа, - хрипло ответил Кутаб, - Настойка  из мамонтового цепня. Три бочки. В сарае сразу за хибарой у Лисьего Носа.
- Ясно, - Книжник покосился на соратников, но попрошайничать не стал. Раз они своего раненного в обратную дорогу шлют, то на чужака наёмника  точно тратиться не сподобятся.
Кровь, обильно текущая из раны, и до этого не заметная на общем фоне грязного тела зеленокожего теперь выделялась чистой густой лентой.
- Отвоевался братиш, - искренне сожалея произнёс авантюрист, - Давай, с подбитыми товарищами на свежий воздух телепай. Ну хотя бы жив останешься,- прибавил он в утешение.
- Не.. Не, какой? - орк, яростно засопев, поднялся по стенке, обругал нехорошими словами мертвяков, шахтёров и "серомордых которым лишь бы деньги зажать", вроде выпрямился, но ненадолго. Плюхнулся обратно, приобретя цвет бледного немытого салата.

Книжник беспокойно закрутил головой по сторонам. Раненые данмеры прихватили своего и потащились обратно по коридору. Бугай соратник, которому затянули кровоточащую ляжку, безприкословно поковылял туда же. Уцелевшие, оправляя оружие уже начали выдвигаться глубже в шахту. Всё вроде было понятно - раненые на выход, остальные марш марш за белогривой " начальницей". Кутаб вот правда вряд ли добредёт откуда пришли, хоть и не далеко. Куда соратники пошлют голодранца наёмника с такими проблемами Змар себе вполне представлял и без попытки обратиться за помощью.

- Так, боец секирного фронта, сейчас мы шустро двигаемся в обратном направлении, а потом я тебя сдаю местным добрым лекарем и догоняю группу, лады? - Змар протораторил это сквозь зубы, уже подпирая орчину под плечо и помогая встать.

Кутаб, расстроенный, замычал что то хмуро утвердительное.
Расстояние до выхода из шахты показалось авантюристу бесконечным. Орк то плёлся сам, то обвисал, так что Змар чуть не валился с ног, уж больно весовые категории были не равны.
Но вот, наконец то замаячил тусклый небосвод в распахнутых дверях шахты, вот и стоптанный порог миновали. Дальше споро тоже не получилось. Дела кому нибудь до раненного наёмника на поверхности было не больше чем в шахте. Стражники данмеры, стоявшие в карауле только трясли костяными шлемами  и бубнили по своему. Пришлось Змару тащить несчастливого знакомца до " Пьяного нетча" и там обещать трактирщику денег за лекаря. Пока всё устроилось и сторговались на остров опустилась пепельно строгая ночь. Приметив что чужак торопиться и полюбопытствовав- куда? Гелдис Садри, на ответ Змара сокрушённо покачал  головой:

- Ночью в шахту никого не пустят без разрешения старейшины.
- А старейшина небось ночью дрыхнет под боком ушастой жены, - раздражённо буркнул Книжник, - Да?
- Ну а чего достойному господину ещё делать по тёмному времени суток? - добродушно улыбнулся данмер.

Не поверив трактирщику на слово авантюрист молча вышел и вернулся снова, темнее тучи через пол часа.

- Я же говорил, - поцокал языком Гелдис, - Зато попробуешь мою особую суджамму, уверяю тебя, сны будут  великолепные!
- Не сомневаюсь, - устало ответил Книжник усаживаясь за барную стойку, - Плевать уже, тащи своё хвалёное пойло.

Дела его были не слишком хороши. Работа явно сорвалась. Даже если он утром войдёт в шахту догонять группу в одиночку затея глупая и бесполезная. Только голову сложить в каком нибудь затянутым паутиной углу. Септимов хватит едва едва на ужин и комнату на ночлег. А ещё нужны обещанные лекарю деньги. Деньги на обратную дорогу морем. Жрать тоже что то надо, Шор знает, бегает ли у них  что нибудь съедобное в этих серых лесах. Было о чём подумать.
Змар придвинул к себе принесённую услужливым данмером бутыль, и окончательно выкинув из головы эбонитовую шахту начал строить  завтрашние планы, веря, что пока ты живой варианты можно придумать всегда.

0

18

«Сэра, пишу тебе впопыхах, так что прости за недостаточную красноречивость…»

Мариса хмыкнула и отпила немного вина из бокала. «Варен всегда страдал избытком вежливости, хоть и пройдоха старый». За окном вечер плавно перетекал в ночь. Данмер сидела за столом в своей съемной комнате в «Пчеле и жале», алые глаза ее щурились от бедного освещения, бегло скользя по строчкам полученного недавно письма.

«…Я помню твою неуемную тягу к неприятностям, которые ты называла «приключения», так же хорошо, как и твою любовь к золоту. Не хочу повторяться, но мне так жаль, что ты покинула Солстхейм - остров, хранящий столько воспоминаний о нас с тобой…»

- Вот же н'вах, - вслух выругалась Мариса и пропустила следующие несколько строк. – Какие, к Дагону, «мы с тобой»?

«…Ты должна помнить старую эбонитовую шахту и наверняка знаешь, что лет через тридцать после твоего отъезда она вдруг иссякла. Опуская подробности скажу, что господин Морвейн хочет возобновить работу шахты, так как есть резон предположить, что в недрах шахты таятся залежи эбонита. Он снарядил экспедицию, дабы подтвердить или опровергнуть наличие в глубинах руды, однако все воины погибли. Такая потеря…»

Язычок пламени в фонаре затрепетал, и Мариса отвлеклась от чтения, чтобы подлить масла. Напоив фонарь из небольшой оловянной лампы, данмер снова взяла в руки исписанный лист пергамента. Варен нечасто писал ей. В Марисе просыпался интерес.

«…слышал, Советник пригласил каких-то именитых нордов, зовущихся Соратниками, дабы решить проблему. Мудрое решение, как по мне – пусть лучше уж гибнут и калечатся эти северяне. Кровь наших с тобой братьев не стоит того золота, что посулил чужакам Дом Редоран. Тем не менее, я не запамятовал, что ты ценишь свою жизнь меньше, чем господин - жизнь самого слабого и больного своего раба. Нет, сэра, не подумай, что я осуждаю. Просто подумалось, что тебе будет весьма любопытна эта история, да и деньги лишними не бывают, а платят достойно. К сожалению, даже если ты согласишься на это дело, встретиться на Солстхейме мы не сможем – я покидаю остров. Не хочу, чтобы эта гадость, что обитает в шахте, когда-нибудь вылезла на поверхность и лишила меня возможности писать тебе.
Не знаю, когда ты получишь это письмо, но в любом случае поторопись, если соберешься участвовать. Я напишу тебе из Блэклайта. Если кто-то и справится с этой напастью, то это ты, Мариса. Когда-нибудь встретимся, я уверен. Да не обделит тебя вниманием Азура.
Варен».

Сверив дату написания и сегодняшнее число, Мариса поняла, что успела бы. Успела бы, если б не заключенный на днях контракт. Письмо Варена заинтриговала данмер она была готова утром же отплыть из Рифтена в Виндхельм, а оттуда на остров, но честь наемника, пусть убийцы, не хуже рыцарской. Обязалась – выполняй, и сами даэдра не в силах были изменить эту установку в голове Марисы. Данмер глубоко вздохнула, сложила послание и сунула обратно в конверт. «С другой стороны, денег за выполнение контракта хватит и на дорогу, и на небольшой запас необходимых зелий, и на пару ночей в гостинице уже на острове. Да и Варен писал что-то об авансе. Лишь бы не оказалось, что я приехала слишком поздно…». Мариса просидела в раздумьях около четверти часа, затем встрепенулась, будто очнувшись ото сна, затушила фонарь и принялась готовиться ко сну. 


Прошло непозволительно много времени, прежде чем сапоги Марисы сошли с трапа и ступили на серую от пепла землю Солстхейма. Все здесь было знакомо для нее, хоть со времени ее последнего взгляда на черные колонны Бастиона прошло больше полувека. На имела место быть небольшая толпа: 10-15 человек, большинство – данмеры. Среди каких-то… потертых жизнью, в бедной грязной одежде, выделялись  трое данмеров: один в довольно богатых одеяниях, а двое других, по обе его руки, – в костяной броне. «Какой-то чиновник и стража».

- Позвольте ваши документы, сэра,- вежливо, но жестко, попросил тот, что посередине. Его голос Марисе показался знакомым.

Она кивнула и протянула требуемые бумаги.

- Я надеялся, что это и вправду будете Вы…- мер лишь мельком бросил взгляд на пергамент с печатью и жестом пригласил Марису следовать за собой. Стража проследовала за ними на небольшом расстоянии, зеваки почтительно расступались перед процессией. «Почему на пирсе столько народу? Может, они встречали тех Соратников и еще не успели разойтись? Если так, то не сильно я и опоздала».

- Мое имя Ллелил Морвейн, - продолжил данмер, когда они вошли в большое здание, которое Мариса помнила как главное правительственное здание всего острова. – Как зовут Вас мне известно.

Морвейн провел Марису в свой кабинет, сел за просторный письменный стол и указал своей спутнице на стул напротив.

- Я очень польщена, что сам господин Советник встретил меня, - осторожно начала Мариса, усаживаясь поудобнее. -  Но к чему такая часть, и откуда Вы знаете мое имя?

Советник усмехнулся, поставив локти на стол и опустив подбородок на скрещенные пальцы.

- Вы прибыли на торговом судне в качестве пассажира, верно?

Мариса удивленно кивнула.

- К нам в порт не так часто заходят торговые корабли, особенно такие крупные, но каждый рейс требует разрешения обеих сторон. То есть, мое разрешение и торговой кампании, которой принадлежит судно. Опись перевозимого товара, список команды и пассажиров – все это я узнаю и согласовываю до того, как судно покидает порт, в нашем случае, порт Виндхельма. Представьте себе, как я был удивлен, когда при проверке личностей пассажиров я дошел до Вашего имени, Мариса.

Мариса все еще не понимала, к чему клонит Советник, и ее начинало одолевать беспокойство. Редоранцы как-то прознали о ее давних связях с Камонна Тонг? Им что-то сообщили власти Скайрима? Властям Скайрима что-то о ней известно?

- Сэра, - Морвейн с улыбкой поглядел на Марису. – Прошу прощения, если я как-то смутил Вас. Не беспокойтесь, с Вашими документами все в порядке, даже более того. Мы рады приветствовать в нашем городе героя, участвовавшего в освободительной миссии пятьдесят пять лет назад. От рук тех ящеров погибло много невинных меров.

Она не сразу поняла, что героем Морвейн только что окрестил ее, Марису.

- Вы… Вы помните всех, кто воевал тогда? – Голос ее слегка дрогнул.

- К сожалению, моя память на такое не способно, как бы мне этого не хотелось, - печально покачал головой Морвейн. – Просто я заглянул в архивы, чтобы проверить, кто Вы, не посещали ли Вы нас раньше и тут…

Он развел руками. Мариса выжидающе смотрела на мера.

- Как я уже сказал, я рад Вашему возвращению. Таких как Вы на острове считанные единицы. Но что же заставило Вас вернуться? Как видите, сэра, город в печальном состоянии…

- Я прибыла на остров из-за слухов о какой-то нечисти в шахте. Знаю, группа недавно уже вошла в шахту, но, клянусь Мефалой, что-то мне подсказывает, что лишним мой клинок не окажется.

Мариса показательно положила левую ладонь на ножны своей катаны и, слегка надавив на цубу большим пальцем, позволила клинку блеснуть.

- Герои – герои навсегда?

- При всем уважении, как и пятьдесят пять лет назад, я напоминаю Вам, что мои услуги стоят денег…

- Разумеется, - поспешно перебил Марису мер. – Вы меня не так поняли. Я помню жестокие схватки с аргонианскими бандитами: если Вы умудрились не только выжить, но и одержать победу, я не могу сомневаться в Ваших умениях. К тому же тут кое-что произошло…

Морвейн поведал Марисе, что второй отряд вошел в шахты совсем недавно – буквально полчаса назад, но первые потери уже есть – несколько воинов покинули подземелье. Некоторые ранены, один мертв. Советник признавал, что помощь лишней не будет, и у Дома достаточно золота, чтобы заплатить еще одному наемнику, да еще с такой боевой славой.

Их беседа продолжалась еще какое-то время. В ходе разговора Морвейн узнал, что Мариса также участвовала и в Великой Войне, после чего он сам уже уговаривал данмер спуститься вслед за группой, хотя она ради этого и приехала. Ей вручили аванс, накормили и указали куда идти. Перед спуском Мариса посетила храм, расположенных неподалеку, и помолилась:
«Азура, даруй мне провидение, дабы не стала я жертвой коварных козней и ловушек врага; Мефала, пусть клинок мой не затупится и сразит любую погань, какая встанет на моем пути, а тени станут мне верным подспорьем; Боэтия, да не подведет меня мои ум и смекалка, и обману я любого самого хитрого противника»


Попав в шахту, Мариса сразу же заметила пятна крови под ногами. «Здесь прошли раненые, о которых говорил Морвейн». Не спеша обнажать катану, данмер вытянула из-за пояса короткий кинжал – вакидзаси, и начала осторожное продвижение вглубь.

Отредактировано Мариса Литандас (Вчера 00:18:17)

0

19

Вилкас не очень любил все эти прощания, взгляды, вздохи, проклятия и ругань. Ему претил обиженный взгляд Йорда, казалось, взрослого мужика, но полного горечи и обиды, что из-за, как он выразился, "говенной царапины", ему предстоит с позором отправиться в таверну и дожидаться там товарищей, а не совместно участвовать в славном сражении. Его раздражали наемники, которые, стоило впервые столкнуться с реальной угрозой, с незнающими жалости и милосердия мертвяками, быстро поджали хвосты и запросились наружу. Даже данмеры, которые отчетливо разрывались между долгом и страхом, выбешивали его. Но главной проблемой был упертый старик. 
- Вы нашли эбонит? - соратник, нависнув над шахтером всем своим массивным телом, пытался подавить его и морально, и физически. 
- Да, и что? Я обязан, слышишь, убедиться, что...
- Вы нашли эбонит, верно? - старик вертелся юлой, но нордлинг перегородил ему выход из глухого штрека, где тот ковырялся в руде, и деваться было некуда.
- Ты, дурачье молодое, ничего не понимаешь - с первого раза нельзя взять и определить насколько глубоко...
- Вы наши эбонит. И, значит, подтвердили все свои догадки. Дальше вам, уважаемый Кресций, смысла идти нет - проще и безопаснее будет вернуться после того, как мы зачистим руины, вместе со своими шахтерами.
- Но!
- Никаких "но"! - Вилкас так чеканил слова, что, казалось, гвозди ими забивать можно. Меньше всего ему был нужен под ногами бойкий дедуган, которого придется защищать от нежити, смотреть что бы не влез в ловушки, прикрывать во время потасовок. Собственно, в контракте старейшины обсуждалась цена уничтожения любого зла и вражеских сил, занявших шахту, а не защиту старого шахтера. А, попрись с ними имперец дальше, защищать его обязательно придется, и это с их поредевшими рядами. Нет, Кресций упирался, как осел, взяв себе в голову что обязан пойти с отрядом дальше.
- Уважаемый соратник?
- Что?!, - Вилкас злобно фыркнул, разворачиваясь к данмеру, который вежливо одернул было его. Выделяющийся среди остальных стражников парой внушающих уважение шрамов на лице, только подчеркнутых боевой раскраской, он явно занимал одну из низших должностей, начальник отряда или сержант. 
- Если вы не возражаете, раненный стражник отправится вместе с наемниками, они же и вынесут погибшего, а я с последний из стражников останусь с вами. Вряд ли вам лишними пара рук, умеющих обращаться с оружием... И, не хочу влезать, но, уважаемый Кресций - старейшина Морвейн крайне ценит вас, и, пожалуй, не стоит вам лишний раз рисковать своей жизнью - кто же будет управлять шахтой? - еще раз кивнув, он отправился к своим, сооружавшим импровизированные носилки из пары оторванных досок да почти истлевших тряпок. Старик, притихший было после слов данмера, задумчиво почесывал бороду, а, значит, Вилкас мог вернуться к своим. Йорд было заладил "даясмогупустякцарапинаоблокочусьишорменяктопоборет", но Вилкас даже не стал обращать внимание; найдя глазами Сигрид, он кивком пригласил ее к себе, задумчиво хмуря брови.
- Ну что?
- Старика я сплавил, так что будет проще, но силы тают на глазах. Ты, я, Хэдви да Атис, еще парочка стражников. Наемники, трусливые душенки, струсили после первого же серьезного боя, как знал.
- Будет тебе, - Сигрид моментально нахмурилась, не так давно она сама была таким же наемником, и слова Вилкаса, пусть и справедливые, явно ее задели.
- Шестеро - уже неплохо, все равно отряд побольше будет только мешать...
- Если так пойдут дела, до конца дойдем только ты да я, Безухая. Ты обратила внимание на драугров? Это не простые мертвяки, которых мы месили в скайримских криптах, их снаряжение не проржавело даже спустя тысячелетия, а каждый с них вполне может справиться не то что с простым человек, а с опытным бойцом, как та же Хэдви. У меня все еще ноют кисти после их ударов, а кости тверды, как дерево.   
- И, - Предвестник вздохнула, заправляя белый локон за ухо, - что? Назад мы все равно не повернем, а так хоть отсеяться те, кто не уверен в своих силах или уже ранен, как Йорд...
- С Йордом я еще поговорю, кто-то в компании с Торваром позабыл что Йоррваскр дом для бойцов, а не пьяниц... Ладно, сдюжим. Собирать отряд? 
- Собирай. 
   Прощаться особо никто не стал, разве что данмеры что-то втихаря быстро обсудили на своем наречии. Слабо раненные подхватили носилки с телами, Хмельной Дух что-то бросил на прощание с разряда "будете погибать не вспоминайте" и "обидеть норда может каждый", но хмурый взгляд Вилкаса мигом отмел остатки сопротивления. Сам соратник никакого угрызения совести не испытывал, да и раненный товарищ вряд ли будет на стенку бросаться в таверне или же рыдать калачиком в кровати, скорее пойдет заливать горе местным спиртным и баб клеить бородатой физиономией. С ними же, громко фыркая, отправился Кресций, прихватив пару камней с собой. Вилкас более внимательно он осмотрел их отряд, мысленно прикидывая шансы на выживание. "Два мастера оружия, два середнячка, и стражники, которые привыкли только кости в подсобке гонять... Не густо, но бывало и хуже."
- Так, отряд, все глаза подняли и на меня, - он обвел их взглядом, холодным и острым, как сталь, - слушаем внимательно. Как мы уже увидели, наш враг - нежить, при чем одна и самых древних, опасных и мерзких. Они сильные и быстрее тех, с кем вы могли сталкиваться, и, если каждый будет зевать или полагаться только на свои скудные силенки, он протянет ноги. Теперь двигаемся, останавливаемся, чихаем и даже дышим только по моей команде или команде Сигрид. Это - единственный залог вашего выживания. А теперь приведите оружие в порядок и выдвигаемся. Хэдви, на минуту, - он кивком подозвал ученицу, протянул ей зажженный факел.
- Будешь замыкать отряд, освещая нас сзади. Как только начнется бой, бросай рядом, а меч неси как я научил, острием на плече. И не зевай, не хочу краснеть за мертвую ученицу, - он дружески потрепал ее за подбородок и мягким толчком отправил к остальным. 
- Готовы? Выдвига... Ты еще кто?, - мужчина с удивлением уставился на данмера, которая вдруг выскользнула из-за поворота. Впрочем, и беглого взгляда на ее легкое снаряжение и вытащенное оружие, как и вид лихой, хватило для понимания, что перед ним наемница.
- По дороге потерялась? Держись отряда, - он не стал особо ехидничать, времени было не так и много, пора было заканчивать их импровизированный привал. Вручив данмеру тоже факел, он еще раз скептически осмотрел группу воинов и первым рушил в темноту. 

Они опускались все глубже и глубже, и давящая атмосфера древней крипты с узкими коридорами и затхлым воздухом действовала гнетуще на соратника. Они вынуждены были идти гуськом, медленно, чтобы не наступить на одну из ловушек, оставленную древними зодчими, чтобы не налететь на засаду, что вы видеть хотя бы что-то в липкой, неприступной темноте. И с каждым шагом Вилкас все больше и больше понимал, что это не просто крипта поверженных врагов, не просто курган для древних воителей, а нечто большее. Вырезанные в камне картины на стенах указывали на культ, склоняющийся перед повелителем. Драконы распростерли свои крылья, выдыхая смерть на армии воинов, но тут же поверженные перед могучей фигурой. Царская гробница? Храм жреца? Соратник терялся в догадках, пусть он и перечитал много книг, пусть и посвящал свое время тайнам родной земли, древнее прошлое Скайрима было отлично скрыто саваном времени, а уж Солтсхейма и подавно. Осталось только идти и узкими коридорами. "Мы скоро так дойдем до самых корней земли..." Изредка, в выдолбленных нишах, им встречались драугры, кто скован льдом, таким крепким, что небесный кинжал в сильных руках мужчины не мог оставить даже царапины, или же сном, таким же сильным, что даже последний удар его меча или топора Предвестника не мог его прервать. И, когда они наконец-то вывалились в огромную, просторную залу, Вилкас не смог не выдохнуть с облегчением - ненадолго, впрочем. Помещение, очевидно, служило раньше для торжественных пиров, потому что только это могло объяснить погасшие очаги, столы, засыпанные костями и посудой, и каменные стулья-троны, занятые драуграми, ниши, с вооруженными драуграми, и просто драугры с драуграми... Синие огоньки глаз, скрип старых суставов, звон извлекаемого оружия заполнили зал следом, и, драугр, увенчанный рогатым шлемом, вытянул в сторону отряда клинок: 
- Fas pak dinok!
 

оффтоп

1. Тщательно подумав, я все же понял, что логично вывести Сигрид, как Предвестника и командира отряда, не выйдет, потому буду отыгрывать ее в своем посте. Придется. Надеюсь, никто не против.
2. Учитывая изменения в игроках, очередь "Вилкас - Хэдви - Мариса", две последних могут по желанию поменяться местами.

0


Вы здесь » Скайрим: Возрождение » Текущее время » Черное золото (Воронья Скала, Солст, 06.06.205 4Э)