Сеттинг: The Elder Scrolls: Skyrim
Система: эпизодическая
Рейтинг: 18+
Текущая дата игры: 205 4Э
Место действия: Все старо в старом Королевстве: норды опять бьют старых ушастых врагов, изгои прячутся в скалах, волшебники раскопали очередные руины, а соратники нашли очередное приключение. Новый король держит страну в кулаке, народ счастлив, ярлы ворчат. Вампиров разбили, так новые твари завелись, то волколак какой дитё утащит, то некромант костями гремит на погосте. Присаживайся, путник, положи свой меч рядом - здесь ты найдешь и выпивку, и работу, и отдых.

Ульфрик Буревестник - националист, тиран.
Эйла Охотница - легендарный стрелок.

Скайрим: Возрождение

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Скайрим: Возрождение » Текущее время » Царские раскопки (Хьялмарк, 03.06.205 4Э)


Царские раскопки (Хьялмарк, 03.06.205 4Э)

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

1. Название эпизода: Царские раскопки
2. Краткое описание эпизода: Царская усыпальница Олафа Одноглазого уже длительное время как беспокоит людские сердца; король, почитаемый в одних местах Севера и высмеиваемый в других остается легендой и загадкой долгие годы. Коллегии Винтерхолда удалось договориться с ярлом Хьялмарка Согни Строительницей, получив право на раскопки и изучение гробницы, взамен за разрешение и помощь с охраной пообещав ей часть артефактов и древних сокровищ; естественно, что бы не сомневаться в честности волшебников и помочь в контроле над лагерем, Сорли предоставила им своего тана и советника Марка Суллу. Естественно, Хьялмарк холд небольшой и небогатый, потому, зная о возможных стычках с неупокоенной нежитью, Марк Сулла запросил помощи у рассеянных Дозорных, некоторые представители которых присоединились к археологам. Кто знает кто ждет их в гробнице древнего короля...     
3. Участники: Хаук Стылая Кровь, Рагнеда, Змар Книжник, Марк Сулла (ГМ Ульфрик) , Изабо Бьенн
4. Тип эпизода: сюжет Коллегии Винтерхолда.

0

2

Лето в Скайриме. Некоторые считают, что его вообще не существует, так сильны мифы об этом дивном крае. Но нет. Лето тут бывает, оно теплое, иногда даже жаркое. В один из таких жарких дней группа археологов из Коллегии Винтерхолда работала на месте под названием "Отдых мертвых людей". Это курган, в котором предположительно захоронен король Олаф Одноглазый. Вход выполнен в древненордском стиле - каменная арка, предвещающая вход, и голова дракона, охраняющая покой мертвых. Все это величественное сооружение уходило вглубь скал. Внешне же вход был обрамлен грубой колоннадой, к которой вела лестница из камня.
День был спокойный, тяжелый от редкой жары. Недалеко журчала чахлая речка. Хьялмарк был влажным, воздух густой и вязкий. Сейчас мошкара притихла, она боится палящего солнца, но на закате орды крошечных созданий выпархнут в поисках теплой крови. Они ли одни будут искать крупицы чужой жизни в этих краях?
Маги работали лопатами и кистями. Они снимали слой земли, один за одним. Измеряли, фиксировали, доставали артефакты. Нет, не те, о которых обычно любят говорить. Здесь артефактами могут назвать груду черепков, наконечник стрелы или еще какой "мусор прошлых лет". Археологи накрыли раскопки тентами из дешевой ткани, чтобы получить солнечный удар.
Настоящей королевой была Рагнеда. Она купалась как рабы в воде. Кругом ученики, другие маги, но она была здесь самым наиглавнейшим законом. Она ходила от юноши к девушке, раздавала распоряжения, обрабатывала артефакты после того, как их промоют в местной речушке. Иногда ее просили помочь непосредственно в процессе раскопки. Тогда она брала кисть в руки и аккуратно извлекала из земли особо замысловатый и хрупкий объект, с которым бы не справились обычные подмастерья.
На раскопках присутствовал архимаг. Он сидел на стуле, рядом был низкий столик, на котором стола миска с яблоками, кувшин и наполненный бокал. Сверху мера скрывал от прямых лучей небольшой тент. Рядом же сидели в полудреме потусторонние слуги, эльф никогда не может расстаться с ними.Архимагу так редко удается выбраться из мрачного замка, его родной холд по праву называют самым холодным. Даже сейчас - летом - там прохладно, а день недостаточно длинный. Поэтому сегодня он был одет иначе, чем обычно. Его мать, Каданайль, с давних пор в хороших отношения с сестрами Тари и Эндари, что держат "Сияющиме Одежды" в Солитьюде. Они радостно согласились сшить некоторую одежду для семьи архимага по эльфийской моде. Долгое время вся эта одежда пылилась в сундуках, но сейчас ей пришел свой час.
Эльф был одет в белую сорочку, которая просвечивала через тонкое голубое полотно, обмотанное вокруг тела на подобии мужского платья. Ступни покрывали несколько тонких медных цепочек, собиравшихся на лодыжке. Для местных земель это было так... вызывающе, неприкрыто. Ему нравилось.
Варлкано пригубил бокал. Он пил "Вечерний вздох", зелье на основе вина и терпкой соли пустоты. Расслабляет, пьянит, восстанавливает магию. Взгляд эльф устремлялся далеко к горам, он о чем-то улыбался - романтично и загадочно.
В скором времени должны были прибыть и остальные. Краем глаза эльф заметил приближающихся людей.

+3

3

- Ну давай, поддайся уже – сквозь зубы прошипел Дэмиан куску древней вазы, который так упорно не желал вылезать из грунта.
Глава Гильдии воров сидел на корточках чуть поодаль от основного фронта работ – входа в гробницу. Согнувшись в три погибели, он виртуозно орудовал миниатюрной лопаткой с кистью. Кругом сновали маги, студенты и просто люди, которым заплатили за участие в раскопках. Дэмиан на их фоне не сильно выделялся – воровской костюм сейчас лежал в тайнике Гильдии, что очень кстати оказался совсем недалеко отсюда, а сам вор был облачён в самые обычные одеяния: простенькие штаны с ботинками, рубаха и потрёпанный плащ с капюшоном поверх неё. Впрочем, и эти одежды были с со своими сюрпризами, ведь функционал разгрузки для воровской снаряги оно сохраняло почти более чем полностью. Разве что чуть меньше ножей и склянок пришлось с собой взять, но это не страшно. В конце-концов, пока что Дэмиан и не собирался ничего красть. То, чем он сейчас занимался – это проводил своего рода разведку. Такое крупное событие, как раскопки древней гробницы Коллегией магов пропускать нельзя. Мало ли какое древнее зло ненароком пробудят маги. А где зло, там и несметные богатства. Надо же их кому-то прибрать к рукам, когда начнётся суматоха. А даже если ничего подобного и не случится, то всегда можно унести в свою коллекцию пару-тройку древних артефактов. Да и лишние знакомства с магами из Коллегии никогда не повредят.
Важности сему событию прибавляло ещё и присутствие самого архимага Коллегии. Возможно, отчасти этим объяснялось то усердие, с которым долбили почву ученики в маговских робах. Даже странно, что здесь мастер-вор не заметил Энтира. Наверное, он занят чем-то важным. Также Дэмиан видел и вооружённых людей. Вероятно, чего-то маги всё-таки боятся. Дэмиан ненароком вспомнил свой спуск под землю, где в погоне за Мерсером Фреем ему пришлось столкнуться с фалмерами. Даже врагу таких встреч не пожелаешь, так что, когда пытаешься наведаться в гости к подземным обитателям надо быть всегда начеку.
Наконец-то упрямый обломок покинул мягкий грунт. Дэмиан повертел его в пальцах, небрежно очищая от грязи кисточкой. Ничего особенного. Просто кусок глины, исписанный каким-то орнаментом. Для вора эта штука никакой ценности не представляет, зато маги их собирали и лелеяли так, словно сделаны они из золота. Впрочем, Дэмиан понимал, что если собрать много таких кусочков, то орнамент на вазе сложится и из него вполне можно узнать историю о каком-нибудь древнем герое, который одновременно мог левой рукой убивать дракона, правой сражаться с великаном, а всеми остальными частями тела спасать принцесс.
Дэмиан подозвал оказавшегося неподалёку парня, передал ему находку и махнул рукой, дескать: «Неси куда следует, а я продолжу работу». Тот кивнул и умчался в сторону речки. Дэмиан вытер пот со лба и с неудовольствием глянул на солнце. Светило беспощадно поджаривало всё живое и в особенности незадачливого вора, которому стягивать с себя плащ явно не стоит – вопросы у людей возникнуть могут к ножам. Сейчас Дэмиан начинал сомневаться, а нужно ли было вообще брать с собой всё это, однако что-то беспокоило ворюгу. Интуиция очень редко подводит Дэмиана. Что-то непременно должно произойти, поэтому лучше потерпеть и быть начеку.
С этими мыслями мастер-вор вернулся к работе. Очередной глиняный осколок, как и предполагал Дэмиан, оказался совсем рядом. Однако этот кусок оказался ещё более упрямым, чем предыдущий, потому вору пришлось скрупулёзно расчищать его со всех сторон кистью. Ничто не устоит перед гением главы Гильдии Воров – и этот осколок вазы не стал исключением, оказавшись вскоре в руках вора.
- Опа – вполголоса произнёс вор – а здесь кое-что интересное…
Под обломком лежало что-то металлическое. Дэмиан отложил обломок в сторону и выковырял из земли новую находку. Это оказалось небольшое украшение, больше всего похожее на медальон. По всей видимости, сделан он из серебра, а посередине красовался небольшой рубин. Однако от цепочки остались лишь несколько обломков, камень, некогда огранённый талантливым мастером, был испещрён трещинами вдоль и поперёк да и сам медальон был сильно повреждён и потрёпан временем. Увы, даже такая находка ничего не стоит.
Дэмиан ещё немного повертел безделушку в руках, надеясь найти хоть какие-то зацепки, но, удостоверившись, что это всего лишь древний и весьма покореженный медальон, мастер-вор свистнул и махнул рукой тому парню, что уже относил кусок вазы. Дэмиан вновь передал ему находку и велел отнести более компетентным лицам, мол, пусть сами разбираются. Парень ускакал, причём в прямом смысле. Дэмиан мог лишь позавидовать энтузиазму и рвению, с которыми работают маги.
Тем временем, парень-то достиг своей точки назначения и с кем-то оживлённо беседовал, показывая находку. А вот что не понравилось Дэмиану, так это то, что в его сторону начали тыкать пальцем. Вероятно, парень просто показывал человека, нашедшего эту штуковину, однако неприятно это, когда в твою сторону пальцем тыкают.
Вот если бы эти раскопки можно было бы представить как карьерную лестницу, то парень двигался бы по ней с невероятной скоростью: теперь он направлялся к… архимагу?!
«Не иначе как я выкопал какое-то древнее зло» - усмехнулся Дэмиан – «Пойду прогуляюсь пока драугры не полезли из-под земли».
С этими мыслями вор покинул своё место и неспешным шагом направился к речке. По пути он заметил группу людей, направлявшихся к лагерю.
«Новые лица? А это любопытно…»

+2

4

Был солнечный день. Слишком солнечный. Солнце ожигало лицо вампира, стоило ему лишь немного высунуться из-под капюшона. Одежда сделанная его рукою была рассчитана на защиту от солнца, но даже это не спасало его от покалывания по всему телу. Впрочем, он уже привык. За 300 с лишним лет то.
Он посмотрел на свою броню, убедился в том, что всё оружие, кроме кинжалов, хорошо запрятано. Его роба не подавала и знака об истинной работе вампира. Сунуться ссуда в броне Тёмного Братства было бы равносильно тому, что бы вампир прибежал на раскопки с криками "Слава Ситису!". Его цель была уже тут, Марк Сулла вальяжно расхаживал по раскопкам, рассматривая артефакты, с видом человека глубоко разбирающегося в археологии. Рядом с ним был его Хускарл, огромный нордище с двуручной секирой за спиной, закованный в пластинчатую броню. Как он там ещё не сварился в своих латах вампир не знал. Также рядом с Марком была пара солдат, напоминавших наёмников, или что-то вроде того. Впрочем, они Вилота не беспокоили. Его беспокоила людность. Действительно, людей тут было гораздо больше, чем он ожидал. Подойдя поближе к месту раскопок, он сразу же подметил Главу Гильдии Воров. Хоть он и не встречался с ним, его лицо он знал, к тому же Дэмиана быстро выдавала гетерохромия. К Архимагу он идти не хотел, слишком уж он важная персона, поэтому подошёл к девушке в костюме мастера-волшебника (Рагенде) и сказал:
- Здравствуйте, меня зовут Вилот, я по поводу охраны раскопок. Меня наняли пару дней назад и сказали, что часть денег пойдёт авансом. Я бы хотел узнать, у кого можно уточнить сумму и детали.

+1

5

- Эй, ты, недотепа золотушный! Ты, ты, дерьмо зеленожопое, к тебе обращаюсь! Ты еще так ящик бросишь, прикажу тебя в этом же кургане и прикопать, ты слышишь?!, - даже покраснев от крика, Марк продемонстрировал кулак одному из орков-носильщиков, нанятых им же для обустройства лагеря. Увы, кулак был не такой внушительный, как у тех же нордлингов, но вес статусу имперца-ярла добавлял громадный северянин за спиной, не уступающий в размерах тому же орсимеру. "Животные, какие же они животные. Но дешевые." Сулла славился своей деловой хваткой, пусть и не выходящей за рамки обычного "купи дешевле - продай дороже, и присыпь все наглостью"; вот и когда ярл Сорли поручила ему заняться обустройством раскопок, он подошел со свойственным рвением. К примеру, вместо того, что бы сгонять с города нордов, которые обошлись бы ему в звонкую монету, да еще бы и тормозили бы с работой из-за своего суеверия, имперец нанял орков. После разгрома одной с их крепостей и ухода легиона их услуги резко стали невостребованными, и зеленозадые промышляли кто грабежом, кто наемниками, а кто и чернорабочими. Разница, естественно, ушла в карман тана. Дерево, необходимое для подпорок и лесов, дрова для кострищ он продал со своей лесопилки, почти что по рыночной цене; излишек, понятное дело, потерялся в его сейфе. Да, куда уж, местные жители не очень любили сметливого имперца, но это не помешало им  признать его заслуги перед Морфалом - за септимы, естественно; а теперь он тан, а они чернь, и пусть держат кукиш в кармане.     
- Везде нужен глаз да глаз, верно, Рольф?, - тан ткнул локтем своему хускарлу под бок, что бы поменьше на магичек засматривался, бесстыдно подоткавших свои робы повыше да щеголявших бедрами разной степени стройности в штанах. Ткнул, правда, осторожно, норд с ног до головы был закован в сталь, разве что рогатый шлем болтался на поясе. Рольф проявлял словоохотливость редко, обычно его лексикон состоял из "девка, мёда!", "катись к даэдра" и "сукин ты сын", потому и в этот раз попросту коротко кивнул в ответ, поигрывая массивной секирой в мускулистых ручищах. Сулла встретился с ним случайно, на тракте, когда будущий хускарл и его тогдашние товарищи пытались ограбить его торговый караван, и только под топором палача он проявил несколько большую говорливость, чем обычно; Марк вытащил его из застенок и с тех пор северянин верно охранял своего тана. 
- А это у нас что? Древняя нордская керамика? Как чудно, - неугомонный имперец уже топтался возле черепков разной степени целостности и унылости, уверенно оттеснив боком расчищавших их от земли магов, цокая при этом языком. "А вот и целехонькая, ну почти. Эта трещина придает ей только уникальность." Одна из причин, почему Сорли согласилась проспонсировать раскопки Коллегии, было открытие музея древностей в Морфале - мол, людям будет очень интересно посмотреть на быт предков, что поднимет статус столицы Хьялмарка в глаза власти. Марк же отлично знал, что после победы теперь-короля-а-не-предателя Ульфрика многие норды начали выискивать доказательства древности своих родов и вековые корни; особенно их хватало среди тех, кто еще не так давно бахвалился сиродиильской или бретонской кровью в жилах предков. Теперь они не гнушались демонстрировать соседям ржавый топор или истлевшие обноски, принадлежащие, якобы, основателям рода чуть ли не в меретическую эру. Вот и вазочка эта обойдется очередному древнему и коренному норду в хорошую сумму, да и следующие экспонаты музея легко "потеряются" в дороге. Собственно, какая разница, что смотреть зевакам в музее, на целый кувшин или битые черепки? А так и перед королем отчетность, и себя в обиде не оставишь. А ведь еще не сломали даже запечатанную дверь...
- Варлакано, уважаемый архимаг, уже несколько дней как мы обустроили лагерь, начали раскопки, и все еще ковыряемся в грязи. Может стоит уже вскрыть захоронение? Или вы драугров боитесь? Сорли Строительница, достойнейшая среди ярлов, не ради пары кувшинов со своей казны выделила вам золото, что бы теперь мы все на солнышке грелись, - оставив  волшебников с их находками,  тан-управитель уже бухтел рядом с альтмером, который развалился в столь небрежной позе, что стоило заподозрить его в самовольном отпуске.
- Я понимаю, что у вас, ученых, свой взгляд, но каждый день кормить эту орду, - имперец обвел рукой и рабочих орков, и вооруженных наемников с рожами грабителей, и даже несколько лихо захватил магов, - простите, денег стоит. Так чего мы тянем неизбежное? Или вам самому не любопытно, что внутри, - Марк уперся в бока кулаками, негодуя и притоптывая ногой. Естественно, пара нанятых им охотников притащила в лагерь пойманную дичь, а единственный рыбак на себе притарабанил огромного грязекраба, чьи клешни уже варились в супе, но хлеб и питье стоили свои деньги. Дожидаться, правда, ответ он не стал, заприметив приближающуюся группу вооруженных товарищей, к которым на встречу уже подтягивались охранники, Сулла махнул альтмеру рукой "потом поговорим" и бросился к ним - кто знает, что за гости пожаловали. "Храмовники? Даэдра они здесь забыли..."
- Марк Сулла, тан Хьялмарка, рад видеть достойнейших среди охотников на нечисть, - распихав локтями тех наемников, кто не успел уступить ему дорогу, имперец уже коротко кланялся группе прибывших. Несколько человек в робах Дозора поверх брони и с оружием, пара имперцев, норд да данмер; видать, услышали про раскопки, и решили проверить, покойны ли мертвецы. Им, как не странно, не смотря на первоначальное удивление, имперец только обрадовался - пусть и лишние рты (что еще под вопросом), но вот за свои услуги денег они точно не попросят, и впереди всех полезут в курган. Оставалось их только развести отдельно с орками, ссоры ему ни к чему.[nick]Марк Сулла[/nick][status]Золото не пахнет[/status][icon]http://s009.radikal.ru/i307/1707/64/b53cc933ea90.jpg[/icon][info]Тан, просто тан[/info]

+2

6

- Неллус, кто нашел этот амулет? - Архимаг очень аккуратно вертел в руках предмет, который некогда был прекрасным украшением, а ныне лишь отголосок прошлого, которое не вернуть. Молодой человек обернулся в сторону "неизвестного типа", который и передал ему амулет. Юный имперец указал на некоторого мужчину, который, заметив внимание со стороны, сразу же направился в сторону реки.
- Молодец, что показал мне этот артефакт, но тебе стоило отнести его к остальным находкам, чтобы гро-Шуб мог все записать, - Неизвестный тип быстро удалялся в сторону реки. - Скажи, Неллус, ты знаешь кто это?
Альтмер знал по имени лишь своих учеников и коллег. Остальные были уличным отребьем, диковатыми орками из крепостей или еще каким сбродом. Однако за несколько дней волшебник запомнил лица. Хоть с орочьими ему было и трудно - они казались все одинаково зелеными и уродливыми - ,но даже орков он стал постепенно различать за слоем неприглядности и грязи. Надо добавить, что гро-Шуб всегда выделялся среди остальных представителей своего народа, он был наиболее сварливым и наименее неприятным на вид. Некоторые даже считали его привлекательным... с поправкой на орка. Сам гро-Шуб же сидел под другим тентом и безостановочно составлял какие-то описания в толстых и грубых каталогах.
Так или иначе, но "неизвестный тип" архимагу показался странным, его лицо никогда не мелькало за эти несколько дней, словно он просто появился. Эльф быстро отбросил размышления подобного рода - существовали дела и поважнее, чем разыскивать "странных" среди всякой челяди - они все "рожей кривые".

Тем временем к одной из старших магов - Рагнеде - подошел бледный мужчина, представившийся Вилотом. Девушка же расслышала как "Велот". - Доброго дня, - Волшебница подумала, что это явно не настоящее имя и не самое удачное. - Наняли? Это не ко мне! Иди к тому имперцу, - девушка небрежно махнула рукой в сторону Марка Суллы, а сама быстро убежала к какой-то ученице, которая несла поддон.

Коллегия не торопилась с раскопками, им было важно узнать, что лежит в земле перед гробницей по той причине, что именно так они смогут правильно истолковать внутреннюю составляющую гробницы. А еще вчера к архимагу пришло письмо от войнов-жрецов, в котором они довольно настоятельно требовали позволить им поприсутствовать - это была главная причина небольшой задержки. Архимаг хотел дождаться их прихода. В прошлом Варлакано сотрудничал с некоторыми монашескими орденами, когда практиковал охоту на нечестивых созданий. Однако с тех пор между ними остались некоторые трудности в общении. С жрецами Аркея было по-проще: их главной задачей было уничтожение нежити. В этом цели ордена полностью совпадали с целями нынешнего архимага. Они довольно "мягко" смотрели на его даэдрическую магию благодаря репутации ревнивого борца с темным искусством. После окончания гражданской войны и восхождения Ульфрика Буревестника на престол, жрецы Аркея были выставлены из своих родных Залов мертвых и заменены на служителей Шора. Варлакано старался помогать - находить нанимателей для работы за золото - своим старым знакомым. В общем, между почитателями Аркея и эльфом всегда существовали разногласия, но они были сглажены их общим делом. Другое дело Дозор Стендарра. Если бы слова были водой, то Дозор давно бы утонул в океане брани, в котором волшебник их купал. Созданный сразу после Кризиса Обливиона, единственной и наиглавнейшей целью крайне милитаризированного ордена было уничтожение даэдра и даэдрапоклонников. Это потом они стали промышлять прочими делами, когда количество даэдра стало резко снижаться. Между новым архимагом и Дозорными есть некоторые трения... Очень небольшие. Хранитель Каркетта хочет казнить Варлакано, а Варлакано был бы не против, если эта женщина случайно упала с лестницы (с десятью ножевыми ранами).
  К тому времени, когда к волшебнику подошел тан, эльф был занят со своими "слугами". Двое из них мирно спали, а другой, неловко держа палку в руке, вырисовывал на земле какие-то простые знаки.
-А теперь напиши "Сехт", - скамп, бубня под нос, стирал хвостом старый знак и ковырял землю, вырисовывая какой-то зигзаг. Тем временем тан уже во всю "любезничал" на тему задержек. Появление тех самых ненавистных "монахов" подтолкнули Марка на довольно грубое действие - он просто махнул рукой архимагу, не дав ему сказать и слова. "Как непочтительно!..Но он хорош, надо признаться", - подумал эльф, рассматривая "делегацию" издали, - "Проклятая Каркетта, упади на нее сотня лун, решила мне досадить. Надо воспользоваться ее... подарком. Думаю, что тан Сулла не будет против, если мы воспользуемся этими воинами, как мясом, которое кинется в первых рядах -  люди ярла будут целы, а Марк ценит свои деньги и своих людей больше, чем чужое добро. Даже если это добро - живые монахи".
Тем временем, эльф подозвал жестом одного орка, который раздавал приказы своим "братьям и сестрам". Он был их Страшим:
- Орсимер, подготовь свою Кровь-от-крови. Завтра утром надо вскрыть вход в гробницу. Вбейте уже сейчас колья в щели, но осторожно. Те из твоих братьев и сестер, которые согласились пойти внутрь, - пусть будут готовы, - Варлакано подозвал Рагнеду. - Подготовь учеников, завтра утром мы спускаемся.

+1

7

На раскопках в Хьялмарке Змар оказался вместе с группой младших учеников Коллегии, и уже начинал жалеть что не улизнул где нибудь по дороге, пока была возможность.
Доведя молодёжь до кургана и немного покормив им выдали  инструментарий разной степени ржавости и  благословили на поиски культурных ценностей сокрытых в земных недрах вокруг гробницы. Говоря проще - копайте, маги, копайте.
После разметки земли, установки нескольких навесов и распределения обязанностей все разбрелись по заданным квадратам. Змару досталась вполне крепкая лопата, участок каменистого грунта и смоляно чёрный, с красным узором на знакомой морде аргонианин в напарники.
Отрадно припекало солнце. После стылого Винтерхолда, казалось никогда полностью не прогревающегося, хотелось растянуться на тёплых камнях и уснуть. Больше ничего хорошего Книжнику не наблюдалось. Вокруг околачивались насупленные орки, возились в земле обитатели Коллегии разбавленные чужаками. В каждую яму регулярно заглядывал, морща придирчиво нос, крикливый человек в богатой одежде, по пятам за ним следовал громила хускарл, переваливаясь как сытый медведь.  Разлетались отчёты, жёлтая пыль, запах пропотевшей одежды и камни. Шелест лопат, скребков, кисточек, сопение, препирательства и обсуждения сливались в негромкий постоянный гомон.

-О, Нарат, мы кусок архаичного камня, нашли, оочень ценный, - буркнул Змар аргонианину, когда  лопата с глухим стуком ткнулась во что то, - Готовься звать умельцев отчётных цидулек.

Они добросовестно разрыли к этому времени уже два участка, совершенно пустых, и Змар начинал ощущать себя в компании проданных в рабство тронувшемуся умом огороднику, которому приспичило перекопать себе удалённые грядки руками Коллегии.

Очистив по кругу  свою находку приятели обнаружили небольшое чашевидное углубление, заполненное обожжёнными обломками костей и золой.

Пара магов по старше сразу уселись на их участке, обложившись листами, и принялась педантично перебирать и записывать составляющие найденного объекта.

- Слушай, как думаешь, - обратился Змар к ящеру, присаживаясь в тени рядом, - Нас вообще внутрь гробницы пустят? А то что то больно много народа гуляет вокруг с любопытствующими лицами и без атрибутов полевых копателей.
- Могут и не пустить, - рассудительно отозвался Нарат-Нисцол, - В царскую гробницу нельзя кого попало пускать.
- Ага, оставят холм до основания по камушкам перебирать, на двух разовом питании, - Книжник перевёл глаза  на белевший в отдалении от общей суматохи навес, под которым расположился с бокалом в руке  сам архимаг, - Давай завтра по ближе подберёмся, не охото простыми землеройками пахать на задворках, надо  чего интересное увидеть.
-Змар, наши участки - тут.
- "Тут, там"... Не занудничай. Разметку я умею делать, что за ночь прибавится пара участков, я тебе следами Шора клянусь, никто и внимания не обратит, а ты просто допишешь их в наш план работ.
- Доживём до ужина, решим,
- ответил Нарат, покосившись на увлечённо копошащихся среди костей и головёшек переписчиков.

Маг довольно хмыкнул. Этот аргонианин был первым существом с которым он познакомился поступив в Коллегию, жил в соседней ученической каморке, и Змар уже неплохо изучил его сдержанную манеру изъясняться." Не отказался сразу значит будет помогать, - решил Книжник и повеселел, начав находить в предстоящем азарт.

Отредактировано Змар Книжник (2017-04-26 22:38:08)

+1

8

Дозорных Стендарра Марк решил сопроводить к свободному для палаток места лично - и надежнее, и можно по дороге рассмотреть их получше. Имперец отлично знал, в каком бедственном положении находятся дозорные после вампирской бойни, что многие с них даже переходят к другим вампироборцам - Страже Рассвета, а часть обратилась за помощью к королю. Насколько успешно, тан не знал, да и волновали они его в последнюю очередь - обычно, естественно; сейчас охотникам на нежить он был только рад. По дороге к нему попытался пристать какой-то бледный северянин, то ли от недопоя, то ли от перепоя, но тан только отмахнулся от него - стоило местным прознать про раскопки, как  сразу много молодцов, вооружившись отцовским старым мечом или прихватив источенное червьем копье, сыпались со своими услугами как спелые яблоки осенью.
- Прошу сюда, сюда, нечего вам с всякой швалью соседствовать, чего без дела сели!, - он махнул угрожающе кулаком в сторону орков, прикорнувшим было возле костра; зеленые вяло зашевелились, больше мотивируемые окриками подбежавшего старшего, чем угрозами имперца. Последнего это и не то что бы смущало, куда больше он был занят выборами правильного места для дозорных - орки по причине любви к даэдрическим богам и не самым человеческим рожам уже отпадали. Маги, любившие облегчить свою работу вызовом твари-второй из бездны, а потому в вечном холодном противостоянии с Орденом, тоже; вызовет какой засранец в робе чертяку, а Марку потом успокаивай, усаживай, "мечи в ножны" кричать. "Надо будет попросить Варлакано поостеречься с волшебством, нравится ему это или нет." Вздохнув, мужчина тыкнул пальцем  в пустой пятак земли между его палаткой (которую никак нельзя было перепутать с другой, единственная с флагом Хьялмарка и зевающим во  весь рот охранником-наемником) и разбросанными спальниками наемников. И глаз за дозорными будет, и с соседями им поладить будет проще.
- Вот здесь можете расположиться, как белые люди..., - он несколько замялся, впершись взглядом в девушку-данмера, но тут же выкрутился, - и достопочтимые эльфы. Если надо будет дровишек в костер, то вот там колун лежит, а вот с пищей не обессудьте, только жиденькая похлебка, сами знаете - ярлы много не дают, все сами  обходимся, - Сулла врал, не стесняясь, будто и не было у него в палатке сейфа с дорогущим замком да толстыми стенками, прикрытого шкурами от чужих глаз, с пузатым мешком септимов внутри. Тан исповедовал философию, что все в этом мире имело своих хозяев, а, значит, как только Сорли отсчитала ему нужную сумму с казны, эти деньги уже стали его личными - а какой дурак станет со своего кошелька оплачивать удобство других. Не маленькие, рыбу ловить не большого ума дело, да и со своим провиантом ходить надо. 
- Если что понадобится, то найдите меня или вон, Хвирк, подлец, сюда иди!, - он окриком подозвал щуплого, но резвого юношу, чьи светлые волосы и слишком темная как для загара кожа выдавали в нем плод межрасовой любви нордлинга и редгардки, - вот мой гонец. Устраивайтесь поудобнее, а мне пора, дела, дела, - угостив мальца подзатыльником, имперец раскланялся и вернулся к своему любимому собу.. собеседнику. То есть Варлакано. Который, будто издеваясь, уже нянчился с призванными уродцами. Сулла только закатил глаза от подобного безобразия:
- Архимаг, при всем уважении, но не могли бы Вы обойтись без даэдра? Вряд ли Дозор, который к нам пожаловал, отнесется с пониманием , а скандалы мне ни к чему; и волшебникам своим, подчиненным, закажите так поступать, - он с осуждением покосился на начертанную мазню и затер ее ногой, от грех подальше. Временами имперец понимал, почему северяне с таким осуждением относятся как к волшебству, так и к его пользователям. Придворный маг Фалион, оставшийся при Сорли, тоже был такой вот личностью - то с дома неделями не выходил, разве что его сиротка-служанка-ученица Агни в трактир за едой бегала, то ночами уходил с города, когда люди умные вокруг очага сидят, то в пещерах местных ковырялся и с какими-то эльфами шлялся. Сулла ему уже и говорил при встрече, мол, "ты чего, люди уже посмеиваются, ладно Агни, сиськи у нее уже выросли, но чего ночью тебе не сидится?", а он только мрачно зыркал в ответ да отмалчивался. Вот и люби его такого. Марк вздохнул, покосился на галдеж среди орков, кивнул хускарлу "пойди глянь", и опять наклонился к архимагу, присаживаясь рядом:
- Думаю, пора взламывать вход в гробницу, хватит землю месить да черепки собирать битые. Первыми пустим Дозор, мало какой мертвец неупокоенный, а они приучены с ними сражаться, пусть и хлеб свой отбывают, - про какой именно "хлеб" шла речь, имперец смолчал. В любом случае, это было не важно, а вот историй про мертвых стражей нордских усыпальниц, не знающих милосердия и пощады, он наслышался баек, и совсем не горел желанием встретиться с ними лично.[nick]Марк Сулла[/nick][status]Золото не пахнет[/status][icon]http://s009.radikal.ru/i307/1707/64/b53cc933ea90.jpg[/icon][info]Тан, просто тан[/info]

+2

9

- Шевелись, Пруха! Мы почти добрались, - Хаук глубоко вздохнул и с выражением блаженства на лице почти простонал:
- Чуешь? Шашлыком тянет, сочным, из кони...
Лошадь всхрапнула и мотнула гривой. Маг тут же поправился:
- Кхм, вот и я говорю, гораздо лучше из баранины. Она и жирнее, и в зубах не так застревает. Да только там полный лагерь орков, а этим ребятам барашек на один зуб — проглотят и не заметят. Так что если какую харю зеленую рядом увидишь, лягайся как последний раз в жизни, моя хорошая. А то так и выйдет...
Стылая кровь откровенно наслаждался путешествием. Южные дороги нравились ему куда больше сурового севера: и волков меньше, и тролль вряд ли встретится. Разве что люд ушлый то и дело попадается да изгои, того и гляди, из-под земли выскочат. Но эмблема Коллегии надежно отпугивала всякую мелкую погань на пути, а к крупной они сами едут. Крупной, старой и, наверняка, голодной.
Хаук оглянулся на свой крошечный караван.
Двоих подмастерьев разморило на солнышке, и они мирно посапывали под скрип колес среди тюков с вяленой рыбой, вяленым мясом и чем-то еще тоже вяленым. Если бы не посылка, что дожидалась мага в «Вересках», он бы никогда не вызвался тащить весь этот обезвоженный пир из самого Морфала. Но мысли о содержимом маленького желтого ящичка изрядно сглаживали негодование Хаука.
Позади телеги замыкающей двигалась Фаральда, после выхода из города не проронившая ни слова.
- Фаральда, свет очей моих, будь веселее. Мы же почти добрались!
Ответа не последовало, но Стылая кровь почувствовал, будто вокруг чуть похолодало.
- Мда, повезло с попутчиками, - вздохнул маг.
Так или иначе, дорога закончилась, и перед взором путников открылась панорама раскопок.
Хаук мог поклясться, что уровень земли опустился на пару метров – столько ям покрывало ранее нетронутую поляну. Любой муравей позавидовал бы трудолюбию, с которым вгрызались в чернозем маги Коллегии.
Чуть в стороне исходил дымами и душистыми парами лагерь рабочих. Вот где он проведет ближайшую ночь, решил маг, не забыв отметить небольшую группу в одеждах Коллегии, аккуратно вбивавшую колья меж створок ворот в Упокоище.
- Пруха, да мы снова вовремя! – воскликнул Стылая кровь и схватил за рукав проходившего мимо бретонца в грязной рубахе. – Эй, любезный, позаботься о наших лошадях, покуда я начальству доложусь о прибытии.
- А отжаться двадцать раз не надо? – «любезный» вырвал свой рукав и недружелюбно смерил мага взглядом. – И как такие боровы в маги-то попадают? Небось, сам у колдунов на побегушках, а?
Хаук нахмурился и навис над бретонцем, загородив ему половину неба. Этот прием норд отрабатывал годами.
- Знаешь, что стало с предпоследним наглым бретонцем, который позволил себе грубить Мастеру Коллегии Хауку Стылая Кровь? – маг указал в сторону Прухи. – Я превратил его в лошадь. И обрати внимание, это кобыла! А теперь спроси меня, что стало с последним?
Съежившись в тени великана-норда, рабочий уже мысленно попрощался с человеческим обликом. Откуда простому парню из бедного района знать, на что действительно способны проклятые чародеи? Зато страшные сказки о злых колдунах, слышанные еще в голозадом детстве, упорно пробуждались в памяти.
- Чт… что с ним стало? – запинаясь спросил бретонец.
- Он заглянул вон в тот желтый ящичек, - вкрадчиво проговорил Хаук и указал на повозку. – Заглянул и помчался со всех ног организовывать для достопочтенного Мастера Хаука горячую похлебку, шашлык и все остальное, что боги послали. Ну же, загляни в ящик.
Дрожа как осиновый лист, рабочий приблизился к повозке и приподнял крышку ящика. К этому моменту перед его мысленным взором уже промелькнула вся жизнь – скучное, надо сказать, зрелище, – и он приготовился предстать перед Девятью в любую секунду.
Хаук с наслаждением наблюдал, как менялось лицо чернорабочего: от суеверного ужаса до смиренной обреченности, а затем от робкой надежды до алчного и сладостного предвкушения.
- Да, мастер! – воскликнул бретонец, захлопывая крышку. – Сию минуту, мастер! Когда придете в лагерь все будет готово. Просто спросите Рока, мастер! – последние слова он уже выкрикивал, направляясь к лагерю рабочих.
- И пришли кого-нибудь за лошадьми! – бросил вслед Хаук, посмеиваясь. Рок попытался на бегу поклониться , чуть не сбив другого рабочего, нагруженного  какой-то древней керамикой.
- И так каждый раз. Ты же ни капли не похожа на бретонца, чего они все ведутся? – обратился маг к лошади. Та всхрапнула, словно смеясь, и Стылая кровь в очередной раз задумался, может ли лошадь обрести разум, если рядом с ней часто колдовать?
 

Отредактировано Хаук Стылая Кровь (2017-06-27 21:38:02)

+2

10

Некогда тихое местечко превратилось в беспокойный улей. Пологие пригорки обросли хаотично разбросанными палатками, разрозненные голоса слились в нестройный гул, а бойкие вереницы орков-носильщиков, подгоняемые таном Хьялмарка, издалека напоминали плотных зеленых гусениц, лоснящихся на ярком солнце. Весь этот суетливый, но весьма немаленький уголок был огорожен веревочным забором, намотанным на вбитые по периметру колышки; палатка Рагнеды располагалась на отшибе, и только там маг наконец сумела уединиться, отгородившись от общего шума и разглядывая кое-какие находки. Раскопки шли весьма плодотворно, но ничего особо примечательного на глаза не попадалось. Тем не менее, выбор места был удачен: вокруг кургана обнаружили остатки былого поселения, вот только по заключению Рагнеды, относилось оно скорее к концу второй эры, а значит, ни с самим Олафом, ни с его могилой напрямую связано не было. Черепки, осколки керамики и даже относительно целые горшки и кубки, безусловно, сами по себе представляли историческую ценность как хлам родом из древности. Но вот что-то значимое для магов следовало ожидать разве что в самой гробнице.
Волшебница высунула голову из палатки, привлеченная новым шумом поблизости, не похожим на уже ставший привычным гул голосов, ругани и топота множества орочьих ног – видимо, встречали новых визитеров.  За спинами столпившихся Рагнеда разглядела нескольких дозорных, вот только лица их ей были незнакомы, последний раз она наносила им визит  довольно давно, когда Коллегия обменивалась с Орденом опытом в магии восстановления – лучшей школы против нежити. Однако источником шума были не они. Пытаясь протиснуться ближе, волшебница наткнулась на суетящегося тана, и на ее лице мелькнула тень не самых добрых мыслей.
- Куда это они горшки понесли? – она ткнула пальцем на группу орков, отсоединившихся от основного потока, направленного с добычей в руках к переписчику.  – Эй, а ну вернулись! Живо, все находки на перепись! – о кубках, оставленных в палатке, Рагнеда, конечно, умолчала.
Имперец-распорядитель исполнял роль главного снабженца, и волшебнице это крайне не нравилось. Магам из Коллегии были обещаны по прибытии вещи первой необходимости, мыло и снедь, в итоге же они получили по краюхе черствового хлеба, и на этом все – питались они из общих запасов, выделенных на орков и обслугу, и обходились личными вещами. Марк Сулла долго извинялся, ссылаясь на опоздавшего гонца с вестью о нуждах Коллегии, но она готова была биться об заклад, что этот прохиндей шустро продал все это жителям соседней деревни незадолго до их прибытия.
Стоило лишь недолго отвлечься в палатке, как налаженный процесс стал спотыкаться истопориться: архимаг удалился под навес, и отдельные студенты стали филонить и лениться, а орки разбрелись с находками.
- Что сидим? – Рагнеда согнала с привала кучку студентов и устремилась к соседнему участку раскопок, где беспрестанно трудилась ее ученица Сибилла, юная бретонка. Девушка педантично обрабатывала кистью многочисленные черепки, очищая от земли и песка все углубления узоров, отстраненная и безучастная к всеобщей суете.  Чуть поодаль в стороне расположился Змар с другим учеником, но с момента прибытия ей доводилось с ним перекинуться разве что парой слов в духе "твой участок вон там", а вот само его присутствие в составе группы археологов Рагнеду ничуть не удивило, когда она еще лишь читала списки претендентов до выезда из Коллегии.
- Прибыли оставшиеся, - Сибилла отвлекла ее от набежавших мыслей, не отрываясь от своего занятия. – Фаральда, мастер Хаук и другие.
Рагнеда завертела головой и вскоре заметила рослую фигуру норда поверх мелькавших разнорабочих.
- Поосторожнее с находками, - бросила маг ученице и сделала порывистый шаг в сторону, когда под ее ступней раздался подозрительный хруст.
- Фрагмент столовой утвари времен короля Йорунна, - меланхолично констатировала Сибилла, но Рагнеда лишь пару раз незаметно приложилась о землю каблуком, вдавив в нее раскрошенные осколки, после чего присыпала их землей, делая вид, что вытирает подошву; схватив подол робы, она поспешила перешагнуть ограждение участка и направилась к прибывшим магам.
- Привет, как добрались? – Рагнеда выцепила под руку коллегу по должноси и роду занятий, отводя Стылую Кровь в сторону, где их чуть не запинали проходившие мимо орки. – Вижу, что прекрасно, да.  Что-то много народу  приехало для одного кургана, надо отобрать группу поменьше – он еще не вскрыт, вас ждали как раз.

Отредактировано Рагнеда (2017-07-02 11:48:19)

+3

11

Мнение Варлакано о необходимости вскрывать гробницу, так прямо озвученную Марком, услышать имперец не успел - на весь лагерь оглашая воплями, к нему летел его писарь, прислужник и мальчик на побегушках в одном лице. "Да что такое, обливион его подери!.." Сулла уперся кулаком в бок, грозно хмуря брови:
- Ты чего, Хвирк, крысиная твоя душёнка, развизжался? Не видишь я с его мудрейшеством разговариваю, а?, - он даже ткнул перстом с золотым кольцом в постную физию альтмера, чего мальчишка не заметил; демонстрируя выгоревшую на солнце макушку, тот тщетно старался отдышаться, низко склонившись да упираясь в колени исцарапанными грязными рученками:
- Люди... хух.. От ярла.... хухуу.. Важное что-то..., - хьялмарский тан фыркнул, махнул рукой, посылая мальчишку вон, опять виновато кивая архимагу, мол, простите-продолжим, быстрым шагом направился к въезду в лагерь. Если срочное донесение от ярла, значит либо что-то очень важное случилось, либо ярл решила поинтересоваться на что имперец потратил ее деньги; ни то, ни другое не радовало. Добравшись до импровизированных ворот в лагерь, он деловито окинул взглядом двух стражников верхом; чертовы норды криво косились на толпу орков да древние развалины, отчасти очищены от земли и сора.
- Чего надобно? 
- Ярл Сорли просила передать, вот..., - один со стражников протянул запечатанный воском свиток, который тан тут же торопливо забрал, сразу ломая печать; вряд ли кто-то стал бы заглядывать через плечо, да и грамотных здесь можно было на пальцах пересчитать. Почерк был явно советника и супруга Строительницы, того еще муженька, с которым не одно дело имперец провернул, облегая казну холда - и чем больше он читал кривые каракули, тем больше светлело его лицо. Оказывается, какой-то маг, утверждающий, что он с  Коллегии, устроил пьяный дебош да чуть не сжег таверну, и теперь ярл желала видеть архимага. Официально все маги с Винтерхолдского университета были под крылышком Варлакано, и больше, чем просто его задержать, ярл не могла.  "Хех. Вот уж свезло." Сулла был прекрасно осведомлен, какого помета была новая ярл - с того же теста, что и он сам, выскочка, ярл на час, которая попросту вовремя подсуетилась, пригнала телегу мечей и копий для тогдашних повстанцев да приплатила капитану стражи Хьялмарка, что бы во время боя сами стражники сидели по домам - мол, это дело легионеров, гибнуть за Империю под топорами Братьев Бури, а не нордов, и вообще мы все за Талоса и Ульфрика. Сорли, при всем своем уме, была спесивой, и даже из-за простого пьяного задиры, которого следовало подержать в яме пару дней да обобрать в качестве штрафов до нитки, была рада погонять туда-обратно архимага, прекрасно зная невозможность отказа - забери она своих людей, и к магам тут же наведаются разбойники, а подними скандал с заключенным - люди короля. 
- Хвирк, негодяй, - он свистом подозвал мальчишку, который привычно вертелся рядом, - передай его мудрейшеству архимагу, что ярл Сорли желает его видеть. Вот, отдашь, - он ткнул тому письмо, явно не желая выслушивать фырки альтмера, хотя в душе был бы рад лицезреть его недовольную вытянутую физию. Да и без Варлакано, тянущего время и явно наслаждающегося хорошей погодой, снующими вокруг него слугами, раскопки враз пойдут быстрее, в глазах многих здешних магов он видел азарт. Стражники все еще мялись, явно рассчитывая на септим-второй, но имперец просто круто развернулся на каблуках и попытался бочком, не попадаясь на глаза альтмеру, пробраться в свой шатер. Неудачно.
- Уважаемый Сулла, - голос архимага раздался сзади как раз тогда, когда Марк пытался прошмыгнуть внутрь шатра, - вы уже видели письмо. Я хотел бы..., - имперец закатал глаза, нехотя прислушиваясь к нудному голосу эльфа. "Да, ты хотел бы найти другого дурака, который поедет вместо тебя краснеть перед задравшей нос Строительницей, выяснять ваша пьянь или просто пытался отбрехаться, и вообще как же без тебя раскопки-то!" 
- Уважаемый Варлакано, кому как не Вам понимать, что ярл Сорли - наш благодетель, от чьей доброй воли мы зависим? К чему лишние ссоры, ну сгоняете в Хьялмарк, ну денег туда-назад, мы без Вас ничего плохого не сделаем, честное имперское, -  он натянуто улыбнулся под ледяным взглядом альтмера, покашлял, привлекая внимание своего хускарла, который не к месту решил освежиться сидром. «Скотина.»
- Я все понимаю, - глаза у архимага были очень холодные, но марку он держал. Как минимум не собирался превращать тана в цыпленка, коленка или что еще похуже.
- Вот и славненько... Я прикажу приготовить Вам мою повозку, мудрейший, негоже вам в седле трястись по болотам..., - имперец даже приобнял волшебника за плечи к его недовольству, чуть-ли не подталкивая его к выходу, - аккурат к закату доберетесь... Хвирк, крысёныш, мигом метнись к конюху, пусть запрягает! Сулла даже захотелось довольно потереть ладони - маленькая хитрость и понимание, что если на лошади и можно проехать по грязи и топи, то на телеге точно придется трястись по дороге, что разом удлинит путь. А, значит, имперец больше успеет нагрести в свои сундуки добра в случае успешных раскопок.   
- Насколько я понимаю, до Вашего возвращения руководить раскопками буду я?.., - он услужливо улыбнулся, решив ковать пока горячо. Впрочем, улыбка так же быстро сошла с его лица, как брови альтмера поползли вверх.
- При всем уважении, дорогой Марк, я предпочту оставить руководство своим подчиненным. Не сомневаюсь в Ваших способностях, но, понимаете,… - волшебник сделал жест рукой, неопределенный и непонятный, как и сам Варлакано. Тан было скривился, кисло, но все же быстро взял себя в руки:
- Ярлу  - ярлово, как у нас в холде говорят. Вот, прошу, - он ткнул рукой в сторону повозки с небольшим тентом и трепещущими на ветру флажками холда, возле которого во весь рот зевал извозчик да толпились новоприбывшие. «Опять  маги? Да сколько же их.» Архимаг тут же завел с ними разговор, тихий, но деловой, тан же от скуки принялся поучать извозчика:
- Ты сильно лошадь не гони, слышал?
- Гм.
- Если будет жаловаться что медленно, жалуйся что кляча старая, больше не сможет.
- Гм-м.
- И молчи, трепло!
- Гм-м-м, - Марк вздохнул, развел руками, мол, с какими бездарями приходится работать. Варлакано, к счастью, закончил со своими подчиненными, и имперец опять натянул улыбку на щеки:
- Хаук будет замещать меня до возвращения, с Рагнедой в качестве помощника, - тан одарил улыбкой уже знакомую ему рыжую волшебницу и нордского увальня, которого странно было видеть в робе волшебника, а не в броне да с топорищем как у его хускарла, прибывшего только что.
- Рад-с знакомству, - имперец поклонился, но чуть-чуть, тут же вздергивая голову. Он тан, в конце концов, а они простые маги. Варлакано, все еще холодный и сдержанный, взлетел в телегу, от чего малословный до того извозчик громко выругался, а сам имперец вытаращил глаза. «Сиськи Дибеллы!»
- Хаук, Рагнеда и уважаемый Сулла, - Варлакано поерзал на волчьей шкуре, устраиваясь на лаве, - надеюсь, до моего скорого возвращения не произойдет ничего. Ни-чего-го, - он подчеркнул тоном свои слова и, кивнув на прощание, отвернулся. «Чертов альтмер, эх.» Марк для вежливости махнул снятой с головы шапкой, но, как только телега отъехала достаточно далеко, резво развернулся к двум старшим магам:
- Итак, уважаемые, когда вскрываем курган?[nick]Марк Сулла[/nick][status]Золото не пахнет[/status][icon]http://s009.radikal.ru/i307/1707/64/b53cc933ea90.jpg[/icon][info]Тан, просто тан[/info]

+2

12

- Рагнеда, мой свет в конце тоннеля, полного драугров, какая группа? Мне виделось чуть больше романтики: ты, я, полдюжины огромных пауков. Зачем нам кто-то еще?..
Уже давно минули времена, когда Стылая кровь на полном серьезе «подбивал клинья» к волшебнице. Осталось лишь показное ребячество, выслушивая которое в тысячный раз, Рагнеда лишь закатывала глаза и ждала, пока поток сомнительных комплиментов не иссякнет. В этот раз идиллию прервал лично архимаг.
"Руководить экспедицией - сбылись мечты честолюбивого норда!  Найти бы еще этого норда, чьи мечты вечно у меня сбываются…» - думал Хаук, глядя вслед повозке.  Архимаг вкратце описал ситуацию в лагере и велел действовать по обстоятельствам, если возможно, отложив принятие жизненно важных решений до его возвращения. Как жаль, что именно отложить у Стылой крови и не выйдет: люди уже ропщут, спрашивают, почему они до сих пор ковыряются в грязи в поисках желудей, когда совсем рядом под слоем тысячелетней пыли должен скрываться бриллиант.  Да еще поведение Суллы перед самым отъездом Варлакано…
С самым беспечным видом маг принялся снимать с навьюченной сверх всякой меры лошади поклажу. Завозившись с длинным узким футляром, Хаук небрежно бросил через плечо:
- Дороги нынче плохие, не так ли, уважаемый Сулла? Грязь, колдобины… - норд добавил к фразе короткий острый взгляд, и по мимолетному блеску в глазах тана все стало ясно. – Вряд ли архимаг быстро обернется, а дело надо делать. – Хаук наконец отцепил футляр и поставил его рядом с собой. По высоте тот был едва ли не больше самого мага. – На сегодня все работы заканчиваем. Пусть все хорошенько отдохнут, а утром, с первыми лучами, откроем дверь. Она, поди, как раз на восток смотрит? Тем лучше, хотя бы первые камеры будут освещены.
Стылая кровь вновь оглядел лагерь. Солнце, упрямо клонящееся к закату,  уходило за скальный массив, в склоне которого темнела запечатанная на века дверь. Густая недобрая тень метр за метром  поглощала раскоп, кое-где уже стоило бы зажечь фонарь. Шумный и суетливый организм по имени Экспедиция, отданный на попечение мага, рассредоточился по поляне: вон руки, что без устали копаются в земле; там желудок, исходящий ароматными запахами, готов накормить уставшие за день частички экспедиции; чуть поодаль чутко застыли когти, блестя острыми пиками и коническими шлемами. А в крошечный, но достаточно мощный мозг, застывший в раздумье, отчаянно пытается вгрызться жадный и вечно голодный паразит, с которым, хочешь не хочешь, а придется договариваться.
- Рагнеда подберет магов, что пойдут завтра в могильник, - произнес Хаук. – Вас, тан, я попрошу переговорить с Дозорными. Нам потребуется их поддержка при первичном осмотре камер. Думаю, без нежити и прочей мерзости в этот раз не обойдется, пусть будут наготове. Распорядитесь, пожалуйста, выдать усиленный паек тем, кто пойдет вниз. Чем свежее они будут, тем больше интересного отыщут, верно, уважаемый Сулла?
Смотреть, как у тана в глазах загораются золотые септимы, Хаук не стал. Взяв в одну руку футляр, а другой прижав к груди заветный желтый ящичек, он увлек Рагнеду за собой, к палаткам магов.

Отредактировано Хаук Стылая Кровь (2017-07-05 14:17:26)

+1

13

Смеркалось.
Солнечный блин вяло полз по небосводу, теряясь в деревьях. Жара медленно спадала, уступая место вечерней прохладе. Птички задорно чирикали, мелкие зверюшки высунулись бы из своих нор, если бы экспедиция любопытных двуногих не развернулась тут полным ходом. А так, только мелкая мошкара вылезла.
Бьенн прихлопнула очередной надоедливое насекомое, пытающееся отобедать её кровушкой, и снова вернулась к свитку на коленях. Пред нею возвышалась здоровенная куча разномастных черепков разной степени важности и нужности, которую надо быть описать. Всю. День на солнцепёке превратил её мозги в пемзу, заставляя бездумно пялиться на фронт работы, вместо того, чтоб просто взять и всё сделать. А потом, с чувством выполненного долга, выхлебать кружку чая, мёда, да хоть воды, сжевать кусок чего-то, хотя бы отдалённо напоминающего еду, и уползти обратно к себе в палатку отсыпаться. Но, нет. Изабо упрямо пялилась на кучу древней, сломанной временем и нерадивыми человеками, утвари. Куча безучастно пялилась в ответ. Консенсус не находился.
- Изабо?.. - кто-то уже явно не первый раз пытался привлечь её внимание. Бьенн с трудом оторвала взгляд от ненавистной кучу, не слишком осмысленным взглядом глядя на вопрошающего. Пардон, вопрошающую.
- А. Здравствуй. Ты что-то хотела? - мыслительный процесс как-то не клеился. Все думы аккуратно вытекали сквозь дырки в пемзе, оставляя за собой дивный и до безумия приятный вакуум. Который, так или иначе, не отменял того факта, что ей всё ещё надо разгрести кучу древнего хлама. И кто её сюда приволок-то? Такую здоровенную. Кто-то ж старался. Сначала откапывал её, очищал, полоскал, а потом складывал.
- По-моему, ты перегрелась. Прервись. - Бьенн поняла, что опять пялится на кучу, а чужие слова начинает пропускать мимо ушей, и силком заставила себя перевести взгляд обратно на девушку. - Прервись, говорю. - а в руках у барышни была кружка. С чем-то. И, судя по всему, держала она её уже приличное время.
Бьенн тряхнула головой, проморгалась и с силой провела ладонью по лицу, возвращая себе хотя бы подобие упорядоченной мыслительной деятельности.
- Да. Да, ты права. Спасибо. - Изабо даже улыбнулась, чтоб как-то сгладить общую неловкость момента, и забрала наконец-то из рук своей благодетельницы кружку с.. нос подсказал, что это бульон. И барышня, коротко кивнув, удалилась, неся ещё пару таких же кружек. А Бьенн никак не могла вспомнить, откуда она её знает. Не магичка, не одна из охраны. Неужто тан расщедрился и пригнал сюда кого-то кроме орков? Впрочем, не суть важно.
Изабо аккуратно свернула свиток, отодвигая его в сторону, отставила кружку и слезла с табурета, потягиваясь. Каждая мышца в теле ныла от неудобной позы, это вам не книжки в уютном кресле библиотеки читать. Это суровая полевая жизнь. С комарами. Бьенн прихлопнула ещё одного гада, мстительно растирая его между пальцами. Она в который раз спрашивала себя, какого даэдра ввязалась в эту треклятую экспедицию. Изабо ведь ни разу не матёрый приключенец. Она - тепличное растение, к суровым условиям труда приспособленное плохо. А тут ещё и сортир под кустиком.
Бьенн скатала собственное раздражение в тугой ком, позволяя ему улечься глубже. Работа - есть работа. И, если Коллегия говорит - прыгай, хороший маг поинтересуется - как высоко. А ныть не будет. Ныть - это плохо для имиджа. Ей там, кажется, бульончику привалило. Пора бы им заняться.
Подхватив тару в одну руку, а свиток в другую, Изабо относительно бодро потопала к сеньору гро-Шубу, который маячил зелёной лысиной в неверном свете факелов.
- Мастер? - позвала она мера. - Вот печень черепков... В смысле, находок с участков... - Бьенн подсмотрела заглавие своего же свитка, хвала всем богам, что она всё записывает. - Два два, два три и два четыре. Остались не маркированными находки с третьего полностью. - Ураг что-то буркнул, ткнув пальцем в небольшую кучку подобных свитков и более внимания на неё не обращал, продолжая какие-то свои записи. Изабо пристроила свою писанину на верхушку, удостоверившись, что рулон никуда скатываться не собирается и, только она намерилась приложиться-таки к кружке, как мило прошли тан, мастер Хаук и мастер Рагнеда.
Бьенн озадаченно моргнула и обернулась в противоположную от их направления сторону. А там уже разбивали полным ходом лагерь дозорные. Это как так? Курган, вот скоро, вскрывать будут? Что, совсем скоро? Оттуда ж драугры полезут. Пауки. А в друг фалмеров откопают?
Изабо уже собиралась окликнуть заправляющих всем этим концертом людей, да одёрнула себя в последний момент. Ну что она им скажет? Не хотите ли оставить мёртвых в покое и не ворошить это осиное гнездо? "Бьенн, не трусь. Это будут не первые драугры, которых тебе довелось повидать. И дозорные тут. Они отлично справляются с немертвями. Тем более мастера-волшебники под боком. Всё будет в шоколаде". - а вот за шоколад она бы сейчас почку продала. Или за карамельку. Да хотя бы за мёд. А вместо них у неё была целая чашка бульона. И груда ещё не разобранных черепков.

Отредактировано Изабо Бьенн (2017-07-10 10:23:38)

+1

14

Архимаг спешно собирался в дорогу, и это обстоятельство заставило Рагнеду прервать едва начавшуюся речь о романтичной перспективе оказаться вдвоем в паучьем коконе. Варлакано сделал последние напутствия и сел в повозку; чуть поодаль возница остановил лошадь, и туда же следом впрыгнула Нирия, как всегда не пожелавшая отпустить Архимага без сопровождения.  Оставить Хаука за главного было решением логичным, вот только всерьез рассчитывать, что после этого не произойдет ровным счетом ничего, как пожелал альтмер, - весьма наивно. За все то время, которое Рагнеде доводилось работать с коллегой, она обычных будничных раскопок могла пересчитать на пальцах одной руки.
- Что за ящики ты на этот раз таскаешь? – Рагнеда по-свойски вытащила у Хаука какую-то крошку, застрявшую в бороде, пока они бодрым шагом топали к палаткам. – Запас выпивки на случай, если за нами обрушится тоннель?
Маги постепенно сворачивали свою пыльную работу; последний раз такие масштабные раскопки они проводили в Саартале, и было непривычно видеть волшебников с кирками и лопатами. Хотелось верить, что и результат окажется не менее впечатляющим, чем тогда, в глубинах древнего города, но азарт исследователя  боролся в Рагнеде с весьма прагматичным расчетом извлечь из раскопок прямую выгоду. Все артефакты, имеющие научную магическую ценность, должны принадлежать только Коллегии – здесь она всегда оставалась непреклонной, отлично зная их редкость и значимость.  Но вот все прочие находки…  здесь ей хотелось потолковать со Змаром без лишних свидетелей – пожалуй, только с ним можно было заварить эту кашу по нужному ей рецепту. Ведь от кого убудет, если на черном рынке вдруг появятся сразу несколько кубков короля Олафа (и неважно, что они сделаны спустя целую эру), черепков его ночного горшка,  личных амулетов, зачарованных наспех из-под полы – и все это с печатью Коллегии на заверенной копии экспедиционной описи. Рагнеда остро нуждалась в септимах на взятки.
Уже несколько месяцев она вносила свой посильный вклад в ренессанс рифтенского мздоимства, изрядно притихший после бескомпромиссной расправы над семейством Черный Вереск. Но голова Мавен не могла насовсем искоренить явление, которое давно пустило глубокие корни в души местных жителей, имевших хоть малейшую возможность расширить заработок за счет вольной трактовки своих должностных полномочий. И так нынче тюремные стражники города получали регулярную прибавку к жалованию от волшебницы с тех пор, как в темнице Рифтена оказалась ее дочь. Кьялла в тюремной камере последние пару лет была явлением не сказать что очень редким, вот только на этот раз юной девушке грозила не уплата штрафа, а петля. Рагнеда, более не притавшая никаких иллюзий в моральном облике дочери и сути "недоразумений", которые приводили ее в руки стражи, не могла от нее отвернуться и после нескольких лет лжи. Кормить пленников – ненужная нагрузка на казну, и вскоре Кьялле  должны были вынести вердикт, но за отдельную мзду стражники с каждым разом откладывали свиток с ее делом в самый конец. Десяток пленников уже встретили свою судьбу, а Кьялла все еще сидела в темнице. Способ вернуть ей свободу пока еще туманными планами и неясными идеями кружил в голове Рагнеды, постепенно оседая в конечный план: в конце концов, юные девицы не должны отправляться на виселицу, потому что у их матерей в свое время не было рвения и времени на их воспитание и поддержку.
- Целым каджитским караваном впираться в курган явно смысла никакого, - продолжала Рагнеда, все еще косясь на поклажу Хаука, - тут все же крипта, а не Лабиринтиан, а тан и без нас потащит свиту. Пара мастеров, экспертов, ну и молодняк пусть учится. С нами Дозорные, потому сражаться в случае необходимости есть кому. А нам нужны те, кто будет работать.
Маг заозиралась и наконец отпочковалась от Хаука с намерением оценить масштабы сотворенного за день.  Орки уже кучковались возле разведенных костров, а волшебники, утомленные непривычным трудом, сворачивали деятельность на своих участках.  Рагнеда притормозила возле горы черепков, за которой с трудом виднелась эксперт Бьенн, и выудила составленную девушкой опись.
- Недурно, - она пробежалась глазами по списку находок и фрагментов, к кажому из которых прилагалось краткое описание и экспертная оценка. – Завтра распечатываем вход, и пойдут находки иного рода.
Девушка была очень талантлива – это отмечали все – и быть может, уже достигла бы вершины мастерства, если бы выбрала для себя иную стезю вместо колдовства. Одна из самых сложных и длительных для изучения школ давалась только самым терпеливым, усидчивым и въедливым – таким, как Изабо. И ранг эксперта колдовства в ее возрасте сам по себе был явлением нечастым и оттого показательным.
- Вообще нам завтра не помешала бы твоя помощь, - Рагнеда отыскала чистый лист бумаги и присела рядом записать список участников экспедиции. – Это, конечно, не совсем твой профиль. Но нам нужно составить подробное описание кургана и всего, что нам там попадется на пути – пополним "Очерк о захоронениях Первой Эры". И думаю, ты там тоже найдешь немало интересного и для своих исследований.
О том, что не стоит призывать даэдра на глазах Дозорных Рагнеда говорить, конечно, не стала – есть вещи, которые всем понятны и без лишних напоминаний.  Но и без призыва знания Изабо пришлись бы очень к месту.
Маг быстро набросала список и поднялась, размяв ноги и засеменив ими обратно к мастеру-волшебнику, пока Сулла еще не уволок его в свой шатер "договариваться" о разделе находок.
- Итак, вот наши кандидаты потоптаться на нажимных пластинах и получить кольями под задницу, - она протянула ему свиток с пронумерованными именами. – Ты, я, Фаральда, Изабо Бьенн, тоже лишней не будет.  Возьму свою Сибиллу, будет делать описи в проходных залах – больше никто с такой нудной задачей не справится. Из учеников еще – Змара, у него к курганам большой исследовательский интерес, - "Исследовательский, ага", - выйдет из него хороший археолог, пусть практикуется. Еcли есть пожелания, можно вписать кого-нибудь еще.
Чуть поодаль недалеко от своей палатки Рагнеда притормозила одного из младших учеников, радостно свалившего орудия труда в общую кучу и попытавшегося прошмыгнуть мимо незамеченным, отчего юный парень моментально скис в ожидании очередных внеурочных распоряжений.
- Возьми список у мастера Хаука и оповести записанных там магов, что на рассвете мы спускаемся в курган. Затем передай свиток тану Сулле, чтобы он распорядился снабдить участников всем необходимым.

+1

15

[icon]http://s009.radikal.ru/i307/1707/64/b53cc933ea90.jpg[/icon][nick]Марк Сулла[/nick][status]Золото не пахнет[/status][info]Тан, просто тан[/info]
Дорогому Марку было невероятно сложно скрыть блеск алчности в глазах и радости на физиономии; замена Варлакано, казалась, сама не против быстрее оказаться в распечатанном кургане, и потому вряд ли будет затягивать с этим время. Обычное любопытство, естественный интерес или банальное желание воспользоваться моментом отсутствия начальства – без разницы, главное, что они не начали типичного альтмерского «гммм…» и «уважаемый Сулла, не стоит торопить события». События стоило торопить всегда, ведь, как поговаривал его покойный дедушка, «куй железо не отходя от казны» - а здесь пахло сотнями септимов заработка.
- Уважаемые волшебники, сделаем все, как в лучших домах Хай Рока, - имперец шаркнул ногой, опять вежливо кланяясь, едва сдерживая желание с прытью молодого козлика припустить обратно в свой шатер заниматься самым любимым делом в его жизни – считать деньги. Свои деньги. Воспользовавшись тем, что разговор с волшебниками вроде как и закончен, он хорьком проскользнул мимо парочки и быстрым шагом направился к своему шатру, довольно насвистывая; дойти, правда, не успел, как ему перегородил дорогу один из орков. «Ууу, морда, в кустах сидел что ли?.» Хьялмарский тан не то что бы очень любил орков, вечно не поймешь что у них на уме, а в этот раз он еще и так торопился отправить Варлакано в город, что забыл свиснуть своему хускарлу, чем засранец Рольф и воспользовался; а ему теперь вот косись на зеленую морду:
- Чего надобно, орче?, - имперец подбоченился, снизу вверх надменно бросая взгляд.
- У нас был уговор с тобой, Марк.
- «С вами»!
- Чего?
- «С вами, Марк», я с тобой не с одного выводка, - Сулла презрительно скривил было губы, но, вспомнив что он все же без хускарла, более миролюбиво продолжил, - но все мы поданные одного короля. Чего тебе?
- Был уговор платить по пять септимов каждому с моих братьев и мне восемь, как вожаку, каждый день? Был, клянусь Малакатом, - орк сложил на груди руки с такими ладонями, что, казалось, могут расколоть голову имперцу, как орех.
- И, уважаемый Сулла…
- Тан Сулла!
- Уважаемый тан Сулла, - орк ощерился зло, нехорошо, а может и пытался казаться дружелюбным, кто этих орков знает, - договор был, а вот денег нет. Уже третий день нет денег, и…
- А ты, уважаемый, решил что я их с воздуха делаю, да?, - Марк вспыхнул, неожиданно даже для себя, гневно притоптывая ногой.
- Но…
- Не «но»кай мне! Я тебе не бретон какой, я слово дал и слово держу, но денег нет. Их уважаемый ярл Сорли передаст позже, думаешь так просто взять их и получить?!, - от возмущения у Суллы даже дыхание перехватило. Ишь какой, замахнулся на его деньги, не получил пару сотен вшивых септимов, а уже ругаться с ним вздумал. Его пары сотен вшивых септимов! Которые давно покоятся в сундуке! Не на шутку разозлившись, имперец даже подзабыл что на две головы меньше орка, остервенело тыча ему пальцем в грудь:
- А кормит вас кто, а? Чей мед и сидр вы глушите вечерами у костра, а? Договор у тебя значит, да? Может мне еще и стоит бабу тебе притащить за руку?! Я, значит, денно и ночно изворачиваюсь, что бы ты, орсимер недалекий, не дох от голода, отечески вас от нордов оберегаю, а ты.. Ты!..., - имперец покраснел от бурной речи и нехватки воздуха, хватая его ртом. Орк, пусть и опешив немного перед яростным монологом, даже на пол шага отступив назад, тем не менее не торопился задать стрекача, и даже еще более грозно насупился; Марк выдохнул, сплюнул, вздохнул, уже примирительно демонстрируя оскорбленное великодушие:
- Сволочь ты, орк, но так и быть – со своего кармана с тобой рассчитаюсь за эти дни, со своего!, а теперь иди работай!, - он еще раз взмахнул кулаком, крошечным на фоне орка, и заторопился в свой шатер. Вот и ходи без хускарлов, если каждый встречный орк что разбойник с большой дороги на твой кошель замахивается. «Мало вас Буревестник прижал к ногтю, мало.»
 
- Рольф, скотина!, - на пол полетели кувшин с сидром, пара книг и шапка Суллы, под невозмутимым взглядом хускарла, продолжающего распивать медовуху так же, как и полчаса назад. Марк же метался вокруг него, ругаясь, чертыхаясь, опять сбрасывая на землю вещи, давая выход страху и злости. Нордлинг даже не изменился в лице, выслушивая обличительный диалог про орков, неблагодарных и жадных, телохранителей, глупых и ленивых, мировую несправедливость и недалекость своих предков. Он привык к подобному, потому заговорил только тогда, когда Марк уже начал задыхаться, согнувшись да тяжело вздыхая после яростного монолога:
- Мне разобраться?
- Сиди уже, разбиральщик!, - тан устало упал за стол, закрывая лицо руками. Минута, вторая, он сидел и пыхтел, но живой характер и жажда наживы пересилила приступ злобы, и он потянул к себе чернила, перо и счетную книгу, возвращаясь к нехитрым расчетам, большая часть которых сводилась к тому, как заплатить меньше другим, а больше отложить в карман. К примеру, он совсем не собирался платить оркам все – бросит им сейчас, как кости собаку, пару сотен, и пусть радуются, а потом соберет вещи и будет таков! Наемникам вот заплатить придется, в случае чего им же от орков его отбивать, сам Рольф не справится, а вот охотнику стоит пригрозить штрафом за браконьерство и сбить цену за мясо вдвое. Опять же, стоило придумать, что делать с магами, и кто пойдет с ними в курган…
- Рольф!, - имперец поднял голову от записей, бросая самодовольный взгляд в ответ на поднятые брови хускарла, - пойдешь со мной в раскопки.
- Нет.
- Что?
- Нет.
- Что-о-о-о?!
- Нет. Там мертвяки, - норд отвернулся, давая понять, что разговор закончен. Имперец фыркнул, громко.
- Ты мой хускарл, северная ты дубина!
- В курган не пойду все равно.
- Пойдешь, я сказал!
- Нет, - северянин зазвенел оловянным кубком, подливая медовуху, в наглую не обращая внимания на краску, заливающую лицо своего тана. «Скотина, а!» Марк хотел уже опять начать верещать, но, в последний момент, лукаво заулыбался.
- Рольф, как там поживает дочь мельника, которую ты по пьяни обрюхатил?, - он заулыбался, видя как вздрогнул телохранитель.
- Я, помнится, тогда замял это дело, не за спасибо, а за крупный куш, не смотря на желание мельника тебя затащить под венец…, - уголки губ все больше ползли от уха к уху, растягивая улыбку шире, тан уже упивался зрелищем медленно бледнеющего хускарла.
- Уверен, с тебя выйдет хороший отец. Пить бросишь, служанок трахать больше не будешь, на шлюх деньги спускать…, - он довольно причмокнул губами.
- Не-е-ет…
- Рольф – отец семейства. Правда не думал, что тебе нравятся косоглазые, ну и ничего, ты все равно всегда на сиськи смотришь, а не на лицо, а они там ух какие подушки!, - Сулла расхохотался с явной  издевкой.
- Да пойду я с тобой, тан, хватит, пойду, - нордлинг зло сплюнул на землю, - только не надо мне мельничих.
- Как насчет вдовы-прачки? Служанки с трактира? Жены лесоруба Холдура? Орчихи-наемницы? Редгардской шлюхи, а?, - Марк хохотал, правда, в спину Рольфу, который схватил секиру да выскочил наружу, потешаясь над хускарлом. Его неуемная жажда женской ласки могла войти в поговорку, тем более что Рольф, немногим краше тех же орков, трезво оценивал свои возможности и всегда подкатывал причиндалы к тем женским особям, на которые мало кто зарился; естественно, при этом брать на себя ответственность он ничуть не желал. Чем и пользовался тан, когда стоило принудить его к чему-то неприятному. «Подумать только, он меньше боится зомби, чем толстую мельничиху. О, временами и нравы, Бездна на вас всех.» Вытерев выступившую от смеха слезу, он тяжело и протяжно выдохнул, все еще чуть-чуть вздрагивая от смеха. С одним делом разобрались, теперь стоило с другим:
- Хвирк, крысеныш, чего забыл?, - Сулла забарабанил пальцами, впиваясь взглядом в служку, который влетел в шатер.
- Вот колдуны передали вам, - имперец забрал у мальчишки клочок бумаги, быстро пробегаясь по нему взглядом. Что? Ему, как слуге, приказывали? Сулла засопел, хмуря брови, но сдержался. "И на вас найду управу, волшебники." Вместо этого набросал на другом клочке бумаги пару строк и бросил ее служке: 
- Тащи свою задницу к уважаемым Дозорным Стендарра, скажи, что я его жду их главного для обсуждения, ммм, раскопок. И позови Сигну, где эту ведьму даэдра носят!, - он в сердцах брякнул об стол кулаком и тут же заохал, ловя опасно наклонившуюся чернильницу. Сигна была служанкой, и если фантазия рисовала молодую и стройную как лань девчушку, то ничего общего с вошедшей в палатку женщиной в грязном переднике не было. Сулла был прагматиком, и отлично понимал, что рано или поздно, но стройная лань окажется в его постели, а потом будет толкать пузом и требовать «и в радости, и в горе, и до самой смерти», и если не его, то Рольфа точно, потому прислуживала имперцу крепкая коренастая бабка; морщинистая, как само дерево, потемневшая от времени и старости, что тот редгард, она держала в грубом крестьянском кулаке все хозяйство своего тана, и что Марк, что его хускарл справедливо ее побаивались. Сулла даже притих, когда нордка переваливающимся, но твердым шагом, будто не шагала, а проворачивала землю под собой, вошла в палатку и начала наводить порядок да накрывать на стол, успев при этом аккурат к приходу храмовника.
- Прошу к столу, уважаемый Дозорный, чем богаты, - хьялмарский тан опять поклонился и жестом указал мрачному бородачу на свободное место. Судя по всему, разговор будет долгим и на всю ночь. 

***

Утро было прохладное, не смотря на лето, Марк зябко поежился, кутаясь в плащ, сверкая под ним золотистой медью легкого эльфийского доспеха; он был не дурак лезть в простой одежде в запечатанную крипту, но и не обладал телосложением Рольфа, что бы таскать на себе сталь. Упомянутый Рольф, опираясь на секиру, как на посох, косился то на сбившихся в группу дозорных, то на молчаливых храмовников, то на наемников, которые оставались охранять лагерь и которым сам хускарл существенно завидовал. Сулла громко покашлял, привлекая к себе внимание и магов, и воителей:
- Пора вскрывать крипту, уважаемые волшебники, что бы к вечеру быстрее управиться, - хьлямарский тан переминался с ноги на ногу от нетерпения.

+1

16

«Гляди, как переживает! Прямо чешется весь, так боится не успеть», - посмеиваясь про себя, думал Хаук в ответ на ужимки Суллы. Ночь прошла великолепно, и настроение мага было отличным. Ящик сиродильского бренди, распитый в компании работяг, сделал Стылую Кровь едва ли не местным героем, а потому позади отряда Стражей и группы магов дожидалась своего часа ватага крепких телом и духом людей и орков, готовых по мановению его руки снести любую стену, что бы за ней ни таилось. Каждый стук молотка убеждал Хаука, что бренди потрачен не зря, поскольку к физическому труду цвет Коллегии оказался совершенно неспособен: богатырский замах, что едва не вырывал кувалду из рук молодого мага, оканчивался неуверенным торможением перед самым колом, когда в мозгу в очередной раз простреливала мысль «только бы створки не попортить!».
Не выдержав, Хаук прислонил к стене свой огненный посох и вырвал из рук юноши кувалду.
- Ты эту дверь зарисовал, светило археологии? - спросил он. Дождавшись неуверенного кивка, маг бросил через плечо:
- Тогда ну ее к даэдра! - с этими словами Хаук вложил в один удар всю массу тела. Одна из створок издала утробный и густой звон и перекосилась, повиснув на одной петле. В ту же секунду из образовавшейся щели рванулось облако пыли, но Стылая Кровь уже отступил под прикрытие второй створы, не забыв утянуть за собой и горе-археолога.
- Ну, кислотой не брызнула, и то хорошо, - заключил Хаук, принюхавшись и проведя по створке мозолистым пальцем. Повернувшись к исследовательскому отряду, находящемуся на безопасном удалении от ворот, временный глава экспедиции произнес:
- Уважаемые, добро пожаловать в усыпальницу Его Величества короля Олафа Одноглазого. Ноги можно не вытирать. - из дальних рядов раздались жиденькие смешки, но каменные лица Дозорных испортили все удовольствие от удачной шутки. - Ну ладно... Как и было уговорено, вперед выступаем мы с мастером Рагнедой и передовой отряд Стражей Стендарра. Остальные входят внутрь, когда мы подтвердим, что первая камера безопасна.
Пока Стражи проверяли, хорошо ли выходит из ножен оружие, к Хауку приблизился давешний бретонец и поинтересовался:
- Нам пока подождать, мастер Хаук?
- Да, Бор. Отдыхайте, пока мы драугров покормим, - маг подмигнул работяге и похлопал его по плечу. За прошедшую ночь ему пришлось выслушать не одну историю жизни, одна другой печальнее. К примеру, этого малого звали Бор, и Хаук никак не мог понять, как ему за всю жизнь никто не дал прозвища Сосновый. - Совсем скоро придется здорово поработать кайлом, так что подкрепитесь.
Проводив Бора, Стылая Кровь приблизился к Рагнеде, уже прильнувшей к темному проему.
- Как думаешь, наш бравый тан совладает с искушением сунуться в могильник вперед Стражей? Такой жестокой битвы между трусостью и жадностью я не видел со времен командировки в Рифтен!

+1

17

- Скорее он запустит вперед всю процессию, чтобы потом повыковыривать из кучи трупов все находки, - Рагнеда все же потрудилась понизить голос, но желание испортить тану предвкушение  наживы боролось с разумной осторожностью: излишняя дерзость могла существенно уменьшить долю Коллегии от ценностей в гробнице. Не нужно было отличаться феноменальной наблюдательностью, чтобы заметить, что уже с самого начала сортировка находок шла, как через крупное сито, где на поверхности оставалось лишь самое приметное, остальное же исчезало в суматохе – и едва ли все это прикарманили орки.
- Хаук, м-м-м, а помнишь наш первый общий курган? – Рагнеда пропустила в проем Стражей и втиснулась следом вместе с коллегой, пока Сулла едва не уперся в их спины. – Ты случайно нажал не тот рычаг, и нам перекрыло выход. Я наступила на потайной выступ, и нам на головы полетел обмотанный цепями булыжник. Тан, - маг повернулась к имперцу, чье холеное лицо в отблесках зажженных факелов блестело, как блин. – Вы не забыли надеть шлем и вознести молитву богам?
Пожалуй, этот человек сулил ей куда большие проблемы, чем все тайны склепа Олафа; если они, конечно, тут были – вопреки народной молве, далеко не все захоронения напоминали могилы драконих жрецов с их проклятыми стражами и средоточениями забытой магии. Но слишком уж неоднозначной фигурой был нордский герой, чье тело нашло здесь покой, а потому едва ли стоило рассчитывать лишь на золотые канделябры да истлевшие кости ныне пирующих в чертогах Совнгарда.
Рагнеда призвала магический свет, чтобы от обилия факелов в затхлом склепе все не испытывали приступы удушья раньше времени. Перед ними лежал узкий  длинный проход, в котором едва ли в ряд поместилось бы больше трех человек, и потревоженная пыль мигом припорошила каждого, отчего сзади раздались душераздирающие звуки чьего-то чихания. За спинами Дозорных маг не могла рассмотреть, чем заканчивается коридор, но вскоре заметила дверь, из-за которой процессия, до того старавшаяся держать дистанцию и не походить на стадо баранов, внезапно застопорилась.
- Эти двери не крушите, - Рагнеда пробилась вперед, протиснувшись сквозь Стражей, но натолкнулась лишь на гнилую и насквозь ржавую рухлядь, которая некогда была обитой железом дверью. – Крушите.
Маг поспешила ретироваться, пока кто-то впереди не вышиб прогнившую дверь хорошим пинком, не слишком церемонясь.  После чего голос подали Стражи – коротко и сухо:
- Все остаются здесь и проходят только после нашего сигнала.
- И нашего! – Рагнеда кивнула на Хаука и поспешила проскочить прежде, чем данмер-страж успел перегородить дорогу.  – Это все же экспедиция Коллегии, а не священный поход против нечисти.
Тусклый свет выхватывал пыльные стены, испещренные нишами, содержимое которых было скрыто за густой паутиной. Посреди просторного зала стоял внушительных размеров стол, по углам которого возвышались урны, а на столешнице виднелась некая продолговатая поклажа. Сразу трудно было понять, что это – укрытое саваном истлевшее тело, густо покрытое пылью, или же просто наваленный хлам с какими-то тряпками. Но внимание Рагнеды привлекло другое – за топотом ног и приглушенным шумом голосов фоном шел непрерывный отзвук, совсем тихий звенящий гул, происходивший из непонятного источника. Волшебница завертела головой и заметила в противоположной части зала три разных выхода, укрытых густой тьмой – судя по всему, гул доносился из глубин одного из них.
- Ну что там? – кажется, голос принадлежал к одному из людей Суллы, но Рагнеда была не уверена.
- Надо осмотреться.

+1

18

[icon]http://s009.radikal.ru/i307/1707/64/b53cc933ea90.jpg[/icon][nick]Марк Сулла[/nick][status]Золото не пахнет[/status][info]Тан, просто тан[/info]

   На волшебников Сулла никак не реагировал, сохраняя невозмутимое лицо - много ума паясничать и двери ломать не надо, да и положение обязывало его с хозяйским видом контролировать и повелевать,  а не фыркать на шутейки. "Шутите, шутите, посмотрим кто будет хохотать в конце, как дело до расчетов дойдет..." Ломиться впереди волшебников он тем более не собирался, пусть они на себя ловушки наматывают и драугров смешат, а уж если надо будет, то он успеет появиться к месту. Марк вообще был с тех людей, которые всегда в нужное время к нужному месту, ну или хотя бы считал себя таковым, и старался лишний раз не рисковать драгоценной шкуркой. Потому, когда дверь под ударами рухнула, он не стал бежать к ним, а степенно подождал, пропуская впереди Дозорных и магов. С главным среди храмовников он уже успел пообщаться ночью и, не смотря на выпитые вина и заставленный стол, ничем не смог расшевелить собеседника - одни лишь слова про долг Дозора. Тан слышал слухи, что после разгрома вампирами Дозора они как сироты мыкались по Скайриму, везде пытаясь найти свой угол, да безуспешно; никто с ярлов не желал приютить воинственный орден храмовников, которые, требуя место постоя, подчинялись только своим законам.  Сулла наобещал ему с три короба, что в случае успешных раскопок он похлопочет перед  Сорли, выпросив в нее один из заброшенных военных фортов, решив хоть так склонить Дозор на свою сторону в возможном противостоянии магов, которые сейчас только язвили, но кто знает что щелкнет в их голове, когда придется делить результаты раскопок. 
- Вы все же остались живы, мастер Рагнеда, значит не так страшны ловушки? Да и я ни капельки не сомневаюсь в ваших способностях..., - Марк все же побледнел, не столько от фантазий, в которых он трепыхается на кольях или в блин раздавленный упавшей плитой, сколько просто от трусливости своей натуры - храбрость никогда не была его коньком. Но и отступать не стал, в конце концов жажда наживы всегда сильнее. Уже если он с Сорли познакомился, пытаясь продать ей гнилой лес... Тем более что рядом живой щит в лице хускарла, да и впереди целая толпа людей, уж если кого и убьют ловушки, то точно не его. Снуя следом, тан громко расчихался, и от искусственного яркого света, и от поднятой пыли, мигом забившей нос.  Впереди недовольно сопел, перекладывая секиру с руки в руку, хускарл, бледный не то от пыли, не то от суеверного страха. Сулла даже толкнул его локтем, мол, не труси, хотя сам был не так и далек - к примеру, вертел головой с завидной скоростью, высматривая возможные проблемы в виде тех же ловушек. "Нет, древние умели строить, но зачем было все утыкать ловушками? Какая, даэдра, разница, если потомки решат к предку наведаться, жалко им, что ли?" Озираясь на каменные своды, низкие как могильный склеп, он расстраивался еще и от того что ожидание не совсем совпадало с реальностью: вместо более-менее презентабельных гобеленов на стенах висели истлевшие тряпки, которые не то что продать - пол ими не протрешь, никакого тебе древнего оружия, или масок, или хотя бы ювелирных украшений... А ведь у него уже были покупатели, даэдра, скоро данмеры начнут искать в своей крови нордского предка, трахнувшего пра-пра-пра и далее бабульку во время какого-нить налета воинственных северян в пустоши Морровинда. 
- Ну что там?, - от волнения у него так изменился голос, что даже сам Сулла удивился; он даже жалел, что не прихватил для смачивания горла вина, которое и храбрости добавило бы, пить же пойло хускарла он не стал бы даже под страхом смертной казни. Возвращаться же обратно ему вот точно не хотелось, и бродить обратно по темным коридорам, и вдруг волшебники что без него найдут. Осмелев, он даже тыкнулся было из-за спины телохранителя, с трусливым любопытством крысы осматриваясь и вздыхая - везде были только паутина, все та же надоедливая тошнотворная пыль, и истлевшие обноски. 
- Давайте уж, чего стоим?, - он нервничал, что странный тихий гул, что сама атмосфера склепа действовали на него подавляюще. Ох, давно уже было надо найти себе помощника, что бы шастал вместо него по таким вот руинам и злачным местам, но вот помощники оказывались или преданными дураками, или умными, но ушлыми, потому и работать приходилось лично. Будь он более верующим человеком, может успокоил себя молитвой, но амулет Талоса, демонстративно золотой и с камешками, носился только для виду - что бы воспринимали как своего.

+1

19

Задуманную Книжником махинацию с подменой участков проворачивать не пришлось. Поздно вечером, когда ученики Коллегии коротали время  у костра дожёвывая остатки провианта, запыхавшийся посланец Рагнеды отыскал Змара и передал от волшебницы что было велено. Невнятно блямкнув  " тан Сулла должен снабдить.." юнец рысью унёсся в глубины лагеря по остальным адресатам.
   - Тан Сулла если и должен, то выжать это из него можно только медленно наматывая его внутренности на кабаний вертел, смазанный гадючьим ядом, да и то, повозиться придётся, - хмуро сказал Змар сидящему рядом аргонианину, - Я так чую тан себе в удовольствии пожрать не отказывает, и наш ужин где то на его столе и завалялся. Пойдём, Нарат, добудем  чего нибудь от щедрот местного холда, а то куцее какое то гостеприимство от соотечественников, не хорошо.
Жевавший в сухомятку лоскут вяленого мяса ящер не заставил себя уговаривать и хвостатой тенью последовал за авантюрным приятелем. Кому принадлежала повозка, попавшаяся без охраны под вороватые руки, ученики Коллегии так и не узнали - тану или архимагам. Прихватив кое какой еды и бутылку эльфийского алкоголя соучастники убрались подальше от общего лагеря и устроили себе полноценный ужин.

   По утру, закусив остатками вечерней трапезы, Змар, выспавшийся и довольный складывающимися обстоятельствами, глазел в рядах избранных на вскрытие крипты. Его перестал раздражать даже посох, к которому авантюрист всё не мог привыкнуть, и постоянно машинально поправлял за плечами. Взлом ворот, пыльный коридор до первой камеры не доставили ничего примечательного.  Команда дозорных Стендарра : - Все остаются здесь, - относилась ко всем, кроме самих дозорных, но у магов были свои руководители. Вслед за Хоуком и Рагнедой в камеру двинулась Фаральда, потом Змар и остальные представители Коллегии.
   Книжник осмотрелся, прошёл немного вдоль стен, потом осторожно сунулся к свёртку на столе. Возле небрежно замотанной мумии под слоем паутины, в свете факела, тускло привлекательно блеснул золотой комок. Змар бы, ничтоже сомневаясь, сныкал улов, но тянущей от дверей шею Сулла мог заметить и поднять возмущённый ор.
   - Экспонат номер 2125,- нарочито громко объявил Книжник, показывая находку окружающим и оценивая её приличный вес, - Дракон Зевающий, - маг с серьёзным видом выудил из сумки листок бумаги, обломком грифеля накатал небрежные каракули и припрятал у себя мелкий сувенир.
Поймав взгляд Рагнеды Книжник скривил физиономию, давая понять что ничего особо ценного пока больше не наблюдается.  Дозорные, не теряя строя, приближались к темнеющим проходам. Подавшись за ними Змар прислушался.
- Вода шумит, - высказался он о долетавших откуда то сбоку искажённых звуках, - И что то позвякивает, словно при ходьбе.
Внимание его привлёк средний коридор. Под слоем архаичной пыли и серых нитей паутины виднелись окаймлявшие его то ли буквы, то ли зарубки. Пол был мощён не так как в остальной части залы. Присмотрев валявшийся по близости капкан Змар подпнул его ближе к проходу. Из трубок, ювелирно спрятанных между гранитной кладкой с рёвом взметнулось пламя, на высоту человеческого роста, преградив центральный путь.

0


Вы здесь » Скайрим: Возрождение » Текущее время » Царские раскопки (Хьялмарк, 03.06.205 4Э)